Клуб путешественников

26.11.2017

Марина Феттер
Латвия

Марина Феттер

Биолог, писатель

«Жора — старый дилижанец» и Владимир Ильич

«Жора — старый дилижанец» и Владимир Ильич
  • Участники дискуссии:

    23
    68
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

В один из знойных дней отпуска я пообещала нашему Председателю написать отчет о своём путешествии. Мой совет путешествующим — не обещайте ничего при температуре плюс 35. Жара порождает завышенную оценку собственных сил. Особенно если вы недавно покинули привычное холодное болотце с незрелой клюквой. Но делать нечего — обещание надо выполнять, так меня учили родители.

 
 
Точка на карте — Дилижан
 


Про дилижанскую воду из крана на кухне, которая вторая после Сан-Франциско, знают все, кто «рожден в СССР». Но и с ней не все так просто.

Оказывается, грузинский композитор Гия Канчели, который написал музыку к фильму «Мимино», в том числе и знаменитую «Чито гврито», уговорил Георгия Данелию, чтобы Фрунзик Мкртчян сказал про воду из Дилижана.

В первоначальном варианте Фрунзик должен был назвать Ленинакан (сегодня — Гюмри), потому что он сам был из этого города. Однако Данелия согласился с Гией Канчели и все-таки уговорил Фрунзика, но не просто так, а из меркантильных соображений. Он потребовал от Канчели взамен его черную майку. Дальнейшая судьба майки мне неизвестна, но Георгий Данелия ее получил...

Так мы и узнали о дилижанской воде. Ее можно пить прямо из крана — да, правда. Она повсюду, но вкус в разных фонтанчиках все же различается. Так мне показалось, хотя и не было цели дегустировать все водные источники в городе.





Кстати, жители квартала, в котором мы жили, вечерами собираются у естественного источника тут же, во дворе, и набирают воду в пластиковые бутыли. Городская водопроводная система дает сбои — ночью часто воды в кране нет...





Легендарную троицу в Дилижане называют просто: «Памятник», а на «гугл-картах» — «Мимино». Если от этих спорщиков, которые, кстати, в фильме не встречались втроем ни в одном эпизоде, подняться вверх по правому берегу реки Агстев, то попадаешь в административный центр Дилижана и в реставрированный квартал Старого города — Старый Дилижан.







Армянский философ, поэт и государственный деятель 11-го века Григор Магистрос Пахлавуни сказал: «Если Бог посетит Армению, я приведу его в Овк (Дилижан). Разница между Овком и другими живописными местами в мире в том, что здесь люди забывают о смерти».

Судя по некоторому скепсису моих армянских друзей, Бог отложил свой визит в Армению — или побывал здесь инкогнито, проездом в Арабские Эмираты. Однако несколько богатых людей Спюрка (армянская диаспора в мире) вложили свои деньги в родину отцов. Например, Джеймс Туфенкян, бизнесмен из США. Ему принадлежит сеть гостиниц в Армении, на его деньги и по его проекту восстановлен и квартал Старого Дилижана. Там есть кафе и рестораны, магазинчики ручных изделий, гостиницы, музей быта. Вот несколько фотографий.
 














На территории Дилижана в 2014 году был открыт первый на всем постсоветском пространстве колледж международной сети United World Colleges (UWC) для одаренных подростков. Деньги на его организацию и строительство были собраны богатыми благотворителями армянской диаспоры. Инициатором и основным спонсором (около 115 млн долларов) был Рубен Варданян, один из основателей Московской школы управления «Сколково». Дилижанцы очень гордятся этой международной школой-пансионом, где учатся молодые люди (16-18 лет) со всего мира.

Условия жизни на территории колледжа, кстати, закрытой для посторонних, превосходные, хотя и строгие. Студентов отпускают во внешний мир только по выходным дням на определенное время. Знания там получают солидные. Внучка хозяйки, у которой мы снимали квартиру, после окончания двухлетнего курса этого колледжа получила право на обучение в одном из университетов США.

Год открытия колледжа студенты отметили творчески — разрисовали унылую бетонную стену на берегу реки.

 

















Ваши дети тоже могут учиться там или участвовать в молодежных «тусовках». Возможность есть у любого школьника.


Недалеко от квартала Старого Дилижана есть здание, неуловимо напоминающее Матенадаран. Оно построено совсем недавно, в начале 2000-х, на месте старого, разрушенного землетрясением. Это Дилижанский краеведческий музей вместе с картинной галереей.

На его фасаде установлены четыре скульптуры. Слева от входа — Тигран I, царь Великой Армении и Григор Нарекаци, философ, богослов и поэт, написавший «Книгу скорбных песнопений». Справа — Мовсес Хоренаци, отец армянской историографии, автор монументальной «Истории Армении» и солдат Урарту.
 
 







Мне кажется, что эти четыре фигуры — символическое отражение страны и народа. Власть, вера и религия, древнейшая история и урартские корни. Однако монументальная патетика этой невообразимой древности нисколько не мешает ироничности наших дней. И у ног Тиграна I, царя Великой Армении, Владимир Ильич Ульянов взирает на горное солнце, ничуть не смущаясь усеченности своего облика.





Если вообще ничего не знать об Армении, то, проведя даже пару часов в этом музее-хранилище, можно насытиться неповторимостью, красотой и душевным теплом.

Гордость галереи — картины Айвазовского и Рокуэлла Кента.



 


В ответ на подаренную картину Рокуэлл Кент получил бесценный подарок — найденный при раскопках вблизи Дилижана кувшин, возраст которого три тысячи лет. Это было около полувека тому назад — во время визита художника в Армению. Когда Рокуэлл Кент умер, его прах был захоронен в этом кувшине. История рассказана здесь.

Есть там и трогательное полотно, на котором изображен Александр Сергеевич Пушкин в окружении армянских девушек (Седрак Аракелян). Не знаю, бывал ли Пушкин в Армении, вроде бы нет. Но это совсем не важно. Если бы хоть раз приехал, то уж точно не миновал бы встречи с такими дивными армянскими красавицами. А вот почти гогеновской кисти «Тишь» (Минас Аветисян), и армянская Мадонна с младенцем (к сожалению, не могу назвать имени художника). И, конечно же, обаятельный «Жора — старый дилижанец» (Вараздат Амян).
 
 

 







Утюги, хозяйственные вещи, тончайшие салфетки, связанные крючком. И ковры, ковры... Все интересно.
 















 
Мы были последними посетителями музея, и дверь за нами закрыл сам директор. А потом еще постояли и поговорили с ним. Он рассказал, что археологические находки были сделаны главным образом в окрестностях Дилижана, в «лагере Редкина» — районе обширных археологических работ, которые ведутся там уже около ста лет. Очень много предметов быта подарено местными жителями. А коллекция музея начиналась с энтузиаста — учителя Егише Овсепяна в 50-х годах прошлого века, и сначала хранилась в городской библиотеке.


Так вышло, что мы жили в простом обычном дворе, в квартире, построенной над гаражом. А вокруг — стандартные пятиэтажки и немногие частные дома. Как во многих провинциальных городах юга, жизнь на виду. С бельем на тросах, протянутых между балконами и столбами во дворе, лаем собак ранним утром и деликатными призывами петухов. Детские голоса с утра до вечера, призывающие крики мамочек.

Есть во дворе и общественный мангал. Уверена, случаются и общие соседские застолья по большим праздникам. В двух минутах ходьбы от нашего жилья расположены пара продуктовых магазинов — сначала со второго этажа во двор, потом вниз по маленькому каскаду ступеней — на улицу с названием Гетапня, в переводе Набережная. Она тянется вдоль реки. К 10 часам утра привозят свежий, еще горячий хлеб. Настоящий, пахучий и сытный. Я далека от политики, но много раз приходила в голову шальная и крамольная мысль — день, когда в Армении только лишь попробуют ввести евростандарты на хлеб (чего не бывает в наше парадоксальное время), будет последним днем ее истории.

В первый же день после приезда квартирная хозяйка Сусанна провела нас по ближайшим магазинчикам и, так сказать, представила продавцам. Естественно, после такой презентации долг обязывал меня громко здороваться не только с продавцами, но и с незнакомыми людьми, которые улыбались и говорили мне: «Барев дзэс!» И я с удовольствием отвечала: «Барев дзэс!» Честное слово, это было так же приятно, как и «paldies!» водителю рижской маршрутки.


Маленький город Дилижан, всего 18 000 человек (2011 год). Не знаю, сколько было жителей перед началом войны, но на фронт ушли около тысячи мужчин — и 400 из них не вернулись домой. В их честь и память стоит на правом берегу реки Агстев монумент воинам, павшим в Великой Отечественной войне. Под холмом установлен хачкар.

 





Среди фамилий погибших солдат мы с сестрой нашли 23 таких же, как у одной из армянских веток нашего большого семейства. Может, однофамильцы, а может быть, и родня...


Сколько в Риге мостов через Даугаву? Пять, считая железнодорожный. А в маленьком Дилижане скромная речка Агстев тоже держит свои берега мостами. По крайней мере, пять я насчитала, но не уверена, что увидела их все. И еще есть другие мосты, для автотранспорта. Обильная паутина на ограде моста — это доказательство долгого отсутствия дождей и сильных ветров. Лето было жарким. И дыни уродились особенно сладкими и ароматными. Так мне сказали, и я поверила. А потом проверила.










 
Озеро Парз Лич находится недалеко от Дилижана, всего 15 км, но выше в горах. Дорога к нему ведет живописная и непростая. Но мой племянник — отличный водитель и невозмутим, как надпись на его майке «Take it easy». Довел машину без проблем.

Парз Лич («Ясное озеро») — красивое маленькое озеро с крутыми лесистыми берегами и странными лебедями. У них шеи гораздо короче, чем у наших. Хотя, может быть, это были утки с удлиненными шеями. Не знаю, где они зимуют, ведь озеро зимой замерзает. А летом туристы их кормят от души.

 







На берегах озера есть всё для туристической невзыскательной души. Ресторан, столы под навесами, где можно расположиться со своей едой, отдельные домики. Развлечения — лодки, катамараны, канат с одного берега на другой, по типу «тарзанки». Хорошее место для короткого отдыха.

Конечно, я многое не увидела, не везде побывала, кое о чем не упомянула в этой короткой заметке, множество фотографий остались на диске, пусть ждут своего часа. Но вот еще два фото.
 
 


Загадочный переход в Дилижане, где выход на тротуар преграждает наземный газопровод. Явно это всё неспроста. Невольно возникает мысль о мирном сосуществовании параллельных миров.



 

 


И самостроенная беседка, где днем играют в нарды серьезные солидные мужчины. Кстати, среди них есть очень похожие на «Жору — старого дилижанца».
 




Такие беседки стоят во многих местах на улице Гетапня, чуть ли не у каждого многоквартирного дома. Нарды и тетрадь с записями оставляют на ночь. Мне очень хотелось сфотографировать самих игроков днем, во время игры, но это было бы бестактно.
 



Прощальное впечатление от Дилижанской долины, которая, по сути, является Национальным парком. Двухкилометровый туннель, не так давно построенный, прорезает горный массив и выводит на шоссе, ведущее к Севану и Еревану. До въезда в него со стороны Дилижана дорога тянется серпантином среди поистине райских пейзажей — зеленые горы, сосны-великаны, скальные стены. А воздух хочется упаковать в хрустальный сосуд и увезти с собой. Но как только вы выскакиваете с другой стороны туннеля, становится ясно, что Рай остался позади, а вокруг — совсем другой мир. Жаркий и выжженный солнцем.







До следующего свидания, Дилижан! Спасибо моим родным, моим друзьям и, конечно же, дилижанцам, за прекрасную неделю!
     

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Сергей Леонидов
Латвия

Сергей Леонидов

Моряк и краевед

БРУКЛИН

Грантовая экономика

Во сколько фонду NED обходится обеспечение демократии на примере трёх НКО из г. Гюмри

Иван Лизан
Россия

Иван Лизан

Публицист

Красноярск — душа и сила Сибири

Михаил Хесин
Латвия

Михаил Хесин

Бизнесмен, майор полиции в отставке

Путевые зарисовки о местах и людях

Глава шестая. Идеи правят миром

Названа главная трагедия московских протестов

Не, не так было. Когда Жан-Жак Руссо, в очередной раз, альфонсировал, он бухал безразмерно, но за закусью ходить ему было западло. "...К несчастью, я не могу пить вино, ничем его

​КРУИЗ ПО ВОЛГЕ. ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

Осспидяааа, госпожа прохвессор... Неужели вас конкретно в гугле забанили?!!

Страсти по Костюшко и операция «Навет»:

Какие государственные органы тех же штатов генерируют идеологию(что предлагает, как я понимаю, автор сией статьи)? Никакие. Они чисто нанимают за бабки самых эфективных. Идеология

ЭТОТ ФИКТИВНЫЙ, ФИКТИВНЫЙ, ФИКТИВНЫЙ МИР

Ссылки Вам Господь Бог отправляет? И верите, верите.Расскажу Вам, молодому, горячему.В те времена был Ельцин и солярка по 5 руб. А пиво в палатках стоило 8;9;9,5 рублей. Щас то же

Как латвийский апартеид истребляет русских неграждан

что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!здания хоть есть?

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.