ГЕОПОЛИТИКА

01.05.2021

Александр Малнач
Латвия

Александр Малнач

Историк, публицист

Запад пытается остановить геополитический маятник Прибалтики

КОРОТКО О СИТУАЦИИ В ЛАТВИИ

Запад пытается остановить геополитический маятник Прибалтики
  • Участники дискуссии:

    41
    489
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Латвия – страна абсолютного свободомыслия, но с весьма ограниченной свободой слова, поэтому я, находясь в Риге под подпиской о невыезде, буду говорить то, что думаю, но не все, что думаю.

Говоря и думая о странах Прибалтики, следует мысленно представлять себе Прибалтийский геополитический маятник, впервые запущенный сотни лет назад.

 

В XI–XII веках земли по нижнему течению Западной Двины и в бассейне реки Гауя находились в сфере влияния Руси – Новгорода и Полоцкого княжества. В результате завоевательных походов крестоносцев в XIII веке эти земли были отторгнуты от Руси. Началась многовековая борьба за обладание Прибалтикой. Борьба, которая с переменным успехом ведется между Россией и Западом до сих пор. Несколько раз Прибалтика переходила из рук в руки.

Сейчас Прибалтийский геополитический маятник качнулся в сторону Запада. Силы, заинтересованные в отрыве Прибалтики от России вне и внутри Эстонии, Латвии и Литвы, стараются остановить движение маятника, предварительно отведя его максимально влево. Без учета этих усилий невозможно правильно интерпретировать множество событий, свидетелями и участниками которых мы являемся.
 

Сегодня часто говорят о Прибалтийском фронте или плацдарме в гибридной войне коллективного Запада против России. Так это и выглядит, если сменить фокус и оглядеть всю линию соприкосновения России и теперешнего Запада в лице ЕС и НАТО. Именно в свете противостояния Запада и России на Прибалтийском фронте/плацдарме, становится понятной внутренняя политика прибалтийских стран. И по законам военного времени ведется зачистка политического и медийного пространств по периметру плацдарма.


Буду говорить о Латвии, где 7 апреля прекратились действия режима чрезвычайной ситуации, но при этом не были отменены ограничения, введенные в период действия режима ЧС: масочный режим, запрет на свободу передвижения и массовые мероприятия и собрания. Таким образом, в Латвии фактически уничтожено действие конституции. В результате ползучего государственного переворота под видом "борьбы с распространением коронавирусной инфекции" вся полнота власти перешла в руки правительства во главе с гражданином США Кришьянисом Кариньшем.

Формально Латвия – парламентская республика. Фактически – этнократическая диктатура. Режим диктатуры поддерживается на уровне: а) законодательства; б) политической традиции.

В 1991 году в Латвии возник институт неграждан: часть постоянного населения республики подверглась поражению в правах. В 1993 году численность неграждан составляла 876 тысяч человек, или 33,6% населения страны, в подавляющем большинстве – нелатыши (61% русских, 80% белорусов и литовцев, 90% украинцев). Лишенные избирательных прав, эти люди не могли поддержать своими голосами партии, учитывающие интересы национальных меньшинств, что позволило националистическим силам отстроить моноэтничную политическую систему в многонациональной и двуязычной стране. В 2020 году неграждане Латвии все еще составили 10,4% населения, или почти 200 тысяч человек. Фактор неграждан и сегодня играет на руку латышским националистам, особенно в крупных городах.

С другой стороны, в Латвии сложилась устойчивая политическая традиция: так называемые латышские партии не вступают в открытую коалицию с так называемыми русскими партиями на национальном уровне, т.е. на уровне законодательной и исполнительной власти. В итоге партии, опирающиеся на голоса русских и русскоязычных избирателей, способные контролировать до четверти и более мандатов в стоместном парламенте, оказываются за бортом правящих коалиций даже в случае получения относительного большинства на выборах и отстраняются от реального участия в управлении страной.
 

Политика в отношении национальных меньшинств проводится в Латвии без учета мнения самих меньшинств и носит в целом дискриминационный характер. Сейчас Латвия находится в процессе строительства "Латвии для латышей".


Оба вышеупомянутых фактора – поражение в правах части избирателей и бойкот "русских" партий – способствовали зачистке политического поля в первые 15 лет постсоветской Латвии. Затем к ним добавился такой инструмент, как спецслужбы. А поскольку латвийские спецслужбы контролируются спецслужбами США и Великобритании, то, наряду с прямым и/или закулисным давлением по дипломатическим каналам, участие спецслужб в латвийской политике привело к вытеснению с политической арены партий, которые представляли интересы местного капитала.
 

Уголовное преследование латвийских олигархов Айвара Лембергса, Андриса Шкеле и Айнара Шлесерса привело к выводу из игры политиков, сколько-нибудь заинтересованных в сотрудничестве с Россией, поскольку с Россией связаны их бизнес-интересы.


Сейчас в Латвии пересменка послов. Прежний посол России, Евгений Владимирович Лукьянов, в разговоре со мной полтора года назад заявил, что "политический фон здесь предсказанный". По его мнению, Латвия не имеет собственной воли и не проводит суверенной внешней и внутренней политики. И не важно, прав Лукьянов или не прав. Важно, какую позицию он сформировал, сформулировал и доводил до сведения Смоленской площади, или, напротив, Смоленская площадь спускала своему представителю в Риге. Ею во многом объясняется пассивность российской дипломатии на латвийском и шире – прибалтийском направлении.

Формально в Латвии действует многопартийная система, но на практике политический спектр делится на т.н. латышские и т.н. русские партии. При этом все условно латышские партии – суть фракции одной Большой латышской партии (БЛП), которые отличаются друг от друга оттенками обязательной для всех националистической идеологии. К праволиберальному крылу БЛП следует отнести премьерское политобъединение "Новое Единство" и политобъединение "Развитию / За". К правоконсервативному крылу можно отнести Новую консервативную партию и Национальное объединение "Все – Латвии ! " – ТБ/ДННЛ.

Либерализм первых сводится к признанию прав сексуальных меньшинств. Консерватизм вторых выражается в откровенной русофобии, россиефобии с примесью антисемитизма. Внутри БЛП идет борьба за сферы влияния и долю государственного пирога, но это не мешает ей дружно держать фронт против русских и России.

К условно русским партиям относятся Согласие, ранее – Центр согласия, и Русский союз Латвии (РСЛ), ранее – За ПЧЕЛ (За Права Человека в Единой Латвии). Согласие позиционирует себя как социал-демократическая сила, таковой не являясь.

 

На деле Согласие выражает интересы условно русского бизнеса, который хочет участвовать в дележе государственного и муниципального пирога.


Вместе с тем "Согласие" в лице своих лидеров Яниса Урбановича и Нила Ушакова старательно отмежевывается от всего русского, называет себя "латышской партией", признает советскую "оккупацию" Латвии, не признает воссоединение Крыма с Россией, поддерживает членство ЛР в НАТО и т.д. Впрочем, Ушаков умудряется усидеть на двух стульях благодаря господству в русскоязычных масс-медиа, грамотной манипуляции сознанием русскоязычной аудитории, беззастенчивой эксплуатации 9 мая.

При этом "Согласие" не только уклоняется от защиты жизненно важных интересов русскоязычного меньшинства, например, в сфере школьного и дошкольного образования, но и подыгрывает правящим партиям в их неустанном наступлении на права русскоязычных жителей страны в языковой и образовательной сферах.

В свою очередь, Русский союз Латвии (РСЛ, лидеры – депутат ЕП Татьяна Жданок и депутат Рижской думы Мирослав Митрофанов) маловлиятельная партия, которая в одиночку пытается держать русский протестный фронт, ведя правозащитную деятельность, организуя акции протеста против сворачивания образования на русском языке.

С 2010 года РСЛ не удается преодолеть пятипроцентный барьер на выборах в Сейм Латвии. На внеочередных выборах в Рижскую думу РСЛ удалось преодолеть барьер и восстановить фракцию, впервые с 2009 года. На мой взгляд, новый лидер РСЛ – Мирослав Митрофанов – склонен к оппортунизму. Один из прежних лидеров, ныне покойный Юрий Петропавловский, назвал его "внутренним согласистом" РСЛ, а согласистами зовут членов и сторонников партии "Согласие".

В 2014 году Русский союз Латвии упустил исторический шанс объединиться с товариществом "Русская заря", возникшим на волне референдума 2012 года о придании русскому языку статуса второго государственного и объединившим молодых и амбициозных лидеров прорусской и пророссийской направленности. Этот просчет серьезно ослабил русское сопротивление в Латвии и развязал руки правящему режиму в его стремлении разгромить "Русскую зарю" и удушить последние очаги русской оппозиционности. Все же РСЛ является единственной сколько-нибудь весомой силой, на открытую поддержку которой в Латвии может рассчитывать Россия.

Со своей стороны, Россия занимает противоречивую позицию, в которой поддержка российских соотечественников, русских общественных организаций и условно русских партий в Латвии сочетается с попустительством этнократическому режиму в его наступлении на права и интересы русскоязычного населения страны. Не будем говорить о политических декларациях и вербальных протестах против ущемления прав соотечественников в Латвии, в коих нет недостатка. Членство в ЕС и НАТО позволяет Латвии преспокойно их игнорировать.

С 2005 года, когда при подписании пограничного договора с Латвией в Москве возобладало стремление поладить с Евросоюзом за счет гуманитарных интересов российских соотечественников, Россия в течение десяти лет налаживала экономическое сотрудничество с Латвией еще и в расчете "заинтересовать" и "приручить" латышскую политическую элиту.

Но эта политика провалилась.

У латышской политической элиты ревнивый хозяин. Контрагенты России один за другим были выведены из активной политики. Режим наибольшего благоприятствования был использован властями Латвии для:
а) беспрепятственного подавления русского освободительного движения;
б) поддержания за счет российского транзита дорогостоящей военной инфраструктуры НАТО, как то: аэропорт "Рига", порты, железные дороги с широкой колеей. Вся эта кипучая хозяйственная деятельность разбилась о события на Украине, в подготовке и сопровождении которых Латвия играла заметную роль.

Увы, не менее противоречивую позицию занимало и занимает русскоязычное население Латвии, которое в массе своей сочувствует России, но поддерживает не пророссийский Русский союз Латвии, а филиал упомянутой выше Большой латышской партии в лице "Согласия" и двуличного, коррумпированного Ушакова; которое в массе своей недовольно внутренней и внешней политикой латвийских властей, но остается пассивным, воздерживаясь от участия в протестах.

Не встречая массового сопротивления, власти ужесточают преследование инакомыслящих и от борьбы с латвийскими оппозиционными СМИ переходят к борьбе с российскими средствами массовой информацией, от ограничения свободы слова – к ее подавлению. Это делается, чтобы обеспечить безраздельное господство в информационном пространстве страны националистического, прозападного, антироссийского дискурса.

Апелляция к органам европейского правосудия не работает. Судя по недавним высказываниям главы МИД России Сергея Лаврова, это осознают в России.

Подавление свободы слова в Латвии явление многогранное, включающее в себя и самоцензуру, и практику замалчивания проблематики, волнующей те группы населения, которым власти страны отказывают в субъектности, прежде всего русских и русскоговорящих. Это и прогрессирующая закрытость исполнительной власти в общении с журналистами, когда прессу переводят на голодный паек пресс-релизов. Через пресс-релизы и высказывания ведущих политиков и чиновников в СМИ проникает четко выраженный пропагандистский "мейнстрим", активно маргинализирующий все остальное.

В свою очередь, меры спецслужб против отдельных журналистов и активистов ведут к криминализации общественно-политической борьбы, когда ответом на острую критику и политическую агитацию становится уголовное преследование. Оборотной стороной этой политики служит ничем не ограниченная свобода, которой под прикрытием спецслужб пользуются в масс-медиа неонацисты и русофобы. Таким образом, власти страны открыто встали на путь политической провокации.

Россия, свободное русское слово остаются важнейшим оплотом борьбы за права человека и общечеловеческие ценности в Латвии. Отсюда запреты на вещание российского ТВ и уголовное преследование латвийских журналистов, сотрудничаюших с российскими порталами Sputnik Латвия и Baltnews под предлогом нарушения режима санкций ЕС.

На сегодняшний день статус подозреваемых присвоен уже двенадцати журналистам, включая вашего покорного слугу. Таким образом власти пытаются лишить русскую общину страны своего голоса, а российскую сторону – глаз, т.е. сколько-нибудь объективной информации из Латвии.

В заключение поставлю несколько нериторических вопросов.

Можно ли в действительности остановить движение Прибалтийского геополитического маятника, или он обречен, качнувшись влево, качнуться вправо?
Что будет с русским населением Латвии, если маятник не изменит своего нынешнего положения и прибалтийский плацдарм не будет дезактивирован?
Какие изменения произойдут под воздействием массированной антироссийской пропаганды в сознании русского населения Латвии, особенно в мировоззрении русской молодежи?
Может ли Россия предоставить полмиллиона русских, проживающих в Латвии, в том числе свыше 50 тысяч граждан РФ, их собственной участи?

На мой взгляд, эти вопросы ждут ответа.

Я говорил о Латвии, но многое из сказанного приложимо к Литве и Эстонии.

 

В то время, как эстонский правозащитник и публицист Сергей Середенко сидит в тюрьме по подозрению в шпионаже в пользу России, эстонский блогер RusDelfi Юлия Смоли пишет на своей страничке Facebook:
То, что мой основной язык русский, ни о чем не говорит. Россия для меня – чужое государство.

 

первоисточник


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Сергей Леонидов
Латвия

Сергей Леонидов

Моряк и краевед

Тупиковое экономическое мышление

история ЛАТВИИ

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Кому служит президент Латвии?

Левитсу не превзойти своих учителей в нацизме и русофобии.

Артём Бузинный
Беларусь

Артём Бузинный

Магистр гуманитарных наук

«Аршином общим не измерить...»

О евроцентристских комплексах нашей интеллигенции

Николай  Кабанов
Латвия

Николай Кабанов

Политик, публицист

Конечно, Украина не член НАТО. Но…

Глава МИДа ЛР рассказал об отношениях с РФ

Гибель гордости русского флота до сих пор вызывает споры

Смысл тогда исполнять долг вообще?

30 лет великому обману

Чушь это всё. Население тогда вообще ничего не поддерживало. Немцы? Хорошо. Советы пришли? Тоже неплохо. Нацисты - тоже можно жить. Опять советы? Проходили - жить можно. И хватит ф

КОЛОНИЗАЦИЯ -- ЭТО, В СУЩНОСТИ, ХОРОШО...

Безусловно колонизация это отлично. Но за всё прийдётся заплатить. Европа была сильнее и брала силой то что ей было нужно, европа стала слабой и те у кого взяли силой вправе вернут

Интеграционный формат суверенности

Вы забыли про Александра Матросова, который грудью заслонил Европу от злых татар.

О чем пишут в Чехии

Может быть они покупают партиями с хорошей гарантией обслуживания, что во многом не доступно индивидуальному покупателю . Окромя особо модных брендов, типа Бугатти, Ролс-Ройс...

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.