А теперь серьёзно

07.11.2020

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

За что сражается Франция

За что сражается Франция
  • Участники дискуссии:

    41
    369
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Мир уже несколько недель обсуждает кровавые события во Франции, где исламские террористы провели серию атак под предлогом публикации карикатур на пророка Мухаммеда. Меня поражает, что в социальных сетях Латвии большинство хотя и не поддерживает убийц, куда больше твердит о вине французов, якобы не уважающих исламские ценности, оскорбляющих мусульман и провоцирующих экстремистов на расправу.

Эта точка зрения совершенно абсурдна. Начнем с того, что столкнулись две системы ценностей. Есть ценности исламские — их разделяют поклонники этой религии. Наверняка не все — но даже в этом случае только пятая часть землян. И есть ценность всемирная — Декларация прав человека.

Декларацию эту приняла ООН, в ООН состоят все страны мира. Нельзя быть членом ООН и не признавать Декларации прав человека. А важнейшим положением этой Декларации является свобода слова. Свобода слова — это очень просто: каждый может говорить все, что ему в голову придет, и ему за это никто ничего сделать не может. Есть исключения — но они строго ограничены и заранее перечислены.

Поэтому французы, когда настаивают на праве журнала публиковать карикатуры, защищают то, что важно для всех землян. И очень глупо их в этом отношении не поддержать: мы же сами жизненно заинтересованы в свободе слова.

Простой пример. Мой друг, известный латвийский журналист Юрий Алексеев, почти два года вместе с двумя коллегами находится под подозрением в совершении преступления, за которое в соответствии с Уголовным законом им грозит до 15 лет тюремного заключения.

Статья закона называется «За деятельность, направленную против Латвийской республики». Понятно, в чем суть претензий: подозреваемые создали сайт imhoclub.lv. Сайту почти десять лет, в день публикуется в среднем по две статьи. Значит, всего около 7000. И большинство из них — скажем, 6000 в той или иной стпени критикуют действия властей Латвии.

Я это хорошо знаю, потому что сам написал штук 200 из этих статей. А таких спикеров, как я, сотни, читателей и комментаторов — тысячи. Вредны ли такие действия Латвийской республике? Оскорбительны ли они для ее патриотов? Думаю, что вредны и оскорбительны: никому не нравится регулярная критика — возможно, в каких-то из этих 6 тысяч случаев несправедливая.

Почему же злоумышленники до сих пор на свободе? По одной простой причине: Латвия присоединилась к Декларации прав человека. Приходится уважать свободу слова — пусть сквозь зубы. Рано или поздно дело будет закрыто и тогда Латвии придется платить компенсацию подозреваемым за то, что они находились под ограничительными мерами и терпели моральный и материальный ущерб.

Парадокс же заключается в том, что в ИМХОклубе публикуются статьи, где авторы проклинают Францию, считают свободу слова лицемерием. Те самые имхоклубовские комментаторы, которые горячо защищали редакторов, справедливо считая их ни в чем не виноватыми, критикуют эту ценность, пусть она спасла и этих редакторов, и клуб в целом от расправы . Крылов описал подобную коллизию в басне «Свинья под дубом», не в обиду одноклубникам будь сказано.

Вернемся к ООН. Совсем недавно существовало государство, которое в ООН не вступало и цели такой перед собой не ставило. Это ИГИЛ — исламское государство Ирака и Леванта. Законы ИГИЛ не только противоречили правам человека — они обеспечивали его полно бесправие. В момент своего наивысшего могущества площадь ИГИЛ была около 110 тысяч квадратных километров — почти две Латвии, а население — 8 миллионов человек — более четырех Латвий.

А сейчас ИГИЛ больше нет. Цивилизованное человечество объявило ИГИЛ войну и эту войну выиграло. Причем при всех разногласиях по прочим вопросам против ИГИЛ воевали вместе страны НАТО и Россия, армия Ирака и иракские курды-сепаратисты, которых Ирак не признает. А главную роль в победе сыграли сирийские курды — тоже непризнанная армия. Важно, что против исламских радикалов воевали курды и иракцы, исповедующие умеренный ислам.

И вот что в этом плане существенно: ИГИЛ руководствовался той же варварской идеологией агрессивного ислама, которая управляет террористами во Франции. Фактически уничтожение ИГИЛ было конфликтом между идеологией общепризнанной, выражаемой Декларацией прав человека, и идеологией человеконенавистнической, отрицающей ценности гуманизма.

К огромному сожалению, в войне против ИГИЛ погибли и очень многие мирные люди, волею судьбы проживавшие на покоренных ИГИЛ территориях. То есть для нашей цивилизации уничтожение рассадника варварства оказалось важнее, чем сохранение тысяч жизней.

Разумеется, тут очевидна историческая параллель. За три четверти века до того куда более страшную войну с другой варварской идеологией человечество уже проводило. Тогда тоже объединились очень разные, соперничающие между собой государства, тоже погибло много мирных людей, оказавшихся в не по своей вине в неправильном месте.

И тогда после Победы было сформулировано в Нюрнберге, что идеологии нацизма на Земле места быть не может. После победы над ИГИЛ такого юридически выверенного акта принято не было, но совершенно очевидно, что радикальный исламизм опасен не менее, чем нацизм.

После Второй мировой еще долго по всему миру вылавливали недобитых нацистов и предавали их суду. После крушения ИГИЛ недобитые единомышленники игиловцев периодически устраивают террористические акты — это отложенные жертвы той самой войны. Увы, они неизбежны.

Но разве все мусульмане — террористы? Конечно, нет. А карикатуры на пророка Мухаммеда неприятно видеть им всем. Что делать? А проще простого: не смотреть. Журнал «Шарли Эбдо» продается в киосках для желающих. Нежелающие могут его игнорировать. Это и есть свобода слова: каждый имеет право говорить все, что угодно. Но каждый другой имеет право его не слушать.

Вот здесь важны границы свободы слова. Если бы некто вывесил плакат с карикатурами на пророка в публичном месте, напротив входа в мечеть — это было бы хулиганством, осознанным оскорблением людей. А в журнале их видит только тот, кому это интересно.

И учитель, который демонстрировал карикатуры школьникам, рассказывал им о свободе слова — ценности современной цивилизации, записанной и во французскую конституцию. Это были иллюстрации ее. Точно так же подросткам того же возраста с целью просвещения показывают картинки с половыми органами людей — но это не значит, что такие картинки надо рисовать на заборе.

Разумеется, карикатуры «Шарли Эбдо» отнюдь не свидетельствуют о вкусе авторов и читателей журнала. Юмор часто довольно низкопробный. Поэтому не читать — хороший рецепт не только для мусульман. Но надо понимать и другое: карикатура — это исконно французский вид юмора.

В годы моей молодости было широко известно имя Жана Эффеля — выдающегося французского карикатуриста. Он был близок коммунистам, в годы войны, рискуя жизнью, работал в Сопротивлении, рисовал карикатуры на гитлеровцев в листовках. Был очень популярен в СССР, где его работы охотно публиковали.

Самый знаменитый цикл Эффеля — «Сотворение мира» — карикатуры на героев Ветхого завета. Эта священная книга легла в основу трех мировых религий — христианства, ислама и иудаизма. Один из главных героев — смешной старичок в белых одеждах, лысый и бородатый. Это — господь Бог, в исламской версии — Аллах. Для правоверных его изображение — страшное преступление, а уж в карикатурном виде — тем более. Адама и Еву автор рисовал нагишом и очень откровенно. Грех, конечно, но никто никого не взрывал, все либо добродушно улыбались, либо не смотрели. Обидно, что несколько десятилетий назад человечество было намного гуманнее и обладало чувством юмора.

В СССР карикатуры были очень популярны. Имена знаменитых карикатуристов Бориса Ефимова или группы Кукрыниксы (Михаил Куприянов, Порфирий Крылов, Николай Соколов) знала вся страна. Они лихо рисовали карикатуры на священослужителей любых конфессий. Почему-то никто не оскорблялся до глубины души и не говорил, что совершено кощунство, которое должно быть покарано. Оказывается, и наше общество способно было относиться к миру без свирепой серьезности — а мы еще называем тот период тоталитарным. Увы, в сегодняшних законах свободы больше, зато в мозгах стало больше тоталитаризма.

Главным предметом обличений советских карикатуристов были политические противники. Лихо изображали страшные рожи и безымянных империалистов и нацистов, и конкретных лидеров западных стран. Можем ли мы представить, что увидев в непотребном виде президента США или английскую королеву, какой-нибудь сумасшедший патриот напал бы на зарубежное представительство «Правды», где работали Кукрыниксы, или «Известий» — места службы Ефимова?

Конечно, нет — там же жили цивилизованные люди. И тамошние карикатуристы рисовали в смешном виде Сталина, Хрущева и Брежнева — опять-таки без всяких политических последствий.

Серьезная претензия, которую принято предъявлять западному обществу — его лицемерие. Дескать, несчастных мусульман оскорблять можно — а попробуй тронь геев! По этой причине попал в смешное положение опять-таки Алексеев — вот ему сегодня икается! Он написал об этом в Фейсбуке. А за несколько часов до того наша общая знакомая опубликовала у себя обложку свежего номера «Шарли Эбдо» с карикатурой на гомосексуалистов.

«Шарли Эбдо» — совершенно отвязный журнал, для которого нет ничего святого в самом прямом смысле этого слова. Но в целом проблема лицемерия существует. Мы же знаем, например, что дискриминация русскоязычных жителей Прибалтики Западом недооценена. А вывод отсюда очень простой: надо постоянно расширять границы свободы слова, а не защищать от нее искусственно мусульманских радикалов, убоявшись их ножей. Свобода — это та единственная ценность, за которую стоит сражаться.  И надо поддержать Францию, которая находится на переднем краю этой борьбы.


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Валентин Старичёнок
Беларусь

Валентин Старичёнок

Кандидат исторических наук

Вы хоть понимаете, что натворили?

ИГИЛ против Европы: откуда ноги растут

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Кому выгодна парижская бойня

И каковы будут её последствия

Серия терактов в Париже

120 погибших, 200 раненых

Лев  Криштапович
Беларусь

Лев Криштапович

Доктор философских наук

О ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

размышления о частной собственности и не только

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.