КЛУБ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

21.05.2017

Егор Чурилов
Беларусь

Егор Чурилов

Системный архитектор, публицист

Wiener Zentralfriedhof

Вена, тёмные аллеи

Wiener Zentralfriedhof
  • Участники дискуссии:

    6
    6
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

В конце апреля я имел возможность побывать на конференции TAG Artificial Intelligence Day в Вене вместе с небольшой группой коллег.
 

Вечер после её завершения выдался исключительно ясным, невиданных доселе в этом календарном году градусов теплоты и красоты. Как мероприятие завершилось, мои попутчики-компаньоны двинули по магазинам Марияхильферштрассе и другим святым для белоруса местам. Я же решил, что канун Радуницы — самое время сделать то, что следовало бы сделать уже при первом визите в город с историей — познакомиться с хозяевами места, выразить им почтение, спросить разрешения, передать привет и всё такое. Вообще в городе, где живёшь, работаешь или просто ночуешь, лучше иметь хорошие отношения с теми, кто этот город создал и установил там правила, пусть это и было сотни лет назад.

Центральное Венское кладбище — самое подходящее место для такого знакомства. Несмотря на название, расположено оно у самой городской черты, к востоку. На кладбище ходит известный трамвай №71 — Straßenbahnlinie 71. Фраза из городского венского фольклора «Он сел на 71-й» (Er hat den 71er genommen) обычно описывает последний путь. Мы все на этом машруте, хоть и с пересадками, и у Харона всем придётся прокомпостировать талончик, но в тот вечер времени прокатиться на нём не было — слишком мудрёная получалась логистика. Потому, запрыгнув в необременённый ещё особыми смыслами S7 прямого следования, я направился встречать закат на Wiener Zentralfriedhof.


Zentralfriedhof — крупнейшее кладбище Вены, открыто в 1874-м и вмещает около трёх миллионов могил, что делает его одним из крупнейших кладбищ в Европе. И, видимо, самое респектабельное, раз там хоронят президентов, австрийскую аристократию и армян. Кладбище действительно огромное. Проплутав там часа три, я смог пройти только вдоль одного из радиусов к центру да обратно, с небольшими отклонениями в полосе следования. Для более полного осмотра нужен либо недельный поход с палатками, либо механизация перемещения.

Прошу пардона за низкое качество фотографий. «Самсунг»-то у меня ещё не S7, а только S5. Да и тот к вечеру умирал, съедая по 1% заряда на каждое фото, а с наступлением сумерек отдал концы. Не уверен, что он мог бы что-то поймать в темноте, но обратная часть пути так или иначе осталась без фоторегистрации.

Людей в это время почти не было, я встретил за всё время только одного медитирующего буддиста с велосипедом и парочку, прибиравшую какой-то фамильный участок. Это был бы совсем одинокий поход в полной безветренной тишине, если бы не пролетающие на душещипательно низкой высоте самолёты, взлетающие с венского аэропорта, расположенного в нескольких остановках электрички отсюда. Это происходит каждые пять минут, потому мирская жизнь не даёт забыть о себе. А кому-то, возможно, докучает.


Про этнический состав
 


План Центрального кладбища
 


В центре плана — собор св. Карло Борромео. Две особо выделенные светлые латеральные области на плане — это старое (справа) и новое еврейские кладбища. Непонятно, почему именно евреям раз за разом отводится такое большое количество земли под захоронение. Я бы на месте евреев насторожился, с чего такое планирование; австрийские архитекторы — народ со своеобразной фантазией.

Я шёл, пристально вглядываясь в надписи на могилах. Надо заметить, что этническое разнообразие упокоенных австрийских аристократов поражает даже на горизонте конца XIX — начала XX века. Расовые теории г-на Шикльгрубера о превосходстве немцев выглядят совершенным нонсенсом для его родины — Австро-Венгерской империи, когда величественные аристократические склепы или могилы на площади вокруг центрального собора содержат целые списки всяческих Generalmajor или K.U.K. Feldmarschal с чешскими, венгерскими, польскими, словацкими фамилиями. Видно, что Австро-Венгрия была столь же этнически терпимой, как и Российская империя, где этнический ценз на карьеру в kaiserlich und königlich («императорской и королевской» = государственной) иерархии в большинстве своем отсутствовал.




Фельдмаршал Его Императорского Величества Светозар Бороевич де Бойна. Небось, воевал против Брусилова
 


Хотя на кладбище выделены (в разы меньшие, чем еврейские) мусульманское, буддийское, русское, итальянское и ещё несколько подобных участков, много иностранцев похоронено вперемешку с аборигенами.




Кореец, австрийская familie и вьетнамская бабушка по соседству
 


На все участки, понятное дело, не зашёл. Но ландшафт буддийского могу показать — он отличается от окружения совершенным отсутствием шика.




Вид сквозь портал на буддийское кладбище
 


А вот на остальном Zentralfriedfoh шика хватает. Туда можно ходить исключительно как в музей или на выставку произведений соответствующего искусства. Ниже — не самый скромный, но и не самый шикарный вариант. Подобное «ангельское» оформление могил самое распространённое, но не кажется неуместным или совсем безвкусным...




Задумчивый архангел над семейным мемориалом
 


...разве что иногда встретишь какой-то откровенный фейспалм.




Некто Holub смотрит в куст
 


Про ухоженность

Местность вокруг центральных аллей ухожена, подстрижена и отстроена. Но только там. Когда уже в полутьме я забрёл в несколько отдалённые от аллей районы, где находятся могилы конца прошлого века, то увидел там пейзажи из фильмов ужасов — низкие деревья, утопающие в нестриженной прошлогодней траве тропинки и заросшие бурьяном ряды осыпающихся старых постаментов, часть из которых заселил плющ, образуя на них странного вида гриб. Из другой части могил вырастал какой-то жутко колючий тернистый куст без листьев.

Я хотел было глянуть на другие характеристики покойных, чтобы оценить корреляцию с этой удивительно избирательной флорой, но было уже слишком темно, чтобы что-то было можно различить на полустёршихся плитах. А смартфон к тому времени уже сделал всё что мог и отключился. Видно, что это захолустье никому не нужно, и если как-то и убирается, то очень немного. Впрочем, какого-либо мусора я там также не находил.

Свежие могилы организованы интересным образом, что может послужить хорошим примером для нашего муниципалитета, да и просто смертных граждан. Отличие от наших кладбищ уже в том, что редко где увидишь индивидуальные ограды. Могилы редко единоличные, отдельный участок кладбища — это чаще всего familie — семейная усыпальница с зарезервированным для подхоранивания местом.




Скромный ряд для упокоения душ, есть свободные места
 


В одиночку укладываются только выдающиеся люди.




Одиночная могила — выдающийся архитектор. Но основная масса — familie
 


Скульптуры, скульптуры, скульптуры. Дорогие, вычурные. Я их тут встретил больше, чем художественных рисунков на граните, как это делается обычно у нас. Гранитная плита для информации. Чувства и статус — в объёме.





Это несколько семейных усыпальниц в ряд. Имена написаны в столбик под каждой скульптурой
 


Могилы также оборудованы съёмными крышками — для дополнительного размещения урн.




Думаю, пара здоровых мужиков могут поднять плиту за эти кольца
 


Выглядит это всё как-то менее эгоцентрично и экологично, а также дёшево и для семей, и для муниципалитета, в сравнении с обычными для нашей традиции непроходимыми заборами и роскошными двумя-тремя квадратами городской земли на покойника. Умерших не держат взаперти на клочке семейной земли, есть возможность пообщаться с соседями.

Несколько раз встречал рунические надписи. Язычество живо. Заметьте, что это несколько поколений под одним камнем.




Перевёрнутый альгиз
 


Очень плотные ряды сразу за центральным собором.




Относительно свежие захоронения, несмотря на центральное место
 


Хозяева

В центре Zentralfrienhof находится величественный собор св. Карло Борромео. Когда выныриваешь из аллей на широкую площадь к собору, он поражает.




Собор св. Карло Борромео
 


Площадь огромная, пропорции собора к человеку и архитектурных элементов друг к другу выбраны так, что при своих размерах, он не давит. Чувствуется пространство, в котором величие собора — как опора и ось, а не основное содержание, выдавливающее всё остальное.

Внутри колоннады также могилы. Что-то вроде «похоронены у кремлёвской стены». Наверное, большие люди. Но опять же, среди немецких/австрийских фамилий — масса «понаехавших» славянских, отмеченных датами начиная с конца позапрошлого века.




Вечная электрическая лампадка сияет
 


Когда вначале повествования я упомянул про армян — это была не шутка. Прямо вплотную к соборной площади, под таким вот огромным электрифицированным памятником, похоронена в 2008 году десятилетняя Малакян Валентина. Можно посочувствовать горю родителей, но эта армянская девочка соседствует с явно несомасштабными личностями. Что свидетельствует о масштабе денежных возможностей, самооценки и скромности папы с мамой.

Судя по расположению могилы, Карл Реннер, первый федеральный канцлер Австрии после распада Австро-Венгерской империи и первый президент Австрии после Второй мировой войны, — центральная личность в австрийской табели о рангах. Его могила расположена прямо перед входом в собор св. Борромео, в окружении других выдающихся президентов.





Могила Карла Реннера
 


Не самые выдающиеся президенты и лица второго эшелона лежат рядом, на особой аллее.




Praesidenten Gruft
 


Одна из могил, которую я сознательно искал, находится рядом с президентами. Людвиг Больцман. Если вы не знаете, чем знаменит сей господин, то у вас пятёрка по философии. У меня по философии было два, а по физике было пять. Поэтому я его нашёл. Над головой физика — кинетическое уравнение, обессмертившее его имя. Людвиг Больцман представить не мог, что ещё и в области искусственного интеллекта его фамилия будет часто поминаться, но формулу энергии для ограниченной машины Больцмана напишут на другом монументе, да продлятся дни светлейшего Джеффри Эвереста Хинтона.




Людвиг Больцман
 


Как видно, здесь также фамильное захоронение. Пообщавшись с Людвигом Больцманом-старшим, я заметил, что его, видимо, внук — Людвиг Больцман-младший (1923-1943) — погиб под Смоленском. Занесла нелёгкая.

Чтобы найти следующую компанию великих, мне пришлось побегать вокруг среди всего этого архитектурного великолепия последнего пристанища аристократов. Но когда я внезапно выскочил из кустов и воткнулся взглядом в следующий скромный монумент, у меня, честно говоря, несколько отнялась речь. Благоговение — оказывается, это можно чувствовать.




Бетховен
 


Это была площадь композиторов. Я обошёл её.




Штраус (Иоганн, сын) и Брамс
 


И композиторам ещё достаются скромные цветы. Больше цветов и оваций получают исполнители. Исполнителям, однако, редко достаются места в пантеоне благоговения.




Шуберт
 


Наши

Одной из главных целей во время этого похода у меня было найти могилы советских солдат, погибших в боях за Австрию весной 1945-го. На карте их расположение отмечается как сектор 44С. И это весьма респектабельное расположение, сразу на север от собора, метрах в ста от него, в самой центральной части кладбища.

Если могилы рассматривать как имущество, то за ним хорошо ухаживают. И австрийцы, и советские специалисты.



Управляющий советским имуществом в Австрии
 


И уважение к тем, кто уложил в смоленскую землю Людвига Больцамана-мл., — в несомненном наличии. Не думаю, однако, что тут есть какая-то особая любовь к русским, некие братские чувства или что-то подобное. Скорее — высокая культура, воспитанная великой империей; культура, которой нет и никогда не будет у известных гордых небратских народов, гадящих на могилы советских солдат в известных скоропостижных незалежностях.

Во главе сектора — высоченный монумент с красной звездой. С четырёх сторон на нём патетические надписи на русском.




Восточная надпись
 


Дорогу к нему с запада охраняют два каменных советских солдата с обнаженными головами и опущенными знамёнами.





В кадр чуть не попал очередной пролетавший над собором пассажирский самолёт.




Сзади — центральный собор и ряды могил павших воинов
 


Большое количество могил датированы именно 13 апреля — тогда завершилась Венская наступательная операция Красной Армии. В ней, в составе 3-го Украинского фронта, участвовал и мой дед — Чурилов Василий Степанович, командир расчёта гвардейских реактивных миномётов 29-й отдельной миномётной бригады фронтового подчинения. В отличие от похороненных здесь бойцов, он остался жив и получил медали «За взятие Вены» и «За взятие Будапешта».





У монумента лежат возложенные к годовщине освобождения Вены венки. Вот кто помнит о событии, слева направо: Посольство Беларуси, Посольство России, Посольство Таджикистана, Российский центр науки и культуры в Вене. И гвоздики от неизвестных представителей.





Я походил несколько минут меж рядов, посидел на траве внутри живой изгороди, наблюдая за заходящим солнцем, а на выходе увидел простую могильную плиту с такой же простой, сермяжной фамилией.





Рядом с родовой австрийской аристократией лежит русский красноармеец Пётр Иванович Захряпа. Укладывая эти обстоятельства в голове, я пошёл в обратный путь.
       
               

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Валентин Гайдай
Украина

Валентин Гайдай

Кандидат исторических наук, политэксперт

К ландскнехтам и Моцарту…

Или продолжение моего альпийского путешествия

Петр  Давыдов
Россия

Петр Давыдов

Журналист

Давыдов: Приезжайте во Псков, только ноги вытирайте

Сергей Леонидов
Латвия

Сергей Леонидов

Моряк и краевед

БРУКЛИН

Иван Лизан
Россия

Иван Лизан

Публицист

Красноярск — душа и сила Сибири

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.