В мире прекрасного

17.02.2019

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Возмутитель дворянского спокойствия (Часть 2)

250-летию Ивана Андреевича Крылова

Возмутитель дворянского спокойствия (Часть 2)
  • Участники дискуссии:

    8
    26
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
Продолжение. Смотри  Часть 1 

Несмотря на популярность, Крылову, тем не менее, пришлось достаточно продолжительное время потрудиться в казённых учреждениях. 

Благодаря дружбе с приближённым императора Александра ІІ Алексеем Николаевичем Олениным, ему было предложено место сперва при монетном дворе, а с 1812 года — в Публичной Библиотеке, где он работал до 1841 года.

Некоторые биографы утверждают:

«Когда победа была одержана, цель жизни достигнута,  все живое, острое в Крылове заснуло. Его эгоизм обратился в холодное добродушие, его энергия и живость разрешились в апатию, и насыщенное честолюбие рано заставило его без увлечения относиться даже к своей литературной деятельности».

Всё это — большое заблуждение.

На первый взгляд Крылов жил скучно — не яшкался с революционерами, посещал званные мероприятия, где предавался чревоугодию, ставшему предметом иронии устроителей светских раутов.

Однако сопоставив, а что же было написано Крыловым в тот период, приходишь к совершенно другому выводу — он не напрасно выбрал своё амплуа прожорливого добряка и любителя общаться. 

Эти визиты и застолья развязывали языки, а откровенные беседы были источником, пищей для его творчества, нацеленного на бичевание нравов вершителей судеб русского народа. И он с этой задачей справлялся бескровно и блестяще.

Люди читали басни Крылова, видели в них себя, но им не на что было обижаться — Крылов никогда не упоминал ни места, ни времени, ни, тем более, фамилий тех, кто становился объектом его сатиры. И это имело огромную воспитательную функцию.

В этой связи правы те, кто отмечает в Крылове следующее:

«В период баснописания в Крылове прочно выработалась личность, уже недоступная посторонним влияниям. Его басни оказалась лучшим и полным отражением действительности, выражением его творческой индивидуальности».

Не буду утомлять читателя перечислением творческих удач Крылова на избранном поприще — его басни знали, читали. Люди восторгались доступностью письма и колоритом русской речи. 

Замечу лишь, что само название «басня» у Крылова отнюдь не означало какую-то досужую выдумку или рифмованный анекдот.
За каждой из них стояли какие-то события, которые автор освещал эзоповским языком.

По тематике басни Крылова можно разделить на 3 основных вида:
 
Социально-политические басни, в которых баснописец высказывает свою точку зрения на ту или иную социальную проблему, к примеру — «у сильного всегда бессильный виноват». 

☞ Социально-бытовые басни, включая знаменитые «Слон и Моська», «Ворона и лисица», «Свинья под дубом» и др освещают поведенческие линии. 

Басни на исторические темы, к которым следует отнести сюжет "Вороны и Курицы" основанный на реальных событиях, происходивших в 1812 году в Москве, когда пьяные французы открыли охоту на ворон и не могли этим нахвалиться.  

Или взять басню «Волк на псарне», где в образах Ловчего и Волка угадываются Кутузов и Наполеон.  

Басня «Собачья дружба» — ирония по поводу безуспешных попыток Венского конгресса составить проект Мирного договора (1815 год). 
 
Крылов чувствовал комфорт от того, что именитые люди не только не питали обиды, но всячески содействовали распространению его творчества.
Так, в 1825 году граф Григорий Орлов на свой кошт опубликовал двухтомник «Басни И. А. Крылова» на русском, французском и итальянском языках, который стал первым зарубежным изданием произведений баснописца и сразу же получил восторженные отзывы критиков и читателей.

Более 200 басен вышло из-под пера Ивана Крылова. 

При жизни автора в России разошлось почти 80 тысяч экземпляров сборников басен Крылова, чего по тому времени добились немногое выдающиеся авторы.  



Многие его современники утверждали, что никогда не получавший никаких наград Иван Крылов в своё время был знаменит наравне с бессмертными — Пушкином и Гоголем.

И в наше время его басни вспоминаются в моменты, когда люди видят мартышкин труд, стремление тащить общий воз в разные стороны или сталкиваются с начальственным произволом либо с его излишним долготерпением к нерадивым подчинённым.
 
Одним словом, у Крылова можно найти хотя и юморной, но правдивый ответ почти на любой житейский вопрос.  
Зрелые годы изменили Крылова до неузнаваемости. Он стал благодушен и сдержан, не любил ссориться, прикрывая тонкую иронию видимостью лени.

С 1836 года знаменитый баснописец уже почти ничего не пишет, продолжая оставаться неизменным участником столичных светских раутов, куда его приглашают постоянно. 

Весьма своеобразно сложилась личная жизнь Ивана Крылова.

О его рассеянности, небрежности в одежде и невероятном аппетите ходили легенды и слагались анекдоты.
Как отмечают биографы, «вполне в его духе было положить в карман сюртука ночной чепчик вместо платка, вытянуть его во время пребывания в обществе и высморкаться». 

При таких чудачествах казалось, что такой человек вряд ли мог рассчитывать на внимание дам. 

На самом деле Крылов любил и был любимым, хотя его страсти не были бурными и вызывающими кривотолки в обществе, чего он всегда остерегался. 

В двадцатидвухлетнем возрасте разговорчивый шутник влюбился в дочь священника из Брянского уезда. Девушка по имени Анна ответила ему взаимностью, но её состоятельные родные (кстати дальние родственники М.Ю. Лермонтова) категорически воспротивились этому браку и отказались выдать дочь за бедного стихоплёта. 

Анна приняла расставание настолько близко к сердцу и так тосковала, что родители наконец согласились на брак и телеграфировали Крылову в Санкт-Петербург. Но оскорблённый прежним родительским поведением Крылов сослался на отсутствие денег на дорогу в Брянск и брак не состоялся.

Друзья Ивана Крылова делились, что к неряшливому и сумасбродному баснописцу были неравнодушны даже именитые дамы.

Его любила известная содержанка великого князя Константина Павловича, на что Крылов ответил балерине — к браку непригоден. Ходили разговоры и о благоволении самой императрицы Марии Фёдоровны, несмотря на то, что тот предстал пред её очами в неопрятном камзоле, рваном сапоге и чихнул, прикладываясь к руке.

Это напускное безразличие ко вниманию светских львиц объяснялось очень просто — сердце Крылова принадлежало его домработнице Фене, которая родила ему внебрачную дочь Александру. Опасаясь кривотолков и общественного осуждения, он жениться на Фене не мог, а та и не настаивала, чувствуя к себе большое расположение хозяина.   
 
После смерти Фени девушка осталась жить у Крылова, он выдал её замуж, нянчил детей, а потом переписал всё свое имущество на имя мужа своей внебрачной дочери. 
Начавшись с «отменного аппетита», обжорство со временем превратилось в страсть, которую Крылов, казалось, совсем не стремился победить. 

Он без особой скромности сокрушался по поводу малых порций на дворцовых обедах:  
 
— Суп подают чуть на донышке, пирожки — с грецкий орех, на десерт, стыдно сказать, пол-апельсина с вареньем, за добавкой не дотянешься… Сущее наказание для того, кто знает толк в еде! 

Как-то раз на одном из обедов у императрицы Марии Федоровны, сидевший рядом с Крыловым Жуковский, увидев, как тот торопится накладывать снедь на тарелку, шепнул в ухо соседу по застолью: 

Откажись хоть раз! Дай императрице тебя попотчивать. 

А вдруг не попотчует, — ухмыльнулся Крылов и продолжил накладывать еду.   

На одном из дружеских обедов коллеги подшутили и преподнесли Крылову сюрприз — целое произведение искусства из громадных гусиных печенок и трюфелей.
Хозяин при этом уколол: 
 
— Найдется ли еще местечко? 

Крылов сделал вид, что обижен, а потом парировал, глядя в сторону далеко не худеньких участников застолья: 

— Место-то найдется, но какое? Первые ряды все заняты, партер весь, бельэтаж и все ярусы — тоже.  

Как-то отдыхая у одного из друзей в загородном доме, лохматый после сна Крылов отправился на прогулку в чем мать родила. 
Местные крестьяне приняли его за лешего и попытались утопить.

К счастью хозяин дачи вернулся и спас «хозяина леса», попросив впредь не пугать аборигенов, но Крылов пропустил мимо ушей и во время визита князя Голицына вновь уселся в конторке голышом.
Князь рассмеялся: 
 
— Вот люблю Крылова! Вечно за своим делом! Жаль только, что слишком легко одет. 

К странностям Крылова добавилась страсть к пожарам, на которых он присутствовал непременно. Чем привлекало баснописца неугомонное пламя, бог весть, но разговоры в обществе стали общеизвестными. 

Услышав о пристрастии знаменитости к огню, его арендодатель предложил подписать контракт, в котором съёмщик, в случае неосторожного обращения с огнем и возникновения пожара в доме, обязан выплатить 60 тысяч рублей. 

Крылов, глазом не моргнув, подписал документ, и, добавив к сумме еще пару нулей, с улыбкой заметил: 

— Для того, чтобы вы были совершенно обеспечены, я вместо 60 тысяч поставил 6 миллионов. Это для вас будет хорошо, а для меня — все равно, ибо я не в состоянии заплатить ни той, ни другой суммы. 

Ко всем его чудачеством следует добавить ещё одно — Крылов с особенным удовольствием посещал «народные сборища, торговые площади, качели и кулачные бои, где толкался между пестрой толпой, прислушиваясь с жадностью к речам простолюдинов». 
Более того, он принимал непосредственное участие в боях стенка на стенку и нередко выходил победителем. 
 
Не сторонился баснописец и карточной игры, в которой по словам Пушкина, был «настоящим фокусником». Говорили, что именно удача за карточным столом позволила Крылову «продержаться», когда он в очередной раз оставил службу. 
Не обладая заметными музыкальными данными, Иван Андреевич обожал играть на скрипке. 

Друзья сложили байку, будто, проводя зиму за городом, он так терзал инструмент, что распугал голодных волков, терроризировавших деревню. 

Тучность не позволяла Крылову вести активный образ жизни. Между тем, небрежный и ленивый, он «был чрезвычайно усерден в работе — снова и снова правил и шлифовал свои тексты, доводя их до полного совершенства». 

Остроумие было характерной чертой для Крылова не только в баснях, но и в жизни. 

Долго в Питере ходил анекдот о его прогулке с больной ногой из-за образовавшейся рожи.  
Проезжавший мимо знакомый, не останавливаясь, спросил: 
 
— Как рожа? Прошла?
 
В ответ ему прилетело:
 
— Проехала

Не изменил Крылов правилу легко воспринимать жизнь даже перед своей кончиной, распорядившись выдать  каждому из приглашённых на похороны друзей экземпляр его басен, на котором под траурной лентой значилось: «Приношение на память об Иване Андреевиче, по его желанию».

Скончался великий баснописец от воспаления лёгких 9 ноября 1844 года и был похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры. 

Похороны были очень солидными. Второй человек в государстве граф Орлов отстранил одного из нёсших гроб студентов, сам подставил плечо и нёс покойника до ритуальной кареты.

Крылов умер в полном умиротворении, верно и заблаговременно распорядившись всем, что ему принадлежало. 

Его осуждение в баснях мирских пороков не было навязчивым и чрезмерным.

Замечено — тот, кто чаще обращается к творчеству великого баснописца Ивана Андреевича Крылова, обретает шанс никогда не впадать в уныние, вовремя остановиться перед губительными пристрастиями, жить в гармонии с собой и обществом.  

 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Вадим Гигин
Беларусь

Вадим Гигин

Декан факультета философии и социальных наук БГУ

Когда язык объединяет

Вслед дню рождения Пушкина

Борис Мельников
Латвия

Борис Мельников

Букварь

Рассказ — фантастика

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Вдохновлённая свыше

О главном отличии русской литературы

Марина Феттер
Латвия

Марина Феттер

Биолог, писатель

Прыжок в одичание (Часть 6)

«Мягкая сила» Прибалтики выветрилась из сознания россиян

Да.

Как «лесные братья» в Латвии против немцев боролись

Впрямь история КПСС.... именно союз советских народов, и народов Западной и Центральной Европы, позволил остановить нацизм. Да уж, история историков ничему не учит.Вторая мировая ...

Минск выступает за реальную интеграцию в экономике

P.S. СБ в центральной и северной Европе вообще не окупаются. Никогда. С ветряками вопрос более сложный, кое-где вероятно "со скрипом" да.

Участие прибалтийских коллаборационистов в блокаде Ленинграда

Хорошо, пусть будет. Но начальный вопрос это не снимает. Официальная версия, ЕМНИП: "Сталину-параноику захотелось показать, что он тут хозяин". Может быть.

КТО СТОИТ ЗА ИДЕЕЙ АМЕРИКАНСКОЙ ВОЕННОЙ БАЗЫ В ПОЛЬШЕ

Мы сейчас обсуждаем Литву, а не Польшу :) . Когда доблестные литовские микробиологи возьмут Варшаву - заходите, побеседуем. Но без москалистана Вильнюс Литве явно не светил.