Евросоюз нерушимый

24.12.2018

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Восстание «желтых жилетов» во Фанции

Революция, майдан или пролог к социальным реформам?

Восстание «желтых жилетов» во Фанции
  • Участники дискуссии:

    11
    83
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

О том, что на самом деле может стоять за ожесточенными уличными столкновениями в Париже, написано уже не мало. Иногда эти версии взаимно исключают друг друга….  

Кто зажег Париж?

Уже более месяца дни парижские улицы по выходным напоминают поля сражений – клубы слезоточивого газа над баррикадами, резиновые пули из полицейских ружей, камни и коктейли Молотова со стороны уличных бойцов. Впервые за всю историю в Париж была введена бронетехника жандармского корпуса. Тысячи задержанных, сотни раненых с обеих сторон. 

Более того – четыре человека из участников акций протестов и мирных жителей было убито.  Начавшись как  мирные акции  по блокаде дорог,  протесты переросли в погромы магазинов и других заведений. Говорят, что причиной погромов стало насилие со стороны полиции. Но кажется, неприятие «мира истэблишмента» и радикальные настроения и так витали над толпами протестующих. 
 
Во Франции заговорили о введении военного положения.

Все началось с повышения цен на бензин и другие виды топлива две недели назад. Тот час же «стихийно» организовавшиеся группы активистов в знак протеста стали перекрывать автомагистрали. Протестующие  назвали себя движением «желтых жилетов», подчеркивая тем самым, что они стоят вне политических партий и профсоюзов. 

Ко всему прочему, «кислотно»-желтый жилет еще и хорошо виден на проезжей части, что не маловажно при ее перекрытии. Но многие увидели и в моментальной самоорганизации, и в желтом опознавательном колере яркий признак «цветной революции». Но об этом – чуть позже. 

При этом повышение цен на топливо не носило обвального характера. И скорее всего, послужило не причиной, а поводом к акциям гражданского неповиновения. 
 
Ведь напряженность во французском обществе нарастала давно. 

Автор впервые посетил Францию в 1998 году. Конечно, уровень цен там был не в пример выше, чем на постсоветском пространстве. Но на несколько франков в эквиваленте одного-двух долларов  можно было хоть и очень скромно, но перекусить. Проезд в парижском метро также стоил около одного доллара. 

Последний раз автор был в Париже за несколько недель до начала бунта «желтых жилетов». Поездка на метро теперь уже – два евро. Собственно говоря, стоимость любой мелочи начинается от этой суммы. Булочка или тому подобное кондитерское изделие стоит 2-2,5 евро. В пригороде Парижа Монтре килограмм мяса стоит 11-13 евро, в самой столице – еще дороже. 

Аренда двухкомнатной квартиры в Париже обойдется вам не менее 1200 евро. С учетом того, что многие французы вынуждены работать за зарплату в 2-1,5 тысячи евро, их реальная жизнь весьма далека от тех радужных картинок «европейского рая», которые привычно рисует нам либеральная пропаганда.  

Уже в нескольких километрах от центра Парижа его пригороды представляют  царство социальной депрессии и бедности. Процветает криминал. Например, в известном районе Сен-Дени, который автор посещал лично. Только за одну неделю октября этого года в округе Парижа было убито 10 человек.
   
При этом почти всеми СМИ замалчивается такой любопытный факт и  его причины — уровень жизни сейчас падает не только на постсоветском пространстве, но и в США и Западной Европе. 
 
И одна из основных причин здесь все та же – развал Советского Союза. 

Начиная с 90-х годов на Западе стали также сворачивать пресловутое «социальное государство». Ведь во многом все блага, которыми пользовалось население крупнейших капиталистических стран, являлись результатом борьбы как рабочего движения и левых партий, так и вынужденной уступкой истеблишмента на фоне «заразительного» примера советского социализма. 

После развала СССР правящая верхушка посчитала, что необходимость в социально ориентированной политике отпала. И повсеместно началась эра неолиберализма с жесткими урезаниями ранее завоеванных наемными работниками прав. В конечном итоге именно они стали «миной замедленного действия», которая грозит взорвать сейчас всю Францию.   
     
Эммануэль в Елисейском дворце 

При этом некоторые говорят и о политическом кризисе многих ранее незыблемых институтов Пятой Республики. Приход к власти молодого президента Эммануэля Макрона стал как раз попыткой ответа на эти вызовы. 

Дело в том, что до последнего времени политическая система Франции основывалась на классическом противостоянии консерваторов и социалистов. Однако постоянные коррупционные и прочие скандалы, отсутствие сколь либо существенной разницы в политике правых и «левых» в период президентства Николя Саркози и Франсуа Оланда полностью дискредитировали это фактически двухпартийное правление. 

Амбициозный кандидат о наспех сколоченной новой «третьей силы» Макрон старался опереться как на традиционный электорат консерваторов и либералов, так и забрать часть голосов у социалистов.
 
В принципе, у него это получилось. Но как видим – не на долго. 

Секрет успеха Макрона, заключавшийся в дистанцировании от ведущих политических сил, стал и его слабостью. Рейтинг нового президента стал очень скоро стремительно падать.



Однако подорвала его прежде всего  масштабная социальная реформа. К этим непопулярным мерам приступили еще его предшественники, именно тогда был повышен пенсионный возраст и ужесточен трудовой кодекс. Но Эммануэль Макрон подошел к делу с особым размахом. 
Новый президент решил приватизировать железные дороги, провести сокращения в сфере здравоохранения и в духе жесткого монетаризма реформировать образование.

Все это вызвало массовые протесты. Весной этого года Францию охватила едва ли не всеобщая забастовка – на стачку вышли железнодорожники, бастовали многие университеты, митинговали пенсионеры. Первым звонком для Макрона была традиционная первомайская демонстрация  2018 года в Париже. 

Тогда профсоюзы вывели на улицы тысячи организованных работников. Тогда же присоединившиеся к ним группы молодых людей в черном вступили в ожесточенные стычки с полицией. Кто это был – не известно до сих пор. Одни говорили об анархистах, другие – о провокаторах. Но возможно, тогда в масках на парижские улицы вышли совсем другие люди… 

Апогеем же движения стала многотысячная демонстрация за отставку президента, которую  14  мая 2018 года  организовала в Париже Независимая  демократическая рабочая партия (НДРП), Движение «Непокоренная Франция» и другие левые и профсоюзные организации. Однако тогда обошлось без  инцидентов с полицией. 

Майдан на Елисейских полях?

Уличные беспорядки – не редкость для Франции. Не раз за последние годы полицейское насилие провоцировало бурные выступления в пригородах Парижа и других крупных городов. 

Но все же – это были локальные протесты. А вот события последних дней по своему накалу едва ли не сравнялись со знаменитым «красным маем» 1968 года, 50-летие которого в этом году отмечали во Франции. Только в этот раз красных флагов что то не видно.

Если внимательно присмотреться к кадрам, то еще одной характерной особенностью является и то обстоятельство, что в столкновениях с полицией участвуют преимущественно этнические французы. 

Так кто же стоит за «желтыми жилетами»? Официальной идеологии у движения не существует, а его первоначальные требования его очень просты – отмена повышения цен на бензин и отставка Макрона. В связи с этим активисты в жилетах позиционируют себя как «широкое народное движение против непопулярного президента и его политики». 

В связи с этим существует несколько версий. Первая – конспирологическая. В Париже происходит новый «Майдан», его сценарий – поставлен извне. Прежде всего – в США. Причиной стала слишком «независимая» политика Макрона, в особенности – его заявления о создании европейской армии. 

В качестве аргументов в пользу этого приводят  негативные высказывания отдельных американских  политиков о французском президенте. И заявления французской полиции о том, что у «желтых жилетов» есть свой радикальный блок, который тщательно координируется. 

Говориться также и о технологиях мобилизации через соцсети — как решающем аргументе схожести  французских протестов с «цветными революциями». Например, демонстрируют покрышки, горящие на улицах Парижа – и Киева.

Другие эксперты резонно возражают, что  Макрон совершенно не собирался разрывать с политикой атлантизма. А его стремление сохранить за Францией позиции сильного европейского игрока вряд ли могли давать серьезные основания для его силового отстранения от власти. 

Что касается использования соцсетей или покрышек в качестве технического инструмента, то ведь не  Интернет является причиной роста насилия или социального расслоения. Мировая паутина только отражает процессы, происходящие в обществе. И ограничение социальных сетей или автомобильных покрышек вряд ли ликвидирует причины, порождающие массовые беспорядки. 

Вторая версия, недалеко ушедшая от первой – в Париже орудует «рука Москвы». Помимо явно высосанных из пальца аргументов, западные медийные корпорации ссылаются и на некоторые внешние факты. Например, на определенные симпатии участников протестов, как ультралевых, так и ультраправых, к России. 

Но среди протестующих можно найти людей всех политических взглядов. Симпатизантов хоть несуществующей ливийской Джамахирии, хоть династии Бурбонов. И что? Например, активно участвующие в уличных столкновениях анархисты не испытывают теплых чувств ни к одному правительству в мире. Тем более – к Кремлю. 

К тому же официальное руководство РФ, совсем не заинтересовано в дестабилизации своих европейских «партнеров». 
 
Так что наиболее реалистичной является третья версия – протесты во Франции имеют чисто французские причины. 

Более того – внешние игроки, по сути, не знают толком, что со всем этим делать. Скорее всего, движение «желтых жилетов» организовано местными силами. Но какими?

Манифест «жилетной» партии

Похоже, что в неприятии современной ситуации сошлись самые разные сегменты французского общества – часть буржуазии и средний класс, недовольные высокими налогами. Наемные работники – низкими зарплатами и ростом цен. Пенсионеры – пенсионной реформой и реформой медицины. Лицеисты – реформой образования. Темнокожие безработные из пригородов и белые молодые маргиналы из глубинки Франции. Парижане, живущие в условиях столичной дороговизны – и жители стремительно деградирующей провинции. 

Несмотря на заявленный беспартийный характер «желтых жилетов», активисты многих политические организации приняли в нем участие. А их лидеры – не преминули использовать эти возможности для пиара. Так, с самого начала в протестах участвовали представители «Национального фронта» Мари Ли Пен и других, более радикальных групп. Им приписывают и антииммигрантские лозунги, изредка проскальзывавшие в движении, и инициативу уличных столкновений с полицией.    
 
По этим и другим причинам  отношение многих влиятельных протестных сил Франции к движению «желтых жилетов» было отрицательным. Например, профсоюзов, которые ранее шли в авангарде борьбы против антисоциальной политики Макрона. 

Один из лидеров   CGT заявил, что профсоюзным активистам не следует принимать участие в совместных акциях с ультраправыми и хозяевами. Ряд других левых партий, например, НДРП, также заняла по отношению к «желтым жилетам». Здесь говорили о том, что лозунги «желтых жилетов» — очень размыты. И требование отмены и снижения налогов носит «буржуазный характер» — оно облегчит жизнь работодателям, но приведет к сокращению зарплат бюджетников и пособий, финансирования медицины и других социальных сфер.  

Зачастую попытки отдельных профсоюзных и левых групп присоединиться к движению с красными знаменами и классовыми лозунгами пресекались – под предлогом «беспартийного» характера движения. 

При этом другие левые группы поддержали «желтые жилеты». В частности, об этом заявил лидер партии «Непокоренная Франция» Жан-Люк Меланшон, бывший соперником Макрона в борьбе за президентский пост, и Французская коммунистическая партия. Самое активное участие в протестах, особенно в столкновениях с полицией, приняли анархисты. Участвовали и другие левые группы. Над головами демонстрантов были видны и флаги «Фронта национального освобождения Корсики» — «черная голова» на белом полотнище. 

Если первоначального основу уличных протестов составляли белые мужчины 30-40 лет, зачастую – в хорошей спортивной форме, то в последующем подтянулось и немало французов арабского и африканского происхождения. 

Если первоначально «желтые жилеты» не имели четкой программы и ограничивались требованиями отставки Макрона и отмены «экологического» налога на топливо, то постепенно им удалось сформулировать развернутый список своих пунктов. Он достаточно противоречив, как и  пестра и сама амальгама социальных и политических сил, вошедших в движение. 

Но все равно — наиболее внушительным в «Манифесте ЖЖ»  является блок социальных требований. Это – повышение заработной платы на 500 евро и прожиточного минимума, строительство доступного жилья, создание новых рабочих мест, и многое другое. Идет речь и создании благоприятных условий для мелкого предпренимательства.

Однако они не ограничиваются одной голой «социалкой» или экономикой — активисты требуют демократизации политической системы Франции.

«Куда уж дальше?» — скажет иной читатель. 

На деле Франция, как и другие либеральные государства, управляются вовсе не на основе мандата избирателей.
 
Стратегические решения принимаются крупным корпоративным капиталом. Собственно управление страной находится в руках также узкой группы политической элиты, владельцев масс-медиа и верхушки профбоссов. 

Они давно оторвались от нужд простого народа, что и привело к дискредитации партийной систем Пятой Республики. 

И «политический вундеркинд» Эммануэль Макрон не смог стать «чудо»-ответом на этот кризис. Поэтому сегодня протестующие требуют коренного реформирования политической системы, ее прозрачности, отказа от лоббирования и демонополизации СМИ, развития прямой демократии. 

Участие ультрараправых явно выразилось пока только в одном пункте – ограничении приема мигрантов, которых Франция не в состоянии обеспечить финансово. Зато целый блок посвящен внешней политике в типично левом дискурсе – отказ от постколониального курса в Африке и других странах, от вмешательства в дела африканских государств, вывод французских войск из-за рубежа.
 
И требовании выхода Франции из ЕС и НАТО – ни больше, ни меньше. 

При этом надо отметить, что внутри «желтых жилетов» сформировалось несколько течений, и список их требований может варьироваться в соответствии с этим.
 
Малоизвестный факт – параллельно с «желтыми жилетами» во Франции развернулось движение учащихся, с ним не смешивающееся. В Лионе, где «желтые жилеты» пришли на собрание лицеистов в Дом профсоюза, их просто выгнали. 

Требования учащихся – прекращение реформы образования, отмена сокращения учебных мест в ВУЗы и предварительного отбора лицеистов для поступления в них. Движение лицеистов проходит под идейным руководством левых. Говорят, что полиция была весьма жестока к участникам  акций школьников. Поэтому на охрану их уличных выступлений вышли профсоюзы учителей и СGT.  Одновременно профсоюзы начали свои массовые выступления. На 14 декабря ими была заявлена всеобщая 24-часовая забастовка.        
Раньше руководители некоторых частных транспортных фирм предоставляли грузовики для блокады дорог, другие кампании принимали участие в логистике, а СМИ призывали граждан на баррикады. Но теперь, ввиду радикализации социальной программы, начался отход части французской буржуазии от протестного движения. 

9 декабря президент Макрон, до этого растерянно хранивший молчание, обратился к французскому народу по телевидению. Он пообещал поднять зарплату на 100 евро и начать общественные консультации по коммунам. 

Эти уступки движению вызвали разную реакцию у «желтых жилетов». 

Мари Ли Пен признала, что Макрон предложил некоторые «положительные меры». В восторге остался и лидер профсоюза предпринимателей CGPME, который заявил: «Предприятие не будет тратить ни одного евро на эти меры. Макрон молодец!» Ведь за повышение зарплат придется заплатить налогоплательщикам, то есть тем же рабочим.  

Но поскольку существенное снижение налогов не было озвучено, многие представители либеральной части «желтых жилетов»   остались недовольны. Они говорят: «Макрону интересен только трудовой класс, а не средний класс – тот, который платит слишком много налогов». 

Радикальные участники считают уступки мизерными и настаивают на продолжении протестов. 

На фоне развернувшейся профсоюзной борьбы и движения учащихся такие левые организации, такие, как НДРП, предпочитают наращивать требования. В частности, они настаивают на ликвидации «бонапартисткого режима» Макрона и институтов Пятой Республики. И требуют созыва Учредительного собрания и «правительства трудящихся».

Призрак желтых жилетов бродит по Европе? 

Что касается ситуации во Франции на сегодняшний день, то активист CGT из Парижа Даниель сообщил нам:

 - В верхушке госаппарата Макрон изолирован, часть предпринимателей также уже не считает его «своим человеком». Кризис распространяется в государственных органах – часть полицейских под угрозой забастовки добилась от президента солидного повышения зарплаты. Им сделали этот подарок, что бы продолжить жестокие репрессии. Но к бастующим учащимся уже присоединяются учителя. 14 декабря тысяча преподавателей и лицеистов митинговала у отдела Министерства образования в северо-восточном пригороде Парижа. Что касается «желтых жилетов», то в их рядах наблюдается все больше путаницы. Они выдвинули новое требование – «Народного референдума». Макрон, скорее всего, примет его для общего успокоения. 

При этом продолжают сохраняться противоречия между отдельными группами «желтых жилетов» и профсоюзным движением. На митинге 14 декабря в промышленном городе Шартр между «жилетами» и активистами CGT и «Форс увриер» («Рабочая сила») едва не произошло столкновение. 

Что ожидает Францию дальше? В начале волнений даже говорили о  переходе власти к военным — есть уже и генерал, готовый сыграть роль нового Буланже. Сейчас, кажется, обещания Макрона снизили активность протестующих. К тому же начинаются новогодние каникулы, что также скажется на динамике движения. 

 
Но поскольку основные противоречия, раздирающие страну, и главное – модель неолиберального капитализма, не ликвидированы – то эскалация массовых выступлений может последовать в любое время.

К тому же, начинается распространение протестного движения в другие европейские страны. Массовые выступления с социальными требованиями прошли уже в Венгрии, Бельгии, Нидерландах и Португалии. Стоим ли мы накануне новой европейской революции? В любом случае, и Западная Европа после этих событий будет уже другой. А в Европе Восточной миф о тамошнем процветании рассевается, как туман с Атлантики…           

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Вячеслав Бондаренко
Беларусь

Вячеслав Бондаренко

Писатель, ведущий 2-го национального телеканала ОНТ

КУЛЬТУРА СМУТЫ

Виктор Мараховский
Россия

Виктор Мараховский

Главный редактор онлайн-журнала «На Линии»

Собор Парижской Богоматери вовсе не сгорел

Элизабет Зерофски: Мыслитель Эрик Земмур назвал права человека «смертью Франции»

Валентин Старичёнок
Беларусь

Валентин Старичёнок

Кандидат исторических наук

Расширение протеста

«Советский Союз развалился из-за Чернобыля»

Сложно сказать... Во всяком случае, мне интереснее размышлять о том, как меняется сама власть.

Советский Союз дважды сделал Мемель Клайпедой и подарил Литве

Дык , это я у Иванова и спрашиваю . :-((

Баба Яга против Европейских игр

"...еще в период реконструкции «Динамо» звучали крики о том, что ремонт стадиона экономически «нецелесообразен» и что он «не окупиться»..." - по сьвадомому Евангелие окупятся тольк

«Совковая» Литва воюет с футболками и глушит «вражьи голоса»

Уважаемый Леонид. Сочувствую. Вы опоздали. Имя Сталина давно уже во многих странах принадлежит истории. В ряду бандитов и мерзавцев , но с репутацией чуть по

Украина и конфликт в Донбассе: президент новый, а планы старые

Странно, когда ущербное в/на Украине переносят в/на Донбасс...

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.