Прежде всего

19.11.2018

Дмитрий Исаёнок
Беларусь

Дмитрий Исаёнок

Публицист

Война за оршанское наследство

О кризисе в государственном секторе

Война за оршанское наследство


Снова обострилась дискуссия о будущем отечества. В этот раз застрельщиком бурного обсуждения вольно или невольно выступил Александр Лукашенко.

В конце лета он посетил город Орша, ознакомился с тамошним производством и был так огорошен увиденным, что объявил революцию в отдельно взятом Оршанском районе — и даже поменял правительство. То, что ситуация в госсекторе непростая, было продемонстрировано очень отчетливо.
 
С тех пор в нашем информационном поле не прекращается война за оршанское наследство. Лучшие экспертные силы Беларуси наступают, наперебой доказывая, что настало время от этого наследства наконец избавиться. Реформы идут — и хорошо идут, но вот эта гиря на ногах… Заканчиваем с популизмом, сбрасываем её — и сразу взлетаем куда-то туда, где держат небо атланты ПВТ и парят амуры в брендовых вышиванках.
 
С другой стороны выступил глава КГК Леонид Анфимов, опубликовавший в газете «Беларусь Сегодня» прямо-таки гимн государственному сектору и плановой экономике. Бог его знает, это голос какой-то группы или частное мнение человека, по долгу службы знающего, какие чудеса происходят на стыке государственного сектора с частным и как формируются капиталы.
 
Новое правительство прямо не высказывалось и вроде колдует над проблемами оршанских заводов. Но исходящие из его недр вербальные сигналы звучат скорее в унисон с экспертным сообществом.
 
Драйвером развития внезапно должен стать малый бизнес (сейчас им является бизнес крупный плюс ряд госпредприятий, и неясно, с чего бы все вдруг изменилось), бизнесмены — самая талантливая часть общества и прочие идеологемы неолиберальной экономической школы.
 

А вопрос это действительно важный, поскольку белорусская экономика чуть более чем наполовину из государственного сектора и состоит.

 Так что хотелось бы обозначить несколько моментов, которые стоило бы держать в уме, когда мы говорим о проблемах этого самого государственного сектора.
 

Золотые яйца
 
Неолиберальная экономическая школа утверждает, что только частный хозяин может управлять предприятием эффективно, а у государства в принципе не оттуда руки растут. В этом есть доля лукавства. Есть немало государственных предприятий, которые приносят неплохой доход. Нефте- и газопереработка, калийные удобрения...
 
Ха! — скажете вы. При текущей конъюнктуре эти предприятия будут приносить деньги в чьих угодно руках. Это просто куры, несущие золотые яйца.
 

Фокус в том, что предприятия, которые впечатлили Александра Лукашенко в Орше, при нынешней конъюнктуре в любых руках будут работать на грани рентабельности. Просто частник не стал бы это терпеть.

 В этом секрет пресловутой «эффективности» частника — от всего, что не может приносить прибыль не ниже средней по рынку, он просто избавится. Его основная цель — стремление к прибыли. А вот насыщение рынка товарами и создание рабочих мест — побочные эффекты, которые могут быть, а могут и не быть. Закроет завод и вложит всё в какие-нибудь биткоины. Имеет право.
 
Было несколько масштабных программ приватизации таких вот предприятий — и все они заканчивались почти что ничем. Просили недорого. Но никто не захотел взять на себя подвиг спасения какого-нибудь захудалого завода и тянуть это счастье на себе. А государство не хотело отдавать предприятия под их последующее закрытие или сокращение персонала. Так все и остались при своём.
 

Чудовище в шкафу
 
Тут сторонники рынка должны оживиться и достать козырь — вы говорите, что частник все закроет, а статистика говорит об обратном. Именно в частном секторе сейчас наблюдается рост — на фоне стагнации в секторе государственном, и именно частник сейчас нанимает работников, а государство сокращает.
 
Это правда, но в ней тоже есть доля лукавства. У частного сектора есть свои куры, несущие золотые яйца.
 
Импорт и торговля — это всегда здорово, там делаются быстрые деньги и не надо вкладываться в станки, которые устареют через пять лет. Купил, привёз, продал. Это проще, чем конкурировать с азиатами на ниве производства чего угодно. И эта сфера во всех бывших развитых странах растёт на фоне деиндустриализации.
 

Наше государство эту сферу уже практически покинуло и не может наслаждаться плодами роста. Его не вытолкали в конкурентной борьбе, оно сознательно и планомерно уходит.

 Зачем оно это делает? Вообще-то в конце 80-х годов прошлого века страна решила повернуть к рынку и капитализму. И уже сама задача диктовала необходимость государству подвинуться. Освободив площадку, на которой отдельные граждане смогут решительно стартануть и, быстро оторвавшись по уровню доходов от остального населения, сформировать прослойку собственников-капиталистов.
 
Сперва под это дело отдали в основном торговлю и услуги. Но фокус в том, что бизнесу так же необходимо вкладывать заработанные деньги с прибылью, как человеку необходимо есть. И как только мы затеяли этот поход к рынку, считайте, что у нас в каморке завелось существо, которое чем больше ест, тем больше растет, а чем больше растет, тем больше просит кушать. Трохец на ужастик похоже, но теперь это наша жизнь.
 
Поэтому государство и дальше будет отдавать частнику выгодные делянки. Даже просто ради того, чтобы он не уводил деньги из страны. И теряющий куски госсектор с каждым годом будет выглядеть все более кособоко и ничтожно.
 

Белорусский пионер
 
Тут сам собой всплывает еще один вопрос, о котором говорят лучшие экспертные умы: а стоит ли тогда государству сидеть на груде мусора и из последних сил поддерживать какие-нибудь «Оршанские адовы молотилки»? Ладно, поддерживаем всякую «национальную гордость» вроде БелАЗа, но не логичней ли сбросить остальной балласт?
 
Этот вопрос стоило бы рассматривать в двух плоскостях.
 
Есть очевидные аргументы, которые на слуху. Государство может не закрывать чуть живые предприятия, чтобы не плодить безработных и поддерживать платежеспособный спрос. В том же Оршанском районе «Евроопту» расширили антимонопольную квоту в 20% рынка, но кто и за какие деньги будет покупать в нем товары, если все «адовы молотилки» закроются?
 

Но тут есть и менее обсуждаемый момент — действительно ли госсектор без вариантов обречён на прозябание? Может быть, у нас, как говорится, просто «не умеют его готовить»?

 Взять загибающуюся потребкооперацию (строго говоря, это не госсектор, но проблема та же).
 
Считается, что у истоков потребкооперации стоит «Рочдельское потребительское общество справедливых пионеров», возникшее в Англии в середине 19-го века. Тамошние работяги додумались покупать продукты в складчину по оптовым ценам, чтобы дешевле. Потом начали ими приторговывать, и спартанские лавочки, работающие по 3—4 часа в сутки (экономия на продавцах и инвентаре) очень быстро отбили хороший кусок рынка.
 
Сложно представить, как такое можно обанкротить. Но если создать монструозную структуру на полмиллиона загадочных членов, а потом превратить её во что-то вроде государственной торговой сети на селе, после чего этому реликту славных времен и мавзолею не блещущих ничем кадров придется конкурировать с профессионалами на их поле — то можно, как показывает практика.
 
А если бы вспомнить, что изначально это не торгсеть, а конгломерат «кружков по интересам», в которых главный интерес — сэкономить, довести товар до потребителя с минимальной наценкой — возможно, жарко пришлось бы не потребкооперации, а частным сетям.
 

Госсектор вообще-то может работать как одна фирма, в которой отдельные участки могут и не приносить прибыль — главное, чтобы в целом выходило в плюс.

 Сеть «Радзивиловский» могла бы быть дискаунтером, продвигающим товары госпредприятий (да и латать дыры в Оршанском районе могла бы она, а не почему-то «Евроопт»). «Джили» мог бы вытягивать производителей комплектующих, но не использует эту возможность.
 
Да, в современном мире это трактуется как «перекрестное субсидирование» и считается страшным грехом против богов рынка. Но вопрос: мы хотим, чтобы госсектор развивался — или хотим доказать, что у государства руки не оттуда, и передать всё «самым талантливым — бизнесменам»?
 

Пассажир, вставайте
 
Так или иначе — мы имеем то, что имеем. Госсектор планово отмирает, напоследок гарантируя какую-никакую социальную стабильность переходного периода.

Отчего же экспертные умы так переполошились и пытаются пришпорить события?
 
Приватизировать, даже за гроши, «Оршанские адовы молотилки» — это точно не способ прыгнуть в список миллиардеров Forbes. Да пусть загибаются потихоньку, в чём драма? Вашему любимому ПВТ и кабакам на Зыбицкой это не мешает, а для торговли даже поддерживает спрос. При нынешних тенденциях в конечном итоге вы всё равно получаете желаемое.
 
Полагаю, дело в том, что эта та часть экономических реформ, которая почти без вариантов конвертируется в политические последствия. Какое-то время мы ехали в рынок мягко, но вот уже скоро конечная — и проводница начинает тормошить сонных пассажиров.

Борьба идет за то, кому достанется не очень завидная роль этой проводницы.
 
Будь я оппозиционным лидером или либеральным экономистом, определенно предпочел бы, чтобы ответственность за реализацию этого пункта моей программы — ликвидацию значительной части рабочих мест в стагнирующих регионах — легла не на меня, а, например, на родной «кровавый режим». Мол, идея была здравой, но вы же видите, в чьи руки она попала... Можно даже протест против этого произвола возглавить.
 

Власть идет на «безальтернативные» реформы и своими руками добивает собственный конструкт середины 90-х — в союзе с Россией запустим заводы и двинемся к стабильности и процветанию.

И вот заводы сдохли, вместо стабильности — ожесточенная конкуренция на сжимающемся рынке труда, и с Россией ерунда какая-то — это же она нас на голодный паёк посадила. Четверть века впустую, и надо идти другим путём, для начала вернувшись в 90-е.

Ах, ну да, зато у нас есть атланты ПВТ и высокое место в рейтинге лёгкости ведения бизнеса.
 
Бог его знает, закончится ли это всё массовой миграцией, как в Молдове или Прибалтике, или примет какие-то более зажигательные формы. Но в плане политики тут такие окна возможностей распахнутся, что многих может и сдуть.
 
* * *
 
P.S. По правде говоря, я не думаю, что в два ближайших выборных года что-то такое на полном серьёзе произойдет. Даже при полном непонимании ситуации инстинкты подскажут, что так делать не стоит. Но потом… Напоминаю, что у нас в каморке недовольно ворчит кто-то большой и голодный.
               
Подписаться на RSS рассылку