Политика

12.02.2019

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

ВЕНЕСУЭЛА – «ЦВЕТНОЙ» ПЕРЕВОРОТ ИЛИ НОВЫЙ ВЬЕТНАМ?

ВЕНЕСУЭЛА –  «ЦВЕТНОЙ» ПЕРЕВОРОТ ИЛИ НОВЫЙ ВЬЕТНАМ?
  • Участники дискуссии:

    11
    37
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Интервенция во имя «демократии»

Как известно, 23 января спикер Национальной ассамблеи Хуан Гуайдо был провозглашен «временным президентом» Венесуэлы.

Сегодня венесуэльский парламент контролируется либеральной оппозицией. США, Бразилия, Колумбия, Аргентина, Чили и некоторые другие государства сразу же признали самопровозглашенного президента. ЕС и большинство его участников, после некоторых колебаний, также последовали этому примеру. Полномочия Гуайдо не признали Россия, Беларусь, Мексика, Куба, Никарагуа, Боливия, Турция, КНР, Италия и другие страны.

Этим  событиям, охарактеризованным многими как попытку государственного переворота, предшествовали уличные протесты и беспорядки, которые на протяжении нескольких последних лет не раз сотрясали Венесуэлу. Сейчас в Каракас и других крупных городах регулярно проходят демонстрации оппозиции против законного президента Николаса Мадуро. При столкновении сил правопорядка с манифестантами уже погибло несколько десятков человек.

Но решающим аргументом давления на власть в Боливарианской республике служит не местный «майдан», с которым она вполне в состоянии справиться. Ведь армия и полиция остаются верными президенту Мадуро. Главной угрозой стали вполне прозрачные обещания США организовать военную интервенцию в Венесуэлу с целью «восстановления демократии».

Принять участие в силовом вторжении, скорее всего, будут готовы также власти Колумбии и новый ультраправый президент Бразилии Жаир Болсонару. Возможный военный конфликт дестабилизирует не только Латинскую Америку, но и в целом осложнит и без того непростую ситуацию в мире. 

Левые президенты и революционные офицеры

Главной причиной кризиса является недовольство местной компрадорской буржуазией и транснациональных корпораций независимым курсом чавесистов. А основным орудием «решения вопроса» стала консервативная администрация Дональда Трампа.

есмотря на эйфорию, которую почему-то вызвал его приход к власти в некоторых кругах России, Трамп уже с первых шагов проявил себя воинственным «ястребом», проводящим интересы глобального капитала весьма жесткими методами. Президент демократов Барак Обама на его фоне выглядит учеником воскресной школы. Но дело вовсе не в личных качествах — именно такой государственный лидер  нужен сейчас,  в период перманентного кризиса, американским корпорациям.

Прямым следствием глубокого кризиса неолиберализма и стал приход к власти в ряде латиноамериканских стран левых правительств. Соответственно, начался и «крестовый поход» против них. В 2007 году против левоцентристкого президента Аргентины Кристины Киршнер  была организована масштабная медийная провокация — за связи с Уго Чавесом. Следующие выборы Киршнер проиграла, и в 2018 году против нее было возбуждено «коррупционное» уголовное дело.

Президенту Бразилии Дилме Русеф в 2016 году был объявлен импичмент. А в 2018 году другой левый бразильский экс-президент Лула был арестован также по обвинению «в коррупции».

Имели место и более жесткие сценарии. В 2009 году военными был арестован и отстранен от власти президент Гондураса Мануэль Селайа, пришедший к власти как либерал, но затем резко полевевший и подружившийся с Чавесом. В 2009 году президент Парагвая, левый католик Фернандо Луго предотвратил заговор генералов. Но в 2012 году парагвайский Сенат объявил ему импичмент. 

Заболел и в 2013 году умер при подозрительных обстоятельствах президент Венесуэлы Уго Чавес.

Кто-то из левых правительств учел этот опыт, кто-то — нет. Достаточно умеренно ведут себя бывшие городские партизаны -«тупамарос», находящиеся у власти в Уругвае. Совсем не похож на своего тезку и президент Эквадора Ленин Морено. А вот президент Никарагуа Даниэль Ортега проводит весьма сдержанную экономическую политику внутри страны, но во вне еще не утратил своего антиимпериалистического запала.

Левоцентристский президент Лопес Обрадор совсем недавно победил в Мексике. Но настоящими твердынями левых остаются Венесуэла во главе с Николасом  Мадуро и Боливия под руководством индейского лидера Эво Моралеса.

При этом ситуация в Венесуэле для  социальной реакции представляла серьезную проблему. Инспирированные импичменты либо майданные сценарии здесь сталкиваются с одним «но» — армией. Полковник Уго Чавес всегда опирался на поддержку военных, иногда даже отдавая им приоритет перед записными левыми политиками.

Дело в том, что венесуэльская армия — не типичная для Латинской Америки, где военные  составляют «белую кость» и основу правых переворотов. В вооруженных же силах Венесуэлы всегда служило много выходцев из простого народа, для которых армейская служба была одним из немногих трамплинов в жизни. Соответственно, среди офицеров Венесуэлы были популярны левые идеи. Подобная картина существует еще только в армии Перу.

И пока армия будет оставаться на стороне Мадуро и чавесистов, либеральная оппозиция не сможет силой захватить власть. Но вот раскачать ситуацию ей все же удалось. 

Перманентный кризис и революция

Конечно, либеральная оппозиция использовала прежде всего ту непростую экономическую ситуацию, которая сложилась сегодня в Боливарианской республике. Вопросы о том, что происходит в Венесуэле, мы задали Олегу Ясинскому, проживающему в Латинской Америке и являющемуся одним из лучших экспертов.
 
Венесуэла — не единственная страна в кризисе. В состоянии перманентного кризиса находится значительная часть населения большинства стран Латинской Америки и мира, — так начинает он свой ответ на наш вопрос «Кто виноват в экономическом кризисе в Венесуэле?».

Хронический голод бедняков, отсутствие доступа широчайших слоев населения к образованию и медицине никогда не вызывали скандала в «мировой демократической прессе». О кризисе говорят обычно, когда кризис затрагивает благополучный средний класс и особенно элиты. В Венесуэле мы имеем дело как раз с таким случаем.

Думаю, никто сегодня не сможет с точностью назвать пропорцию ответственности за ситуацию в Венесуэле внешнего и внутреннего фактора. Вот уже почти двадцать лет правительства США вкладывают колоссальные экономические, пропагандистские и политические ресурсы для дестабилизации Венесуэлы.

При этом очевидно и другое — огромные политические и экономические просчеты правительств Чавеса и Мадуро, которыми воспользовалась коррумпированная бюрократия в армии и государстве, фактически присвоившая часть экономики и возможность постоянной манипуляции рычагами управления. Все это  ведет к постоянному падению уровня жизни населения. 

При этом Чавес называл свой строй «социализмом XXI века». Однако скорее это был реформистский проект, более близкий к социал-демократии, чем к большевизму. Планы индустриализации Венесуэлы были провалены, огромная часть выделенных на это ресурсов была просто разбазарена и расхищена. Поэтому многие ортодоксальные марксисты полагают, что в Венесуэле так и не появился настоящий рабочий класс. А огромные массы люмпенов и пауперов стали основой левого популизма.   

Олег Ясинский же  считает, что «боливарианский проект» — это скорее импровизация, чем следование строго продуманному плану. В этом заключается его сила и слабость:
 
— Боливарианская революция — национально-освободительный проект, в котором предполагалось активное участие патриотически настроенной мелкой и средней местной буржуазии, чего по сути так и не произошло.

Вопрос об отличиях Мадуро от Чавеса часто задают с целью дискредитации нынешнего президента. Ведь всем  очевидно, что Мадуро не обладает ни харизмой Чавеса, ни его способностью предвидеть события. Но главное — не в этом. А  в  вертикальной и централизованной власти — характерной и для правительства Чавеса, и для правительства Мадуро.

Горизонтальная коллегиальная модель управления, о которой столько мечтали многие левые, так и не была построена. Приоритеты же бюрократической вертикали  радикально отличаются от интересов народа, создавшего за эти годы множество низовых органов власти и самоуправления.

Серьезнейшей проблемой Венесуэлы является уличная преступность и вооруженное насилие, буквально захлестывающие большие города. Белорусские нефтяники и строители, работавшие ранее в Боливарианской республике, знают не по слухам — здесь можно быть ограбленным, а то и получить пулю в любое время и почти в любом месте. Наш эксперт считает:
 
 — У уличной преступности в Венесуэле достаточно глубокие корни. И она, как и коррупция, возникла отнюдь не с приходом к власти чавизма. Будучи президентом Чавес думал, что по мере решения наиболее острых социальных проблем и преодоления бедности (что ему в значительной степени удалось), уровень преступности естественным путем снизится.

Он не любил традиционных карательных мер, при которых «война с преступностью» легко превращается в войну с бедностью. И делал ставку на изменение сознания граждан.

К сожалению, этого не случилось. При этом не следует забывать, что извне вложены огромные ресурсы в дестабилизацию страны. Так, из соседней Колумбии границу постоянно переходят ультраправые боевики, ввозится оружие, наркотики и деньги.

При этом беднейшие слои населения больше поддерживают Мадуро и чавесистов, а оппозиция выражает интересы среднего класса и элиты.

Но есть и обратные явления. Часть привилегированных слоев может быть за Мадуро или нейтральна. В то же время некоторые бедняки выступают на стороне оппозиции. Несмотря на то, что они обязаны чавизму всем — преодолением бедности, образованием и тем, что впервые почувствовали себя полноценными гражданами.

Политолог Дмитрий Костенко сообщает —  в рядах оппозиции есть и левое крыло. И даже бывшие сторонники Чавеса. Например, последователи ныне покойных братьев Петковых из партии MAS (Движение к социализму). В начале 90-х они  сотрудничало с Уго Чавесом, потом стали к нему в оппозицию. «Движение к социализму» соответственно раскололось на сторонников и противников Чавеса.

Леворадикальная организация «Бандера Роха» также воинственно борется с Мадуро. В прошлом эти «краснознаменцы» были проалбанскими ходжаистами. Впрочем, «левые» в оппозиции не являются существенной силой. Ультралевая критика «боливарианского социализма» звучит, конечно, радикально. Но на практике приведет, скорее всего, к совершенно противоположным результатам. Оппозицию преимущественно контролируют либеральные и ультраправые силы.

Мадуро, как и Чавес, опирается на фронт левых сил, в которые входят -  чавесисткая Объединенная Социалистическая партия, движение «Мы-Венесуэла», движение Тупамарос (развивает базовое самоуправление в бедняцких кварталах-«барриос»), «Венесуэльское Народное Единство», партия «Подемос», «Родина для Всех» (откол от MAS братьев Петковых), Аутентичная Реновационная организация, политическое движение «Альянс ради Перемен», «Избирательное движение Народа» и Коммунистическая партия Венесуэлы.

 Олег Ясинский считает, что в  оппозиция в Венесуэле преобладают ультраправые силы:
 
 — Многие из разочаровавшихся в идеях боливарианской революции перестали участвовать в политике. Те немногие из них, кто рассматривал политическую активность как карьеру — влились в оппозицию. Один из их любимых тезисов: “Чавес — не Мадуро”. 

Гуайдо — далеко не социал-демократ, он опирается на самые правые круги венесуэльской оппозиции. Самопровозглашенный президент обещал приватизировать государственную нефтяную компанию ПДВСА. Многие ультраправые в Латинской Америке привыкли маскироваться под «центр» из-за резкого неприятия большинством избирателей правых идей. Вся оппозиция  в Венесуэле — ультраправая и интервенционистская.

Ее боевики ранее совершали нападения и жестокие убийства сторонников Чавеса. Сегодня из цель — спровоцировать полицию на насилие, что бы создать «картинку».

При этом не меньше, чем оппозиционеров, в уличных столкновениях погибает и чавесистов. Но мировая пресса не пишет об этом.

К сожалению, и силовые структуры в этой латиноамериканской стране тоже далеко не всегда отличаются гуманностью. 

Так же мировые СМИ не сообщили и о том, что 2 февраля, в 20-ю годовщину Боливарианской революции, чавесисты вывели на улицы миллионы граждан — несмотря на сильное падение популярности правительства Мадуро. 

Армейские кадры решают все?

В конечном итоге, очень многое теперь будет зависеть от позиции армии. Военная верхушка контролирует весьма важные сегменты в экономике, и она не заинтересована в переформатировании ситуации. Но станет ли она воевать?

Если внешние и внутренние путчистские силы гарантируют армейской элите статус кво, их позиция может поменяться. Зато среди рядовых солдат и младших офицеров сильны боливиарианские идеи и патриотизм. И многие из них будут бороться до конца. 

Что касается возможности и результатов иностранной интервенции, то прогнозы здесь могут быть разными. Но скорее всего, именно неудачи уличных протестов и «мирного» перехода к власти оппозиции могут подвигнуть внешних игроков к вторжению. Им необходимо остановить «левое наступление» в Латинской Америке — речь идет о серьезном вызове мировому неолиберальному порядку. Еще им нужна венесуэльская нефть и имидж успешных глобальных антикризисных менеджеров. Последнее — уже больше для внутреннего потребления. 

Олег Ясинский считает:
 
— Мы до сих пор привыкли больше думать о новом Вьетнаме, чем о новой Сирии. В случае интервенции США и их сателлитов в Венесуэлу самым вероятным вариантом развития событий станет затяжная гражданская война между вооруженными и поддерживаемыми северной империей “борцами за демократию” — и огромной частью венесуэльского общества. Но на  стороне последней будут симпатии лучшей части Латинской Америки и мира. 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир Ераносян
Россия

Владимир Ераносян

Писатель, шоумен, промоутер

Венесуэльский капкан Трампа

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Движущие силы госпереворота в Венесуэле

Константин Сёмин
Россия

Константин Сёмин

Телеведущий, политобозреватель, кинодокументалист

Ситуация в Венесуэле не может не ударить по всему социалистическому движению

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Дядя, купи Прибалтику: Трамп расширяет границы возможного в геополитике

Названа главная трагедия московских протестов

Да, с этим не поспоришь.

Улыбка

а в данном случае она была его музой ,поднимает человека на недосягаемые ранее высоты--------------- А какие такие у данного человека появились высОты или какая хоть одна высота? С

Дядя, купи Прибалтику: Трамп расширяет границы возможного в геополитике

Послушала... Испытала культурно-патриотический шок. Поделилась с другими жителями Латвии - они-то не знают!

Неспящие «спящие»

Какие Вам нужны доказательства, если об этих делах полно инфы в интернете, включая то, что молдаванка по происхождению Цуркан начала свою карьеру в Usaid, пролезла в итоге в Интер

Виктор Алкснис: Предполагалось провести интернирование видных «демократов»

"... швейцарец Морис Баво хотел застрелить Гитлера из пистолета во время проведения пивного путча..." Ох, уж эти писатели руками. Какого пивного путча в 1938 году? Да ещё "проведен

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.