Лечебник истории

12.05.2019

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Великая немка с русской душой (Часть 2)

Великая немка с русской душой (Часть 2)
  • Участники дискуссии:

    5
    8
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
Продолжение. См☞  начало

Потемкин тут же сориентировался и направился в Петербург.

Умный и расчётливый человек, действовал он не с наскока, а осмотрительно. В течение шести недель Потёмкин прощупывал почву и укреплял свои шансы, а 27 февраля 1774 года императрица получила от него письмо, в котором тот милостиво просил назначить его генерал-адъютантом, «если она считает его услуги достойными».

20 марта Екатерина отправила Васильчикова в Москву и удовлетворила просьбу Потёмкина. С тех пор ему было суждено стать самым известным и могущественным фаворитом Екатерины.

Уже в мае его ввели в члены Совета, в июне пожаловали в графы, а в октябре произвели в генерал-аншефы, вскоре наградив орденом Андрея Первозванного.

Все недоумевали, теряясь в догадках и полагая, что внешний лоск кривого на глаз и кривоногого Потёмкина не соответствует двору императрицы, но Екатерина была другого мнения.

«Ах, что за голова у этого человека, — восторгалась она, — и эта хорошая голова забавна, как дьявол».

Одним словом, всего за несколько месяцев Потемкин сделался первым министром, всемогущим человеком, «перед которым стушевались все соперники и склонились все головы». Даже Чернышев уступил ему место председателя военной коллегии.

Результаты не замедлили себя ждать.

10 июля 1774 года переговоры с Турцией завершились подписанием мирного договора, согласно которому декларировалась независимость татар и Крымского ханства от Османской империи, к тому же России отошло ряд городов, включая Керчь и Азов.

Последовал запрет на притеснение православных в Закавказье, под покровительство России также перешла Молдавия и Валахия. К тому же, турки обязались выплатить контрибуцию в размере 4,5 млн. рублей.

Императрица была довольна — на такой выгодный мир никто не рассчитывал. Но эйфория от достигнутых результатов омрачалась успешностью действий повстанцев Пугачёва, которые к лету 1774 года достигли своей кульминации.

Лишь в августе наступил перелом — Пугачев был окончательно разбит, пленён и 10 января 1775 года казнён в Москве при большом стечении народа.



В целях устранения выявившихся в ходе пугачёвского бунта недостатков в системе губернского управления Екатерина при активном участии Потёмкина в 1775 году начала губернскую реформу.

Она ввела новое областное деление: вместо 20 обширных губерний империя была разделена на 50. В основание губернского деления было положено количество населения. Таким образом, губернские округа численностью в 300-400 тысяч жителей подразделялись на уезды с населением в 20-30 тысяч человек.

Каждая губерния получила однообразное административное и судебное устройство.

Летом 1775 года победитель турок фельдмаршал граф Румянцев представил императрице в Москве могучего, статного и красивого Заводовского с прекрасной характеристикой.

Императрица пожаловала ему перстень и назначила своим кабинет-секретарем.

Вскоре карьера нового фаворита пошла на взлёт. Он был пожалован в генерал-адъютанты, вёл канцелярию и, как и Потёмкин, сделался одним из самых приближенных к Екатерине людей.

Заметив эти перемены, смышлёный Потемкин в апреле 1776 года отправился на ревизию Новгородской губернии.

Своим разумным поведением он сохранил влияние и искреннюю дружбу с Екатериной и в 1776 году был пожалован в князья.

Редкий случай, но он почти до самой своей смерти оставался вторым человеком в государстве, определял внутреннюю и внешнюю политику.

Заводовского, первым наставившим ему рога, Потёмкин убрал в течение года, представив Екатерине своего адъютанта, героя и красавца-белоруса Зорича.
 
Не имея цели далее обсуждать постельные дела императрицы, о которых написано больше, чем обо всём остальном, следует лишь заметить, что с тех пор большинство фаворитов были приближены к Екатерине именно самим Потемкиным.
Таким образом она получала на огранку очень достойных и тщательно подобранных кандидатов и фактически стала воспитательницей многих влиятельных людей своего времени.

Умные и образованные, они выполняли роль участников обсуждения важных сторон государственной жизни и настроений в обществе.

Касаемо женщин, императрица любила умных собеседниц, так как досужая женская болтовня и интрижки были ей противны ещё с детства, когда она в мальчишеских ватагах бегала по родному Штеттину.

Из числа немногочисленных подруг императрицы следует особо выделить Екатерину Воронцову-Дашкову.

Широкий кругозор этой изумительной особы сложился в силу её длительной поездки в 1769-1782 годах в Европу.

Дашкова побывала в Германии, Великобритании, Швейцарии, Голландии, Франции, Италии, имея беседы с европейскими просветителями Ж. Ж. Руссо, Вольтером, Д. Дидро и другими.

Она была настолько продвинутой особой, что в 1783 года императрица назначила её на пост директора Петербургской Академии наук при президентстве графа К. Разумовского.
 
Под руководством первой женщины, управлявшей академией, был осуществлён ряд ценных изданий, в том числе собрание сочинений М. В. Ломоносова, С. П. Крашенинникова, И. И. Лепёхина.
Одновременно в течение 1783-1784 годов Дашкова руководила изданием журнала «Собеседник любителей российского слова», в котором печатались Г. Р. Державин, Д. И. Фонвизин, Я. А. Княжнин и др.

Екатерине II нравился литературный вкус Дашковой, импонировало её желание «возвести русский язык в ранг великих литературных языков Европы».

Как следствие, в октябре 1783 года она становится президентом открытой по её предложению Академии Российской, ставшей центром изучения русской словесности.

Современники отмечали, что в самые сложные моменты жизни Екатерина отдавала приказы толково и разумно.

В первой половине 80-х годов стареющая императрица главное внимание уделила совершенствованию государственного устройства.

В 1782 году появились две знаменитые жалованные грамоты — дворянству и городам. Эти акты завершили реформу местного управления, начатую в 1775 году.

У императрицы был чётко налаженный распорядок дня.

Она просыпалась в 6 часов утра, сама одевалась и растапливала камин.

Приведя себя в порядок, она шла в свой кабинет, где её ожидала чашка крепкого кофе со сливками и печеньем.

После коротенького общения с любимыми гончими собаками, съедавшими всё под чистую на столе императрицы, она выпускала их на выгул, а сама садилась за работу и писала до девяти часов.

В девять часов она принимала докладчиков.

Первым входил обер-полицмейстер, чтобы озвучить бумаги, поданные на подпись. Затем являлся секретарь и начиналась работа с документами.

Императрица читала и писала на трех языках, допуская в русском письме синтаксические и грамматические ошибки, что для неё было досаднее всего, так как секретарям приходилось переписывать черновики.

По этому поводу она поясняла:

«По приезде моем сюда, я с большим прилежанием начала учиться русскому языку.

Тетка Елизавета Петровна, узнав об этом, сказала моей гофмейстейрше: полно ее учить, она и без того умна».

Работа с секретарями то и дело прерывалась визитами генералов, министров и сановников.

Так продолжалось до обеда.

В будние дни императрица облачалась в чрезвычайно простое, открытое и свободное платье, не носила никаких драгоценностей.

«Парижским модам она не следовала и не поощряла это дорогое удовольствие», предпочитая одевать дорогое бархатное платье «русского фасона». Голову украшала короной.

На обед с императрицей приглашалось человек двенадцать. Обед продолжался около часа и был очень прост. Екатерина никогда не заботилась об изысканности своего стола.

«Ее любимым блюдом была вареная говядина с солеными огурцами. В качестве напитка она употребляла смородиновый морс».

В последние годы жизни по совету врачей Екатерина выпивала рюмку мадеры или рейнвейна.

После обеда Екатерина несколько минут беседовала с приглашенными, затем все расходились, а императрица садилась за вышивку, и один из приближённых читал ей вслух.

Если суммировать её упоминания о прочитанных книгах, можно смело сказать, что Екатерина была в курсе всех книжных новинок своего времени, причем читала всё подряд — от философских трактатов и исторических сочинений до романов.

После чтения был часовой отдых, после которого к императрице являлись должностные лица с донесениями или за приказаниями.

В четыре часа дня её рабочий день заканчивался, и наступало время отдыха и развлечений.

По длинной галерее Екатерина переходила из Зимнего дворца в Эрмитаж.

Она рассматривала новые коллекции и размещала их, играла партию в биллиард, а иногда занималась резьбой по слоновой кости.

В шесть часов вечера императрица возвращалась в приемные покои Эрмитажа, уже наполнявшиеся лицами, допущенными ко двору.

Здесь проходило её общение с Петербургским бомондом вперемешку с разными играми и развлечениями с разрешением всяких вольностей.

Своей подруге г-же Бельке она писала:

«Надо быть веселой. Только это помогает нам все превозмочь и перенести. Говорю вам это по опыту, потому что я многое превозмогла и перенесла в жизни».

В десять часов вечера императрица удалялась во внутренние покои и только для виду прикоснувшись к ужину, шла в опочивальню.

Несмотря на постоянное присутствие в её жизни мужчин, Екатерина вовсе не была ветреной или развратной. Правда, после перенесенного с Орловыми, она уже никогда не насиловала свое сердце и давала отставку фаворитам без всяких церемоний.

На склоне лет в 1787 году Екатерина совершила одно из своих самых длительных и известных путешествий в Крым.

Не успела она возвратиться в Петербург, как грянула весть о разрыве отношений с Турцией и об аресте русского посла в Стамбуле — началась вторая Турецкая война.

В довершение неприятностей, повторилась ситуация 60-х годов, когда одна война потянула за собой другую — шведский король Густав III вознамерился напасть на плохо защищённый Петербург.

Явившись в Финляндию, он отправил вице-канцлеру Остерману требование вернуть Швеции все ранее уступленные земли, а Порте — возвратить Крым.

Так в июле 1788 года началась Шведская война.

Поскольку Потемкин был занятна войной с Турцией, все тяготы войны со шведами целиком легли на плечи Екатерины, которая вникала во все дела лично, включая управление морским ведомством, строительством новых казарм и госпиталей, приказала привести в порядок Ревельский порт.

Через несколько лет она вспоминала:

«Я была тогда одна, почти без помощников, и… проявила деятельность, на которую меня никто не считал способной; я вмешивалась в невероятные подробности до такой степени, что превратилась даже в интенданта армии, но, по признанию всех, никогда солдат не кормили лучше в стране…»

В итоге шведский король так результата и не достиг. 3 августа 1790 года был заключен Версальский мир, согласно которому границы обоих государств остались те же, какие были до войны.

А война с Турцией продолжалась.

В 1790 году Суворов взял Измаил, а Потемкин — Вендоры.

После этих поражений Порте не оставалось ничего, как уступить, и в декабре 1791 года в Яссах был заключен мир.

Россия получила междуречье Днестра и Буга, где вскоре была построена Одесса. Русским владением был признан и Крым.



К великому несчастью Потемкин не дожил до этого радостного момента — он скончался 5 октября 1791 года по дороге из Ясс в Николаев.

Горе Екатерины было безмерно.

По свидетельству французского уполномоченного Женэ, «при этом известии она лишилась чувств, кровь бросилась ей в голову, и ей принуждены были открыть жилу».

«Кем заменить такого человека? — повторяла она своему секретарю Храповицкому. — Я и все мы теперь как улитки, которые бояться высунуть голову из скорлупы».

Как мы отмечали в начале, последним важнейшим деянием Екатерины стал раздел Польши и присоединение к России западных русских земель, происходивший в три этапа.

Следует замесить, что многолетняя анархия и события 1772 года образумили многих шляхтичей.

Преобразовательная партия на четырехлетнем сейме выработала новую конституцию, принятую 3 мая 1791 года, согласно которой Liberum veto было упразднено.

Конституция установила наследственную королевскую власть, в Сейме — принцип большинства, допущение депутатов от горожан, полное равноправие иноверцев, отмену конфедераций.

Как всегда, все эти преобразования проводились на волне рьяных антирусских выступлений и в пику всем прежним договоренностям, согласно которым Россия гарантировала польскую конституцию.

Екатерина вынуждена была закрывать глаза на разного рода дерзости, но как только мир с Турцией был заключен, её терпение лопнуло и в Варшаву был введен русский гарнизон.

В ноябре прусский посол в Петербурге, граф Гольц, использовал это обстоятельство для мотивации раздела Польши и представил карту, где был очерчен участок, который желала заполучить Пруссия.
 
В декабре Екатерина после подробного изучения карты утвердила русскую долю раздела, в результате чего к России отошла большая часть белорусских земель.
Понятное дело, что поляки начали готовить восстание. По планам повстанцев центром выступления должна была сделаться Варшава.

Рано утром 6 апреля 1794 года русский гарнизон был неожиданно атакован, большая часть солдат перебита, и лишь немногие части с тяжелыми потерями смогли пробиться из города.

По понятной причине королю Станиславу Понятовскому поляки не доверяли, потому верховным правителем был провозглашён генерал Костюшко.

Это поставило окончательную точку на судьбе Польши.

В сентябре 1794 года между Австрией, Пруссией и Россией было достигнуто соглашение о третьем разделе, согласно которому Краковское и Сендомирское воеводства должны были отойти Австрии.

Границами России становились Буг и Неман. Кроме того, к ней отходили Курляндия и Литва.

Заметим, что согласно соглашению вся остальная Польша с Варшавой должна была отойти к Пруссии.

Русские войска начали стремительное наступление и уже 4 ноября Суворов взял Варшаву.

Революционное правительство было низложено и власть снова временно оказалась в руках короля Станислава-Августа Понятовского, который написал Екатерине:

«Судьба Польши в ваших руках; ваше могущество и мудрость решат ее; какова бы не была судьба, которую вы назначите мне лично, я не могу забыть своего долга к моему народу, умоляя за него великодушие Вашего Величества».

В ответ Екатерина написала:

«Не в моих силах было предупредить гибельные последствия и засыпать под ногами польского народа бездну, выкопанную его развратителями и в которую он наконец увлечен…».
 
13 октября 1795 года произведен был третий раздел, и Польша исчезла с карты Европы.
Екатерина очень тяжело переносила случившееся и была, к тому же, надломлена смертью Потемкина.

В сентябре 1796 года после помолвки её внучки с королем шведским Густавом IV, она слегла в постель.

В конце октября наступило временное облегчение, и 4 ноября Екатерина в последний раз собрала интимный кружок в Эрмитаже, «была очень весела весь вечер и смеялась шуткам Нарышкина».

На следующий день она встала в свой обычный час, поработала с секретарем и, отпустив последнего, приказала ему подождать в прихожей.

Ожидание затянулось. Все начали беспокоиться.

Последний фаворит императрицы Зубов бросился в спальню и нашёл её недвижимой в уборной «с покрасневшим лицом и пеною y рта».


Платон Зубов, последний фаворит Екатерины

Екатерину уложили на полу в спальне, и она ещё около полутора суток сопротивлялась смерти, но так и не пришла в себя, скончавшись утром 6 (17) ноября 1796 года.

Ранее, предчувствуя, что жить ей осталось недолго, императрица составила эпитафию для своего будущего надгробия:
 
«Здесь покоится Екатерина Вторая.

Она прибыла в Россию в 1744 году, чтобы выйти замуж за Петра III.

В четырнадцать лет она приняла троякое решение: понравиться своему супругу, Елизавете и народу.

Она не упустила ничего, чтобы добиться в этом отношении успеха.

Восемнадцать лет, исполненных скуки и одиночества, побудили ее прочесть много книг.

Взойдя на российский престол, она приложила все старания к тому, чтобы дать своим подданным счастье, свободу и материальное благополучие.

Она легко прощала и никого не ненавидела.

Она была снисходительна, любила жизнь, отличалась веселостью нрава, была истинной республиканкой по своим убеждениям и обладала добрым сердцем.

Она имела друзей.

Работа давалась ей легко.

Ей нравились светские развлечения и искусства».

В этих продуманных и выстраданных фразах и заключён ответ на вопрос, какой была великая немка с русской душой.

В заключение хочется отметить, что екатерининский период европейской истории — неисчерпаемая тема для исследователей.

В 2017 году стараниями историка Наталии Зозулиной тиражом 2 тысячи экземпляров выпущено интереснейшее, богато иллюстрированное издание «Европейский альянс. Хроника последнего десятилетия царствования Екатерины ІІ».

В прошлом году Президент России Владимир Путин и министр обороны РФ Сергей Шойгу перед началом военно-морского парада в Санкт-Петербурге посетили усыпальницу российских императоров и поклонились могиле Екатерины II.



Тот факт, что круглая дата 290-летия со Дня рождения великой русской императрицы практически обойдена молчанием в российском истеблишменте, видимо, следует считать данью времени.

Однако хочется верить в лучшее.
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Академик Александр Коваленя: У нас с россиянами общая история

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

Удивительные победы прибалтийского губернатора

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

Как рижский род Витте в Российской империи по службе продвигался

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

​Великая немка с русской душой

Названа главная трагедия московских протестов

В подлиннике или переводе ? А то перевод вещь такая - может и отличаться от оригинала .

Джеймс Бонд умер. Да здравствует Джеймс Бонд

Классная идея ! Переснимать серии 007 в ютубе с собой вкачестве ГГ

О Европе и европейскости

Это вы представляете, а в Евразии живут представители разных рас)

Черновые варианты Договора о ненападении между СССР и Германией

Договор был жизненно необходим. Именно такой, именно с приложениями. И те, кто сегодня утверждает об агрессивном характере СССР на основании этого договора, просто болтуны, которые

Академик Александр Коваленя: У нас с россиянами общая история

Поскольку обязательство воевать на стороне СССР по времени было более поздним, обязательство по отношению к Германии в случае нападения Германии на СССР автоматически утратило силу

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.