Спикер дня

01.11.2018

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

«В судьбоносный момент нужно быть со своими»

«В судьбоносный момент нужно быть со своими»
О политических убеждениях и фронтирной идентичности
 

 

С философом, политологом, редактором IMHOclub.by Алексеем Дзермантом беседует Станислав Бышок, портал «Телескоп» (Беларусь)
 
 

— Алексей Валерьевич, не секрет, что до сравнительно недавнего времени ваши политические взгляды не отличались особыми симпатиями к России. Каковы причины, подтолкнувшие вас пересмотреть свою позицию?

— Относительно недавно — это 8—10 лет назад. Можно даже назвать и более точную дату окончательной переоценки ценностей. 19 декабря 2010 года. Дата президентских выборов в Беларуси, когда прозападная оппозиция собрала в центре Минска многотысячный митинг и попыталась устроить здесь свой майдан. К этому времени я был уже весьма скептически настроен и к оппозиционным лидерам, и ко всему спектру националистических и либеральных партий и движений.

То, что тогда попыталась совершить оппозиция, никак не укладывалось в моё представление о нормальном политическом процессе и настоящем патриотизме. Явно торчали и уши спонсоров всей этой вакханалии, которая должна была ввергнуть страну в хаос и разруху.

Ещё было крайне неприятное впечатление от лицемерной позиции западных лидеров, которые сулили миллиардные кредиты за проведение выборов по «демократическим стандартам», а потом, когда их протеже фактически пытались совершить государственный переворот, ввели против моей страны санкции и развязали настоящую информационную войну в западных СМИ. Россия, кстати, тогда признала официальные итоги выборов и, по сути, поддержала белорусскую власть, не допустившую майдана в Минске.

Но моё личное отношение к России стало меняться ещё раньше. Долгое время я имел возможность изучать в Литве и Польше их идеологические и геополитические концепции, которые поначалу казались исторически обоснованными и привлекательными. Например, концепцию Междуморья и региона ВКЛ.

Однако более глубокое знакомство с этими идеями, их авторами, ролью Беларуси в их рамках, привело к пониманию того, что все они являются фактически неоколониальными, предусматривающими глубокую, болезненную ломку реальной белорусской, а не вымышленной «литвинской» идентичности, чреватую гражданским конфликтом и в итоге войной.

И всё это резко контрастировало с тем, чем, скажем, была Беларусь как БССР в составе Советского Союза вместе с Россией и другими союзными республиками.
 

Пришло понимание, что чаемый национально-озабоченными гражданами образец белорусского ренессанса следует искать скорее в советское время, хоть и противоречивое, но всё же крайне благоприятное для белорусской культуры.
 

Дальше было знакомство с разнообразной научной литературой о древнерусском периоде, общих истоках трёх восточнославянских народов — русских, украинцев и белорусов, реальном положении русинского населения в ВКЛ и Речи Посполитой и историческая картина в итоге стала значительно отличаться от националистического канона. И в то же самое время стала понятна органичная связь между этой картиной и современным политическим выбором белорусов.

И, самое важное, на мой взгляд, — не кем ты был, а кем ты стал. Особенно, если осознанно сделал выбор, считаешь этот выбор правильным и можешь аргументировано обосновать.





— Как бывшие соратники по «кривской» тематике отнеслись к перемене ваших политических взглядов? Насколько в принципе болезненной, субъективно или на уровне межличностных отношений, была ваша политическая трансформация?

— Поскольку имею привычку додумывать любые идеи до логического завершения, оценивая их сильные и слабые стороны, а также последствия воплощения, то лично для меня эта трансформация была безболезненной, никаких особых переживаний не было. Но тогдашнее моё окружение, конечно, в большинстве своём восприняло это крайне негативно, исключения были единичны.

К сожалению, в этой среде распространено сектантское мышление, не предусматривающее каких-то исканий, сомнений, открытия новых горизонтов и альтернатив. Там всё однозначно — как только ты начинаешь расходиться с ними по ключевым мировоззренческим пунктам, тебя сразу же объявляют врагом, выливают потоки лжи и начинается кампания информационной травли.

С тех пор, кстати, моё имя регулярно вызывает у местных националистов приступы ярости (смеётся). Это и понятно — очень хорошо знаю их доктрину и истинные цели. Но ко всем этим нападкам отношусь стоически. Они таким образом пытаются концентрировать на себе внимание и паразитировать на этом, не давая сосредоточиться на действительно важных вещах. А чтобы у них этого не получалось, нужно держать сознание чистым от этого влияния, относиться к этому, как к бесовщине, пытающейся совратить с истинного пути.


— Что может побудить граждан Беларуси, настроенных прозападно, поменять свои убеждения? Насколько в принципе, на ваш взгляд, современная белорусская молодёжь ориентирована прозападно? И как она воспринимает Россию?

— Причин может быть много.
 


Во-первых, знакомство с лидерами, активистами, моральными авторитетами прозападных сил. Моё личное впечатление до сих пор остаётся негативным. Мне кажется, что среди них аномально большая концентрация людей нечистоплотных, нетерпимых, невежественных, одержимых и политически безграмотных.

Во-вторых, понимание того, что эти силы по факту являются марионетками в чужих руках. Это полезные идиоты, которых удобно использовать для разрушения страны и самоубийственного противостояния с Россией.

В-третьих, это знание о реальном положении дел на Западе, о том, как там устроена политика и экономика, как там воспринимают нас и чего от нас хотят, по ту сторону красивых слов о радении за демократию и национальную идентичность.
 

 

Мой опыт говорит о том, что мы для правящих западных элит — это цивилизационный конкурент, ресурс, который необходимо подчинить и переварить. Те же, кто на Западе придерживаются иных взглядов, как раз таки не стараются вмешиваться в наши внутренние дела и смотрят скорее даже с симпатией.
 

Что касается молодёжи, то основную проблему вижу в её индифферентности. В действительности, я бы оценил уровень осознанной поддержки в молодёжной среде каких-либо политических идей всего в 5—10%. Но среди этой группы прозападные силы, конечно, очень активны, они стараются привлечь самыми популярными «кумирами»: деньгами и возможностью стать успешным. Западная индустрия соблазнов весьма изощрённая, сопротивляться ей могут только очень стойкие и убеждённые люди, а вот с их воспитанием у нас настоящая проблема.

Есть проблема и с восприятием России — часто о ней просто ничего не знают или знают искажённую информацию. Это говорит о том, что молодежное общение между нашими странами — дело первостепенной важности.

В молодёжной среде поддержка западной ориентации выше, чем среди старшего поколения и причина этого очевидна — западные структуры лучше работают в плане донесения информации и создания привлекательного образа. На это можно ответить только повышением качества и количества информации с нашей стороны.






— По-вашему, отход отдельных личностей из прозападного лагеря в лагерь, условно именуемый пророссийским, — тренд или скорее исключение из правил?

— Полагаю, что это естественный процесс. Во всяком случае для тех, кто не утрачивает способность самостоятельно мыслить. Тенденция такая есть, пусть и небольшая, но она заметна. Довольно много людей с возрастом и опытом приходят к пониманию более адекватных, с моей точки зрения, ориентиров.

Считаю, что эту тенденцию надо поддерживать и усиливать. В условно прозападном лагере немалое количество достойных людей, оказавшихся там случайно либо просто ищущих некое место применения своих усилий. Им надо помогать, вытягивать из сект и показывать иные варианты мышления, понимания и активности.


— Помимо перехода экспертов и политических комментаторов из прозападного в пророссийский лагерь, есть и обратные примеры, скажем, Арсений Сивицкий и Юрий Царик, которые раньше писали статьи о положительных аспектах евразийской интеграции, а сегодня рассказывают о «российской угрозе». С чем вы это связываете?

— Мне всё-таки сложно судить, я не знаком с их мотивами, хотя эту трансформацию, конечно, заметил. С теперешними их взглядами я в корне не согласен и вижу в них признаки участия в информационно-психологических операциях на стороне вероятного противника.
 

Но если абстрагироваться от персоналий, то стоит заметить, что Беларусь хоть и принадлежит к русской, если угодно и евразийской цивилизации, но всё же находится на фронтире, здесь расположён стык этой цивилизации и цивилизации западной, евроатлантической. Поэтому такие переходы, в принципе, неудивительны, они всегда были и, видимо, будут.
 
 


Классическим примером такой «фронтирной» идентичности является Феофан (Прокопович), изначально бывший православным, он получил образование в Киево-Могилянской академии, затем обратился в униаты, окончил иезуитскую коллегию, но не остался в Риме, а вернулся в Киев, вновь принял православие и, в конце концов, до самой кончины жил и работал в Петербурге при царе Петре I и даже консультировал Тайную канцелярию. Он же, между прочим, считается одним из авторов концепции о триедином русском народе.
 


Я могу понять подозрительность и недоверие «коренной» России в отношении таких людей с «фронтирной» идентичностью, мол, кто гарантирует, что они не перейдут вдруг обратно. Конечно, такой риск есть. Но Россия потому и стала невероятно могущественной страной, что всегда была открыта и к таким людям и они служили ей верой и правдой. Россия давала им пространство для самореализации. Во всяком случае, для себя я вижу это так.

Проблему выбора каждый решает персонально для себя. Твёрдость выбора, на мой взгляд, проверяется моментом, когда он был сделан. Во время Великой Отечественной войны большинство дееспособных белорусов в условиях оккупации сделали правильный выбор, став партизанами и подпольщиками.

Так же и сейчас — в воздухе витает ощущение если не предвоенного времени, то, по крайней мере, судьбоносного момента для всей нашей цивилизации. И в этот момент нужно быть со своими.
         
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Глобальный проект или периферийный капитализм?

Петр Петровский
Беларусь

Петр Петровский

Философ, историк идей

«Беларусь как оплот против России...»

Провокация или новая политика Госдепа?

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Белорусская национальная идея

О чём сказал генерал Зась?

Вадим Гигин
Беларусь

Вадим Гигин

Декан факультета философии и социальных наук БГУ

Интеграция Беларуси с Россией не ведёт к политической зависимости

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    12
    65
  • Последняя реплика:

Ой, мама, Шикотан отдам?

Про сохранение СССР там речи вообще не было. :)Основная мысль была, что СССР надо разделить без крови, так как в противном случае резня будет похуже чем в гражданскую войну, а СССР...

100 лет Победившего Хутора

Вы не очень представляете, с какой скоростью строилось жильё в СССР в восьмидесятые. И потом - почему в двушку? Та же 602-я серия в основном трёшки. Да и другого формата хватало. В...

Церковный раскол. История повторяется?

Надо было не доводить до этого. Патриарх РПЦ должен был ужом крутиться, вести переговоры с Киевом, Константинополем, убеждать, подкупать, из шкуры вылезти. Но это задача политика, ...

Идёт охота...

Кястутис, Литва ничего никому не обрезала, а так же и Латвия, Эстония. Просто "плановое хозяйство" оказалось не жизнеспособным. При терроре работало, но террор не может быть вечным...

Сто лет вранья

----Размер кордона был достаточным.----То есть размер Совкового концлагеря вас устраивал? :)А вот нас он совершенно не устраивал...