ЛАТВИЯ. ОБЩЕСТВО

17.07.2022

Владимир Веретенников
Латвия

Владимир Веретенников

Журналист

В Латвии нещадно борются с алкоголизмом

А вы за кого?

В Латвии нещадно борются с алкоголизмом
  • Участники дискуссии:

    10
    20
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

В прошлом году статистическое бюро Eurostat сообщило, что домохозяйства в Латвии тратят на алкоголь больше, чем в других странах Европы, — 4,8% своих доходов. На втором месте, совсем рядом, оказалась Эстония — их домохозяйства выбрасывали на алкоголь 4,7% своих доходов. Третье место с небольшим отрывом заняла Литва (ранее лидировавшая в этой позиции) — 3,7%. 
 
 
Правда, как вскоре выяснилось, ужаснувшие всех цифры относятся еще к доковидной эре. Более свежих данных пока нет, но вряд ли пережитый коронакризис, породивший в обществе всеобщую депрессию, сильно снизил объемы потребления спиртного. А впереди — новые неврозы и испытания…
 
 
Освящённая веками традиция
 
Питейные традиции тянутся во многих странах из глубины веков, и страны Балтии тут не исключение. Еще в 1911 году этнограф Юрий Новоселов писал, что видную роль в распространении пьянства в Латвии сыграла корчма, в которой во всякое время можно было получить спиртные напитки. «Когда младенца везли крестить, то заезжали с ним сперва в корчму. В церковной корчме латыш ожидал совершения конфирмации, здесь же он проводил время перед бракосочетанием. В корчме за кружкой пива и рюмкой водки до сих пор подготовляются выборы должностных лиц волости и учителей, обсуждаются с разгоряченными головами важные общественные вопросы», — сообщал этнограф.
 
В свою очередь депутат Государственной думы, уроженец Латвии Янис Крейцбергс, выступая на Первом всероссийском противоалкогольном съезде в Санкт-Петербурге 28 декабря 1909 года, жаловался, что корчмы постоянно являлись «гнездом всяких темных личностей, подстрекавших народ к самым сумасбродным действиям». В корчме, по словам Крейцбергса, «впервые провозглашались и проповедовались пьяным головам богохульные, антигосударственные идеи, теории и учения, в корчме основывались и собирались разные тайные общества».
 
Но если многие пили в три горла, то многие и боролись с пьянством. Так, 13 января 1832 года вышел первый номер первой латышской еженедельной газеты Tas Latviešu Laužu Draugs («Это друг латышских людей»). Ее издатель пастор Трей поместил в нем горячую и убедительную статью против потребления алкоголя. «В народе появились свои апостолы трезвости, которые переходили с одного места на другое, вели пропаганду и собирали подписи. Обещали не пить иногда целые приходы, включавшие в себя до семи тысяч человек, например в Мариенбурге (Алуксне). Оживление деятельности обществ трезвости в латвийском крае наблюдалось в начале XX века. В 1910 году их насчитывалось 24. При них открывались чайные, столовые, читальни», — пишет знаток латвийской истории Михаил Губин.
 
 
Тут особо стоит вспомнить Августа Домбровского, владельца лесопилки в рижском районе Вецмилгравис. Домбровский запомнился тем, что предоставлял своим рабочим на выгодных условиях земельные участки и материалы для строительства, но лишь с обязательным условием, чтобы те воздерживались от пьянства. В 1904 году филантроп основал Общество по борьбе с пропагандой алкоголя «Зиемельблазма» («Северное сияние»). Резиденция этого общества была сожжена 21 января 1906 года, во время революции, но позже ее вновь отстроили.
 
Последующие Первая мировая война, революция и создание независимого латвийского государства проблему массового алкоголизма не ликвидировали. Например, в сентябре 1924 года латвийская пресса писала о пациентах больницы «Александровская высота» (ныне — Рижская психиатрическая больница): «В отделении для душевнобольных наибольшее число больных состоит из алкоголиков, среди которых горожан больше, чем селян. Интересно, что жители области Курземе реже болеют алкоголизмом, чем жители Видземе».
 
Первый президент независимой Латвии Янис Чаксте 24 декабря 1924 года провозгласил закон о борьбе с пьянством. «Законом запрещалась торговля алкоголем с 10 часов вечера до 9 часов утра, а также по воскресеньям и праздничным дням, в дни выборов и голосований, а также в дни призыва на военную службу. По субботам продажа начиналась с 12 часов. Кроме того, запрещалось рекламировать алкогольные напитки вне помещений на афишах, плакатах, в витринах и при помощи особого освещения. В местах продажи алкоголя запрещались танцы и представления варьете. А также нельзя было употреблять алкоголь на всех государственных или муниципальных мероприятиях и в соответствующих рабочих помещениях», — свидетельствует Губин.
 
Муниципальные власти отнеслись к исполнению закона отнюдь не по формальному. Так, 10 сентября 1925 года самоуправление Риги решило закрыть сразу десять ресторанов, нарушавших антиалкогольный закон, — после чего в городе осталось лишь 46 ресторанов. Однако хитрые торговцы алкоголем обходили закон как могли — например, в преддверии праздников они рассылали по почте письма с приглашением запастись напитками. Такой вид рекламы законом о борьбе с пьянством предусмотрен не был.
 
Периодически в стране проводились антиалкогольные дни и выставки, лекции и шествия трезвенников. Например, 13 октября 1924 года рижская газета «Сегодня» сообщала читателям следующее: «Антиалкогольный день в воскресенье благодаря прекрасной погоде прошел весьма удачно. На лекциях было много слушателей, на бульваре Свободы играл военный оркестр и работали киоски антиалкогольного общества, в которых публика толпилась до позднего вечера». 29 марта 1925 года газета проинформировала: «4 и 5 апреля объявляются в этом году антиалкогольными днями для всей Латвии. В эти дни повсеместно состоятся публичные собрания, научные лекции, концерты, лекции, посвященные вопросу борьбы с алкоголизмом. В связи с этим Министерство образования предписывает 4 апреля во всех школах посвятить последний урок устройству лекций о вреде алкоголизма».
 
13 июля 1932 года газета написала: «Министерство внутренних дел обратилось в Рижский окружной суд с предложением закрыть пять рижских организаций, обвиняющихся главным образом в неразрешенной торговле алкогольными напитками. На основании этого предложения суд уже приостановил деятельность Рижского общества содействия благосостояния населения, Союза антимарксистов и Общества латышских патриотов. Эти общества, имевшие очень благие цели, в действительности были тайными ночными клубами, где можно было получить алкоголь и провести время в компании веселых женщин».
 
 
Как бороться с «зелёным» пороком?
 
Прошли десятки лет, и проблема алкоголизма встала во весь рост уже перед жителями восстановленной Латвийской Республики в начале XXI века. И встала она с довольно неожиданной стороны. В обществе почему-то принято считать, что алкоголь в основном употребляют молодежь и люди среднего возраста. Однако, как выяснилось, очень много латвийских алкоголиков являются людьми пожилыми. Впрочем, у молодежи тоже отнюдь не все ладно: в возрастной группе 20-39 лет каждая четвертая смерть классифицируется как связанная с алкоголем.
 

В 2018 году латвийский врач-нарколог Борис Фальков обвинил государство в том, что оно фактически стимулирует алкоголизм среди населения. «Ситуация с потреблением алкоголя очень серьезная. Я слышал, бюджет пополняется двадцатью процентами с акциза на алкоголь. Да, это достаточно большой процент дохода, но за эти вещи расплачиваются живые люди. Если зайти в крупный магазин, то мы не сможем найти другого товара, который мог бы конкурировать с алкоголем по ассортименту. Хлеба, молока, сыров несколько десятков, а количество предложений водки и другого алкоголя — сотни и тысячи наименований. Посмотрите в любом супермаркете, в средних и маленьких магазинах: алкоголь — один из самых предлагаемых продуктов. Это что, самый полезный продукт?!» — недоумевает нарколог.
 
На данной проблеме с удовольствием греют руки разного рода сомнительные деляги. В том же 2018 году в прессе сообщили, что в одном только городке Балви с населением чуть более 7 тысяч жителей за месяц скупили 2500 бутылочек косметического спирта BF Green. Цена 250-миллилитровой бутылочки с жидкостью, в которой содержится 60% чистого алкоголя, составляла меньше одного евро. Опрошенные газетой местные жители подтвердили, что они приобретают косметический спирт отнюдь не для ухода за собой, а для приема внутрь. Журналисты выяснили, что данный товар производит некая польская фирма, причем специально для рынка стран Балтии. «Вряд ли жители Балви вдруг оценили уникальные косметические особенности этой жидкости», — признала представитель латвийской Службы госдоходов Байба Шмите-Роке. По ее словам, любителей выпить привлекает низкая цена продукта. Как пояснила чиновница, это обусловлено тем, что, согласно правилам ЕС, спирт, предназначаемый для производства косметики, не облагается налогами.
 
После начала пандемии коронавируса некоторые жители стали употреблять спиртного гораздо больше. В связи с этим латвийский нарколог-психотерапевт Илзе Максима заявила, что в случае длительного стресса, вызванного всеобщими карантинными ограничениями, есть два варианта развития событий. Либо человек может адаптироваться и научиться жить в долгосрочной стрессовой ситуации, либо найдет «краткосрочное решение» в виде алкоголя, никотина, успокоительных, наркотиков, социальных сетей или азартных игр. «Если вы плохо себя чувствуете, алкоголь или сигарета — определенно не единственные способы себе помочь и расслабиться», — взывала специалист. Однако 14 апреля 2020 года, когда пандемия уже вовсю бушевала, в сейме поддержали поправки к закону «Об обороте алкогольных напитков», которые дали возможность продавать выпивку в интернет-магазинах. Министерство финансов сообщило, что на подобные меры государство пошло на время чрезвычайной ситуации в Латвии, чтобы люди не нарушали карантин и по возможности не выходили на улицу. К тому же в минэкономики сочли, что эти поправки обеспечат более широкий доступ малых производителей к рынку, поскольку продукция малых производителей редко встречается на полках розничных магазинов.
 
Но тогдашняя глава минздрава Илзе Винькеле выразила резкое несогласие с решением сейма. Она подчеркнула, что власти таким образом, получается, способствуют массовому алкоголизму. А когда летом 2020-го были опубликованы данные Всемирной организации здравоохранения, согласно которым Латвия отличилась самыми высокими в Европе показателями смертности из–за употребления алкоголя (по этой причине в стране ежегодно умирают около 450 человек), в правительстве всерьез всполошились. Указывалось, что потребление алкоголя в Латвии составляет 11 литров на одного взрослого жителя — и власти решили попытаться в течение двух лет сократить его хотя бы на литр.
 
Принятый правительством план борьбы с зеленым змием предусматривает более строгие ограничения на рекламу алкоголя и разработку коррекционной программы для водителей, которые были задержаны за рулем в состоянии опьянения. План включает и запрет на рекламу скидок на пиво и вино на телевидении и радио, запрет на рекламу скидок на алкоголь в печатных СМИ и печатных материалах, кинотеатрах и в интернете, за исключением торговых точек, где выставляются и продаются алкогольные напитки.
 
 
Сейчас горячительные напитки в Латвии можно купить с восьми утра до десяти вечера. Минувшим летом минздрав предлагал еще больше сократить этот интервал — с 10.00 до 20.00. Однако, по словам представителя министерства Саниты Лаздини, авторы этого предложения натолкнулись на резкое сопротивление, в том числе и со стороны отрасли. Было выставлено возражение: дескать, нет достоверных исследований о том, как время продажи алкоголя влияет на его потребление. Так что это предложение пока заблокировали.

 
Эта борьба будет вечной
 
Еще одна проблема — акцизы, с которыми связана своя собственная история. В последние годы Латвия приобрела особое значение для эстонцев — из числа любителей поддать. В феврале 2015-го в Эстонии приняли 15-процентное повышение акциза на спиртные напитки, очень сильно сказавшееся на розничных ценах. Таким образом правительство решило бороться с массовым алкоголизмом населения. Однако очень скоро эстонские «алконавты» поняли, что их спасение лежит за южной границей. Акциз на крепкий алкоголь в Эстонии был выше латвийского в полтора раза, на пиво — в 2,5 раза. Таким образом, получалось, что, к примеру, бутылка пива в Латвии стоила 1 евро, а в Эстонии — примерно 1,40 евро (даже если речь идет о пиве эстонского производства). В итоге очереди из эстонцев стали выстраиваться в латвийских приграничных винно-водочных магазинах порой столь длинные, что навевали ассоциации с давно забытой эпохой 80-х.
 
Разумеется, правительство Эстонии со временем начало кусать локти, наблюдая, как мимо отечественного бюджета проплывают внушительные суммы. И это в конце концов перевесило соображения о необходимости борьбы за трезвость. И в начале лета 2019-го эстонский парламент абсолютным большинством голосов постановил с 1 июля снизить налог на пиво, сидр и крепкий алкоголь на 25%. Естественно, возмущение от столь коварного удара оказалось велико. Премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш обвинил эстонцев в начале «акцизной войны». По его словам, несколько лет назад оба государства заключили соглашение о том, что Латвия будет повышать акцизный налог, чтобы приблизиться к уровню Эстонии. Латвия тогда обязалась делать это постепенно, чтобы избежать роста объемов контрабанды алкоголя. По мнению Кариньша, эстонцы своим внезапным снижением тарифов попросту обманули Латвию.
 
Кариньш призвал в качестве ответной меры тоже снизить акциз на спиртное. В итоге, в соответствии с принятыми сеймом 8 июля 2019 года поправками к закону «Об акцизном налоге», с сегодняшнего дня ставка акциза на крепкий алкоголь снизилась на 15%. Эта ставка действовала до 29 февраля 2020 года. А с 1 марта 2020-го вступили в силу принятые сеймом поправки к закону об акцизах, предусматривавшие более медленный рост акциза на алкогольные напитки, чем планировалось изначально.
 
Одновременно минздрав заявил, что нужно начать дискуссию о повышении цен на одеколоны и косметические средства, чтобы латвийцы меньше принимали их внутрь. Ранее на всю страну нашумел случай в рижском районе Зиедоньдарзс, где жители домов даже пытались собирать подписи за то, чтобы заставить местный магазин отказаться от торговли одеколоном. Дело в том, что у этого магазина постоянно отирались бомжи и прочие сомнительные личности, пугая детей и добропорядочных обывателей. По словам очевидцев, внутрь этого магазина бездомных не пускали, а брали у них деньги и приносили одеколон ко входу.
 
Клиническое пьянство — проблема отнюдь не только чисто медицинская, и сомнительно, что ее когда-либо удастся устранить полностью. «Те, у кого нет денег даже на самую дешевую водку, ищут возможность употреблять алкоголь по имеющимся средствам. То есть проблема заключается не в употреблении одеколона, а в том, что при нехватке денег люди начинают покупать продукцию такого рода. Это уже ярко выраженная социальная проблема, если человек начинает употреблять одеколон», — подчеркивает Борис Фальков.
 
Сейчас, как известно, Латвии предрекают серьезный экономический спад, вызванный все усиливающимся конфликтом западного сообщества с Россией. Людей запугивают возможной потерей рабочих мест, гигантскими счетами за отопление и прочими предстоящими тяготами. А это значит, что многие продолжат пить. Просто у кого-то денег еще хватает на приличный коньяк, а у кого-то — лишь на одеколон…
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Игорь Гусев
Латвия

Игорь Гусев

Историк, публицист

РАЗГОВОР СО ШВЕДСКИМ ДРУГОМ – 33

Владимир Соколов
Латвия

Владимир Соколов

Президент Русской общины Латвии (РОЛ)

Латвия — самая сложная страна Балтии

Предвыборная картина маслом

Мира Тэрада
Россия

Мира Тэрада

Война против защитников русской культуры

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

Правозащитники из стран Балтии рассказали о преследованиях

В Совбезе ООН

Лозунги

Не, мы эксперты по международной политике, истории , географии.. Ну, и по происходящему в Латвии, как части наших знаний.

СОХРАНИМ ПАМЯТНИКИ !!!

Разве это хамство? Сегодня это мейнстрим имхоклуба.А Ефим в папахе его лицо.

«Керсти Кальюлайд едет в Магадан»

Пиши на родном, горемычный, который топчит сам себя, а возомнил из себя вершителя судеб.

Поляки напрашиваются на Kuzkinas mutter?

Да, там и без измерение длинны фронта понятно, что воевать с НАТО , "народной милицией" не обойтись.Я только не понимаю, чего НАТО ( и его всякие члены) так беспокоится: расширени

Искусственный интеллект даёт сбой

Меня уже очень давно поражает, "что там, вроде бы, не жульничают", благо все технические средства есть. При этом, в общем, реальных способов это жульничество предотвратить, нет. Ну

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.