БЕЛАРУСЬ

25.03.2021

Всеволод Шимов
Беларусь

Всеволод Шимов

Доцент кафедры политологии БГУ

В Беларуси началось возрождение партий

В Беларуси началось возрождение партий
  • Участники дискуссии:

    8
    35
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Республиканское общественное объединение «Белая Русь» заявило о намерении создать на собственной основе политическую партию, в которой видят прообраз будущей партии власти. Одновременно в республике заявлено о создании еще нескольких партийных проектов. Анонсированная президентом Александром Лукашенко конституционная реформа, таким образом, вступает в стадию партстроительства.

Новая политическая сила, формируемая на базе «Белой Руси», получит название «Партии народного единства». Новая политическая сила, очевидно, метит на роль партии власти. Собственно, такую роль «Белой Руси» прочили с самого момента ее возникновения в 2007 году.

На этом фоне прошел учредительный съезд еще одной предполагаемой партии: «Союз», которая позиционируется как сила, выступающая за интеграцию с Россией.

В учредительном съезде объединения даже приняли участие представители ДНР и Крыма, что вызвало ажиотаж в националистических СМИ.
Наконец, ожидается создание еще одной партии во главе с «конструктивным оппозиционером» Юрием Воскресенским, которая займет соответствующую нишу — «конструктивной» либеральной оппозиции.

Таким образом, контуры предполагаемой конституционной реформы несколько прояснились — она предполагает усиление роли политических партий и партийной системы.

Мало кто в Беларуси сомневается, что создание новых партий, столь резво заявивших о себе, согласовано на самом верху, и что задача конституционной реформы — создать политический ландшафт, максимально комфортный для действующей власти.

Тем не менее предполагаемые изменения по-своему революционны. Впервые с момента прихода к власти Александра Лукашенко дается санкция на усиление роли политических партий и развитие партийной системы.
До сего момента партии оставались чужеродным элементом в существующей властной архитектуре, а новые партии в Беларуси не регистрировались с 2000 года.


Тернистый путь белорусской партийной системы

Чтобы понять, в каком состоянии находится белорусская партийная система и каково место партий в политической жизни Беларуси, необходимо сделать краткий исторический экскурс.

Становление многопартийности в Беларуси, как и по всему бывшему СССР, началось в конце 1980-х. Тогда на фоне общей либерализации политической жизни, кризиса коммунистической идеологии и начинающегося распада государства в национальных республиках СССР происходит всплеск националистических настроений и начинается формирование партий и движений соответствующей направленности. Первопроходцами этого процесса стали «народные фронты» в Прибалтийских республиках.

В Белорусской ССР в 1988 году также возникает аналогичное объединение — Белорусский народный фронт (БНФ), который очень быстро становится ведущей оппозиционной силой и задает идеологический вектор в первые годы белорусской независимости.

В 1990 году отменяется 6 статья Конституции СССР, закреплявшая однопартийность и властную монополию КПСС, после чего в Беларуси начинается бум партийного строительства.

Естественно, наиболее активно в этот период росли партии националистического и прозападно-либерального направления.
Белорусские коммунисты также оставались на плаву, однако в условиях политического плюрализма они чувствовали себя явно некомфортно и, как следствие, не смогли породить ярких лидеров и воспользоваться мощным ресурсом советской ностальгии, вспыхнувшей на фоне глубокого социально-экономического провала в первые годы независимости.

Жизнь партий была прежде всего связана с тогдашним парламентом — Верховным советом, и судьба партийной системы во многом зависела от того, какое место Верховный совет сможет занять в системе разделения властей. Первая половина 1990-х прошла под знаком противостояния Верховного совета сначала с исполнительной, а с 1994 года — с президентской властью. Эту борьбу белорусский парламент проиграл.

Молодой Александр Лукашенко смог сделать то, что не получилось у белорусских коммунистов — конвертировать в собственную поддержку ресурс советской ностальгии и общественный запрос на стабилизацию социально-экономической сферы.

Противостояние президента и Верховного совета завершилось конституционной реформой 1996 года, в результате которой президентская власть была существенно расширена, а Верховный совет распущен и заменен двухпалатным Национальным собранием.

Оппозиционные партии не признали легитимность этой конституционной реформы, что означало их автоматическую маргинализацию и выпадение из политического поля. Упадку партийной системы способствовала и новая властная архитектура. Создание исполнительной вертикали власти, назначаемой президентом и подотчетной ему, лишило партии возможностей участвовать в формировании местных и региональных органов власти, которые стали формироваться на преимущественно внепартийной основе. Полномочия Национального собрания также оказались существенно ограничены, ослабляя возможности партий влиять на политическую жизнь страны.

Не благоприятствует развитию партий и мажоритатрная система выборов в Национальное собрание, по которой в парламент могут проходить как партийные, так и беспартийные кандидаты, а специально выделенной квоты для партийного представительства в белорусском парламенте нет.

В результате стечения всех этих факторов в белорусской партийной жизни начался глубокий застой.
Система власти в современной Беларуси носит преимущественно внепартийный характер, а доля партийного представительства в Палате представителей Национального собрания колеблется от 12 до 20 человек из 110 депутатов в созывах разных лет.


Зачем понадобилось реанимировать партийную систему Беларуси?

Свою роль в судьбе белорусской партийной системы, очевидно, сыграло и личное глубокое недоверие Александра Лукашенко к самому институту партий, которые ассоциируются у него с нелояльным и бунтарским Верховным советом начала-середины 1990-х гг.

Думается, именно по этой причине белорусский лидер так долго медлил с преобразованием «Белой Руси» в настоящую партию власти, хотя такие предложения звучали не раз.

Почему же сейчас белорусская власть все же решила пойти на некоторое оживление партийной жизни?

Свою роль в этом играют как внутренние, так и внешние факторы.

Правящему режиму важно продемонстрировать внешним игрокам свою готовность к политическим реформам и тем самым восстановить свою пошатнувшуюся международную легитимность.
Развитие партийной системы — наиболее наглядный способ продемонстрировать такие изменения. Учитывая, что на Западе до сих пор нет единого мнения по поводу дальнейшей политики в отношении официального Минска, и продолжается противоборство «ястребов» и «голубей», белорусские власти вполне могут рассчитывать, что внешняя либерализация политической системы поможет усилить позиции «голубей» и в какой-то мере восстановить формат сотрудничества, который был в 2014–2020 годах.

В этом контексте особые надежды могут возлагаться на новую «конструктивную оппозицию» Юрия Воскресенского, задачей которой станет наведение мостов в отношениях с Западом, а также ослабление оппозиции «неконструктивной» в лице Тихановской, Латушко и связанных с ними структур, которые продавливают на Западе жесткую, «ястребиную» линию в отношении официального Минска.

В аналогичной роли на российском направлении может выступить партия «Союз», демонстрируя Москве наличие в Беларуси пророссийских сил, а также опровергая скептиков, обвиняющих Минск в саботаже интеграционных договоренностей и заигрываниях с Западом.

Наконец, усиление роли партий может происходить в контексте неотвратимого трансфера власти.
Александр Лукашенко долгие годы делал ставку на харизматический тип лидерства, не нуждавшийся в каких-то институциональных подпорках. Однако ресурс харизматического лидерства в Беларуси явно близок к исчерпанию, и новому лидеру так или иначе придется опираться на институты, каковыми и могут стать партия власти и лояльная парламентская оппозиция.

Проблема, однако, в том, что реформа изрядно запоздала, и теперь проводится в авральном режиме, в условиях сильного внутреннего и внешнего давления.


Кто еще может претендовать на место в партийном пуле?

Партийную систему Беларуси ожидает большая перетряска.

Помимо трех новых партий, создаваемых прямо на глазах, на место в партийном пуле будут претендовать и какие-то из ныне существующих 15 партий.
В ближайшее время партии ожидает процедура перерегистрации, которая также станет своего рода конкурсом, пройти который будет суждено не всем.

Пожалуй, наилучшие шансы войти в новый партийный пул имеет Либерально-демократическая партия Олега Гайдукевича. Гайдукевич и его команда давно претендуют на роль «конструктивной оппозиции», при этом оставаясь безупречно лояльными действующей власти.

Партия весьма активна в информационном пространстве, претендуя на место «партии бизнеса» в белорусском политическом спектре. Гайдукевич не раз предлагал усилить роль политических партий и перейти к выборам в Национальное собрание по смешанной системе, с предоставлением квоты для партийного представительства. Будут ли услышаны эти пожелания, покажет время.

Свою нишу в новом партийном раскладе наверняка найдут и белорусские коммунисты, хотя, в отличие от яркого и активного Гайдукевича, в публичном пространстве они себя проявляют весьма слабо.

Еще одной партией, которая привлекает к себе в последнее время внимание, стала Республиканская партия труда и справедливости (РПТС). Это партия левого, социал-демократического толка, отличительной чертой которой является выраженная пророссийская позиция. Так, РПТС стала единственной партией, руководство которой публично признало присоединение Крыма к России.

Во время прошлогоднего политического кризиса РПТС, бывшая в целом лояльной и системной партией, заняла критическую позицию в отношении действующей власти, но и оппозицию тоже не поддержала. Сейчас в партии произошел раскол, когда часть ее членов объявила о низложении лидера Василия Заднепряного. Сам Заднепряный своего отстранения не признает и говорит о попытке рейдерского захвата партии, связывая это с ее независимой позицией последнего времени.

Как бы там ни было, двоевластие в РПТС также является весьма необычным для белорусских политических реалий, предвещая наступление новых времен в жизни политических партий республики.

 

первоисточник


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Чужой среди своих: внедрение коммуниста проходит успешно

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

100 лет в обед: оппозиционные левые просыпаются

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Мозговые центры становятся политическими игроками

На постсоветском пространстве

Дмитрий Исаёнок
Беларусь

Дмитрий Исаёнок

Публицист

Генерал Плошча, или Есть такая партия

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.