Лечебник истории

10.07.2016

Александр Усовский
Беларусь

Александр Усовский

Историк, писатель, публицист

Уроки Люблинской унии

Часть 1. Как Рига бросила вызов Москве и что из этого вышло

Уроки Люблинской унии
  • Участники дискуссии:

    5
    6
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

Четыреста сорок лет назад в Люблине верховные руководители Великого княжества Литовского, Русского и жамойтского подписали документ о вхождении их государства в состав Речи Посполитой — новообразованного федеративного государства, второй частью которого стала Польша.
 


С августа 1569 года Речь Посполитая (состоящая из Короны и Княжества) стала крупнейшим государством Европы по территории, превосходя своей площадью и Англию, и Францию, и Австрию, и Испанию — не говоря уж о крошечных германских княжествах и столь же мизерных итальянских герцогствах.





Де-юре Речь Посполитая должна была состоять из двух равноправных частей, каждая из которых имела собственное законодательство, финансы, армию и судебную систему; общим был монарх, внешняя политика (единый Сенат, сейм и государственная печать) и налоговая система.

Де-факто Польша, используя катастрофическое положение княжества, продиктовала его нобилитету свои собственные условия Унии — которые в реальности делали Литву младшим партнером Короны.

Как и почему это произошло? Отчего успешное и жизнеспособное государство в одночасье лишилось всего — и вынуждено было идти «под руку» польских магнатов?


В 1557 году Жигимонт Август (великий князь литовский и, по совместительству, король Польши) решил сделать наместником рижского архиепископа своего племянника Криштофа (то бишь, де-факто подчинить себе Ливонский орден).

Желание понятное и объяснимое. Ливония в эти годы — жалкое захолустье Европы, ее лучшие годы — далеко в прошлом. Пять «вроде бы государств» — Ливонский орден, Рижское архиепископство, Дерптское, Эзельское и Курляндское епископства — образуют некую конфедерацию, в которой порядка не больше, чем в публичном доме во время пожара.

Богатые портовые города — Рига (куда очень уж хотел пристроить племянничка Жигимонт Август), Нарва, Мемель и Ревель — гнули свою политику, склоняясь к шведским единоверцам-протестантам и вообще стараясь не иметь ничего общего ни с католической Польшей, ни с ещё более сомнительной с конфессиональной точки зрения Литвой.

Ливонские рыцари же, имеющие замки в Земгалии — склонны были, наоборот, принять главенство какого-нибудь приличного католического монарха — например, Великого князя Литовского и короля Польского; определенные ливонские круги (из латгальских владетельных баронов, чьи земли были на востоке орденской территории) ничего не имели против суверена в лице Великого князя Московского.

Одним словом, Орден пребывал в это время в состоянии агонии и полного политического раздрая.

Жигимонт Август настоял на своем требовании — и даже более того, угрожая войной, он настоял, чтобы Ливония попросила мира и заключила союз с Великим княжеством против Московии.

А Ливония, между прочим — ДАННИК МОСКВЫ. То есть состоит с ней в отношениях вассалитета.

Иными словами, действия Жигимонта Августа — прямой вызов Москве со стороны Риги, перчатка, брошенная ливонскими рыцарями в лицо лично Ивану Грозному.

И русский царь эту перчатку поднимает — в 1558 году, использовав в качестве предлога нарушение договора о вассалитете со стороны Риги, он начинает войну с Ливонией.

11 мая 1559 года русские берут Нарву, 19 июня — Тарту, 2 августа остатки орденского ополчения во главе с магистром Фюрстенбергом попадают в плен под Феллином.

Ливония де-факто прекращает свое существование.


Новоизбранный ливонский магистр Готкард Кеттлер в отчаянии обратился за помощью к Жигимонту Августу, как к великому князю литовскому (в конце концов, есть же союзный договор!), обещая за содействие в борьбе с Москвой передать Княжеству часть Ливонии.

Жигимонт пожал плечами и потребовал ВСЮ Ливонию — каковую и получил 31 августа 1559 года, когда в Вильно Кеттлер подписал с ним договор, по которому магистр передал Орден под опеку великого князя. К договору присоединился и архиепископ рижский.

В июне 1561 года литвинское войско вошло в Ливонию. Одновременно на Ливонию напала Швеция и захватила Ревель — поэтому между Литвой и Рижским архиепископством был заключен договор о переходе под власть Жигимонта Августа Риги.

На сейме в Вильно литовский нобилитет согласился с желанием «земли Лифлянтское з иншыми паньствы нашыми за ровню статися».

28 ноября 1561 года ливонские послы и Жигимонт Август поклялись в исполнении договора, а 5 марта 1562 года Орден был распущен.

Его война стала войной Княжества...

Как выяснилось уже через две недели — Литва очень погорячилась, приняв к себе ливонские земли и вступив в войну с Москвой.

В апреле 1562 года московские войска вторглись в пределы Княжества и разорили предместья Витебска, Дубровно, Орши, Копыля и Шклова, осадили Полоцк — твердыню Княжества на северо-востоке.

31 января 1563 года, после сокрушительного артиллерийского удара, спасаясь от пожаров, полочане сдались на милость московского великого князя.

Милость, правда, была своеобразной — царь раздал полочан в неволю своим боярам, а евреев, отказавшихся принять святое причастие, утопил в Двине. Правда, таких фанатов иудаизма оказалось немного — Хроника Быховца насчитывает оных около двухсот человек.


Новость о захвате Полоцка Жигимонт Август получил на сейме в Вильно; там было решено созвать «посполитое рушэнне» (всеобщее ополчение шляхты Княжества) и обсуждены предварительные условия унии с Польшей, ибо все руководители страны понимали, что с грозящим нашествием в одиночку Княжество не справится.

Правда, грядущую Унию заседающие в Вильно вожди видели несколько своеобразной.

Литвины хотели равноправия — общий для короны и княжества правитель, выбираемый совместно поляками и литвинами, на общих сеймах решаются дела, которые касаются двух государств, внутренние вопросы рассматриваются на своих, все прежние структуры сохраняются.

Но поляки, естественно, от такого взгляда на унию отказались — Литва должна была признать себя владением Польши.

Для чего польские магнаты сделали исключительный по эффективности (и столь же бесчестный) ход — они предложили сеймикам Восточной Галиции (Западную со Львовом и Перемышлем они захватили ещё в 1344 году), Волыни, Киевского и Брацлавского воеводств (то есть ВСЕМ землям ВКЛ южнее Припяти, на которых проживало две трети всего населения княжества) принять польское подданство, гарантируя тамошней шляхте все вольности, что к этому времени господствующий слой имеет в Польше.

То есть вместо номинального права избирать великого князя и тяжелой обязанности участвовать в войне — украинской шляхте (в подавляющем большинстве тогда — православной) предлагается получить массу льгот и привилегий за пустяк — измену своему суверену.

ВСЕ сеймики юга княжества принимают решение отойти к Польше!

12 марта Жигимонт Август выдал универсал о переходе к Польше Волыни и Подолии. Игра была сыграна — без украинских воеводств (без их продовольственных, оружейных и людских ресурсов) война одного Великого княжества с Москвой превращалась в заведомое избиение младенцев — посему литовская делегация, сжав зубы, направилась в Люблин, в свою Каноссу.

27 июня 1569 года была заключена уния.


Акт Люблинской унии


Ян Ходкевич, выступавший от имени литвинской делегации, горько сказал, обращаясь к своему князю: «Мы уступаем, но мы уступаем не какому-нибудь декрету, а воле вашей королевской милости, как исполнителя законов и общего государя, которому мы все присягали».

Но это была уже просто попытка «сохранить лицо» — по факту Литва соглашалась с грядущим переходом на роль младшего партнера...

 
Окончание — завтра
          

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Петр Петровский
Беларусь

Петр Петровский

Философ, историк идей

УКРАИНА КАК БЕЛОРУССКИЙ ФРОНТИР

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Дело пахнет трибуналом

Ужасающие признания польского военнослужащего Эмиля Чечко

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

страны Балтии и Польша угрожают Евросоюзу?

Плеть обухом не перешибешь

Александр Усовский
Беларусь

Александр Усовский

Историк, писатель, публицист

Уроки Люблинской унии

Часть 2. Начало краха шляхетского государства

Как стать угрозой национальной безопасности Латвии в возрасте 20 лет.

Вам третий раз сообщить, что резолюция ГенАссамблеи не является юридически обязывающим документом? ----17 мая 2010 года президенты Дмитрий Медведев и Виктор Янукович

И ТЫ, ВАДИК…

Вы удивительный человек , столько лет живёте причём в вымиратах и до сих пор это вас идивляет. Как у вас это получается?

У эстонизаторов русофобский жор.

Как я понимаю, "уже всё". Причём там одновременно сносят/снесли сразу три памятника. Подозреваю, что де-юре с грубейшим нарушением законности, поскольку памятники в веденьи самоупр

Латвийский русский активист спасся от репрессий в Белоруссии

ООО.. Володя, так свои все люди! От интернационалиста, интернационалисту привет. ПО поводу русских идущих во власть. А русские ли они, и относится ли сейчас определение русский име

Годовщина начала попытки государственного переворота в Беларуси...

Думается, ошибкой автора следует назвать оценку долгое время проводимой государством политики многовекторности как ошибочную. Вряд ли н и сейчас оно от этой политики отказалос

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.