Как это делается

25.01.2019

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

TUT.BY учит правильной интеграции с РФ

TUT.BY учит правильной интеграции с РФ
  • Участники дискуссии:

    3
    10
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Популярный портал покормил читателя очередной аналитикой. Называется она «Буря перед затишьем».

На фоне обострения белорусско-российских отношений нам в очередной раз обещают падение экономики и сокращение социальных расходов вместе с отказом от поддержки госсектора. Прицепом идет утверждение о том, что «внутренней нестабильностью может воспользоваться Москва».

Все это обозреватель Шрайбман подает в лучших традициях оппозиционной прессы: якобы так режим расплачивается за авторитаризм, связи с Россией, отсутствие рыночных реформ и закрытую дверь на Запад. 

Закономерно, что в качестве выхода предлагается развод с РФ, тотальный рынок и ветер перемен из западной двери. Правда, этой тропой уже ходил несостоявшийся вождь белорусского народа Шушкевич, но, видимо, подросло молодое поколение, которому можно по-новому дуть в уши, не краснея.

Причем аналитика дается исключительно в полярных тонах  – нас ждет либо силовой аншлюс (в который, правда, сам автор не верит), либо медленное авторитарное угасание под злорадное либеральное нытье.

За скобками остаются все интеграционные проекты и их вариации. Более того, подгоняется база под то, что они принципиально невозможны, потому что «Лукашенко не может поступиться властью».
 
Логика здесь примерно такая – если перестал гнуться палец, надо отпилить руку. 

TUT.BY пишет:
 
«Интеграционные  уступки – почти невероятны в ближайшие годы. Модель интеграции «на равных условиях» в трактовке Александра Лукашенко не подойдет Москве. Другие модели не подходят Минску. Передать де-факто под российский контроль налоговую, бюджетную, таможенную или монетарную политику Беларуси – это частичный отказ от суверенитета, то есть от власти».

Мы уже привыкли к тому, что белорусское государство пытаются выставить дурачком, который стоит с протянутой рукой и просит халявы. Эта точка зрения особенно популярна в либеральных российских СМИ, где любят писать о «нефти в обмен на поцелуи». Или хотя бы в обмен на заводы и приватизацию. 

Наша же пресса пишет о том, что торговля идет ни много ни мало – вокруг суверенитета. Соответсвенно, TUT.BY предлагает критику интеграции с позиций «маленькой страны», для которой такая интеграция не оправдана, а если и возможно, то только в качестве «включения в состав». 

Такие радикальные прогнозы – это два конца одной палки. Либералы говорят о неэффективной модели распределения и малом по сравнению с Россией ВВП, а с другого конца националисты, наоборот, пеняют на великую тысячелетнюю историю и некие исключительные различия, которые не позволяют строить союз с РФ. Векторы интересов либералов и националистов сходятся – обе группы выступают против интеграции.

Но в чем разница между «интеграцией» и «потерей суверенитета»? Как объединиться «на равных правах», не теряя при этом государственности?

Национальное строительство по-советски

Аналогичную задачу в свое время решали большевики, получив в управление разрываемую сепаратизмом территорию бывшей Российской империи. Тогда в крайне сложных условиях принималось решение о федерализации государства. 

За подписями председателя СНК В.И. Ленина и народного комиссара по делам национальностей И.В. Сталина 14 ноября 1917 года была опубликована «Декларация прав народов России», в которой объявлялось, что национальная политика будет проводиться на основе принципов:
 
равенство и суверенность народов России;

право на свободное самоопределение, вплоть до ОТДЕЛЕНИЯ и образования самостоятельного государства;

отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных ограничений;

свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России.

Равенство народов в СССР подразумевалось не фактическое (ввиду разности в развитии), а правовое. В итоге царская империя не «развалилась» – наоборот, самоопределившиеся в своей независимости от дореволюционной России государства Украины, Беларуси, Кавказа, Средней Азии образовали через пять лет, к 1922 году, единое федеративное государство — СССР.

Одновременно получили суверенитет Финляндия, Прибалтика и Польша. Причем Финляндия, которой Ленин дал независимость от России, вскоре после этого установила советскую власть и была готова войти в состав СССР. Исключительно действия белогвардейцев в союзе с немецкими интервентами навсегда оторвали Финляндию от России.

Союз ССР изначально создавался добровольно и на равноправных началах; аналогично, на добровольных началах республики выходили из него. И все годы существования белорусского советского проекта независимость не являлась элементом декора; в БССР действовал МИД БССР, страна была учредителем в ООН и имела там постоянное представительство, проводилась национальная и культурная политика.

Кроме того, сохранялось право нации на выход из состава Союза, что и произошло в 1991 – альтернативой на тот момент могла быть масштабная гражданская война; в РСФСР уже назревал конституционный кризис, и только ленинский фундамент 1922 позволил избежать масштабного конфликта.

Как Ленин победил сепаратизм…

Ленин завещал поддерживать меньшинства, но сегодня эти меньшинства почему-то не хотят поддерживать Ленина.

Между тем, понимание того шага, который совершили большевики, является ключом к разрешению проблемы сепаратизма в современном мире.

Советская национальная политика была заложена гениальной ленинской работой «О праве наций на самоопределение» (1914). В ней Ленин критикует позицию по национальному вопросу, которую занимали польские социал-демократы во главе с Розой Люксембург. 
Они выступали против 9 пункта программы РСДРП, где говорилось о том, что марксисты отстаивают право всех народов на самоопределение вплоть до отделения.

Люксембург считала, что лозунг о праве на самоопределение может помочь польским буржуазным националистам, стремившимся отделить Польшу от Российской империи и разжигавшим ненависть по отношению ко всем русским, включая русских пролетариев. 

Но подобная позиция приводила к неявной поддержке русского шовинизма, что и было показано Лениным в данной работе. Он отмечал, что не учитывалась различная обстановка, связанная с национальным вопросом, на Западе и в России – т.к. в развитых капиталистических странах к 1914 г. уже существовала буржуазная демократия, и равенство всех наций было в той или иной степени закреплено законодательно. 

Даже в Австро-Венгрии, «лоскутной империи», как отмечает Ленин, «создалось чрезвычайно своеобразное положение: со стороны венгров, а затем и чехов, тяготение как раз не к отделению от Австрии, а к сохранению целости Австрии именно в интересах национальной независимости, которая могла бы быть совсем раздавлена более хищническими и сильными соседями.
 
Ленин подчеркивал, что как раз отрицание права наций на самоопределение может в итоге привести к межнациональным конфликтам и распаду государства. 

«Отрицание свободы самоопределения, т.е. отделения наций, означает лишь защиту привилегий господствующей нации и полицейских приемов управления в ущерб демократическим», – писал он.

…и как сепаратизм насаждается сегодня искусственно

В качестве альтернативной идеи нам, наоборот, подсовывают «моногосударство». В наших северных широтах это пока ограничивалось агрессивной языковой политикой и в худшем случае – неявной сегрегацией населения, как в Латвии. Эта дорожка консолидирует националистические силы, но одновременно ведет к внутренней напряженности и осложнениям с соседями.

В то же время, идея «моногосударства» – это, по сути, идея гражданского конфликта, мина замедленного действия, на которой предлагают строить новую систему. Нечто похожее мы наблюдали во многоконфессиональной и многонациональной  Сирии, которую ИГИЛ со штатовской поддержкой «объединял» в единый Халифат. В меньших масштабах эти же процессы происходили во время постсоветских этнических конфликтов и гражданских войн.
 
Все это время Запад последовательно поддерживал национализмы в «малых государствах», выращивал соответствующие элиты, создавал инфраструктуру для ее обучения и воспроизводства.

Ленинская мудрость полностью очевидна только сейчас, когда после развала СССР рядом государств был отыгран «альтернативный» сценарий. Что мы имеем в итоге такого пути? Тридцатилетний период «национального строительства» завершается военной конфронтацией, угрозами, давлением, взрывом шовинизма  и национальной розни у наших ближайших соседей. 
 
И при этом местными либералами ставятся под сомнение не националистические доктрины, которыми их усиленно кормит Запад с момента развала, а идея добровольных и равноправных надгосударственных объединений.

Так не здесь ли зарыта собака?

Марксисты, как и сто лет назад – непримиримые враги любого национализма. Говоря старыми ленинскими словами – как великодержавного, так и местечкового. Все годы независимости Беларусь гениально балансировала между двумя этими огнями, но сейчас и у нас, и в РФ кому-то очень выгодно толкнуть президента в объятия националистов и таким образом «разрубить узел», навсегда похоронив идею равноправной интеграции. 

Однако все «простые» решения имеют сложные последствия. И наша почти тридцатилетняя история с момента прошлого «разрубания» в Вискулях – тому наглядный пример.

Если разорвать кооперационные связи сегодня, экономика пострадает в меньшей степени, но все равно – станет критично зависимой от иностранных кредитов и потеряет большую часть конкурентных отраслей. 

Почему верхи до сих пор управляют по-старому 

Противоречия скрыты не только в подходах к интеграции, но и в разных аппаратах управления.

К примеру, феодальный (или имперский) аппарат управления упрощен, и в его главе находится группа или человек, у которого глаза и уши на местах в виде губернаторов (заместителей, смотрящих и т.д.). Управляя страной, центр получает только сведения от губернаторов, и только на их основании принимает решения – эта система простая, но неповоротливая, затратная и малоэффективная для многонационального государства.

Конфликты хозяйствующих субъектов и передел собственности в таком государстве возможны всегда, и участвующие в переделе элиты на окраинах всегда будут заинтересованы в переводе социального протеста в национальное русло — т.е. в разжигании национализма.
К примеру, наиболее массовую поддержку черносотенная партия «Союз русского народа» имела на национальных окраинах империи, где на ее стороне была значительная часть русских рабочих и крестьян. 

Советская же система управления формировала высшие органы власти так, чтобы те максимально отражали национальные нужды и потребности. Опираясь на низы и национальные меньшинства, власть старалась учесть все факторы, чтобы гибко корректировать политическую линию.
 
Таким образом, нация должна самоопределяться в своих интересах и своим гражданским большинством, а не руками «компетентного» в управлении и в аналитике меньшинства.

Сегодня, тем не менее, это меньшинство пытается агрессивно влиять через СМИ.

И дезинтеграционная аналитика сейчас выгодна очень многим кругам, в том числе российским и западным.

Не следует умалять и значение того рейтинга, который Лукашенко имеет в РФ. На фоне стремительно правеющей внутренней политики мы наблюдаем автоматический рост альтернативных – то есть левых настроений. Нужен ли в такой системе координат политик Лукашенко, который всегда чутко улавливал запрос общества на справедливость? Или кому-то проще выставить его нахлебником?

Беларусь и Россия действительно имеют обострение хозяйственных споров. Но это, по сути, кризис интеграционных подходов, которые во многом были пущены на самотек.

При этом наши «друзья» тоже не спят. 

Пока либералы стараются максимально дискредитировать любые иные проекты развития, кроме либеральных, националисты занимаются апелляцией к старым обидам. В массе своей для них характерны неадекватные национальные прожекты, построенные на реваншизме. Сегодня это старые межвоенные доктрины сопредельных государств, известные как «санитарный кордон» и «междуморье». И когда, к примеру, из каждого либерального утюга кричат о российском империализме, об империализме польском не говорят ничего. Хотя наши западные соседи накачивают периметр штатовской бронетехникой и открывают объятия военным базам. 

Несмотря на обилие различий, мы, как и в начале прошлого века, оказались на интеграционном распутье. И угрозы те же – блоковое противостояние, национализм, сепаратизм, призрак большой войны.

Все это требует взвешенных подходов и новых решений. Но увы, если накачать СМИ иностранными деньгами и специалистами с западными дипломами – черное станет белым, а белое – черным. И пока националистическая пресса роет землю в поисках врагов, местные либералы переобуваются в воздухе и подталкивают президента к переоценке союзных подходов.

И это – не майдан, на который намекает российская пресса, а хорошо знакомый нам путь «малых государств», которым пошла Прибалтика и Грузия, и на который сейчас толкают Молдову и Армению. Будет ли наша страна следующей? Как минимум, многим бы этого хотелось.

 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Екатерина Шеховцова
Беларусь

Екатерина Шеховцова

Общественный деятель в социокультурной сфере

О футболе и союзном спорте

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Беларусь подчинила Польшу: какие мифы сочиняют белорусские националисты

Олег Пономарёв
Украина

Олег Пономарёв

Журналист, сопредседатель Комитета защиты русских школ Украины

Вятровича обвинили в воровстве бюджетных средств под прикрытием русофобии и украинского национализма

Дмитрий Исаёнок
Беларусь

Дмитрий Исаёнок

Публицист

ОН ПЕРЕВЕРНУТЫЙ

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.