Труд XXI века

Наступление вселенского безделья откладывается
 


Каждая волна автоматизации приводила к гибели одних профессий и возникновению других. Это касается как промышленной революции первой половины XIX века, погубившей индийских хлопкоткачей, так и промышленной революции роботов, которая на ещё при нашей жизни сделает безработными миллионы водителей и отправит на переучивание тысячи бухгалтеров и кассиров супермаркетов.

Как уверяет гендиректор Агентства стратегических инициатив Светлана Чупшева, через 10 лет безработица в России будет иметь женское лицо: профессии, которые уходят с рынка труда — это бухгалтеры, юристы, менеджеры и операционисты, а 80% из них — женщины.

Однако наступление вселенского безделья пока откладывается: человеку ближайшего будущего придётся трудиться. Так каким будет труд будущего, какие новые профессии породит грядущая промышленная революция, станет ли фриланс нормой и почему мы станем иначе относиться к уборщицам?

Обо всём этом — ниже.
 



Старые и новые профессии в мире роботов

Если первые промышленные революции подталкивали человека к получению высшего образования, которое позволило бы ему управлять машинами и оборудованием, или превращаться в работника умственного труда, защищённого от автоматизации, то теперь всё стало сложнее.

Роботизация бьёт в первую очередь по квалифицированным работникам и специалистам средней руки как в реальном секторе экономики, так и в сфере умственного труда, а автоматизация в сфере обслуживания, на первый взгляд, не оставляет места для самореализации и возможности заработка.

Однако, как мы установили ранее, автоматизировать можно отнюдь не всё: многие отрасли экономики уже достигли предела автоматизации, ряд специальностей требует непосредственного участия человека.

Но общие закономерности труда будущего просматриваются чётко.

 

Во-первых, автоматизация приведёт к созданию новых профессий, преимущественно в сферах здравоохранения, IT, робототехнике, инженерии и образовании. Новые вакансии появятся в сфере здравоохранения, косметологии и индустрии красоты.
 
 
 

 
Справка:
медицина будущего на старом фундаменте


Во-первых, возрастёт количество пенсионеров, с присущими ими хроническими заболеваниями, которые подлежат лечению и контролю со стороны медицинских работников, а также увеличивающимся спросом на сиделок.

Во-вторых, болезни продолжат молодеть. Улучшение доступности пищи не привело к возникновению механизмов самоограничения — ожирение и сахарный диабет уже становятся нормой.

В-третьих, будет расти спрос на пластические операции, косметологические услуги и процедуры по омоложению и поддержанию тела в тонусе. По данным ВОЗ глобальный дефицит работников сферы здравоохранения уже составляет порядка 7,2 млн специалистов и к 2035 году возрастёт до 12,9 млн человек.

Кроме того, никуда не денется и региональная специфика: распространение среди американцев левых идей приведёт к запросу на общедоступное медицинское обслуживание, следовательно, повысится потребность в медицинских работниках. Вероятно, в период с 2012 по 2022 год в США появятся около 4 млн вакансий в сфере здравоохранения. В США к 2025 году появится необеспеченная кадрами потребность в 124 тыс. врачей и 500 тыс. медсестёр.

В ЕС в период с 2012 по 2022 год нужны будут уже 8 млн медицинских работников, а также дополнительно к 2020 году 590 тысяч медсестёр, 230 тысяч врачей и 150 тысяч стоматологов, фармацевтов и физиотерапевтов. В Японии к 2025-27 годам потребуются 800 тысяч медработников, из которых 380 тысяч — необеспеченный кадровый дефицит.
 



С дефицитом медработников развитые страны будут бороться комплексно.

Во-первых, активнее будет вестись подготовка кадров.

Во-вторых, продолжится политика переманивая врачей и медсестёр в качестве трудовых мигрантов. С этой проблемой уже столкнулась Украина — врачи учат польский и венгерский, планируя уехать на заработки в ЕС.

В-третьих, медицина станет высокотехнологичнее. Электронные очереди в поликлиниках, интернет-медицина, удалённые операции посредством роботов, сбор и анализ данных мониторинга пациентов (посредством всё тех же фитнес-трекеров).

В-четвёртых, активизируются работы по автоматизации медицины, а также привлечения роботов и нейросетей к лечению и диагностике заболеваний. Флагманом, вероятно, будет всё та же стремительно стареющая Япония.

Из этого следует, что отечественной медицине придётся ускоренно развиваться, перенимать цифровые достижения, а также качественно повысить заработные платы врачей, чтобы не повторить судьбу Украины, которая рискует и вовсе остаться без докторов.


Продолжится рост в IT-индустрии, особенно специальностях на стыке программирования и инженерии.

 


Справка: IT-будущее

Масштабная цифровизация экономики, автоматизация и роботизация приведут к повышенному спросу на программистов и инженеров. Обслуживание сложных роботизированных систем, пусконаладка новых цифровых объектов, поддержание их работоспособности будут требовать новых и новых кадров.

Сегментация интернета, усиление правового регулирования цифровой сферы, а также превращение интернета в ещё одно пространство войны увеличат спрос на специалистов по цифровой безопасности. Кроме того, продолжится развитие цифровых технологий. Например, с 2010 по 2015 год в США на 350 000% увеличился спрос на специалистов HTML5.





К 2020 году в мире будут подключены к сети порядка 50 млрд устройств, которые будут непрерывно передавать данные, а количество интернет-пользователей увеличится до 4,5 млрд человек.

Существенно вырастет спрос на специалистов по Bigdata и аналитиков, способным анализировать, а также систематизировать данные с цифровых устройств — огромный массив данных от предметов «интернета-вещей», систем слежения, баз данных различных учреждений будут требовать систематизации и анализа.

В то же время, все эти новые IT-вакансии в США не могут компенсировать даже выбывающие рабочие места, не говоря уже о том, чтобы повысить занятость. Хотя количество IT специалистов ориентировочно вырастет в США к 2022 году на 18%, но в IT будут трудиться лишь 3% американцев из 160 млн занятых в экономике.

Из грядущей цифровизации всех сфер общественной жизни России и Беларуси, которые являются кадровыми и идейными IT-донорами для транснациональных компаний, уже нужно делать ряд выводов.

Во-первых, необходимо добиться цифрового суверенитета как в сфере программного обеспечения и «железа», так и в нормативно-правовом регулировании, т.е. создать правовую базу для обеспечения цифровой безопасности государства.

Во-вторых, государство должно стать не просто активным субъектом на рынке IT-технологий, но и основным работодателем и заказчиком для программистов и инженеров по образцу Китая, где государство вошло в капитал IT-компаний.
 



Бурно будет расти сектор беспилотных аппаратов. И дело не столько в потребностях армии, сколько в том, что использование БПЛА позволит расширить возможности реального сектора экономики.

 


Справка: «беспилотная экономика»

Беспилотники, как и любое другое масштабное изобретение проходят этап осознания государством необходимости их правового регулирования. В 2015 году Чикаго стал первым городом, где ввели правила эксплуатации БПЛА. В июле 2017 года стало известно, что Федеральное управление гражданской авиации США зарегистрировало за 18 месяцев больше беспилотников чем летательных аппаратов за последние сто лет.

Ожидается, интеграция коммерческих беспилотников в американское национальное воздушное пространство создаст экономический эффект в размере 82.1 млрд долларов, а также свыше 103 тысяч рабочих мест к 2025 году.

Сферы использование беспилотников крайне широки: от доставки товаров и охраны общественного порядка до сельского хозяйства, и борьбы с врезками на трубопроводах и организации террористических атак по типу атаки на авиабазу Хмеймим в начале 2018 года.

В ближайшее время дроны обучатся машинному зрению, смогут собирать и анализировать данные в реальном времени, что позволит расширить сферы их применения, а также сформировать полноценные аэрофлоты из дронов численностью от 100 до 1000 беспилотников. А за счёт упрощения систем управления и обслуживания компании смогут использовать БПЛА самостоятельно, не прибегая к помощи специализированных компаний.



Дрон-строитель компании «Brasfield & Gorrie».


В России использование гражданских беспилотников уже урегулировано, однако свои беспилотные аппараты Россия, в отличие от Беларуси, не производит.

Но объём российского рынка квадрокоптеров вырос почти вдвое: в январе-сентябре 2017 года (по сравнению с аналогичными периодом прошлого года) россияне приобрели 57 тыс. беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), что на 84 % больше, чем годом ранее. В деньгах рынок прибавил 65 % до 850 млн рублей.
 



Роботизация, как и любая научно-техническая революция станет благом лишь в том случае, когда будет подкреплена соответствующими изменениями в образовании и мировоззрении. Проще говоря, чем умнее будут становиться роботы, тем мудрее обязаны быть люди.

А так роботы (без ИИ) непригодны для обучения человека, то учить нужно будет не просто хорошо, а очень хорошо. Следовательно, педагогов и учителей должно стать больше.

 

Во-вторых, роботы и нейросети приведут к постепенно разделению профессий на два группы: с низким и крайне высоким заработком.
 
 
Из 107 миллионов рабочих мест, который будут созданы в ЕС в период с 2013 по 2025 годы, около 46 млн вакансий потребуют высококвалифицированных работников, 43 млн должностей со средней квалификацией и 10 млн неквалифицированных рабочих. Дело в том, что наиболее подвержены автоматизации работы, требующие среднего уровня квалификации, так как они наилучшим образом могут быть превращены в алгоритм, которому может следовать машина.

Компьютеризация уже привела к тому, что в США, например, в период с 1960 по 2009 годы неуклонно растёт доля задач требующих экспертного мышления и сложных коммуникативных навыков, тогда как доля рутинных когнитивных и ручных задач начала активно снижаться в 1970-80-е годы, когда начался процесс компьютеризации.

Нейронные сети и роботы ускорят эти тенденции. В мире грядущего будущего возрастёт роль качественного высшего образования по актуальным и востребованным специальностям — это образование станет пропуском в те сферы экономики, где риски автоматизации пока минимальны.

 

В-третьих, мир ожидает переоценка профессий и значения труда для человека.
 

Ещё 30 лет назад профессия повара в СССР и странах США и Западной Европы была непрестижной, а посещение ресторанов — редкостью из-за привычки питаться дома. Возросший темп жизни, проникновение цифровых технологий и интернета с повальной смартофонизацией привели к расцвету служб по доставке готовой еды.

Вместе с увеличением количества торговых центров и кафе/ресторанов это привело в России (в Беларуси сохраняется советская культура общественного питания с высокой ролью столовых) и станах ЕС к повышению престижности профессии повара.

Старение населения приведёт к повышенному спросу на сиделок.

Что повар, что сиделка — профессии с трудом поддающиеся автоматизации: человеку психологически сложно будет принять уход со стороны машины (к тому же без полноценного искусственного интеллекта робот не сможет выносить утки за больными), а пищу он сможет готовить строго по рецепту, без «души» и импровизации.

Очевидно, что труд как одна из человеческих форм активности не исчезнет, но сфер для заработка денег и самореализации у человека станет на порядок меньше. Просто роботизация будет уничтожать больше рабочих мест.

И это понятно хотя бы по тому, как изменила рынок труда цифровая революция.

 


Справка: гибель индустрий

В 2004 году подразделение Blockbuster Entertainment обеспечивало работой 60 тысяч человек по всему миру. Но с появлением такого гиганта как Netflix, Blockbuster подала заявление о банкротстве в 2013 году.





В 2002 году более 700 тысяч американцев работали в издательстве газет, книг и каталогов. С ростом Интернета занятость в этом секторе экономики упала до 450 тысяч к 2012 году. К 2022 году в печатной индустрии будут трудиться лишь 350 тысяч человек.

В 2002 году более 840 000 американцев работали в Почтовой службе США (USPS). Электронная почта, социальные сети и мессенджеры снизили количество работников USPS до 610 тысяч в 2012 году. Департамент труда США ожидает, что к 2022 году в USPS останутся лишь 350 тысяч сотрудников.

В 2000 году американские потребители приобрели более 1 млрд. компакт-дисков. Из-за появления iTunes, Spotify и Pandora, американские потребители сегодня покупают менее 200 миллионов альбомов.





В Германии же между 1994 и 2014 годами, примерно 275 тысяч штатных производственных рабочих мест не были созданы из-за роботов.
 



Теоретически, с появлением полноценного искусственного интеллекта (а не его усечённой, пусть и весьма умной версии в виде нейронных сетей) и качественного рывка в развитии механики роботов — повышению устойчивости, точности движений и быстродействия — появится возможность заменить человека андроидами, которые смогут оставить не у дел тех же сиделок, ухаживая за больными.





В тот день, когда японский Robear превратится в NS4 из фильма «Я — робот» часть человечества вплотную подойдёт к эпохе безделья. Однако до этого нам предстоит дожить.

Пока же можно говорить, что труд в будущем рискует превратиться (конечно, отнюдь не во всех странах) из способа зарабатывания денег в хобби и средство социализации.

Ситуацию можно будет сравнить с тем, как долго и неэффективно трудятся в родительском доме дети: мать могла бы убрать в комнате ребёнка в разы быстрее, а отцу не пришлось бы переделывать за своим сыном. Однако иного способа научить ребёнка трудиться и ценить труд, кроме как привлечь его к работе, нет.

В будущем, похоже, тем самым ребёнком станет человек, а родителем государство, потому как работ (если не случится ЧП в виде восстания машин) останется орудием труда, а государство будет заинтересовано как в занятости своих граждан, которая избавит их от ряда социальных проблем, так и в социализации своих граждан и приучиванию их к труду.

Следовательно, изменятся и формы организации труда.

 

* * *
 

1. В мире победившей роботизации точно будет работа. Но она, вероятно, станет редкостью и признаком принадлежности к привилегированному классу, интеллектуальной элите.

2. А до того количество рабочих мест продолжит сокращаться под напором автоматизации и этот процесс, скорее всего, неизбежен. Новые рабочие места и сферы реализации не смогут компенсировать выбывающие под напором машин должности. Они уже не способны их компенсировать.

3. Концом привычного нам труда как средства заработка можно будет считать появление полноценного искусственного интеллекта на шасси андроида. Когда робот сможет досматривать стариков — Земля перестанет быть прежней, а труд как базовая активность человека изменится до неузнаваемости.
 



Трудотерапия и борьба с бездельем

Если для капитала автоматизация и роботизация производства ­— это возможность снизить издержки на рабочую силу и повысить прибыль, то для государства же роботизация не только способ сохранить глобальную конкурентоспособность в мировой системе разделения труда, но и огромный вызов.

С вызовом первой промышленной революции человечество справилось благодаря появлению социализма, ставшего в то время передовой идеологией, защищающей интересы трудящихся. Справится ли с вызовом грядущего глобального безделья человечество — покажет время.

Однако в мире есть примеры того, как государство и общество проваливали экзамен по приспособлению к прогрессу. Один из таких примеров — американские многоэтажки. 60 лет назад оказалось, что мало построить жильё, важно ещё изменить психологию человека и социализировать его. С этой задачей государство в США не справилось.

 


Справка: история американских хрущёвок

Текущий американский пригодный образ жизни начал становиться массовым с окончанием Второй мировой войны и появлением необходимости американского правительства повысить конкурентоспособность капитализма.

Именно во второй половине 1940-х в США началось бурное строительство пригородных домов, которые вместе с личным автомобилем (единственный удобный вид транспорта в условиях пригородов) и зелёной лужайкой стали составляющими американской мечты.

Однако были в США и попытки пойти по советскому пути городского строительства, построив свои кварталы «хрущёвок».

Ситуация в конце 1940-начале 1950 годов в США сложилась следующая: окраины городов были застроены трущобами, а из городов в пригороды уезжало относительно зажиточное население. Это приводило к ускоряющемуся падению доходов муниципалитетов из-за уменьшения количества налогоплательщиков и лишь усугубляло фавелизацию американских городов, что ещё сильнее ускоряло бегство в пригороды. Вот этот замкнутый круг и попытались разорвать, выделив 1 млрд (эквивалент современных 10 млрд долларов) для сноса трущоб и строительства высоток.

В районе Пруитт-Айгоу города Сент-Луис в 1949 году снесли 23 гектара трущоб и построили на их месте 33 панельных 11 этажных дома с 2870 квартирами. А так как расовую сегрегацию тогда ещё не отменили, то в Птуитте планировали поселить чёрных, а в Айгоу — белых.

Но в 1954 году Верховный суд США отменил сегрегацию и два района вновь стали едиными, а население начало перемешиваться, что вновь привело к бегству белых из района, и ситуация вновь повторилась. Район ветшал, становился рассадником преступности. В 1972-1974 годах район снесли.

Вся эта история не о превосходстве белых американцев над чёрными и не преимуществах архитектурных форм, а о том, что мало переселить людей из трущоб, нужно выселить трущобы и расизм из людей.





Вверху — советская «хрущёвка» и её модернизированный калининградский вариант.

Внизу — начало и конец американских «хрущёвок». В СССР государство с этой задачей справилось и хрущёвки, несмотря на анонсированную реновацию, ещё долго будут стоять в российских городах. В США же государство воспитанием граждан решило не заниматься, поручив эту задачу рынку, который всё успешно провалил.

Американский пригородный образ жизни в ближайшее десятилетие ещё станет огромной проблемой для США: низкая плотность населения, крайняя энерго- и ресурсозатраность дадут о себе знать с окончанием эпохи дешёвой нефти.
 



В будущем же государствам предстоит решить куда более глобальную задачу: как без ежедневного обязательного труда сохранить человеческий облик своих граждан.

Решать этот вызов придётся комплексно.

Труд исчезнет не сразу, не во всех странах и сферах экономики, и даже не во всех профессиях. И перед тем, как будет изобретен ИИ и андроиды, нас будет ожидать (не всех, конечно, прогресс распространяется неравномерно) сокращение продолжительности рабочей недели.

Эксперименты по внедрению 6-часовой рабочей недели начали проводить давно. Например, с 1989 по 2005 годы в шведском городе Кируна, 250 человек работали по шестичасовому графику. Однако эксперимент прекратили ­из-за чрезмерно возросшей нагрузки на рабочих.

Но в 2015 году в Швеции вновь вернулись к 6-часовой теме. В Гетеборге ввели 6-часовой рабочий день, однако оказалось, что этот шаг хотя и привёл к воодушевлению рабочих и служащих, которые стали трудиться лучше и эффективнее, но обошёлся городу слишком дорого. Например, в клинике по уходу за престарелыми пришлось нанимать 17 новых сотрудников, что обошлось городскому бюджету в 1,3 млн долларов. Кроме того, возросла заболеваемость среди пациентов, а сотрудники стали чаще просить отгулы.

И вновь причина оказалась не в лени и безответственности, а в том, что рабочий день стал короче, тогда как объём работы не уменьшился. Проще говоря, рабочим пришлось делать больше работы за меньший срок, что увеличило нагрузку на них. В итоге эксперимент прекратили.

Однако о необходимости сокращения продолжительности рабочего дня говорят в Германии и периодически эту тему будут поднимать и в других странах.

В общем, пока разговоры о 6-часовом рабочем дне являются скорее выражением благих намерений трудящихся и сталкиваются с непреодолимым препятствием — недостаточной автоматизацией.


Другой режим рабочего времени — фриланс — работа внештатным сотрудником ­— уже стал реальностью.

В странах Европы около 17% сотрудников работают удаленно, в США такой возможностью пользуются 37% (свыше 53 млн человек) всех работающих граждан, а в Японии — 32%.

В России, по расчётам Высшей школы экономики, фрилансерами были 2% работающего населения — работодатели не доверяют таким работникам, так как их сложнее контролировать. Впрочем, опасения часто оказываются напрасными — качество работы является единственным доказательством эффективности. Тем не менее, в Татарстане количество фрилансеров ежегодно растёт на 10-15%.

Ещё порядка 10% (около 8 млн. человек) россиян являются самозанятыми лицами. Лидируют среди них представители строительных специальностей, программисты, дизайнеры и парикмахеры с таксистами.

Пока же переход к модели самостоятельной занятости и фриланса является не следствием привлекательности данной модели труда (хотя она действительно удобна), а скорее вызван деиндустриализацией (в случае с Россией), переносом части производств в Юго-Восточную Азию (в случае с США и ЕС) и перепроизводством определённых категорий работников.

А вот в будущем государству придётся как решать вопросы с обеспечением трудовых прав фрилансеров (2/3 российских работодателей в 2010 году обманывали своих внештатников), так и поощрением самозанятых лиц, которые освободят государство от необходимости обеспечения их работой.
 


А пойти государство сможет по двум путям.

Первый — переложить заботы по поиску работы на самих трудящихся, а тех, кто с этой задачей не справится назвать тунеядцами. То есть пойти по репрессивному пути, что ни к чему хорошему не приведёт.

Второй — начать процесс внедрения безусловного основного дохода (БОД). Однако подсаживание населения на БОД приведёт к тому же эффекту, что и переселение негров из трущоб в многоэтажки. Люди в течение одного-двух поколений разленятся и развратятся.
 


Поэтому сколько бы роботов не трудилось на заводах и какой бы они не были продвинутой модификации, человек должен трудиться. Другое дело — где и как.

И тут возможно множество вариантов.


Во-первых, не факт, что стоит автоматизировать всё, что потенциально поддаётся автоматизации.

Например, под напором крупных сетевых супермаркетов, которые достигли пределов расширения за городом, где изначально и строились торговые центры, стали гибнуть частные магазины шаговой доступности, в которых трудились их же владельцы — вместо них отрывались супермаркеты.

Таким образом, серьёзно поредели ряды того самого мелкого бизнеса, а граждане уже почти забыли, что такое общение с продавцами и местные новости, полученные в очереди за хлебом.

Поэтому к автоматизации государство должно будет подходить взвешенно, оставляя человеку возможность трудиться в тех сферах, где его труд не будет иметь критического значения для экономики страны. Проще говоря, если вернуться к приведенному выше примеру о родителях и детях, то не стоит поручать родителю (роботу) уборку в комнате за своего ребёнка (человека).

 


Справка: налоги на роботов

Одной из потенциальных проблем мира победившей автоматизации может стать неспособность человека заработать на жизнь трудом и нежелание государства помочь ему в этом. Система социального страхования в развитых странах мира строится на принципе солидарности: работающие поколение, уплачивая взносы в фонды соцстраха, оплачивает пенсии и иные выплаты тем, кто по разным причинам не способен трудиться.

Но роботам пенсионное и медицинское обеспечение не нужны. Они вообще могут трудиться круглосуточно, принося своим владельцам максимальную прибыль. А владелец соответственно не обязан заботиться о тех, кто у него не работает. Это будет лишь подстёгивать капитал к углублению роботизации, ведь чем больше роботов, тем меньше людей с их проблемами.

В таком случае вмешаться должно государство и изменить правила налогообложения: налоги и взносы должны платить с роботов, а не людей. Логика следующая: если машина заменяет 3 человека за раз и трудится в одну смену, то взнос должен уплачиваться за троих. Если две и больше смен, то за стольких людей, кто остаётся без работы из-за машины.
 


В принципе, эту же идею предложил Билл Гейтс, однако в ЕС её отвергли.
 


«В настоящее время работник на фабрике получает 50 тысяч долларов, и его доход облагается налогами, включая подоходный налог, социальный налог и другие выплаты. Если эту же работу начнет выполнять робот, то стоит подумать о том, чтобы обложить его труд таким же налогом».

Билл Гейтс.

 


В отказе от налогообложения есть как защита интересов капитала, так и намерение не замедлять темпы роботизации.

Следовательно, одним из важнейших вопросов будущего станет своевременное внедрение налога на роботов.


Во-вторых, не суть важно какую работу будет выполнять человек.

Труд будущего не обязан быть высокоэффективным, ему достаточно быть общественно полезным. Работа — средство социализации и предотвращения деградации человека.

Из этого следует, что даже в случае внедрения БОДов, базовым условием их получения должно стать участие в трудовой деятельности или иной разновидности социально полезной активности.

Те же, кто продолжит трудиться (а такие всегда будут) автоматически превратятся в элиту общества просто потому что их работа будет настолько сложной и ответственной, раз её поручат именно человеку, а не машине. Следовательно, те, кто в мире будущего будут искать себе работу (и находить её) автоматически достойны поощрения.

 

 

* * *
 

1. Роботизация неизбежна и замедлить её, как предлагает сделать Билл Гейтс, невозможно — роботы сродни экономическому оружию, и тот, кто ими обладает получает преимущество перед конкурентами, но вместе с ним и множество проблем.

2. Конечная цель роботизации — полное вытеснение человека из производства и возвышение тех, кто будет владеть финансовым капиталом — единственным, что может приносить прибыль. Не стоит питать иллюзий о бизнесменах будущего: у них не станет больше социальной ответственности и жизнь тех, кто лишится работы из-за роботов, бизнесменов интересовать не будет. А вот государство обязано лоббировать интересы не бизнеса, а своих граждан.

3. Роботы и автоматизация не похоронят государство, наоборот его роль станет лишь ещё сильнее, так как именно ему предстоит регулировать сложнейшие социальные процессы, в первую очередь, перераспределения добавленной стоимости, производимой роботами. К слову, распространение интернета вещей и тотальный переход к Big Data сделают возможным то, о чем мечтали социалисты — переход от капитализма к социализму. И миру будущего этот переход придётся совершить иначе огромное количество противоречий рискует ввергнуть человечество в хаос.

4. В мире победившей роботизации бизнес будет обязан платить налоги за роботов пропорционально тому, скольких человек они лишают работы. Иначе человечество просто будет обречено на прозябание в нищете, а роботы будут просить пользу не человечеству, а своим владельцам.

5. Соответствующим реформам подлежит и сфера труда: труд из добровольного акта станет обязательным, но не средством заработка на жизнь, а социализации и воспитания. Потому и выплата БОДов в мире будущего должна быть не такой уж и безусловной: приносишь пользу обществу, развиваешься, ведёшь себя порядочно и соблюдаешь законы — получаешь БОД как поощрение.
 

 

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Комментарии
  •  
    13 янв. 07:37
    №1 Борис Бахов Латвия
    Бог мой, как же занудно люди умеют рассказывать об интересных вещах. Как будто снова попал в 8-й класс и тупая училка бубнит о социальных аспектах стихов Пушкина.
    Поддержали: Леонид Леонидов, Митро Митро, stag ar
     
  •  
    13 янв. 11:55
    №4 Надежда Максимова Россия
    Думаю, правительства догадаются сделать так, что роботы будут обеспечивать некий прожиточный минимум для всех. Этот минимум будет выше, чем сейчас, но в обществе будущего он будет не престижен. Как не престижно сейчас быть бомжом.
    А престижно будет работать мастером. Handmake вещи станут обязательными в обиходе тех, кто не хочет прослыть нищебродом. Престижными станут профессии краснодеревщиков, портных, обувщиков, которые шьют обувь на заказ и так далее.
    Но это все для тех, кто останется на Земле.
    Не стоит забывать, что главные перспективы человечества будут связаны с освоением космоса, планет Солнечной системы и дальнего космоса.
    Стало быть резко возрастет спрос на специалистов фундаментальной науки, а так же на строителей межпланетных станций, специалистов по терраформированию планет, разведчиков космического пространства и так далее.
    Не стоит низводить способности человека на умение выносить утку из-под пациента
     
  •  
    13 янв. 12:02
    №6 Дмитрий Хацкевич Беларусь
    Полезная статья.
    Очень много работы над социальными решениями и непростых шагов предстоит.
    Либо - хаос и будущее по Азимову в "Обнажённом солнце".
    Пусть там и несколько утрированно и не совсем перекликается с данностью нашего "сегодня".
     
  •  
    13 янв. 12:10
    №7 Леонид Радченко Латвия
    я робот и не понимаю
    твоих аналоговых фраз
    отрежь мне рыбки это сколько
    давай поженимся зачем
    Поддержали: Юрий Янсон, arvid miezis
     
  •  
    13 янв. 12:47
    №9 Юрий Янсон Латвия
    Про налог на роботов - очень интересно и правильно. Но сколько же будет скрытого и открытого сопротивления со стороны бизнеса!
     
  •  
    13 янв. 18:10
    №15 arvid miezis Латвия
    Одна маленькая катаклизма на планете земля ликвидирует все эти планы. Я тут в большей мере о сбое в энергосетях.
     
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить