11.01.2019

Василий Малашенков
Беларусь

Василий Малашенков

Журналист

Томос раскола

Как церковный конфликт на Украине отозвался по всему миру

Томос раскола
  • Участники дискуссии:

    4
    15
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


В православной церкви, как правило, новый год отсчитывают от 14 сентября (1 сентября по старому стилю). Это наследие Византии, однако по факту уже давно церковные календари выпускаются с января по декабрь. 
Нынешний 2018-й период для православных на постсоветском пространстве выдался непростым. Да и по всему миру тоже.

Конечно, одним из самых болезненных сюжетов стало решение украинского спора. Очевидно, что в наши дни он обострился по политическим причинам. Спор мог остаться локальным, но в итоге вышел за пределы постсоветского пространства. 

Давайте посмотрим, где и как прозвучало это эхо. Кроме того, в нашем обзоре мы посмотрим, какие важные решения в связи с украинским кризисом принял Синод РПЦ буквально за пару дней до конца 2018-го.

Через океан

Одним из героев новостных лент в 2018-м стал американский священник Марк Тайсон, который когда-то принял сан под впечатлением от поездки в Россию. 

В США он служил на приходе Американской карпаторусской епархии. Это автономное образование со своим епископом внутри системы Константинопольского патриархата в Северной Америке. Изначально, как видно из названия, епархия была создана на базе русинской эмигрантской среды. Как правило, это были бывшие униаты, возвращавшиеся в православие. Сейчас в автономной епархии несколько десятков приходов. Ею управляет американец с греческими корнями — епископ Григорий (Тацис).


Епископ Григорий посещает приход Святого Николая в Нью-Йорке. 2018 год. Фото: официальный сайт епархии

Интересно, что в конце концов в Карпаторусскую епархию вошли и несколько белорусских приходов, которые возникли в США после Второй мировой войны в рамках автокефального проекта.Никакого канонического статуса в 1950-х они не имели. Поэтому часть из них взяла курс на присоединение к Константинопольскому патриархату. 

Когда в Советском Союзе в самом разгаре была брежневская эпоха, несколько белорусских приходов были приняты в американскую Греческую архиепископию константинопольской юрисдикции. Отдельной епархии для белорусов не создали, но был образован совет этих нескольких приходов. Уже в наши дни, примерно лет 14 назад, совет растворился в Карпаторусской епархии. Но все приходы по-прежнему называются belarusian.

Один из самых известных — храм святой Евфросинии Полоцкой в Саут-Ривере (штат Нью-Джерси). Саут-Ривер — небольшой городок, который когда-то заселили в основном белорусские эмигранты двух волн. Одна из них — это в том числе и бывшие коллаборанты, бежавшие от возможных последствий их сотрудничества с немцами.


Белорусский храм Евфросинии Полоцкой в Саут-Ривере. Фото: сайт прихода

Параллельно с «константинопольскими» белорусскими приходами в Северной Америке продолжают существовать общины непризнанной Белорусской автокефальной православной церкви (БАПЦ). По количеству приходов она едва ли сильно превосходит «константинопольцев». По разным данным, у БАПЦ в Канаде, США, Австралии и Великобритании их примерно восемь-девять. Заявляется и о наличии прихода в Минске, но это скорее желаемое, чем действительное. 
 
В Минске по факту есть нечто вроде полуподпольной инициативной группы во главе с Леонидом Акаловичем, который надевает священнические облачения, участвуя в оппозиционных политических акциях. 

Реальной базы для создания некоего аналога раскольничьей УАПЦ в Беларуси нет. Но всё же из-за событий на Украине сторонники белорусской автокефалии немного активизировались. 

Как правило, среди них встречаются люди, по большому счёту далёкие от приходской жизни. Скорее, это политические активисты. Пока, повторимся, их влияние не так уж и велико в церковной среде. Порой даже никакого влияния и вовсе нет.

Но вернёмся к отцу Марку Тайсону. Когда история с украинской автокефалией зашла далеко, он заявил, что уходит из юрисдикции Константинополя в знак протеста. Клирик решил присоединиться к РПЦЗ в Америке.

Да, это не массовый, а единичный переход, но сигнал тревожный. В США и других странах, которые не относятся к традиционно православным, хватает различных церковных юрисдикций. Эмигрант будет ходить в тот приход, который ему ближе. 
 
И чем дальше будет заходить спор между Константинополем и Москвой, тем больше вероятность столкновений между верующими с разными взглядами на украинскую проблему.

Европа

В принципе, такие конфликты могут возникать и в странах с традиционно сильной православной церковью. По разным причинам. Например, Румынская православная церковь имеет виды на часть украинской территории. Хотя, по идее, подписанный под Рождество тот самый долгожданный томос намекает на решение вопроса в пользу румын.
 
Фанар чётко очертил в документе статус ЦПУ как географически «замкнутой» церкви. Получается, что она не может учреждать свои приходы за пределами страны. Значит, ранее созданные приходы УПЦ КП в Молдове уже как бы вне закона. 

Это как раз и есть явный реверанс в сторону румын. Скорее всего, всю Бессарабию «отдадут» им. Они продолжат спор за молдавские и украинско-бессарабские территории с Московским патриархатом. 

Напомним, что ранее румынский синод неоднократно призывал и РПЦ, и Константинополь мирно решить конфликт. О своих территориальных претензиях, которые выдвигались в недавнем прошлом, румыны на данный момент в полный голос не говорят. Но это пока… 

Раз Константинополь поднял историю прошлых веков, доказывая, что украинские земли — его каноническая территория, то румыны могут пойти на похожий шаг. Когда именно Румынская церковь добивалась, чтобы Фанар разрешил ей самостоятельно приготовлять святое миро, а это очень важный признак самостоятельности. Не все, кто когда-то получил автокефалию от Константинополя, официально имеют право на своё миро.

Если погрузиться в историю, Румынская церковь пережила многое. Была в ведомстве то римских, то константинопольских епископов. Одно время была в ведении болгар, а также православной церкви Российской империи. В итоге она добилась самостоятельности и включала в себя в том числе приходы на территории Бессарабии. 

Сейчас эти земли частично под Украиной. Раз уж начался передел, почему бы Константинополю не отдать историческую территорию под румынскую юрисдикцию. Такова может быть логика Бухареста, если новообразованная Православная церковь Украины начнёт расширять своё влияние. Примерно 11 лет назад Бухарест спорил с РПЦ, например, за Одесскую область. И точка в споре не поставлена.
 
Интересно, что недавний томос по сути лишает украинских раскольников и их приходов в России. 

Когда-то, вскоре после развала СССР и филаретовского раскола, в Московской области была объявлена Богородская епархия. Её возглавляет «епископ» Адриан. Клирик РПЦ, которого запретили в служении ещё в 1992 году.

Получается, что Константинополь немного «сдаёт назад».

Кроме Украины, конечно, не может не тревожить и ситуация в Западной Европе, о которой на СОНАР-2050 вышла статья «Обер-патриарх». Ещё неизвестно, что решит собор верующих Русского экзархата, который ранее подчинялся Константинополю, а теперь Фанар решил его упразднить, переподчинив приходы себе напрямую. 

Естественно, экзархат не стал подчиняться такому решению.

Из-за этого возможны самые разные конфронтационные сценарии вплоть до разрыва евхаристического общения с Фанаром либо дробления Русского экзархата на партии. А в этом ничего хорошего для церкви нет. Вопросы «отдельной бухгалтерии» и администрирования не должны заслонять другие более важные задачи. Церковь создавалась не для того, чтобы делить власть.

В этой связи как раз очень важны решения последнего в 2018 году заседания Синода РПЦ, о которых мы упомянули ранее. На фоне того, что русская западно-европейская автономная архиепископия ищет для себя новый статус, РПЦ учредила Патриарший экзархат в Западной Европе. Его центр там же, где и у Русского экзархата. В Париже. Недвусмысленный намёк на то, чтобы забыть старые обиды между «белогвардейской» и «советской» русскими церквями и объединиться.

Как выразился Синод, «в сферу пастырской ответственности» нового экзархата вошла практически вся западная часть ЕС (Бельгия, Ирландия, Испания, Италия, Нидерланды, Португалия, Франция и т. д.), а также Великобритания, которая, наверное, в ЕС не останется.

Экзархат, естественно, образуется не на голом месте. У РПЦ есть приходы в этом регионе. Но экзархат — это уже несколько иной статус. Правда, что-то похожее уже было. В брежневскую эпоху существовал Экзархат Средней Европы. Его пять лет возглавлял митрополит Филарет (Вахромеев), который потом много лет был архипастырем Беларуси. 
Кстати, какое-то время он совмещал служение в Западной Европе с белорусской должностью (около шести лет). В тот период как раз титул звучал как Патриарший экзарх Западной Европы. Но тогда центр экзархата был не во Франции, а в Германии.

И вот сейчас в ЕС снова появляется экзархат РПЦ. Явно в пику Константинополю. Да ещё и формируется епархия в Испании и Португалии. Её архиерею дали титул Мадридского и Лиссабонского. Обычно в таких епархиях на территории, которая исторически не является, скажем так, традиционной для данной поместной церкви, титулы епископам дают какие-нибудь географически отстранённые. Например, нынешний предстоятель БПЦ митрополит Павел (Пономарев), когда в 1990-х управлял приходами в США, имел титул Зарайского. Это как бы «иностранный» епископ. А сейчас титул «Мадридский и Лиссабонский» недвусмысленно говорит Константинополю, чья территория в Испании.

Правда, главе экзархата в Париже всё же титул сделали «Корсунский и Западноевропейский». На эту кафедру решили поставить епископа Иоанна. Он имеет опыт служения в США, Италии, участвовал в исламско-православном диалоге и т. д.


Западноевропейский экзарх РПЦ. Фото: сайт Храма святой великомученицы Екатерины в Риме

Сам по себе нынешний кризис делёжки канонических территорий и власти, конечно, связан и с тем, что многие века православные не собирались на глобальные соборы. По сути, эти форумы и были органом земной церковной власти и местом решения вопросов. 

В наше время единство поместных церквей фактически всё больше превращается в формальность. Они довольно разобщённые и живут своей жизнью. Есть ряд авторитетных епископских кафедр, где фактически сконцентрировано влияние, но нет консенсуса по поводу того, где заканчивается влияние одного центра силы и начинается зона ответственности другого.
 
В принципе, столкновение было неизбежно. И на данный момент оно спровоцировано внешними, политическими причинами, а церковные — на втором плане. Осознание этого приходит ко всё большему количеству людей.

До Киевского собора 15 декабря ряд церковных оппозиционных блоггеров БПЦ и РПЦ, как правило, симпатизировали идее создания новой объединённой церкви на Украине. У кого-то были иллюзии, что украинцы наконец-то преодолеют расколы. Кто-то открыто симпатизировал «патриарху» Филарету. Кто-то заявлял о влиянии «руки Кремля» в церковной политике: официальная Москва не хочет лишаться православного идеологического рычага на Украине.

Однако, когда прошёл собор по созданию ПЦУ, многие разочаровались. Порошенко был похож на некоторых византийских императоров, которые давили на церковь. И сейчас он давил в решении уж точно не богословского вопроса.

Далеко не все верующие поддержали собор, и он стал не объединительным, а разъединительным. Обозначил демаркационную линию ещё жёстче.
 
Плодами Константинополя вместо избавления от «руки Кремля» стал раскол между каноническими юрисдикциями. 

Особенно печально, что конфликт произошёл не в стране, которую сложно отнести к чьей-то канонической территории (например, США). Он случился там, где вроде как уже укоренился Московский патриархат, а Константинополь давно не присутствовал. Если сказать резко по-народному, то проснулись через несколько веков.

Раскол вырос, как это иногда бывает, не только из человеческих страстей, но и из мнимого желания сделать хорошо. Если вольно перевести на народную латынь, это действие benevole. То есть инициаторы на него пошли добровольно и как бы с добрыми намерениями. Плоды же этой благой воли показали, что в основе предприятия ничего хорошего не лежало.

В этой истории есть и определённая доля ответственности Московского патриархата. По этой и другим причинам многие поместные церкви в сложном положении: им не хочется ссориться с одним из центров силы. Желательно сохранить хорошие отношения со всеми, а это не так просто. Рано или поздно могут задать вопрос: «Ты за кого?»

Да, в принципе, уже задали. На всё том же итоговом заседании 2018 года Синод РПЦ ещё раз выразил озабоченность по украинскому собору, не признал собор 15 декабря и т. д. Но самое главное в этой цитате:
 
«Обратиться к Предстоятелям и Священным Синодам братских Поместных Православных Церквей с призывом поддержать митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия, епископат, духовенство, монашествующих и верных чад Украинской Православной Церкви в связи с переживаемыми испытаниями, а также не признавать сообщество, учрежденное на так называемом «Объединительном соборе» 15 декабря 2018 года в Киеве, в качестве автокефальной Поместной Православной Церкви».

То есть всех остальных призывают занять довольно однозначную позицию — против Константинополя в украинском вопросе.


Синод РПЦ на последнем заседании 2018 года. Фото: Сергей Власов (РПЦ)

Напомним также, что ранее епископы РПЦ жёстко заявили о разрыве евхаристического общения, а Константинополь фактически сделал так, что УПЦ МП стала как бы вне закона. Украинская власть уже начала и, видимо, будет дальше оказывать давление на паству Московского патриархата

Некоторые наблюдатели уже предрекают повторение Великой схизмы (раскола на католиков и православных). Пока что до этого не дошло, но всем понятно, что украинская история не заканчивается собором 15 декабря.

Помимо возможного усиления конфронтации, есть всё же вариант созыва Всеправославного собора для решения украинской и других проблем. К этому, кстати, уже призвали болгарские епископы. Они сами в недавнем прошлом пережили раскол, замешенный на политике.

И снова политика

Для БПЦ прошедший год начинался достаточно оптимистично. Было известно, что на осень в Минске впервые намечено заседание Синода РПЦ. 
 
С политической точки зрения это, конечно, повышение значимости и светского центра власти, и церковного, поддержание имиджа мирной минской площадки. 

Патриарх Кирилл ещё в начале своей деятельности на главной кафедре РПЦ заявил, что он не патриарх Российской Федерации. Синоды поэтому стали проводить не только в Москве, но и, например, в Киеве. Однако в силу известных политических причин Киев всё меньше становился подходящим местом для безопасного сбора членов Синода РПЦ.

В начале 2018 года на СОНАР-2050 вышла статья «Союзная интеграция Русской православной церкви» о том, что в этом плане выгодным местом стал Минск, в том числе с политической точки зрения. 

Более полугода в Беларуси ждали, когда же, наконец, пройдёт первое в истории минское заседание Синода РПЦ. Даже ходили слухи о том, что визит членов Синода во главе с патриархом Московским и всея Руси станет «инспекцией» для минского митрополита Павла, назначенного на кафедру в Беларуси относительно недавно. Справляется ли он с обязанностями? 

Были даже слухи о том, что его снимут с поста.

Ранее митрополит Павел вызвал на себя критику со стороны части общества. Например, из-за его неудачного высказывания по поводу того, что у православных и униатов разный бог. В принципе, это его выступление, если читать полный текст, вполне логично. Но по уже сложившейся традиции экзарх выдал несколько неосторожных фраз, и уже никто не разбирается во всём контексте. Такие сейчас законы в медиасреде.

Однако неудачные высказывания — это ещё не так страшно. В конце концов, они бывают у многих деятелей. Но в 2018 году было другое событие, вызвавшее недовольство части верующих. Ещё в первый год служения нового митрополита в Минске произошёл конфликт между ним и главой церковного издательства Владимиром Грозовым, отставным офицером.

При Грозове издательство довольно успешно продавало религиозную литературу не только в Беларуси, но и по всей России. Это подразделение БПЦ реально приносило церкви деньги.

Как это часто бывает, в издательстве были проблемы с юридическим оформлением его деятельности. Например, некоторые б/у грузовые машины, полученные по «гуманитарке» из Западной Европы, были оформлены на физлиц, в том числе на самого Грозова. Это и многие другие нарушения сделали возможным возбуждение уголовного дела.

Грозов после этого уезжал на Украину, но потом был задержан в России. В 2018 году в Минске начался суд над ним. Митрополит публично во время процесса заявил, что это ошибка и надо освободить Грозова. Но с юридической точки зрения это было уже невозможно. Как говорится, машина заработала. В итоге экс-глава издательства Белорусского экзархата получил тюремный срок. 

В целом это подорвало авторитет и самого экзарха, и БПЦ в глазах неверующих белорусов и сочувствующих церкви людей. Впрочем, и у части паствы произошло то же самое. Хотя никаких волнений по этому поводу не произошло, но всё же осадок остался. Правда, в одном из интервью перед Рождеством митрополит Павел дал понять, что ещё не всё потеряно, но без конкретики.


Владимир Грозов на суде в Минске. Фото: Василий Малашенков
 
Другая проблема, которую нажила себе БПЦ, — это «кейс БНР». 

Вокруг празднования 100-летия Белорусской народной республики (БНР), которая в реальности никогда не была государством, а была только проектом, в Беларуси всю первую половину 2018-го были нешуточные споры. Власти всё же санкционировали празднование на одной из площадок в центре Минска. Но это было не официальным мероприятием, а скорее акцией оппозиции с привлечением свежих сил из недавно появившихся общественных активистов.

На этой акции выступил один из клириков БПЦ с приветствием. Многие оппозиционно настроенные белорусы восприняли данный факт как легитимацию их версии исторического концепта БНР со стороны церкви. Это вызвало недовольство у той части верующих, которые исповедуют иные политические взгляды.

Сначала была распространена информация о том, что священник попросил разрешение на такое выступление у митрополита Павла. Потом белорусский экзарх это опроверг, заявив, что клирик сам принял такое решение. Митрополит подчеркнул: церковь должна быть вне политики. Однако опять же осадок после этой истории остался.

Будем надеяться, что данный эпизод забудется со временем. Церковь в Беларуси пока ещё имеет потенциал для роли примирителя и успокоителя общества. Хотя, конечно, время от времени звучат надуманные упреки в «руке Кремля». Патриархат же Московский. Другие аргументы слышны крайне редко. Иногда указывают на российский паспорт митрополита Павла. К сожалению, у Христа тоже не было белорусского паспорта.

И потом, с тем же успехом можно упрекать католиков, что папа-то Римский. Но тут логика не работает, в дело вступают эмоции.
 
Несмотря на это, минская площадка остаётся довольно спокойной в политическом плане, если сравнить с соседями. К примеру, в Литве несколько лет назад вошло в норму, когда на католический праздник, близкий по дате к выборам, местные поляки могут идти в костёлы с польскими флагами. Если православные верующие сделают то же самое, взяв украинские или российские флаги, то это не поймут ни единоверцы, ни милиция. Сама по себе эта черта белорусского общества позволяет республике оставаться донором стабильности.

И в заключение небольшое лирическое отступление. Параллельно с созданием Западного экзархата РПЦ провозгласила и Патриарший экзархат в Юго-Восточной Азии с центром в Сингапуре. Епископ-экзарх получает титул Сингапурского и Юго-Восточно-Азиатского. Это тоже намёк Константинополю. На кафедру решили поставить викария патриарха — архиепископа Солнечногорского Сергия. Это выходец из поистине церковной семьи. Мать стала монахиней, сестра тоже. Брат — епископ.

Архиепископ Сергий с Азией знаком хорошо: долгое время служил в епархии на Дальнем Востоке. Посмотрим, насколько успешной будет его миссия на Филиппинах, в Таиланде, Мьянме и т. д. Братья-экспаты получили своего пастыря.
 



 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Дмитрий Ермолаев
Россия

Дмитрий Ермолаев

Журналист

Как Константинопольский патриархат треть Латвии Киеву отдал

Вячеслав Бондаренко
Беларусь

Вячеслав Бондаренко

Писатель, ведущий 2-го национального телеканала ОНТ

Сила в правде. Украинские бастионы Православия

Украина калькирует рейх в деле создания своей собственной церкви

Вячеслав Бондаренко
Беларусь

Вячеслав Бондаренко

Писатель, ведущий 2-го национального телеканала ОНТ

ВРЕМЯ МУДРОСТИ

На наших глазах творится История, и не только церковная

Петр Петровский
Беларусь

Петр Петровский

Философ, историк идей

Благословение на раскол

Почему автокефалия Украины угрожает мировому православию

"Давайте жить дружно!": по мотивам пикировки МИД Беларуси и посла РФ Бабича

Справедливости ради нужно отметить, что белорусы не раз заявляли о своей готовности к совместной работе, в то время как российская часть группы во главе с министром экономики Макси...

Минск выступает за реальную интеграцию в экономике

В том то и дело, что проект "Союзное государство" уже буксует больше 20 лет, то есть не решаются именно политические вопросы, и они же тормозят решение экономических. А то что я бе...

Оппозиционные фантазии о прогрессивной Европе: Магдебургское право и крепостничество

Памятный знак,скульптуры...- "оппозиционеры поставили"-? Так кто же оппозиционер -? Кому не нравится История Беларуси и шаги правительства по укреплению беларуской государственнос...

Великие белорусы XX века. Петр Машеров

Кстати, о болотах. Давненько мы не читали о приключениях тинэйджеров на латвийском болоте у дядюшки Арвидса. Где продолжение?

Чем обижен профессор

доказательств нет с двух сторон  - Ты украл! - Докажи, что я украл. - А ты докажи, что ты не украл. С таким я сталкивался разве что в рядах Советской Армии. А в цивилизованном...