Есть тема

13.07.2020

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

СВЯТАЯ СОФИЯ КАК ЧАСТЬ ПОЛИТИКИ

СВЯТАЯ СОФИЯ КАК ЧАСТЬ ПОЛИТИКИ
  • Участники дискуссии:

    5
    9
  • Последняя реплика:

    25 дней назад


Екатерина Вторая в своё время назвала своего второго внука Константином. Имя нетипичное для наследников российского престола, зато очень распространённое среди императоров Византии. И сделала она это с умыслом. Мечты государыни простирались до Константинополя, который, как считали в Зимнем дворце, вероломно и незаслуженно был захвачен турками-османами в 1453 году. Турции как государства в планах императрицы не было.

При этом такого рода проекты выглядели вовсе не гипотетическими. Русский флот господствовал в окрестных морях благодаря адмиралу Ушакову, адмиралу Грейгу и адмиралу Синявину. Турецкие паши явно не справлялись перед мощным натиском отечественной флотилии. Высадка десанта в окрестностях Стамбула и захват главной резиденции Топкапы не относились к числу труднорешаемых задач. Тем более в годы правления Екатерины Польша как государство тоже прекратила своё существование. Турки, постоянно ведшие яростные кампании против России, были на очереди.

Однако шло время, и турки смирели. В очередной раз обострение пришлось на 1850-е годы, когда разгорелась Крымская война, хотя в тот период султан, как всегда, был не один. Англичане по-союзнически помогали османской Порте, и, когда Россия испытывала проблемы с военной доктриной, война за Чёрное море разгорелась с новой силой.
 
Итог войны был печален, однако вскоре Россия, по меткому замечанию министра Горчакова, «сосредоточилась», и уже в 1877 – 1878 годы показательно наказала турок за самоуверенность.
А заодно и тех, кто прятался за турецкими спинами. Результатом стал мир в Сан-Стефано, по которому впервые более чем за полвека задышали воздухом свободы сербы и болгары. Этот воздух свободы заодно обвеял и румын. Из шинели в Сан-Стефано, расстеленной русскими военачальниками и дипломатами, вышли все балканские народы. Правда, потом союзники отыграли назад и ужесточили условия мирного договора.

В честь того мира в Сан-Стефано (а ныне – пригород Стамбула Ешилькёй) был заложен храм-усыпальница в честь русских воинов – победителей и освободителей народов, страдавших под османским игом. Недолго, увы, возвышался этот православный храм. В начале Первой мировой войны турки посчитали существование этого мемориала национальным позором и взорвали его. Так варварским поступком султанская власть попыталась стереть славную страницу русской истории.

Потом болгарское руководство понемногу начало забывать о тех судьбоносных для себя подписях в Сан-Стефано, а румыны забыли ещё быстрее.

Зато в 1935 году отец своего народа Кемаль Ататюрк совершил достойный исторический акт. Превратил мечеть Айя-София в музей, убрав повод для многовекового недовольства православных всего мира. Ведь если рассудить логично, то собор Святой Софии, построенный в 532 – 537 годы, созидали не они. Тогда христианская вера была единой, а Турции ещё в самых смелых проектах не было. Не тобой построенное трогать не смей.

Ататюрк был мудрым правителем и желал добра своей Турции на столетия вперёд, но, видимо, история не всегда балует свои народы только мудрыми правителями. Увы, доказательством тому является не только ситуация с Турцией.
 
Последние годы Турция превращается в классическое национальное государство. Всё, что не связано с пантюркизмом и исламом, власти этой страны не интересует.
Однако любопытно другое: в крупных городах (не уверен насчёт Стамбула, но в других местах точно) портрет Эрдогана висит на одном фасаде рядом с портретом Ататюрка Кемаля. Это как если Николая Второго разместить рядом с Владимиром Ильичом. То, что делает нынешний лидер Турции, в корне (если даже не в квадратном корне) противоречит принципам и заветам одного из лучших ситуативных политических друзей Ленина, то есть Ататюрка.

Нет силы кроме ислама и Эрдоган рупор его. Стоит только захромать его рейтингу, как изыскивается способ исправить политическую хромоту и совершить из ряда вон выходящий поступок, который внесёт имя бывшего мэра Стамбула на скрижали истории. Народ поаплодирует и благодарно примет подношение, а всё, что за пределами Турции, совершенно не волнует. Это тоже вандализм, только спокойный, бумажно-кабинетный, совершаемый ради завоевания симпатий окученного им же электората.
 
Примечательно, что в политическом плане своим поступком Эрдоган наносит удар даже не по Кремлю, а по Вашингтону, а именно – по демократам.
Маленькое крыло демократической партии США с середины 2000-х годов проявляет большую активность в рамках созданного им общества, названного высокопарно, как и всё, что американцы называют: «Совет по освобождению Святой Софии». Общество осваивало казённые гранты, занимаясь пропагандистско-публицистической деятельностью и подчёркивая острую необходимость того, чтобы «собор Святой Софии Премудрости Божией снова занял подобающее ему место как храм, священный для всего христианства, как мать всех церквей, как царственный храм православия — чем он и был до захвата турками-османами в 1453 году» (дословно цитирую спикера этой организации Криса Спиру).

Намерения, как водится, благие, только у американцев были свои планы – Турция уже уходила из-под их влияния, так что фразы о статусе храма нужно рассматривать скорее в военно-политической плоскости.

Эрдоган уже несколько раз говорил, что собор после превращения в мечеть будет работать как «бесплатный музей». Иными словами, трагедии не будет. Президент Турции таким образом садится на два стула: поддержание исламистских столпов и предоставление свободного посещения всем немусульманам (в свободное от правоверных молитв время).

Это очередной хитрый ход янычарским конём. Ведь оберегаемый десятилетиями музейный статус собора был важным дипломатическим компромиссом, да и изначально собор являлся и является одной из крупнейших христианских святынь мира. На это нельзя просто закрыть глаза. Конечно, санкции вряд ли будут объявлены, да и Совбез ООН вряд ли кто-то созовёт, но повод задуматься есть.

И ещё остаётся открытым вопрос: а что будет с христианскими росписями? Мечеть ведь строго запрещает любые изображения. Полагаю, что если турецкая сторона покусится на аутентичные византийские фрески, то реакция — и неслабая — всё-таки последует.
 
Турция уже не та, что была при Ататюрке, да и странные кремлёвские мечты о союзничестве Турции остаются лишь странными мечтами.
Турки другие, они не отходчивые и великодушные русские. Особенно непримиримы турецкие исламисты. Если и грянут санкции против Турции, то, скорее всего, индивидуально-гражданские, да и то в области туризма, хотя с туризмом из-за коронавируса сейчас и без того напряжёнка. А внуков своих Константинами никто пока называть не будет.
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

В соборе Святой Софии будет мечеть: истинная подоплека решения Эрдогана

Павел  Шипилин
Россия

Павел Шипилин

Политический аналитик

ЗАЧЕМ ЭРДОГАНУ МЕЧЕТЬ В СВЯТОЙ СОФИИ

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

«Если кандидат в Президенты призывает народ на площади, ему нельзя доверить страну»: Федор Повный

Петр  Давыдов
Россия

Петр Давыдов

Журналист

Тайна фрески Крагуеваца — как Христос помог нацисту вновь стать человеком

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.