8 ноября
Экономика

СП = союзный профит

Стратегия «Газпрома» в Беларуси
 

Газ на кухни белорусов приходит через две организации, свет в квартиры — уже через три.
 
 
 


Анализ энергетической системы Беларуси невозможно провести без попытки понять, что происходит в газовом хозяйстве республики.

93% генерируемой электроэнергии производится на тепловых станциях, подавляющее большинство из которых работает на природном газе, поступающем из России. Своих чисто газовых месторождений в Беларуси нет, а газ попутный, идущий из недр вместе с нефтью, рачительно перерабатывается на государственном газовом заводе.

Тема газового хозяйства Беларуси тем более заслуживает внимания, что едва ли не каждый год все мы становимся свидетелями «газовых войн» между двумя государствами, являющимися «составными частями» государства Союзного. При этом информация об этих «войнах» подается СМИ зачастую настолько сумбурно, что понять суть происходящего получается далеко не у каждого читателя.

Поэтому предлагаю действовать по проверенной схеме — «шаг за шагом».
 



Как и в любой другой стране, газовые трубы, «бегущие» по территории Беларуси, делятся на две части, назначение и функции которых очевидны из самого названия. Газотранспортная система — отдельно, газораспределительная — отдельно.

Транспортная газовая система — это магистральные трубопроводы, по которым газ добирается до подземных хранилищ или следует транзитом от границы до границы. Большие диаметры, большие компрессорные станции (далее — КС), большие значения давления внутри газопроводов.

Распределительная газовая система — это поставка газа конечным потребителям, это «клубки» труб внутри городов и посёлков, это подача топлива на тепловые и электрические станции.

Газ для потребителей «распределители» получают либо из подземных газовых хранилищ, либо при помощи отводов от магистральных трубопроводов, от «транспортников».

Разделение, которое выглядит совершенно логичным, в советские времена было довольно условным, но после контрреволюции 1991 года всё изменилось: условное разделение стало жёстко формализованным на организационном уровне.


Газотранспортная система Беларуси

На территории Беларуси транспортировкой газа занимается организация, полное название которой тем, кто не очень сильно погружён в тему, покажется несколько шокирующим.

«Газпром трансгаз Беларусь». Нет, никаких ошибок нет, всё верно — с 2011 года 100% акций предприятия, обеспечивающего транспортировку голубого топлива в Беларусь и транзит «сквозь неё» на территорию Прибалтики, принадлежат российской компании.





Если подходить к «газовым войнам» России и Беларуси, учитывая не только названия государств, но и хозяйствующих субъектов, то наблюдаем мы нечто крайне замысловатое: подразделение «Газпрома», географически расположенное в Беларуси, отчаянно «выколачивает» скидки у «большого» «Газпрома».

Отметаем из поля зрения всех политиков — в остатке будет Алексей Миллер, усиленно размышляющий, какой заработок оставить Алексею Миллеру, достоин ли он дополнительной скидки. Сальвадор Дали не дожил до такого замечательного сюжета, явно заслуживающего его кисти.

Да, что касается магистрального трубопровода «Ямал — Европа», он принадлежит напрямую «большому» «Газпрому», и именно по этой причине последний платит Беларуси пошлину за транзит через её территорию.


Газораспределительная система Беларуси

Сети распределительные в Беларуси — собственность и объект заботы другой организации, на 100% принадлежащей государству.

Государственное производственное объединение по топливу и газификации «Белтопгаз» — структура внутри министерства энергетики.

Конечно, у него хватает и других обязанностей — именно «Белтопгаз» ведает торфом, промышленным производством газоиспользующей и бытовой продукции (газовые и электрические плиты, газовые баллоны), доставляет сжиженный газ в железнодорожных цистернах и так далее.

Но нам важнее всего, что это «Белтопгаз» покупает газ у «Газпром трансгаза Беларуси» и доставляет его по распределительным сетям конечным пользователям, в том числе и туда, куда его просят работники «Белэнерго».
 

Газ на кухни белорусов приходит через две организации, свет в квартиры — уже через три. Но если во времена социализма такие «ступени» мало что значили для конечного потребителя, то теперь всё иначе.
 

Небольшую прибыль в свои цены закладывает «Газпром трансгаз Беларусь» — им и зарплаты сотрудникам платить, и подземные газовые хранилища расширять, и трубы с компрессорными станциями в порядке поддерживать.

Как любое другое юридическое лицо, зарегистрированное в Беларуси, это предприятие платит со своих продаж все предусмотренные законами налоги.

Далее должен следовать практически такой же текст, касающийся «Белтопэнерго» — прибыль и налоги учтены для каждой работающей конфорки, для каждой горелки электростанций.

Счётчик в квартире отсчитывает не только киловатты, но и прибыли «Трансгаза», «Белтопа» и «Белэнерго», а заодно и трижды оплаченные налоги и пошлины.

С учётом вот такой арифметики смысл препирательств за размеры скидок становится несколько непонятным, но размышления по этому поводу предлагаю оставить политикам и бухгалтерам.
 

100% акций предприятия, обеспечивающего транспортировку газа в РБ и транзит «сквозь нее», принадлежит российскому Газпрому. «Газовые войны» идут не между РФ и РБ, а между Газпромом и его «дочкой»
 


Что видит в счетах за газ конечный белорусский потребитель, отражается ли в них каким-то образом величина скидки, «выбитая» в результате многочисленных раундов межправительственных переговоров?

Более-менее открытыми являются суммы, которые закладывает в качестве маржи «Газпром трансгаз Беларусь» (она в среднем составляет 16 долларов за тысячу кубометров), которые прибавляются не только к выставленной «большим» «Газпромом» цене, но и к добавленному НДС в размере 20% (при нынешних ценах это ещё что-то около 30 долларов за тысячу кубометров).

Дальше идёт маржа «Белтопгаза» и 20% НДС к ней, и вряд ли я сильно ошибусь, предположив, что конечная цена составляет 260-270 долларов за тысячу кубометров, или на 110-120 долларов за тысячу кубометров выше, чем цена, установленная в результате жарких споров на межгосударственных переговорах.
 
 

«Война» ведётся по поводу 20-25 долларов за тысячу кубометров — вот и размышляйте, насколько важны эти так называемые «газовые войны».

 

Не похожи ли они на некий спектакль для посторонних наблюдателей, фабула сюжета которого сводится к «сейчас прольётся чья-то кровь, Россия и Беларусь со дня на день поссорятся навсегда»?

 


Вот так выглядит схема магистральных трубопроводов, подземных хранилищ и компрессорных станций «транспортников» —
«Газпром трансгаз Беларусь»:



 



Газовые хранилища на территории Беларуси

Работа «Газпром трансгаз Беларусь» — довести газ по магистральному газопроводу или по ответвлению от него до населённых пунктов, вся остальная работа по распределению газа конечным потребителям — прерогатива «Белтопгаза».

Синим цветом выделена собственность «большого» «Газпрома» — магистральный трубопровод «Ямал — Европа» и компрессорные станции, обеспечивающие транзит газа через территорию Беларуси.

Но функционирование транзитного трубопровода не является заботой только и исключительно «большого» «Газпрома», поскольку без подземных газовых хранилищ «Ямал — Европа» не имел бы возможности максимально оперативно реагировать на рост потребления газа в холодное время года.

На территории Беларуси имеются три газовых хранилища — Мозырское, Прибугское и Осиповичское.

Их объёмов хранения и модернизированной системы активного забора газа в настоящее время вполне хватает, чтобы гарантировать и колебания потребностей Беларуси в разные периоды года.
 


Ёмкость Осиповичского ПХГ — 300 млн кубометров, Прибугского и Мозырского — по 600 млн кубометров.

«Газпром трансгаз Беларусь» продолжает работы по наращиванию объёмов в соответствии с указом Президента Беларуси Александра Лукашенко 2013 года, в котором обозначена конкретная цель — к 2020 году общий объём ПХГ должен достичь 2 млрд кубометров.
 



Ещё раз присмотримся к числам.

Сегодня общий объём ПХГ — 1,5 млрд кубометров, транзит и внутреннее потребление — в полном порядке. К 2020 году объём увеличится на 30%, и в том же 2020 году начнёт работу БелАЭС, а одним из результатов этого события станет уменьшение потребления российского газа Беларусью на 2,5 млрд кубометров.

При этом технические возможности трубопроводов и компрессорных станций меньше не станут, просто уменьшится их нагрузка. Газа будет требоваться меньше, а объёмы ПХГ станут больше.

Может быть, что «Газпром» этого не понимает, работает без плана, в режиме «Так ведь написано»? Согласитесь, вряд ли.

Каким может быть сценарий использования ПХГ на территории Беларуси, ПХГ, подчеркну ещё раз, принадлежащих российской государственной компании?

На мой взгляд, возможны сразу два варианта.


Вариант 1. Прибалтика не добрососедская

Ни для кого не секрет, что отношения России и стран Прибалтики находятся не в лучшем состоянии, и перспектив того, что они будут возвращаться к уровню взаимовыгодного сотрудничества, не просматривается.

Вина в этом лежит отнюдь не на России: Эстония, Латвия и Литва давно стали продолжателями политики США на европейском континенте, от них самих мало что зависит.

Если исходить из пессимистического сценария, то думать приходится не только о провозглашённом выходе стран Прибалтики из энергетического кольца БРЭЛЛ, но и о подземном газовом хранилище, в советские времена созданном в небольшом латвийском посёлке с не очень удобным для произношения названием Инчукалнс. Активный объём хранения газа в нём составляет 2,2 млрд кубометров, это одно из крупнейших в Европе ПХГ.

Какое до него дело «Газпрому», кроме того, что в настоящее время он использует его для выполнения контрактных обязательств по обеспечению газа Латвии в зимний период?

Очень большое и серьёзное: ПХГ «Инчукалнс» и газотранспортные системы Латвии и Эстонии обеспечивают зимнее потребление Санкт-Петербурга, а при серьёзных холодах газ из Латвии поступает ещё и в Псковскую и Новгородскую области.

Так уж распорядилась матушка-природа, что в северо-западном регионе России нет условий для создания ПХГ большой ёмкости. То, которое работает в Гатчине, способно обеспечить Северную столицу только недельным запасом голубого топлива.
 

Если предположить, что отношения России и Прибалтики станут ещё более прохладными, то надо отдавать себе отчёт в том, что слишком прохладно может стать сразу в трёх областях и в их столицах в России.
 

Но если задействовать «белорусскую арифметику», то потенциальная угроза неприятностей обнуляется — тот объём газа, который сейчас идёт из Инчукалнса в Россию, будет поступать из ПХГ, расположенных на территории Беларуси.

В таком случае поведение «Газпрома» в союзной республике совершенно логично — да, действительно нужно расширять объёмы ПХГ, чтобы обеспечить зимнее потребление газа в Санкт-Петербурге, Пскове и Новгороде.




Карта подземных хранилищ газа Европы. Изображение увеличивается при клике
 


Вариант 2. Прибалтика добрососедская

Второй сценарий, на мой взгляд, возможен в том случае, если Москва сможет улучшить отношения с Брюсселем или Вашингтоном и оттуда поступит команда Прибалтике вспомнить о том, что предсказуемость политики и экономики когда-то была отличительной чертой европейских государств.

Собственно говоря, всё, что требуется России для гарантированного обеспечения голубым топливом своих городов — долгосрочный договор аренды части объёма ПХГ «Инчукалнс» и договор о стабильном транзите газа в нужных России направлениях.

За те годы, когда «Газпром» был совладельцем этого ПХГ, оно было основательно модернизировано, в строй вошли новые компрессорные станции, так что эта часть газотранспортной системы Латвии и Эстонии способна исправно функционировать весьма долгий период.

Все прочие «газовые игры» страны Прибалтики могут вести в своё удовольствие — получать его в сжиженном виде из Норвегии, из Катара, покупать и продавать на спотовом рынке и так далее.
 

На населении Литвы, Латвии и Эстонии эти игры обязательно скажутся, Беларусь тоже внакладе не останется: когда цены окончательно уйдут в небеса, прибалты будут охотнее покупать белорусский топливный брикет из торфа.
 


А я предлагаю предположить, что договоры, необходимые России, по команде из Брюсселя Рига и Таллин подпишут, и посмотреть, как это может отразиться на газотранспортной системе Беларуси.

Новые ПГХ самой Беларуси не нужны: в 2020 году она запустит БелАЭС и снизит потребление газа. Но их строят, так как СПб, Новгород и Псков сейчас завязаны на ПГХ в политически ненадежной Прибалтике


Речица и Мозырь

Для этого нам придётся мысленно переместиться в славный город Речицу, который расположен чуть более чем в 100 км от Мозырского газового хранилища. Если точнее, то километры нужно считать по маршруту труб, но отличие не очень большое — получается около 200 км.
 


Мозырское ПХГ — самое новое в Беларуси, его создали в 2006 году на базе резервуаров бывшего хранилища светлых нефтепродуктов и каверн — отработанных горных выработок ОАО «Мозырсоль».

Замечательные геологические условия для функционирования ПХГ — соляно-купольная структура, возможность за счёт размыва увеличивать и увеличивать объёмы.

Мало того, Мозырское ПХГ расположено буквально на газопроводе «Торжок — Долина», поэтому его создание обошлось не очень дорого, а сэкономленные средства идут на расширение объёма, который к 2020 году должен дотянуться до 1 млрд кубометров.

И самая новая система отбора газа, позволяющая уже сейчас за сутки вернуть в газотранспортную систему до 60 млн кубометров газа. И, повторюсь, всего в 200 км расположен городок Речица.
 

 


Конечно, у Речицы есть масса самых разных достоинств, но сейчас не про его историю и архитектурные красоты, а про работающий тут государственный Белорусский газоперерабатывающий завод.

Слово «государственный» тут написано не случайно — нет частного владельца, интересы которого вполне могли бы разойтись с интересами Беларуси и России.


Создавался БГПЗ с совершенно конкретной целью.

Беларусь начала добывать нефть на своей территории, а нефть без попутного газа не добывается. Вот попутный нефтяной газ и перерабатывал БГПЗ с момента своего создания, делает это он и сейчас.

Собственная научная школа нефте- и газохимии в Беларуси имеется, по нынешним временам это весьма немаловажный фактор. Можно создать сколь угодно высокотехнологичное производство, но, если на нём некому работать, это просто деньги на ветер.

Но с квалифицированными кадрами в Беларуси всё в полном порядке, потому не вызывают никакого удивления строки новостных агентств, время от времени рассказывающих, чем и как живёт и дышит БГПЗ:
 


«За 2016 год на Белорусском газоперерабатывающем заводе (БГПЗ) переработано
219 млн куб. м попутного нефтяного газа, переработка сторонней широкой фракции лёгких углеводородов (ШФЛУ) составила 345,2 тыс. тонн».
 


Что такое «сторонняя ШФЛУ»?

Это смесь сжиженных углеводородных газов, которая прибывает в Речицу железнодорожным транспортом всё из той же России.

Обращу ваше внимание, что такой способ доставки обходится на 30% дороже поставок при помощи трубопроводов, то есть возможная прибыль БГПЗ аккуратно наматывается на рельсы, ведущие из Сибири в Беларусь.

Я имею в виду железнодорожные тарифы, аренду и эксплуатацию цистерн. Начни завод работать «на трубе» — себестоимость продукции станет совсем другой. Но и в имеющихся условиях БГПЗ весьма рентабелен, особенно после выполнения комплексной программы модернизации.

Новое оборудование не просто увеличило объём переработки, а ещё и значительно расширило номенклатуру производимой продукции. Извините за длинную цитату, но она того стоит.

 


Интервью заместителя генерального директора РУП «Производственное объединение Белоруснефть» Сергея Каморникова агентству БЕЛТА, март 2016 года:

«Белорусский газоперерабатывающий завод (БГПЗ) начал поставки своей продукции в Венгрию, Румынию и Нидерланды. Речь идёт о реализации первых партий раздельных фракций углеводородов высокой чистоты — бутана, пентана, изобутана и изопентана.

Освоить производство этих продуктов позволила комплексная модернизация предприятия, которая завершилась в 2015 году.

Раньше мы выпускали только два вида продукции: пропан-бутан, автомобильный нестабильный газовый бензин. Техническое переоснащение предприятия позволило увеличить глубину переработки сырья и получить новые виды продукции.

Благодаря тому, что углеводородные фракции имеют более высокую добавленную стоимость и цену, сумма ежемесячной выручки от реализации продукции БГПЗ даёт прибавку в 250-300 тыс. евро.

Ведутся переговоры о сотрудничестве с крупным немецким концерном, представителями нефтехимического комплекса других стран. Европа открывает для нас огромный рынок.

Надеемся, что, несмотря на существующую в этом сегменте нефтехимии конкуренцию, наша близость к европейским границам, гибкость в логистике поставок, высокое качество продукта позволят занять собственную нишу на рынке».



 


Профессиональные кадры и система их подготовки в Беларуси есть. Близость к Европе, логистика, качество новых, высокорентабельных продуктов есть.

И Мозырское ПХГ на том же магистральном газопроводе в 200 км от нынешней производственной площадке тоже есть.

2,5 млрд кубометров природного газа, который с 2020 года технически поставлять можно, но потребителей для которого не будет, — появятся неизбежно, профессионализм «Росатома» тому порукой. Сеть сбыта, связи с потребителями, как видим, нарабатываются в режиме онлайн.
 

Не хватает «сущей мелочи» — решения политиков России и Беларуси о создании экономически выгодного совместного предприятия, которое, на мой взгляд, потенциально способно значительно усилить интеграционные процессы Союзного государства.
 


Да, конечно, Владимир Владимирович Путин совсем недавно участвовал в церемонии начала строительства огромного, крупнейшего в мире газоперерабатывающего завода в городе Свободном на Дальнем Востоке.

В качестве источника сырья — магистральный газопровод «Сила Сибири», 42 млрд кубометров переработки в год. Огромный масштаб, огромные инвестиции и огромный потребитель — бескрайний китайский рынок.

Но и Европа никуда не исчезает, здесь потребители тоже имеются, за доказательствами ходить никуда не надо, БГПЗ не теоретизирует, а налаживает с ними серьёзное сотрудничество. Объёмы, разумеется, меньше, но и потребитель в Европе куда как более капризный.

Объёмы — меньше, но меньше требуются и инвестиции; мы только что рассмотрели, что в Беларуси уже имеется основательная база для такого предприятия.

Магистральный газопровод, высвобождающиеся объёмы газа, ПХГ, производственная площадка, школа газовой химии и система подготовки профессиональных кадров — вот факторы, которые позволяют задуматься о необходимости создания совместного газоперерабатывающего завода, выгодного с экономической точки зрения для всех его потенциальных участников.

При реализации такого проекта возможности, которые даёт Беларуси введение в эксплуатацию БелАЭС, будут использованы значительно полнее, наполнят интеграционные процессы новым содержанием. Да и возвращение кредита, который предоставляет Россия Беларуси для строительства АЭС, станет чуточку более лёгким.

При этом варианте, как вы видите, инвестиции в расширение газовых хранилищ на территории Беларуси со стороны «Газпрома» также становятся логически обоснованными, поскольку потенциально возможный газоперерабатывающий проект становится способом их окупаемости.
 
 

 


 

Идея союзного СП на базе Белорусского газзавода:
перестать размазывать его рентабельность по рельсам РЖД,
дать заводу доступ к трубе взамен на долю в СП.

(П = профит. СП = союзный профит.)

 


  

 

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Участники дискуссии:  
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить