Вопрос на засыпку

10.01.2017

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Совет Европы или смертная казнь

Что выбирают белорусы?

Совет Европы или смертная казнь
  • Участники дискуссии:

    2
    2
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

В последнее время в определенных кругах стало очень модно рассуждать о беспрецедентном «сближении» Беларуси с Европейским союзом. Между тем более уместно характеризовать данный процесс не столько как «сближение», сколько как возвращение на исходные позиции, своего рода оздоровление контактов между Минском и Брюсселем.
 


На сегодняшний день основным достижением отечественной дипломатии на западном направлении является отмена большинства антибелорусских санкций, однако ограничительные меры в международных отношениях сами по себе являются аномалией, соответственно, их ликвидация может считаться лишь движением в сторону нормы, а вовсе не ее превосхождением.

Этот путь будет долгим и тернистым, так как, во-первых, подобные попытки уже не раз предпринимались сторонами, а во-вторых, до заветной точки с надписью «старт» все еще достаточно далеко.

Напомню, что между Беларусью и ЕС как не было, так и нет базового соглашения о сотрудничестве, белорусские граждане по-прежнему платят наиболее высокую цену в 60 евро за открытие шенгенских виз, а наша страна остается единственным европейским государством, не входящим в Совет Европы.


Брюссель весьма принципиален в вопросах смертной казни

И вот тут уже нужно внимательно подумать, в какой последовательности Минску стоит решать эти вопросы и все ли из них действительно так уж необходимо «закрыть» с точки зрения национальных интересов.

Безусловно, включение в такую серьезную организацию, как Совет Европы, объединяющую 47 государств, весьма значимо с точки зрения имиджа Беларуси и, по всей вероятности, повлечет за собой и решение визовой проблемы, и подписание заветного соглашения.

Однако на этой дороге у Минска появляется серьезное препятствие в виде наличия исключительной меры наказания (смертной казни) в отечественном уголовно-исполнительном законодательстве.

При этом Брюссель регулярно требует от белорусского руководства ввести мораторий на смертную казнь в качестве базового условия вступления в Совет Европы.

Здесь, кстати, необходимо дезавуировать распространенный миф о том, что, мол, европейцы цепляются только к нам, а, скажем, с американцами или Китаем, не говоря о Саудовской Аравии, спокойно сотрудничают.

Это, мягко говоря, не совсем так.

Для начала стоит отметить, что ни США, ни Китай, ни Иран или Саудовская Аравия не стремятся в Совет Европы, а во-вторых, в тех же Штатах из-за действий ЕС регулярно возникают проблемы с приведением в исполнение смертных приговоров.
 

Для многих будет сюрпризом, но еще в 2011 году Еврокомиссия ввела запрет фармакологическим кампаниям ЕС на экспорт тиопентала натрия для нужд системы исполнения наказаний США, что привело к дефициту данного препарата, являющегося важным компонентом в составе смертельных инъекций.


Приведенный факт является показательным, если рассматривать практическую сторону вопроса, а что касается политической составляющей, то нужно признать, что Брюссель негативно реагирует на все без исключения случаи приведения в исполнение смертных приговоров, что выражается в различных «осуждающих резолюциях», «заявлениях» и т.д.


Проблема выбора: правовой суверенитет или признание ЕС?

Но это, как говорится, суверенное право ЕС, а что же в этой ситуации должна сделать Беларусь? Насколько целесообразно обменять закон на перспективу членства в Совете Европы?

Здесь стоит обратиться к статистике вынесения смертных приговоров в нашей стране, в том числе для того, чтобы понять роль исключительной меры наказания в правоприменительной практике судов и в общей криминогенной картине.

По данным Генеральной прокуратуры, в 90-х годах прошлого века судами выносилось от 20 до 40 смертных приговоров ежегодно. Чемпионами этой мрачной статистики были наиболее тяжелые с точки зрения безопасности белорусского государства 96-й и 97-й года, когда количество «расстрельных» решений составило 46 и 47 соответственно.

Однако в начале 2000-х на совещании МВД было объявлено о ликвидации организованной преступности в Беларуси, что естественным образом сказалось и на применении смертной казни.

В последние 16 лет в среднем выносилось от 2 до 4 смертных приговоров ежегодно, при этом в 2007 году таковых решений было 7, а в 2009-м — 9.

Однако были годы, такие как 2012, 2014, 2015, когда суды не выносили ни одного приговора, связанного с исключительной мерой наказания. К сожалению, в прошлом году суд в четырех случаях был вынужден принять решение о необходимости назначить обвиняемому наказание в виде смертной казни.

Таким образом, очевидно, что криминогенная обстановка в Беларуси достаточно стабильная, применение смертной казни действительно является исключением в практике судов. Такие приговоры выносятся редко и в отношении вопиющих преступлений против жизни людей, соответственно, смертная казнь не является нормой государственной репрессивной политики по борьбе с криминалом.

То есть, в принципе, исключительная мера может быть отменена совершенно безболезненно для интересов общественной безопасности, однако здесь мы упираемся в моральный аспект.
 

В 1996 году против отмены смертной казни на республиканском референдуме высказались 80,44% граждан, не менее 70% белорусов придерживаются такого мнения и по сей день.
 

С учетом настроений общества Александр Лукашенко еще в 2012 году заявил, что «никогда не пойдет» на введение моратория, поэтому в ближайшей перспективе Совет Европы Беларуси не светит, и думается, что ничего страшного в этом нет.

Здесь существует проблема выбора: либо право общества самостоятельно определять меры социальной защиты, либо обмен этого права на различные «плюшки», которые прилагаются к членству в престижных международных организациях.

Пока очевидно, что белорусский народ выбирает первое, хотя думается, что, выступая в поддержку сохранения смертной казни, обыватель меньше всего увязывает этот вопрос с отношениями с ЕС.
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Николай Петрушенко
Беларусь

Николай Петрушенко

Полковник в отставке, бывший депутат Верховного Совета СССР

Что в имени твоём, «Чекист»?

Скандал в барбершопе не так безобиден, как кому-то покажется

Кирилл Озимко
Беларусь

Кирилл Озимко

Юрист

Почему не стоит отменять смертную казнь в Беларуси

6 аргументов в защиту высшей меры

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Правозащитник — друг человека

Осеннее обострение

Николай Петрушенко
Беларусь

Николай Петрушенко

Полковник в отставке, бывший депутат Верховного Совета СССР

«Рублёвый замах» МВД

По «копеечному» делу либерализации законодательства

Работу по продвижению евразийских идей приходится вести партизанскими методами

Что значит "принижаю"? Как он мне описал процесс своего ударного труда, так и говорю. Он так и сказал: "Мусор выносим". Я ж, чай, не Домбровский какой, историю успеха не пишу, дейс

Дорога ложка к обеду

Во-первых, потому что НЕ ДУРАК !

Полицейский марш и польские партизаны

С крысами также, им по нескольку раз в день пить надо, инче сразу сдёрнут туда где вода...капает.

«Не путайте туризм с эмиграцией»: латвийский историк о связи Беларуси и Латвии

И Вы и ваши единоверцы ... ====== Вот "единовецам" и пишите. Факты, вещь упрямая. Они либо есть, либо их нет. ====== В данном случае их нет. Например - Вы нарекли хамством мой текс

«Атаки ненависти»

Но та дама проживает в Литве. Ваша внучка, переселившись в Латвию на ПМЖ превратится в Янсоне (Jansone).

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.