Лечебник истории

08.02.2020

Сотни русских фамилий: Рига купеческая

Сотни русских фамилий: Рига купеческая
  • Участники дискуссии:

    24
    203
  • Последняя реплика:

    9 дней назад


Когда националы голосят, что русские здесь без году неделя, что они должны уезжать на историческую родину, всегда вспоминаю купеческие фамилии, обосновавшиеся здесь с далеких времен. В старинных адресных книгах — десятки имен: Алихановы, Алипьевы, Бочаговы, Воробьевы, Вялошевы, Глинка, Гусевы, Долговы, Долбежневы, Евликовы, Камкины, Климовы, Ковалевы, Кузубовы, Кулибовы, Максимовы, Назаровы, Нестеровы, Окуневы, Осиповы, Поповы, Потаповы, Фадеевы, Фирсовы, Шишкины...
 
В русских руках в столице Лифляндии испокон веку были такие сферы, как торговля лесом, льном, зерном, солью, мукой, растительными и минеральными маслами, железом. В конце XIX столетия из среды купцов появляются первые фабриканты и промышленники.
Среди самых известных были Кузнецовы, чья фарфоро—фаянсовая фабрика снабжала продукцией и зарубежные рынки. Находилась фабрика в Дрейлингсбуше, в Московском форштадте. В начале прошлого века фабрика эта была одной из крупнейших на Москачке: там трудилось около 3 тысяч человек. Кузнецовский фарфор отправляли в Голландию, Англию, Германию. Удалось ему вытеснить конкурентов из восточных рынков, где знали толк в посуде, — Персии, Турции, Афганистана.

В 1902 году «Товариществу производства фарфоровых и фаянсовых изделий Кузнецова» было пожаловано звание поставщика Двора Его Императорского величества.

Собственные предприятия были и у других известных рижских купцов. У Гусевых — табачная фабрика, у Долговых — кожевенный завод, у Кузубовых — производство консервов, у Нестеровых — кирпичное производство, у Климовых — маслобойный завод, у Курочкиных — мукомольное производство, у Осиповых — текстильное, у Богдановых — цементно—гипсовое.

Помимо лесной, зерновой, льняной отрасли в руках рижского русского купечества была вся местная бакалейная и «колониальная» торговля. В колониальных лавках торговали экспортным провиантом: специями, чаем, кофе, табачком, винами. Владельцами самых известных колониальных магазинов были Бобровы, а еще Ремневы, Фирсовы, Камкины, Ребинины…

Фирма «В. С. Алиханов» была знаменита кожей и кожаными изделиями. Ее глава, Василий Семенович Алиханов, еще в 1840—е стал одним из первых частных владельцев большого участка в Бильдерлингсгофе, нынешних Булдури. Построил там первую русскую дачу. Подавляющее число остальных дач принадлежала балтийским немцам.



Как и большинство русских купцов, Алиханов жертвовал на благотворительность, храмам: Эдинбургскому (нынешние Дзинтари, там стоял великолепный деревянный православный храм), Кемерскому, Лемзальскому (ныне Лимбажи).

Сегодня в Риге рыболовных и охотничьих магазинов — не перечесть. Тогда это был эксклюзив, принадлежавший фирме «И. И. Антипов». В его магазинах можно было купить сети, мережи, удилища, охотничьи ружья.

Купцы Воробьевы изготавливали и торговали пробочными изделиями. Максимовы — бронзой, зеркалами, рамами, письменными принадлежностями, альбомами. Тупиковы — икоркой и балыком. Закупались у них, а отведать вкусности можно было в трактире на Московском форштадте — у Тарасова, на улице Ильинской (ныне Элияс). Уже после революции — в 1920—1930—е — покушать рыбную селяночку к Тарасову приезжал сам Федор Иванович Шаляпин.

Завсегдатаями были журналисты местных русских газет. После селяночки и водочки гости шли в бильярдную — тут же в трактире. Обстановка была демократичная: журналисты не брезговали играть с мастеровыми и извозчиками.

Лен, пенька были в руках Ивана Климова. Его однофамильцам — купцам 1—й гильдии Сергею и Михаилу Климовым — принадлежали маслобойни, а также магазины по торговле минеральными маслами.

Фирма Осипова специализировалась на ткацком производстве, обивочных тканях. Можно было купить у них и готовую одежду.

Иван Гусев, которому, как мы писали, принадлежала табачная фабрика, был не только успешным фабрикантом, но и известным благотворителем. Строительство Свято—Троицкой Задвинской церкви осуществлено при его активном участии, жертвовал он и на строительство храма в Кемери. В истории города остались и пять сыновей предпринимателя. Были среди них заседатель Городского Художественного музея, попечители сиротского суда, богадельни.

Младший сын фабриканта — Григорий Иванович Гусев — пошел по финансовой части: стал директором банка. Во время Первой мировой войны он откупал рижские колокола, чтобы их не отвозили в эвакуацию. За медь платил золотом. Поступил дальновидно: то, что увезли, потерялось на бескрайних просторах России, что осталось — большей частью удалось сберечь. Не случайно еще до начала войны младший Гусев был отмечен государственной наградой — золотой медалью «За усердие».


Кузубовы

У купцов Камкиных была своя ниша — соль. Им принадлежали солевая мельница и лавки, в которых продавали нужный всякому продукт. Камкины были людьми уважаемыми в русской общине. В ноябре 1888 года глава семейства Ефим Андреевич Камкин стал старостой Кафедрального собора и был на этом посту 18 лет. После смерти на эту должность был выбран его сын — Федор Ефимович.

Была когда—то в Риге и улица в честь русских купцов — братьев Поповых. Улицей Попова тогда называлась нынешняя Висвалжа…

Фирма «Братья Поповы» вела родословную еще с 1788 года. Торговала она, как тогда было принято говорить, «железными товарами» — металлическими изделиями, а в начале XX столетия и табачком. Была в Риге и своя табачная фабрика. Поповых знали не только в Лифляндии, но и в Москве — там они тоже держали торговлю. Во время Первой мировой табачное производство полностью переезжает в Первопрестольную, но через несколько лет становится собственностью большевиков. Поповы ставят крест на России и окончательно переселяются в Ригу.

Табачное производство так и не возобновилось, зато «дела железные» шли в гору. Оптовые склады и магазины Поповых в 1930—е находились не только на Висвалжа, но и на соседней улице Юморас (сегодня Бирзниека—Упиша), а также на Гоголя. Как и полагалось уважаемым фирмам, был свой магазин и в центре — на Грециниеку, 35. Он находился примерно на том месте, где сейчас памятник Латышским стрелкам. В июне 1941—го вся эта часть улицы была разрушена немецкими снарядами. Жили Поповы, конечно же, на улице, названной в свою честь, в собственном доме.



Справочник «Латвияс Република 10 паставешанос гадос», вышедший в 1928 году, с гордостью сообщал, что это одна из немногих компаний, которая сумела нарастить объемы производства по сравнению с царским периодом. В 1928 году оборот Поповых составлял 4 миллиона латов, работало у них свыше 130 человек.

Еще с 1870—х годов Поповы стали на лето выезжать на Рижское взморье — в Майори. На Янов день почитали за правило обходить окрестные крестьянские семьи. Взрослых угощали снедью, напитками, табачком, детям дарили сладости, игрушки. В 1930—е Поповы вместе с другими известными русскими фабрикантами — Антиповыми, Кузнецовыми, Камариными, Камкиными — стали попечителями детской колонии для малоимущих, которая летом открывалась в Яундубулты.

След известной фирмы обрывается в 1940—м. Скорее всего, после прихода большевиков они переехали в Германию — один из братьев был женат на обрусевшей немке Пиранг. Ее отец до революции был издателем крупнейшей русской газеты края — «Рижский вестник». Из архивных документов точно известно, что в 1940—м Пиранги покинули Латвию.

…Сотни русских купеческих фамилий… Так чьи, спрашивается, корни в Риге с далеких времен?
 
Илья ДИМЕНШТЕЙН  press.lv

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

БОЛЬШОЙ ХРИСТОФОР У ДВИНЫ

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

БЕЛЫЙ, ЖЁЛТЫЙ, ЗЕЛЁНЫЙ

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

НАШ ДОМСКИЙ СОБОР

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

Как рижский род Витте в Российской империи по службе продвигался

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.