А теперь серьёзно

05.09.2019

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Снова пиар на смертях

Накануне Дня знаний «Наша Нива» разместила новость о суициде 25-летнего учителя из Вилейки

Снова пиар на смертях
  • Участники дискуссии:

    1
    1
  • Последняя реплика:

    15 дней назад


Эти темы вообще не стоит упоминать в прессе, так как они провоцируют только новые смерти. Человека не вернешь, но чем больше о суицидах пишут в СМИ, тем больше их происходит среди читателей с неустойчивой психикой.

Но, конечно, если вы работаете в «Нашей Ниве», вам это как два пальца. В развитие темы редакторы сайта опубликовали запись из соцсети некоего Анатоля Сидарэвича, который сообщает, что о погибшем ничего не знает и не слышал, но, тем не менее, выдал текст о том, что учителя в Беларуси живут в землянках и от этого лезут в петлю.

В данном факте виноваты коммунисты, Маркс, Энгельс и лично И. Карпенко, который не улучшает быт учителя. При этом статья почему-то пересыпана примерами из советской классики о том, как учителю хорошо жилось в царской России, что комнат в квартирах было больше, с жильем в сельской местности было проще и т.д.

Мы тоже не знаем, кто такой Анатоль Сидарэвич, но краткий ответ напишем.

Во-первых, автор не имеет никакого представления об этике и говорит о смерти незнакомого ему человека по неизвестным ему причинам. Спросил ли он мнение родственников, друзей? Они не против читать такое в сети?
 
Во-вторых, белорусские националисты, которые ностальгируют по царской России – это что-то новенькое.
Конечно, неплохо, что люди демонстрируют знание советских писателей Толстого, Коласа и Горького. Сейчас молодые националистические кадры прыгают исключительно под группу «Брутто», знают только их песни их 5-7 слов и хорошо если прочитали десяток книжек. Для активиста этого достаточно: чем проще картинка, тем устойчивее мир.

Но рабочие в царской России тоже были разные. Был, например, прецедент в Ижевске, когда рабочие оборонного завода, наоборот, выступили против революции, так как имели высокие доходы. Все зависело от конкретного производства и отрасли.

Кстати, в романе «Мать» у Горького говорилось о том, что сормовские рабочие в основном гуляли на застольях и напивались. Пролетариат старой России был выставлен отнюдь не в лучших красках, несмотря на относительный достаток.

Националисты, однако, должно вспомнить, как «сыто и богато» жилось крестьянам в Северо-Западном крае, как немецкий и советско-польский фронт уничтожили практически все средства производства и что после революции только советская власть начала вкладывать в развитие буферного, отсталого, аграрного региона.

О престиже профессии советского учителя мы даже не говорим – он не соизмерим ни с чем.

Кстати, в заглавие романа «На ростанях» («Не перепутьях») вынесен выбор учителя Лабановича, куда вливаться: в социал-демократическое движение или национальное. Ведь несмотря на такое «исключительное положение учителя в царской России», Северо-Западный край был повально охвачен революционными организациями, в которых как раз и состояли преимущественно учителя. Достаточно вспомнить, что сам Колос за участие в организации нелегального учительского съезда был приговорён к заключению, которое отбывал в минской тюрьме (1908—1911).

Значит, дело не только в деньгах и в быте?

А вот при рынке, в который нас тянут, бесплатного образования для всех не будет, а будет «частное доступное» и «частное недоступное». Не будет и Учителя с большой буквы, а будет некий ценник, определяющий востребованность на рынке. Соответственно, престиж той или иной профессии при этом определяется только ее оплатой. Но поскольку платить в условиях рынка государство станет еще меньше, платить начнут родители.

Повлияет ли это на суициды учителей? Или начнутся суициды родителей?
 
Привязывать к оплате труда сложные психические процессы – профанация. Как раз-таки уровень суицидов в бедных странах низкий, а в богатых – высокий, видимо, автор об этом даже не слышал.
Наконец, психика человека – вещь крайне индивидуальная, и выявить любые закономерности очень сложно (особенно «не зная ничего»), а вот повесить на государство вину – всегда просто.

Конечно, в сельскую местность не рвется работать практически никто, независимо от специальности. Однако, учитывая сезонный характер остальных работ, учитель там получает сравнительно неплохо круглый год. Там актуальная другая проблема – комплектность сельских школ и нехватка детей, но автор так глубоко не копает.

Зато в качестве некоего позитивного примера им представлен Запад, где, видимо, все учителя – давно миллионеры:

«Врач и юрист, инженер и учитель там не ютятся в «общагах», не живут в деревенских хатах, где ни водопровода, ни горячей воды, ни канализации».


Западная экономика формировалась сотни лет, в том числе за счет ограбления колоний и легализации капиталов от наркоторговли, пиратства, рабского труда и прочего. Проблем там не меньше, чем у нас, но мы видим только конечную картинку и все посыпаем головы пеплом.

Что с жильем и бытом?

Очередное общежитие для работников социальной сферы — медиков, учителей, тренеров — планируют возвести в столице по улице Седых в 2019 году. Однако общежития являются временной мерой, и живут в общежитиях в основном в Минске.

На селе, как правило, учителя получают отдельное жилье. Кроме того, в первый месяц работы наниматель должен выплатить молодому специалисту так называемые подъемные. Сколько это в денежном выражении, зависит от уровня образования вчерашнего студента и размера его стипендии в последнем семестре.

А если молодой человек приехал отрабатывать распределение на территории, пострадавшей от аварии на Чернобыльской АЭС и заключает контракт на пять лет, ему положена единовременная выплата в 300 базовых величин (7650 белорусских рублей).

С началом работы молодые учителя получают различные надбавки, в том числе ежемесячные в размере одной тарифной ставки первого разряда. И если после отработки такой специалист остается, доплаты сохраняются еще на год.


Хотя официально не закреплено, что бонусом к первому рабочему месту в регионах должно быть жилье, заинтересованные в кадрах местные власти серьезно подходят к этому вопросу: предлагают места в общежитиях, ставят на очередь на арендное жилье и помогают с поисками съемного.
 


А если специалист распределяется не по месту постоянной регистрации, ему должны выплатить еще и компенсацию в связи с переездом. Кроме того, каждая организация имеет право устанавливать дополнительные меры стимулирования.

Кроме того, в Беларуси многие сельские школы, в которых мало учеников и нерентабельно содержать педколлектив, в последние годы закрывают. Выгоднее организовать подвоз школьников из деревень на специальных автобусах в учебное заведение ближайшего более крупного населенного пункта, агрогородка или райцентра, где уровень обучения и материальные условия деятельности педагогов будут выше.

Учитель и политика

Есть в статье «Нашей нивы» и открытые нравоучения. Автор морализирует:

«В советское время учителей не любили за ложь о «самом передовом в мире строе», о «самой счастливой жизни», о «самой передовой науке» и т. д. Многие из них и теперь вынуждены лицемерить, лгать и рассказывать своим ученикам о «белорусской модели», «социально ориентированном государстве», о «мудрой политике»… нет, не КПСС, а «всенародно избранного».

А еще должны заседать в избирательных комиссиях и также лицемерить и лгать. Но деполитизацией учебных заведений у нас и не пахнет. Почти всё, как при КПСС
».


В ответ можем привести расхожую цитату Бисмарка, отнюдь не про КПСС:

«Отношение государства к учителю — это государственная политика, которая свидетельствует либо о силе государства, либо о его слабости… Войны выигрывают не генералы, войны выигрывают школьные учителя».

Т.е. очевидно, что государство из сферы образования не будет устраняться ни при каких условиях. Отдать кому-то обучение детей – фактически, означает не просто проиграть некие будущие «войны», но добровольно отдать страну в чужие руки.

Похоже, что Президент Беларуси это прекрасно понимает:

«Вопрос статуса педагогического работника, скажу точнее — учителя, прежде всего средней школы, уже приобрел не просто общественное звучание, а политическое. По многим причинам.

На учителе всегда лежала тяжелая миссия, и никогда богатыми учителя не были. Не совсем богаты они и сегодня. Но нагрузку на них, в том числе политическую, мы накладываем огромную.

Сегодня это категория граждан, которые обеспечивают стабильность в нашем государстве
».

 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Борьба за влияние на образование

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Какое образование мы реформируем и какое общество строим?

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Романчук и сбор либеральных отходов

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Дорожная разметка и образование: экспертная обойма пополняется

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.