Параллельная реальность

26.08.2016

Дмитрий Мануильский
УССР

Дмитрий Мануильский

IT-специалист

Символы українства: мифы и реальность

Что нам «возвращали» 25 лет подряд

  • Участники дискуссии:

    17
    109
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 




 

24 августа — официальная дата, отмечаемая в Украине как День независимости.

Оглядываясь назад, мы можем констатировать, что 24 августа 1991 года была запущена цепочка событий, которая привела к окончательной потере Украиной суверенитета, территориальной целостности, кровопролитной гражданской войне, инспирируемой внешними силами, прямой интервенцией зарубежных боевых соединений, сражающихся по обе стороны фронта, фактическим установлением режима оккупации Украины и введением внешнего управления.

Трагедия, приведшая к катастрофе украинской государственности, разыгрывалась под лозунгом «национального возрождения» и «возвращения исторической идентичности». Неужели исторически украинский проект запрограммирован на неудачу, и национальный украинский дискурс является нежизнеспособным?

Для того чтобы получить беспристрастный ответ на этот вопрос, попробуем провести научный экскурс в украинское прошлое.

Предметом нашего небольшого исследования будет попытка прояснить, что, собственно, является национальной украинской идентичностью, и какое отношение она имеет к тому, что нам «возвращали» последние четверть века подряд.
 



Проблема униатства

Многие люди, которые лишь поверхностно знакомы с украинской проблематикой, знают о том, что современный украинский нарратив сконцентрирован вокруг западноукраинского пространственно-символьного поля.

Бандеровское движение, антисоветские митинги в конце 1980-х и начале 1990-х, майданы 2004 и 2013-14 годов — все эти процессы имели свою базу в первую очередь в трех областях Украины, которые задают тон политическим процессам уже четверть века — Львовскую, Тернопольскую и Ивано-Франковскую.

Человеческий, финансовый, информационный и финансовый ресурс, без которых экспансия вышеуказанных процессов на территорию остальной Украины была бы невозможной, аккумулировались и черпались именно там. И, что очень важно, были воротами для введения необходимых ресурсов извне.

Основой «пассионарности» сформировавшегося на этих территориях менталитета является абсолютная убежденность в том, что украинская культура сосредоточена только там, а все прочие обитатели украинских земель и их культурный код — некие аберрации по отношению к их ценностям, придуманные себе неполноценными, выродившимися людьми.

Достаточно часто можно слышать, как жителя центральных или, тем более, восточных регионов страны, во Львове называют «москаль». Это не ошибка, а характеристика местной ментальности.

Стоит ли удивляться той легкости, с которой идеи нацизма нашли свою благодатную почву в умах тех самых «пассионариев», которые жаждали огнем и мечом закрепить свой привилегированный статус на территориях, которые они считают по недоразумению занятыми какими-то недочеловеками.

Наиболее пикантным является тот факт, что люди, позиционирующие себя в роли «украинцев высшего сорта», являются униатами, то есть — именно теми, с кем долгие столетия воевали запорожские казаки и крестьянские повстанцы-гайдамаки.
 

Поразительный факт: эталоном национальной идентичности объявлен главный в историческом измерении военный, политический и идеологический противник украинского народа.
 

Недоразумение легко разрешается путем короткого экскурса в историю: в действительности униаты действительно сыграли важнейшую роль в рождении украинской нации, однако сделали они это, как раз объединив в борьбе против себя широкие слои этнических русинов, проживавших на юго-западе Речи Посполитой.

Религиозная ассимиляция, сопряженная с насаждением крепостничества, породила мощное общенародное движение, направленное на социальное и национальное освобождение. И завершилось это движение одной из первых успешных национально-освободительных революций Европы и формированием первого в истории политического субъекта украинского народа — украинского казацкого государства.


Год 1648-й. Рождение нации

 



Запорожское казачество возникло еще в те годы, когда земли будущей Украины находились в составе Великого Княжества Литовского. В этот исторический период наибольшая военная угроза исходила с юга: кочевые племена устраивали набеги с целью грабежа и взятия населения южно-русских земель в рабство. Князь Дмитрий Вишневецкий основал хронологически первую Сечь на острове Хортица.

В первые годы своего существования Запорожская Сечь выполняла функции южного военного форпоста ВКЛ, а затем Речи Посполитой. Осознавая угрозу с юга, власти первоначально «закрывали глаза» на то, что казачество формировалось преимущественно из числа беглых крепостных.
 

В реальности Сечь представляла собой свободное самоуправляемое сообщество людей, живущих преимущественно с военной добычи, взятой у турок и татар — своеобразный аналог пиратской республики, феномена той же эпохи.
 

Кстати, собственно морское пиратство было также популярно среди казаков, и флотилии «чаек» не один раз разбивали турецкие торговые и военные флотилии. Запорожское казачество очень быстро наращивало военную мощь и стало реальной военной угрозой для Османской империи.

В свою очередь, польское правительство крайне беспокоили антифеодальные настроения на «степной Тортуге», где большинство составляли беглые крепостные. Часть казаков было решено принять на королевскую службу — так возникло «реестровое казачество».

В то же время распустить Сечь возможности не представлялось, и она как единственный альтернативный польскому государству политический субъект в итоге стала ядром кристаллизации будущей украинской идентичности.

 



С конца 16-го века Запорожская Сечь обладает фактическими атрибутами государственности: суверенитетом над подконтрольными территориями, устоявшимися институтами государственной власти, частично кодифицированным законодательством.

В этот же период устоялась символика Запорожского Войска — герб «рыцарь с самопалом» и малиновый флаг с георгиевским крестом белого цвета, а также индуцированная появлением в европейских армиях униформы однообразная «парадная» одежда сечевых казаков — малиновый жупан, папаха с красным шлыком и лазоревые (оттенок синего цвета) шаровары.
 




Кристаллизация украинской идентичности вокруг казачества как политического субъекта приобрела стремительный характер после принятия Берестейской унии, которая ознаменовала и неспособность православной магнатерии защитить даже религиозные права православного населения Речи Посполитой, и фактическое открытое объявление польским государством войны значительной части своих подданных.

С конца 16-го века началась 50-летняя череда неудачных крестьянско-казацких восстаний, направленных против социального, национального и религиозного угнетения. Как мы знаем, период неудач окончился победоносным восстанием Богдана Хмельницкого, освобождением значительной части этнических русских земель от польского владычества и появлением нового политического субъекта — украинского казацкого государства.

Собственно, именно в победных сражениях против польских оккупантов и их униатских пособников миллионы этнических русинов осознали себя единым целым — с этого момента мы можем вести отсчет существования уже собственно украинского народа и украинской политической нации.
 




Основным противником восставшего казачества и крестьянства были не собственно поляки, а именно представители некогда православных шляхетских и магнатских родов, принявших католичество.

Особой жестокостью, отличался, к примеру, «зверь Ерема» — князь Иеремия Вишневецкий, потомок того самого Дмитрия Вишневецкого, основателя Сечи. Фанатичный католик-неофит, стремящийся доказать при варшавском дворе свою «европейскость», поражал даже польские политические круги своими методами «наведения порядка».




 
В символике Войска Запорожского, а именно — в полковых знаменах — впервые появляется сочетание желтого и голубого цветов. Впрочем, речь идет не о государственном флаге (он, как мы уже упоминали, неизменно был малиновым с белым крестом), а именно о символике военных подразделений, для которой стал основным мотив с изображением герба Войска Запорожского в желто-голубых тонах.



 

В целом символика подразделений Войска Запорожского была достаточно разнообразной, и лишь георгиевский крест особой формы, именуемый также «казацким крестом», был ее безусловной доминантой. Как цвет общевойсковой хоругви малиновый был базовым, а наиболее популярным было его сочетание с лазоревым, что закономерно исходило и из гаммы запорожской малиново-лазоревой квазиуниформы.

 



Из полковых знамен той эпохи стоит отдельно отметить знамя Кальницкого (Винницкого) полка, которым командовал ближайший сподвижник Богдана-Зиновия Хмельницкого — Иван Богун. Именно это малиновое знамя с лазоревой полосой внизу и белым георгиевским крестом, скорее всего, и стало основой для Государственного флага Украинской ССР, в котором, как указано в описании, лазоревая полоса является отсылкой к окраске знамен Богдана Хмельницкого.
 
 



Если говорить в целом, то очень часто советская геральдика была куда более исторически достоверной, чем нынешняя, формально «историческая». Так, тот же герб Киева с изображением лука и по цветовой гамме, и по главному символу как раз соответствует именно казацкому гербу Киева, что заметно на изображении флагов киевского полка на таблице вверху.



 

Что же касается желто-синего биколора, который является действующим государственным флагом, впервые он возникает во второстепенной символике Черноморского казачьего войска. Говорить о том, что эти цвета, очень распространенные в украинской геральдике, могли считаться национальными, в корне неверно, поскольку «прапор малиновый» — безальтернативный образ, устоявшийся не только в исторических летописях, но и в народных песнях.




 

Советский украинский дискурс и казацкая традиция

Дискурс о статусе желто-синего флага как украинского национального имеет совершенно другие корни и связан с узкорегиональным западноукраинским контекстом: этот флаг — официально дарованный галицким русинам за сохранение лояльности австрийскому императору в период европейской «весны народов» 1848-1849 годов.

Его источником является герб Галицкого княжества (золотой лев на голубом фоне), а разложение полос выполнено согласно традициям западноевропейской геральдики.

Общенациональный контекст у этой символики возник в 1917-м году, когда желто-синяя цветовая гамма появилась на символах различных украинских государственных образований, в том числе — и на первом флаге Советской Украины.



 

В дальнейшем советская украинская символика соответствовала скорее революционному контексту, чем исторической традиции, и лишь в 1949 г. наступил возврат к символике в духе «знамен Богдана Хмельницкого».

Казацкий же дискурс как таковой был с самого начала активно поднят и развит большевиками.

 



Контекст социального и национального освобождения, а также наличие исключительно «левой» политической традиции в украинской исторической идентичности привело к массовости обращений к визуальному образу запорожского казачества в агитационно-пропагандистских материалах.

 



 


Опозорен ли желто-синий флаг?

История желто-синего биколора как претендента на статус национального символа Украины исполнена неоднозначностей. Возникнув в региональном контексте, этот символ за отсутствием альтернативы вышел общенациональный дискурс на волне революционных событий 1917 г.

Реальная историческая символика Запорожского Войска не могла быть воспринята большевиками ввиду доминирования в ней христианской символики. С другой стороны, красный цвет был совершенно неинтересен их оппонентам — «буржуазным националистам», которые пытались максимально дистанцироваться от большевиков.

В итоге советский проект, который первоначально строился также под сине-желтыми цветами, победил, и в него влились многие бывшие политические противники. В том числе — Винниченко и Грушевский, да и Украинская Галицкая Армия, не желая сдаваться полякам (в те годы галичане прекрасно понимали, кто настоящий враг), стала ЧУГА (Червона Українська Галицька Армія).

Наиболее мрачные страницы в истории желто-синего флага как украинского национального — использование его униатскими прогитлеровскими коллаборационистами из «УПА» и дивизии СС «Галичина».



 

 

 





В реальности желто-синий флаг, символизируя для униатов надежду на победоносный неонацистский реванш, для большинства населения Украины был исключительно официальным государственным символом, и его отношение к этому символу было сугубо таким, каким должно быть у законопослушных граждан своей страны.

Особенно ярко это проявилось во время событий 2013-14 годов, называемых «Евромайдан», когда участники антиправительственных акций и боевики использовали государственные флаги как накидки либо разрисовывали их политическими лозунгами, в отличие от противостоящих им силовиков и просто граждан, не вовлеченных в процесс свержения власти, для которых это был символ государства, требующий определенного уважения в обращении.

С началом так называемой «перестройки» пошел и обратный отсчет для украинской трагедии. Старый, проверенный инструмент — униаты — снова на острие удара.

Инструмент проверенный, однако ни разу не принесший своим хозяевам победу. Почему же они его постоянно используют — снова и снова? Почему он может дать другой результат при тех же вводных? На этот вопрос мы попробуем дать ответ в следующей статье цикла.
     

Подписаться на RSS рассылку

Метки:

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир Киреев
Россия

Владимир Киреев

Кандидат философских наук

Украинский тупик

о наболевшем

Юрий Алексеев
Латвия

Юрий Алексеев

Председатель.LV

Фантомные атомные боли

Бывших советских республик

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Путин завербовал!

Президент Эстонии нахамила Украине на День независимости

IMHO club

IMHO club

Перехитрив самих себя

Можно ли считать украинцев и русских одним народом

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.