Лечебник истории

22.09.2019

Владислав Гуща
Великобритания

Владислав Гуща

Инженер-электронщик

​Секретная авиакатастрофа на озере Штёссензее

​Секретная авиакатастрофа на озере Штёссензее
  • Участники дискуссии:

    12
    31
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


История про которую я хочу рассказать, считается не только инцидентом как принято считать положившим начало холодной войне, но и примером отваги — ценою в жизнь…

Весна 1966 года, Германия. Минуло пять лет с момента опасного инцидента у КПП “Чарли” и начала возведения Берлинской стены, которая разделит Германию на 28 лет. Где-то на другой стороне планеты, после неудачной Корейской компании, в самом разгаре шла Вьетнамская война (1955-1975) в которой вчерашние союзники, теперь смотрели друг на друга через прицел.

Начало 1964 года ознаменовалось настоящими воздушными боями в небе Европы.

Так 28 января в небе над Эрфуртом сбит залетевший в Советскую зону оккупации американский T-39B, который должен был “отвлечь” на себя радиолокаторы ПВО, их местоположения и характеристики с орбиты попытался засечь спутник-шпион “Феррет”. Итог эксперимента — три американских летчика и самолет погибли. Спустя несколько недель, 10 марта, у Магдебурга был сбит еще один нарушитель — американский разведчик RB-66C, летчики катапультировались и взяты в плен.
 
Ситуация была более чем напряженная, в Европе явно ощущалось предчувствие вооруженного конфликта и советское командование не питало иллюзии что для пожара — не хватает лишь искры...
В 1963 году, 132—я Севастопольская Краснознаменная бомбардировочная авиационная дивизия, которая базировалась в Вернойхене (ГДР), первой стала получать новейший сверхзвуковой бомбардировщик ЯК-28.

Машина была секретной и сочетала в себе не только уникальные характеристики и универсальность применения, но и целый ряд технических новинок, среди которых была радиодальномерная система наведения на цель «Лотос», система постановки помех «Букет», система распознавания свой-чужой и совершенно уникальный по тем временам радар.

С Новосибирского авиазавода была получена первая партия самолетов и перегнать пять новеньких ЯК-28П (в варианте всепогодный истребитель-перехватчик) с аэродрома Финов в Кеттен, было поручено летчикам 668-го полка. После нескольких дней ожидания погоды, 6 апреля 1966 года, дежурный синоптик наконец-то дал добро и после обеда экипажи были вызваны на аэродром, где получили приказ идти парой Капустин - ведущий, Подберезкин - ведомый и в 15:30 самолеты поднялись в небо.

Полет не предвещал никаких сложностей и с учетом огибания Берлина по западной окраине с севера на юг он должен был продлится чуть более получаса. Однако…


маршрут полета из Финова к Кёттен

На 12-й минуте полета, после выполнения виража и разворота на юг, внезапно остановился один из двигателей, самолет капитана Капустина стал терять скорость и высоту. Пока экипаж боролся за живучесть машины, пытаясь перезапустить турбину — остановился второй двигатель, 16-тонная машина падала на западные пригороды столицы Германии.

Под крылом виднелись густонаселенные районы западного Берлина, Веддинг, за ним Шарлоттенбург. Блеснула река Хафель.
 
Машина была обречена, но летчики отчаянно пытались спасти жизни немцев, уводя падающий самолет к реке Хафель, в сторону от городской застройки.


фрагмент маршрута от места взлета, до точки падения

Глава Британской военной миссии при СССР “Brixmis”, неформальный представитель британской военной разведки в Европе Дэвид Уилсон (Alexander David Robin Graham Wilson) играл в сквош, когда адъютант доложил ему о том, что около 15:36 в озеро на границе зоны разграничения, упал сверхсекретный Советский ЯК-28.

Немедленно последовало распоряжение — поднимайте всех, начинаем игру… Операция получила название “Красная комета” (Operation Red Comet).


место гибели самолета

Вскоре, в Советским посольстве, зазвонил телефон горячей линии. Оперативный дежурный Британского оккупационного сектора, сообщил что в северо-западной части озера Штёссензее потерпел крушение Советский самолет. По приказу штаба, первыми на место катастрофы, прибыл наряд охраны тюрьмы Шпандау, который сдав смену возвращался в Советский оккупационный сектор, однако вооруженные английские пехотинцы блокировали автобус запретив выходить из него.

К моменту прибытия Советских представителей во главе с генералом Владимиром Булановым, их ожидал неприятный сюрприз — место крушения было оцеплено британской военной полицией и находилось всего в 100 метрах от границы Советско-Британской линии разграничения.

Англичане были категоричны в том, что любые попытки пересечь границу сектора будут иметь далеко идущие последствия. При этом, над местом крушения возводился экран из щитов, препятствующих возможности видеть что происходит над водной гладью.
 
Советские военные возвели на берегу со стороны своего сектора наблюдательный пост и угрожали начать стрельбу на поражение, если заметят попытки утащить обломки самолета вглубь Британской зоны.
В пикировку вступил МИД СССР, забрасывая форин-офис протестами с требованием немедленно вернуть Советское имущество. В Москве молчали телефоны, шел пленум ЦК КПСС, а Лондон учтиво тянул время, и вот почему…


подъем обломков самолета

Мало кто знал, что в тот же день из Британии было переброшено оперативное подразделение технической разведки и боевых пловцов, которым предстояла очень непростая задача, которую поручили подполковнику Морису Тейлору.
 

И пока на поверхности озера, шло отвлечение внимания наблюдателей с берега, на глубине 25 метров у обломков истребителя работали специалисты английской технической разведки, которые извлекли погибший экипаж, сняли двигатели, оборудование связи, систему “свой-чужой” а также демонтировали уникальный радар.
 

Все это было под водой и покровом ночи скрытно доставлено к стоящей неподалеку барже и с английской базы в Гатове (RAF Gatow) в тайне оперативно вывезено в Англию, на базу Фарнборо.

8 апреля, в торжественной обстановке и воинскими почестями в сопровождении взвода шотландских стрелков, были переданы тела Советских летчиков капитана Бориса Владиславовича Капустина и старшего лейтенанта Юрия Николаевича Янова. После получения они были тут же переправлены в Москву, где их внимательно осмотрели соответствующие специалисты которые констатировали что тела были подняты днем ранее, раздеты, у них взяты различные пробы, все документы в карманах были изъяты и затем положены обратно.

Только 13 апреля, начали подъем обломков самолета, которые тут же на берегу, под опись передавались Советским специалистам. Через несколько дней,
 
18 апреля советскую сторону информировали что аквалангисты “нашли” на дне первый двигатель, а вскоре и второй. Их скрытно изучили в Фарнборо и 2 мая обе “поднятые со дна” турбины вернули.
Разумеется уже при приемке обломков советские техники заметили что ряд кончиков лопастей турбины и некоторых узлов имеют характерные срезы, которые были сделаны для взятия образцов применяемых авиационных сплавов.


работы по подъему фрагментов фюзеляжа

Еще долго немцы приносили цветы к посольству СССР, слали благодарственные письма в которые клали по 10-15 марок помощи семьям героев (деньги возвращали отправителям с благодарственным письмом). А в мае 1966 года Бориса Капустина и Юрия Янова посмертно наградили орденами Красного Знамени.

Через два года, 3 августа 1968 года на IХ международном фестивале молодежи и студентов в Софии на конкурсе политической песни, очаровательная польская студентка Эдита Пьеха впервые исполнила песню “Огромное небо”, посвященную подвигу экипажа ЯК-28П в небе над Берлином.


Б. Капустин и Ю. Янов

Послесловие 

Что касается снятого с самолета оборудования, то здесь даже у непосредственных участников события версии разнятся.

По версии ветеранов Британских спецслужб (с некоторыми из них, автор общался лично), все оборудование кроме радара было возвращено и так же виртуозно под водой прикручено на место так, что русские ничего не заподозрили. При этом, им удалось обставить дело таким образом, что советские представители были полностью убеждены что носовой обтекатель и радар погрязли в донном иле и не были найдены. При этом, внимательное изучение характеристик радара сделанное в Фарнборо, позволило найти его слабые места и даже сделать самолеты НАТО неуязвимыми для Советских ВВС.

Однако все это выглядит пропагандистской мифологией на фоне того — Советская сторона знала и о работах под водой и сразу заметила отсутствие важных блоков, места спиленных лопастей у только что поднятых из воды турбин, а также то, что тела летчиков были переданы как минимум через сутки после их подъема (т.е. их скрытно подняли под покровом ночи, утром 7 апреля) и что они подверглись всестороннему изучению.

К слову согласно Советской версии — несмотря на протесты, секретные блоки самолета возвращены не были и остались в Англии.
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Андрей Татарчук
Латвия

Андрей Татарчук

Специальный корреспондент гибридной войны

Как литовский диктатор Сметона подставил страны Балтии

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Советский Союз дважды сделал Мемель Клайпедой и подарил Литве

Александр Усовский
Беларусь

Александр Усовский

Историк, писатель, публицист

Фантазмы мистера Резуна

И их поклонники

Александр Усовский
Беларусь

Александр Усовский

Историк, писатель, публицист

«Военная тревога» 1927 года

Чем всё закончилось...

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.