Разговор белорусского националиста с Николаем Стариковым


 
Па-беларуску

 

Признаюсь искренне, до этого воскресенья, 15 ноября, я никогда не интересовался творчеством Николая Старикова. Я знал, что существует такой публицист, но ничего из его творчества не читал и не смотрел.

 

Переломом для меня стал сильный резонанс в байнете насчет приезда публициста в Беларусь. Причем заголовки отображали очень сильную обеспокоенность и поднимали многоголосую истерику, называя Старикова «беларусофобом», идеологом «русской весны» и «зеленых человечков», врагом белорусского государства и нации. Складывалось впечатление, что в Минск едет идеолог оккупации Беларуси, который не признает белорусов за народ, выступает против белорусской идентичности и является российским великодержавным шовинистом.
 
Для меня как человека националистических взглядов, для которого подобные высказывания являются вредными и чужими, а белорусская нация, государственность, идентичность, суверенитет и независимость — первичными ценностями, стало интересно посмотреть этому человеку в глаза и спросить, почему Стариков является белорусофобом.
 
На следующий день для моего удивления я встретил Николая Старикова на записи передачи «Дело принципа». Оказалось, что участие в передаче будет принимать также и он — «кровавый шовинист и белорусофоб» согласно либеральным СМИ байнета.
 
Перед началом записи передачи, в комнате ожидания я долго и подозрительно присматривался к одиозной персоне, но, не доверяя работе либеральных СМИ, все же решил проверить, являются ли правдой те выводы, что были сделаны хорошей частью байнета.
 
Сначала я решил подойти с нейтральных позиций и спросил про его впечатления о Беларуси. К началу съемок передачи оставалось несколько минут, и Стариков быстро сказал, что России надо во многом поучиться у Беларуси, ведь она по многочисленным параметрам имеет больше суверенитета и независимости чем та же Россия.

Мой второй вопрос касался суверенитета — признает ли Николай Стариков суверенитет Беларуси? Публицист с недоумением, посмотрев на меня, ответил, что конечно, ведь тот, кто ни признает суверенитет Беларуси, тот не живет в действительности.
 
Персона Старикова на этом этапе меня еще более заинтересовала. Оказывалось, что ярлыки, навешанные либеральными СМИ, мягко говоря, просто разбиваются о позиции самого Старикова. Поэтому я как белорусский националист решил взять у Николая Старикова подробное интервью.
 

«Я белорусофил и украинофил»
 
— Вы белорусофоб?
 
— Более глупых утверждений, чем те, которые прозвучали в ходе той информационной атаки, какой меня пытались подвергнуть, я даже никогда и не слышал. Для меня Беларусь, Россия и Украина — это одна семья народов.
 
Чтобы понять неправду их утверждений, просто покажу пример. Представьте, что у вас есть брат. И вы говорите: «я с братом — одна семья». Тут кто-то приходит и говорит, что вы ненавидите своего брата, ведь вы сделали такое заявление. И вы являетесь братофобом. Это выглядит примерно так.
 
У меня это не вызывает удивления, ведь я знаю моральный и интеллектуальный уровень тех людей, которые занимаются обслуживанием интересов коллективного Запада. Им надо каким-нибудь образом меня очернить. Поскольку реальных фактов для очернения нет, они начинают выдумывать, что я вроде белорусофоб. Ну фигня полная. Мы про это уже говорили.
 
Пишут, что я требовал постоянного раздела Украины. Я никогда этого не требовал. Я разузнал на одном из сайтов, что я лично избивал каких-то демонстрантов, чего тоже в жизни никогда не было.
 
Те, кто знают, что я говорю и пишу, они понимают, что это вранье и ложь. И вся эта ложь рассчитана на человека, который где-то что-либо услышал и у него возникает эмоциональный фон. «Палач рода человеческого приехал в Беларусь» — примерно такой образ из меня они хотят сделать.
 
— Значит, вы не выступаете против Белорусского государства, белорусского языка, белорусской идентичности?
 
— Ни в коем случае. Можно даже сказать, что я белорусофил, украинофил и русофил, ведь для меня это братские, но в тоже время и самостоятельные народы, имеющие единые корни.
 

«Идея равенства в интеграции — она для нас является базовой и всегда нам была свойственна»
 
— Каким вы видите существование Беларуси в будущем?
 
— Я скажу очевидные вещи. Беларусь — это независимое государство, которое самостоятельно выступило инициатором интеграции на евразийском пространстве. И слава Богу, что этот призыв Минска был услышан, когда в Москве изменилась власть и появился В.В. Путин. Дальше интеграционные процессы начали становиться реальностью. Надо поблагодарить и Нурсултана Назарбаева, который, я напомню, во времена развала СССР был последним, кто вышел из Советского Союза.
 
Интеграционные процессы идут и Беларусь, Россия и Казахстан являются стержнем этих процессов. К ним подтягиваются Армения, Кыргизстан. И сразу мы видим реакцию Запада.
 
Когда было СНГ — аморфное объединение аж 12 стран и никто на Западе не протестовал. Когда же появился ЕАЭС, который складывался из трех суверенных государств, начались протесты и крики о воссоздании СССР. Интересная позиция: 12 объединяются — не протестуют, 3 объединяются — протестуют. Интересно почему. Ведь было сразу понятно, что СНГ — это мертворожденный проект без реальной интеграции. ЕАЭС же — это реальное движение. Поэтому и такая болезненная реакция Запада.
 
Например, как только присоединилась Армения, сразу попытки раскачки ситуации. И хотя в Армении есть реальные проблемы, но сам факт уже показательный.

— Сейчас полным ходом идет мировой переход на новый технологический уклад и в этом переходе идет борьба не на жизнь, а на смерть между различными геополитическими субъектами. Создается Транстихоокеанское партнерство. Евросоюз подстрекают подписать соглашение о Трансатлантическом партнерстве. В США полным ходом идет реиндустриализация экономики. Именно под этим лозунгом и приходил к власти Барак Обама. То же самое предусматривает план Юнкера в ЕС, по которому на технологическое переоснащение расходуется 315 млрд. евро. Не кажется ли вам, что на фоне вот этой точки бифуркации внутри ЕАЭС назрела потребность в создании общего, цивилизационного технологического проекта в кооперации, вместе, на равноправной основе?
 
— Я хочу подчеркнуть, что та интеграция, которая организовывалась на базе евразийской платформы, всегда была основана на равноправии. Если взять СССР, то в нем было 15 равных республик, что подтверждается как его основанием, так, к большому сожалению, и его распадом. Если бы эти государства были угнетенными и несамостоятельными, то не смогли бы выйти из состава СССР и даже его распустить. При этом значительная часть этих государств оказалась жизнеспособной. Некоторые — нежизнеспособными. Остальные — еле еле жизнеспособными. А некоторые очень даже и конкурентоспособными.
 
Поэтому идея равенства в интеграции, она для нас является базовой и всегда нам была свойственна. Разговоры про какую-то оккупацию и поглощение — это полная чушь. В составе СССР же Россия не поглощала ни Эстонию, ни Беларусь, ни Украину, ведь это никому не было нужно и никто таких целей себе не ставил.
 
Что же касается нового технологического уклада, то разговоры сегодня на этот счет идут. Я могу сказать, что не являюсь все же специалистом по этим технологиям, и тут немного не моя сфера. Но для меня очевидно, что делает Запад — это одно и то же дело.
 
Сначала создают Всемирную торговую организацию, открывают рынки так называемых развивающихся стран. Страны Запада приходят и захватывают ресурсы. Вывозят все, что только можно вывозить. Идет обворовывание под видом инвестиций или каких нибудь экономических действий. Но через некоторое время этот процесс доходит до логического конца. Вывозить оказывается больше нечего.
 
Тогда они начинают эксплуатировать более слабых в собственной лодке. Поэтому Трансатлантическое партнерство — это попытка уже эксплуатировать своего. Когда ЕС откроет собственные рынки для американских транснациональных компаний и откажется от всех протекционистских мер, тогда его ждет американская колонизация. Но главное для США в ЕС — отказаться последнему от запрета использования ГМО-продукции в производстве и сельском хозяйстве. Это очередной этап, когда уже высосав все ресурсы из стран третьего мира приходится эксплуатировать и своих союзников в ЕС.
 

«Евразийский союз должен нести универсальную идею социальной и национальной справедливости»
 
— Последний вопрос. Любое геополитическое образование, которое претендует на мировую значимость, очерчивает универсальную идею, ценности, миссию. Например, современный коллективный Запад очертил своей универсальной идеей «идеологию прав человека». Кто не соответствует этой идеологеме, к тому коллективный Запад использует санкции или военную силу. Может ли сегодня в евразийской интеграции формулироваться альтернативная западной универсальная идея, которая бы при этом также гарантировала каждому народу сохранение своих особенностей и традиций. И когда да, то какая?
 
— Должна быть идея. Без этого сложно участвовать в мировой борьбе за свое существование, за свое место под солнцем. Борьба осуществляется на уровне идей. Сначала идеи овладевают массами, а после случаются уже какие-нибудь качественные изменения в обществе и в человечестве в целом.
 
Я думаю, что та универсальная идея, которую должен нести Евразийский союз — это идея социальной и национальной справедливости. В сегодняшнем варианте это звучит так: каждая нация, каждое государство вправе на существование и на свои особенности, свои собственные корни, на свою идентичность, язык, культуру, на свое собственное понимание, что есть добро и что есть зло. И никакие другие государства не имеют права навязывать этим народам свои стандарты, причем с применением вооруженной силы. И нельзя называть каких-нибудь людей людьми первого сорта, а вторых — второго сорта, только потому, что у них меньше политических партий или они не хотят проводить гей парады.
 
И эта идея не будет просто висеть в воздухе. Ведь она очень органична для евразийского пространства. Неслучайно и в Советском Союзе были похожие идеи. Именно большевики, а не белогвардейцы победили в гражданской войне. Именно на волны этой жажды социальной и национальной справедливости, которая более присуща человеку нашей цивилизации. Мне кажется, что мы должны, немного модернизировав, продолжить выдвижение той же самой идеи, которая отличала нас от Западного мира в течение столетий.
 

«Скоро в Европе не останется белого человека»
 
— В конце я бы хотел пожелать нам всем равноправной и качественной интеграции. В ХХ в. только вместе мы избавлялись от какого-нибудь угнетения, которому нас подвергали другие цивилизации или народы. Собственно говоря, в мире ничего не изменилось.
 
Когда кто думает, что наступил золотой век человечества, то пусть он посмотрит на парижский теракт, на украинскую трагедию или на ужасы Ближнего Востока. Когда это золотой век, то я бы не хотел в нем жить. Было непродолжительное время расцвета Запада, которое тянулось на протяжении 1990-х гг. и было связано с тем, что Запад на волне распада СССР получил выходы к дешевым ресурсам не только стран бывшего СССР, но и всего социалистического лагеря.
 
Этот период закончился. Ресурсов нет, что ощущается в сегодняшних кризисных условиях. Но даже в этот период относительного благоустройства Запада, он же сам осуществлял войны, свершал нападения, а в мире случались террористические акты. Золотой век даже в этой идеальной политической ситуации, когда Запад один и нет никого, кто может с ним соревноваться, не наступил.
 
И тут я бы хотел в конце подчеркнуть одну важную вещь. Те кто кричит, что необходимо двигаться на Запад и включаться в западный проект, призывают нас к движению в неестественном направлении, призывают нас присоединиться к проекту, который всегда в истории проигрывал.
 
Вы только подумайте, чего достиг Западный мир? Относительное потребительское общество существует последние три десятилетия. Если бы вы родились на Западе в 1930-е гг. вы бы ничего этого не увидели. Оно существует очень короткий промежуток времени. И оно уже начинает исчезать. Поэтому тот, кто торопится на Запад, тот не успеет. Общество потребления исчезнет и растает.
 
В 1991 г. они были абсолютными победителями. Никто не мог с ними даже соревноваться. И за последние 25 лет они смогли «профукать» этот свой перевес в самых благоприятных условиях, которых может в истории Запада никогда еще и не было. И это успешные политики?
 
К чему их привело непродолжительное общество потребления с виду такое красивое? Они вымирают. Более не рождаются европейские дети. Чтобы поддерживать общество на определенном количественно-качественном уровне, им приходится завозить мигрантов другой культуры, расы и этнической принадлежности. Скоро в Европе не останется белого человека. Можно ли называть успешным общество, когда оно вымирает? Когда оно проиграло все свои перевесы за очень короткий период без наличия какого-нибудь серьезного противника. Лузеры и есть лузеры.
 

 

P.S. Во время выступления Николая Старикова перед публикой пришли и представители той желтой прессы, а также их «боевая» помощь в виде провокаторов. По итогам встречи либеральные СМИ сделали итоговые репортажи, в которых продолжили создавать фейки и распространять дезинформацию. Интересным остается и то, что в либеральных итоговых коммюнике не было места самим мыслям Старикова. Остались вопросы только двух либералов, причем одного с той самой первой желтой газеты с «рысункамі», которая и начала создавать фейки.
 
Надеюсь, что стенограмма интервью даст пищу для размышлений тем читателям, которым нужны не фейковые заголовки, а сам первоисточник.



Па-беларуску
1

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Метки: беларусь
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Вопросы Петру Петровскому
  •  
    19.11.2015 11:18
    №26 Дмитрий Могильницкий Беларусь
    Уважаемый Пётр, что, в Вашем понимании, составляет именно беларускую идентичность?

    Какие отличия  беларуской идентичности от идентичности украинской или от русской идентичности возможно выделить и на каком основании?  
    Присоединились: Виктор Юрчик, Lora Abarin, Александр Светлов, Олег Озернов, жанна белова, Николай П
     
    вопрос спикеру
  •  
    19.11.2015 16:08
    №36 Александр Артемьев Латвия

    Ваши мысли в комментах и спичах на ИМО, мне  интересны и во многом симпатичны.

    Крутились каверзные вопросики, как занозы жаля язык,  но остановлюсь на общих вопросах.

     

    Прежде, три вводных вопроса, на которые я не жду ответ, т.к. это требует много букв,  но они определяют ответы на два основных вопроса.

     

     - Существует ли ментальность  этническая и политическая?

    - Тождество и различия понятий «ментальность» и  «идентичность»?

    - Суть различий в понятии «национализм» в культурном и  государственном понимании, если ,  конечно, эти различия существует?

     

    Основные вопросы:

    - Вы отождествляете или нет  «национализм» и «патриотизм»?

    - В каких случаях тождество  возможно и когда неприемлемо?

    Присоединились: Дмитрий Могильницкий
     
    вопрос спикеру
Комментарии
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить