Правила игры

20.07.2018

Вадим Гигин
Беларусь

Вадим Гигин

Декан факультета философии и социальных наук БГУ

Путин — Трамп: плюс в карму

Геополитические акценты саммита в Хельсинки

Путин — Трамп: плюс в карму
  • Участники дискуссии:

    11
    14
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад



Мировые СМИ продолжают анализировать, комментировать, цитировать ключевые моменты российско-американского саммита в Хельсинки. Независимо от градуса симпатий или антипатий к тому или другому лидеру практически все обозреватели признают, что эта встреча расставила важные геополитические акценты. Что о них важно знать и понимать, глядя из Минска?
 

Когда-то Джордж Буш посмотрел в глаза Владимиру Путину и публично заявил, что понял его душу. Обама гордился тем, что российский Президент на встречи с ним почти никогда не опаздывает.

Дональд Трамп пока запомнился своими крепкими рукопожатиями с Путиным. Примерно раз в год. Сам хозяин Кремля громогласных заявлений в отношении американских партнеров (именно так их принято называть в Москве — подчеркнуто нейтрально) предпочитает не делать.

Изменила ли что-нибудь в этой траектории отношений встреча в Хельсинки?
 


На пресс-конференции в Хельсинки Владимир Путин вручил Дональду Трампу официальный мяч чемпионата мира по футболу-2018. «Господин президент только что говорил о том, что мы успешно провели чемпионат мира по футболу. Вот хочу господину президенту этот мяч передать, теперь этот мяч на его стороне», — сказал Путин, передавая мяч Трампу.
 



Бойкое место

Проводить встречи лидеров конкурирующих держав на нейтральной территории — давняя традиция.

Вспомнить хотя бы легендарный эрфуртский конгресс Александра I и Наполеона в 1808 году. Он вошел в историю не только как важное политическое, но и культурное событие — два императора смотрели спектакли, общались с философами и поэтами.

После Второй мировой войны определилось несколько основных мест для подобных переговоров: Женева, Вена и Хельсинки. И такой выбор не случаен. Женева — бывшая столица Лиги Наций, здесь же находится европейская штаб-квартира ООН. Вена — место расположения руководящих структур ОБСЕ.

А Хельсинки — удобная площадка, поскольку Финляндия заслужила славу государства, умело балансирующего между Западом и Востоком. Например, являясь членом ЕС, страна не входит в НАТО. Именно здесь в 1975 году был заключен исторический Договор о безопасности и сотрудничестве в Европе. Хотя для встреч лидеров СССР и США использовались и более экзотические места: исландский Рейкьявик и мальтийская Ла-Валетта.
 

А в последнее время на геополитической карте появилась еще одна переговорная столица — наш с вами родной Минск.
 

Поэтому вокруг выбора места встречи существовала некоторая интрига. Сначала почти официально было заявлено, что два президента съедутся в Вене. Однако затем все отменилось. Внятных объяснений так и не последовало.
 


Рискнем предположить, что кто-то не захотел дать возможность молодому и амбициозному канцлеру Австрии Себастьяну Курцу заработать серьезные политические очки на организации такого важного саммита. Зато финского президента Саули Ниинистё никак не отнесешь к числу заметных европейских тяжеловесов. Это всего лишь предположение, но весьма поучительное и для нас, белорусской стороны.
 


Сильные мира сего не склонны за счет своих слабостей усиливать сторону примиряющую. Это могут позволить сделать раз или два, но на перманентной основе — вряд ли.

Всерьез обсуждалась возможность прилета Дональда Трампа на финальный матч чемпионата мира по футболу в Москве. Такой экстравагантный шаг был бы вполне в духе американского политика. Но стадион «Лужники» совсем не тянет на статус нейтральной площадки.

Да и каждое свое действие и слово в отношении России Трамп вынужден продумывать и взвешивать, как никакое другое. Обвинения в излишней пророссийскости со всеми вытекающими весьма неприятными последствиями преследуют его постоянно.

В этой связи весьма показательна фигура представителя Белого дома, возглавившего «передовую группу» по подготовке встречи. Им стал Джон Болтон, ястреб из ястребов американской политики. Уж его-то в излишних симпатиях к России и Путину никак не упрекнешь. Именно после визита Болтона в Москву стало очевидно: альтернативы Хельсинки нет.


Чуть не сорвалось

Время для саммита было выбрано не случайно. Разгар лета, политические каникулы. Даже самые ярые и непримиримые политики отдыхают от суетных забот. Весь мир все еще не может отойти от фееричного финала футбольного мундиаля. И тут…
 


Сначала прилетела новость из Великобритании. Парочка местных жителей с невысокой социальной ответственностью нашла какой-то флакон, а там вроде как опять «Новичок». Отравленная дама после контакта с неизвестным веществом даже умерла.

Доказательств российского следа — никаких, но британские министры тут же разразились обвинениями в адрес Кремля. А Британия — союзник США, да к тому же важный пункт в европейском турне Трампа. Последовали гневные филиппики и с Капитолийского холма.

И уж совсем накануне саммита американский минюст вполне официально предъявил обвинения 12 российским гражданам, вроде бы сотрудникам ГРУ, во вмешательстве в президентские выборы. Не просто предъявил, а потребовал их выдачи.
 


В Вашингтоне стали раздаваться голоса о том, чтобы отменить хельсинкскую встречу или же повести президенту на ней себя так, чтобы фактически ее сорвать. Нечто подобное было перед сингапурским саммитом Трампа и Ким Чен Ына. Тогда даже последовало официальное сообщение о переносе встречи.
 

От Трампа и его команды требовалось немалое мужество, чтобы реализовать свой план до конца. И они это сделали. Еще один плюс в их увесистую и многоцветную политическую карму.
 

Перед началом пресс-конференции президентов США Дональда Трампа и РФ Владимира Путина мужчина пытался устроить единичный протест. Он вытащил плакат на листе А4, на котором было написано «Договор о запрещении ядерного оружия». Однако продемонстрировать протест президентам не удалось — охрана вывела пикетчика, который отчаянно сопротивлялся, и порвала его плакат.


Позиции сторон

Путин и Трамп приехали в Хельсинки в совершенно разном статусе. И суть не в том, что Владимир Путин знает финскую столицу как свои пять пальцев. Еще в свою бытность руководителем комитета внешних сношений мэрии Санкт-Петербурга он бывал здесь бессчетное количество раз. Хельсинки для питерцев — как Вильнюс для белорусов.
 

Путин находится сейчас в зените своего внешнеполитического могущества. Введенные антироссийские санкции не сильно затормозили возрождение российской экономики после затяжной рецессии.
 

В Сирии армия Асада при поддержке российских ВКС одерживает одну победу за другой, взяв под контроль большую часть страны. Партнерские отношения с КНР крепки как никогда. На Среднем Востоке оформилась новая геополитическая триада Москва — Стамбул — Тегеран. Да и обиженная Трампом Европа начинает со все меньшей враждебностью смотреть в сторону России.

А проведенный чемпионат мира по футболу не только оказался выше всяких похвал, но и позволил провести в Москве целый ряд неформальных переговоров с ведущими мировыми политиками.

Другое дело Трамп. Укрепив свое положение внутри страны, он умудрился рассориться чуть ли не со всем миром. Достигнутый в Сингапуре успех по решению северокорейского вопроса уже почти забыт. С того времени и президент Трамп успел:
 


1) ввести серьезные ограничительные меры в торговле с Китаем и ЕС,

2) назвать Россию, КНР и ЕС (то есть главные мировые центры силы) «врагами в разной степени»,

3) посоветовать английской королеве поменять премьер-министра,

4) самой Терезе Мэй — подать в суд на ЕС.
 


Вот и рядите, кто в Хельсинки выглядел более сильной стороной. Хотя в свойственной ему манере Трамп пытался вести себя по-хозяйски. На опубликованных видеокадрах это хорошо заметно. Он распоряжался в президентском дворце в Хельсинки, будто это его собственная резиденция. Именно так ведут себя люди, желая скрыть определенную неуверенность в собственных силах.


Программа потепления

Не будем подробно разбирать повестку самой встречи, да, собственно, и договориться сторонам ни о чем не удалось. Даже ведь и не пытались. Более того, публично заявляли, что не ожидают никаких прорывов. Их и не произошло.
 

Важнее общая магистральная тенденция: Россия и США пытаются договориться.
 

То, что Трамп решился на такую встречу, — свидетельство некоего консенсуса, достигнутого в Вашингтоне. Основа для возможной сделки была озвучена Путиным еще в 2007—2008 годах. Россия хочет получить свое историческое место на мировой арене. И «зону привилегированных интересов».

Фактически сейчас идет сложный процесс рождения многополярного мира. Его конфигурацию определил на минском диалоге в мае этого года Александр Лукашенко: планета возвращается к ситуации до Первой мировой войны.

Конечно, речь не о возрождении Антанты или Тройственного союза. Здесь важен сам принцип: разделение мира на сферы интересов великих держав как основы геополитической стабильности. Тогда осуществление подобного принципа позволило Европе избежать большой континентальной войны на протяжении почти сорока лет.

Сейчас мы только в начале этого пути. И здесь у малых государств (таких как Беларусь) появляется уникальная возможность внести свою лепту. Как? Активным участием в процессе. Минск уже это делает.
 

Ведь встреча в финской столице — фактическое начало воплощения белорусской программы «Хельсинки-2».
 

Да что там начало! Так, пристрелка, рекогносцировка. Предстоит вести полноценный и многосторонний разговор о параметрах нового мироустройства. Тот самый диалог, формат которого был обозначен в Минске.

В данном случае не важно, где собираются лидеры мировых держав. Принципиально само стремление договориться и сохранить мир. У финнов есть прекрасная поговорка об упорстве: «Уметь делать хлеб из камня». Именно это предстоит сейчас сделать. Не только России и США. А нам — всем вместе.
 
«СБ. Беларусь сегодня»

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Петр Петровский
Беларусь

Петр Петровский

Философ, историк идей

«Беларусь как оплот против России...»

Провокация или новая политика Госдепа?

Семён Уралов
Россия

Семён Уралов

Шеф-редактор проекта «Однако. Евразия»

Уловки Варшавы

Зачем Польша торгует «русской угрозой»

После Хельсинки

Интервью Владимира Путина американскому телеканалу Fox News

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Путин vs Трамп: будущее мира

Состоится ли «Большая сделка»?

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.