Прогулка по Атомэкспо-2017

По главному атомному форуму года
 

Когда перечитываешь сообщения новостных агентств о том, как проходил форум Атомэкспо-2017, невольно задумываешься — почему тексты практически одинаковы, неужели у журналистов не хватает сообразительности описывать происходящее своими словами? Но недоумение исчезает, как только попадаешь в выставочный зал.
 

Гостиного двора, где прошел вот уже 9-й по счету форум атомной отрасли не только России, но и многих других стран, для всех стендов, круглых столов, пресс-конференций, официальных подписаний документов — мало!

Трех дней, в течение которых проходила выставка — тоже бесконечно мало!

В эти часы и в эти квадратные метры утрамбовано столько интереснейших событий, там такая невероятная по плотности концентрация встреч, выступлений, столько новых, удивительных по смелости «придумок», что даже самый профессиональный, самый подготовленный журналист не в силах всюду попасть, везде успеть, все зафиксировать.

Ну а уж рассказывать обо всем, что было представлено, продемонстрировано можно, разве что, в нескольких томах.

Как с этим бороться? Наверное, только если заранее поделить работу между бригадами репортеров, иначе не успеть, не охватить, не прочувствовать.


Фото: atomexpo.ru
 
Прогулка по Атомэкспо-2017

Чтобы понять, как и что происходило, достаточно просто просмотреть деловую программу форума.

В конференц-зале №1 в 9 утра стартовал круглый стол, посвященный обсуждению концепции замкнутого ядерного топливного цикла на основе двухкомпонентной системы реакторов — обычных тепловых и реакторов на быстрых нейтронах.

Сколько и каких будет в мире реакторов на быстрых нейтронах, для какого количества обычных реакторов каждый из них способен нарабатывать новое топливо?

Выступление Евгения Адамова, руководителя программы «Прорыв», Аттилы Асоди — госсекретаря Венгрии по вопросам технического обеспечения АЭС «Пакш», Адриана Симплера — директора управления по выводу из эксплуатации ядерных объектов Великобритании.

Ну разве можно не пойти? Обязательно!


Фото: atomexpo.ru


Да вот только в 9 утра в конференц-зале №2 — круглый стол о том, как может быть использована технология 3D печати в атомной энергетике. Руководители отделов новых бизнесов ТВЭЛа, Уральского Электрохимического комбината, представитель ВИАМ (Всероссийский НИИ авиаматериалов), люди из управления перспективных технологий СТАНКИНа.

Неужели аддитивные технологии будут использовать для создания оборудования АЭС? Нет, вот туда точно надо идти!

Но в конференц-зале №3 в 9 утра — круглый стол о росатомовских проектах АЭС за рубежом! Кирилл Комаров, первый заместитель президента Росатома по развитию и международному бизнесу с докладом о состоянии дел, Минна Форстрем — знаменитая на всю Европу «женщина, которая строит АЭС «Ханхикиви», наши специалисты, готовящие стройку турецкой АЭС «Аккую». И там же, но в 11 — сессия, посвященная участию Росатома в проектах ветроэнергетики.




Кирилл Комаров, первый заместитель президента Росатома по развитию и международному бизнесу. Фото: atomexpo.ru
 


Результат очевиден — выставочный комплекс стал местом для мечущихся во все стороны одновременно журналистов, пытавшихся успеть на самые интересные моменты. Метались мы быстро, понимая, что любая остановка на месте чревата и опасна. Не хватило дыхания, устали ноги — а ты стоишь возле стенда НИКИЭТ (научно-исследовательский и конструкторский институт). Глаза поднимаешь — макет БРЕСТ-300 со всеми подробностями.




Макет реактора БРЕСТ-300. Фото: atomexpo.ru
 


Пытаешься отвести глаза в сторонку, а тут — макет МБИРа, международного исследовательского реактора на быстрых нейтронах, строящегося у нас в России для атомщиков всего мира. И все — ты уже никуда не бежишь.

Куда бежать, когда вот прямо тут — макет разработанного в том же НИКИЭТ проекта малой АЭС на колесах.

НИКИЭТ проектировал реактор для самой первой в СССР и в мире АЭС, наши графитовые реакторы, а в наши дни этот институт проектирует не только завтрашний, но и послезавтрашний «день» атомного проекта. НИКИЭТ — это не только проектировщики реактора на быстрых нейтронах со свинцовым теплоносителем БРЕСТ-300, многоцелевого исследовательского реактора на быстрых нейтронах МБИР.

Сотрудники НИКИЭТ разрабатывают и испытывают прототипы для международного проекта экспериментального термоядерного реактора ИТЭР. И именно тут ждут заказчиков на созданные проекты транспортабельных АЭС малой мощности, на АЭС «Шельф» и «Шельф-10», здесь создан не имеющий аналогов в мире газоохлаждаемый реактор малой мощности «АТГОР».

Стенд, возле которого можно простоять, открыв рот от изумления, несколько часов…




Проект малой передвижной АЭС от НИКИЭТ. Фото: geoenergetics.ru
 


Вспомнил, что пора бы и подышать свешим воздухом, а потому пора на улицу, но неподалеку от входа не смог пройти мимо композиции, прибывшей из Китая.




Проект АЭС от китайской CNNC. Фото: geoenergetics.ru
 


Только я вернулся, как мимо меня прошли Сергей Кириенко и Алексей Лихачев в первый зал, где они оба будут выступать. Бегу следом, но нас тут таких много, меня чуточку оттесняют в сторону, и вот опять не отойти от стенда.




Стенд Kepco (Южная Корея). Фото: geoenergetics.ru
 


Усилием воли разворачиваюсь на 180 градусов, а тут — Игорь Курчатов вежливо так предлагает заглянуть на то, что привезли из нашего первого атомного городка.




Стенд Производственного объединения «Маяк». Фото: geoenergetics.ru
 


Как же можно пройти мимо самого «Маяка»! Стоп, но там в зале сейчас едва ли не главное событие дня! Несколько шагов в сторону зала, а тут — макет реактора «Аргус», причем в масштабе 1 к 1.




Главный редактор «Геоэнергетика.ru» Борис Марцинкевич с макетом реактора «Аргус» на стенде РФЯЦ ВНИИЭФ. Фото: geoenergetics.ru
 


В конце концов добираешься до зала, в котором яблоку негде упасть, не хватает ни кресел, ни стульев, ни мест на галерке. Толкаться неудобно — тут каждый второй зритель-слушатель вполне может оказаться министром какой-нибудь державы, стоять приходится едва ли не на одной ноге и радоваться тому, что за спиной выступающих — огромный экран, на котором все прекрасно видно. Послушал, вышел — тут же понял, что здоровье могут проверить прямо на месте.




Стенд Rusatom Healthcare. Фото: geoenergetics.ru
 


Одним словом — не обижайтесь за краткость и сухость отчетов об Атомэкспо от профессиональных журналистов, они просто не могут объять необъятное.

Первый заместитель руководителя администрации президента России, глава наблюдательного совета Росатома Сергей Владленович Кириенко не просто так заглянул к коллегам. Он не только зачитал приветствие участникам и гостям форума от Владимира Путина, но и задал основную тему форума — неожиданную и совершенно логичную одновременно — «Атомная энергетика как основа безуглеродной энергетики будущего».




Сергей Кириенко. Фото: ria.ru
 


Парадоксально? Но стоит просто вспомнить синоним слова «основа» — и все становится на свои места.

Основа — это база, и атомные электростанции действительно отвечают за базовую генерацию, за производство некой постоянно величины электроэнергии, которая гарантированно потребляется в любое время суток и при любой погоде.

А вот электроэнергия, генерируемая за счет возобновляемых источников вполне может справляться с нагрузками пиковыми, возникающими в моменты максимального потребления электроэнергии.


Новые направления бизнеса Росатома
на Атомэкспо-2017


И вот с этой точки зрения становится очевидна стратегия Росатома в этом направлении. Логичным становится создание АО ВетроОГК, логичным становятся разработка и начало производства модульных малых ГЭС. Вода, вращающая турбины ГЭС — это ведь тоже ВИЭ, хотя об этом в последнее время не так часто вспоминают.

О Парижском соглашении о климате, который в 2015 году подписали сотни стран, говорят много, а вот Росатом, судя по всему, первым принял положения этого документа как руководство к действию.

Сегодня наш государственный концерн стал первым и пока единственным участником атомного проекта, который уже готов к производству генерирующих мощностей работающих на двух видах ВИЭ — на воде и на ветре.

Огромный холдинг оказался способен реагировать на новые тенденции в энергетике максимально быстро, четко и слаженно. Это и приятно, и перспективно — приходя в развивающиеся страны, Росатом теперь способен предлагать не только построить АЭС, причем АЭС поколения III+, но и дополнить энергосистему малыми ГЭС и ветровыми электростанциями, создать систему комплексного использования всех имеющихся на территории страны неуглеродных энергетических ресурсов.

Мало того, теперь Росатом сможет предлагать энергетические проекты и для тех стран, у которых, по тем или иным причинам, нет возможности строить АЭС.




Генеральный директор Госкорпорации «Росатом» Алексей Лихачев. Фото: atomexpo.ru
 


Пока американо-японский Westinghouse, французские AREVA и EDF решают свои многочисленные организационные проблемы, пока южнокорейцы с удивлением смотрят на действия своего нового «антиядерного» президента, наш Росатом спокойно и методично увеличивает запас прочности, позволяющий с уверенностью смотреть в будущее.

Не удивительно будет, если наша госкорпорация в ближайшее время обратит внимание еще и на солнечную генерацию, приложит максимум усилий для создания технологии аккумулирования электроэнергии нового поколения.

Посмотрим, как будут развиваться события, но новая тенденция очевидна. Росатом не намерен терять время, не намерен расслабляться, активно и аккуратно просчитывает новые, не ядерные направления своего развития.

Хочется верить, что будет выстраиваться взаимодействие и другим нашим энергетическим государственным холдингом — с РусГидро, а в качестве пилотного проекта выступит строительство ГАЭС в Ленинградской области.




Стенд «Гидромонтаж». Фото: geoenergetics.ru
 


Во всяком случае, намек на такое сотрудничество двух наших ведущих энергетических корпораций можно было найти, присматриваясь к стендам выставки.

На одном из них был представлен трест Гидромонтаж, у которого в числе выполненных заказов не только участие в строительстве, техническом оснащении, реконструкции множества наших ГЭС, но и участие в монтажных работах на водоприемниках Смоленской, Калининской, Балаковской, Ростовской АЭС, совместная с атомщиками работа по строительству второго энергоблока Ленинградской АЭС-2.


Идём дальше

Стенды выставки — это и история, и настоящее нашего, и не только нашего атомного проекта.

Вот стенд ОКБ Гидропресс — конструкторское бюро, сохранившее в своем названии секретность былых времен. Именно в этом КБ были разработаны проекты ядерных двигателей для наших подводных субмарин, здесь спроектировали всю линейку наших легководных реакторов — от ВВЭР-210 до ВВЭР-1200.

Совсем рядом — стенд Курчатовского института, бывшей Лаборатории №2, из которого и вырос весь наш советский, а теперь российский атомный проект.

И совершенно фантастически выглядел стенд ТВЭЛ, который, к сожалению, просто не помещался в кадр — полноразмерные макеты их продукции занимают немало места.




Стенд ТВЭЛ. Фото: geoenergetics.ru
 


Тут можно было полюбоваться 3D-моделью газовой центрифуги, надев виртуальные очки, изучить схему производства диоксида титана, потрогать-подергать новинку — ТВС-квадрат. После 3D и виртуальных очков захотелось увидеть еще что-нибудь футуристическое? Несколько шагов — и вы у стенда дивизиона Наука и инновации.




Стенд «Наука и инновации». Фото: geoenergetics.ru
 
 


Парящий вагон, магнитная левитация, Атомэкспо-2017
 


Но рассказать в одном репортаже обо всем, что было представлено на выставке, невозможно. Вот сухая статистика: на стендах была выставлена продукция 90 компаний, а всего здесь побывали представители 653 компаний из 53 стран мира. Ни о какой международной изоляции России говорить не приходится, смотрите сами:












Зарубежные стенды на Атомэкспо-2017. Фото: geoenergetics.ru
 


Все, что можно сказать по этому поводу — так только дать обещание, что журнал «Геоэнергетика.ru» еще не раз и не два вернется к Атомэкспо-2017, чтобы рассказать об отдельных участниках выставки. Обо всех — это нужен авторский коллектив, который рискнет создать двух-трехомную работу, никак не меньше.


Соглашения, меморандумы, контракты

Полный обход стендов атомных предприятий и конструкторских бюро в первый день выставки вряд ли бы у кого-то получился, если только не пробегать мимо в буквальном смысле этого слова.

Начиная с полудня в выставочном зале было не протолкнуться между министрами и главами корпораций и банков — начинался первый день подписания всевозможных соглашений.

Росатом и голландская компания Lagerwey, ставшая нашим главным партнером по производству оборудования для ветроэнергетики. Росатом и корпорация Швабе.

Соглашений с Республикой Замбия было сразу несколько — об оценке нашими специалистами ядерной инфраструктуры этой африканской страны, о подготовке площадки и сооружения в Замбии центра ядерных научных технологий и подготовке к разработке проекта АЭС. Меморандумы о взаимопонимании с Суданом, Угандой, Эфиопией, Боливией.

Программы сотрудничества с французской AREVA, венгерским MVM, Альянсом чешской энергетики, договоры о сотрудничестве с целым рядом банков, охотно идущих на финансирование атомных энергетических проектов.








Церемония подписания документов. Фото: geoenergetics.ru, atomexpo.ru
 


Одним из главных событий первого дня выставки стало подписание ключевых условий сделки по вхождению турецкого консорциума Cengiz-Kolin-Kalyon в капитал АЭС «Аккую». Турецкая АЭС — это ведь тоже первенец в мировом атомном проекте.

Росатом не только строит все четыре реактора, но и будет оставаться владельцем этой АЭС все время ее работы. Консорциум турецких компаний в результате этой сделки выкупает 49% акций «Аккую», чтобы своим финансовым участием обеспечить реализацию проекта.

За этими канцелярскими фразами — удивительный факт того, что Россия в лице своего государственного концерна Росатом в недалеком будущем станет владельцем «атомного острова» на территории страны, отношения с которой совсем недавно были далеки от взаимного доверия.


Кто такие РФЯЦ-ВНИИЭФ?

После того как выставочный зал покинули вип-персоны, в главном конференц-зале начался настоящий бенефис подразделения Росатома с одной из самых замысловатых в нашем атомном проекте аббревиатур.

Она ни о чем не говорит? Расшифровываем.
 

«Российский федеральный ядерный центр —
Всероссийский НИИ экспериментальной физики»
 

Опять непонятно? Ладно, вот подсказка. Этот НИИ в 1992 создал при себе, на открытой для посетителей части «заводской» музей. Правда, подлинников, производством которых занимается этот НИИ тут нет, исключительно макеты. Почему? Ну, вот вам названия экспонатов, этого будет достаточно, чтобы было понятно, чего это не выставили «натуру».

Первая советская атомная бомба РДС-1. Первая в мире водородная бомба РДС-6с. Самая мощная в мире термоядерная бомба И-602 («Кузькина мать»).

А еще есть филиал этого музея, благо строить его не пришлось. Филиал называется «Музей-квартира Юлия Борисовича Харитона». Узнали, наконец?

В советские времена поселок Саров назывался Арзамас-16, разросся до города, а в 1995 городу вернули прежнее название. А вот под этой абракадабровой аббревиатурой — разработчики и создатели советского и российского атомного и ядерного оружия, основная продукция предприятия — боеголовки. Но бенефис на выставке был посвящен совсем другому направлению деятельности ВНИИЭФа.

Еще лет 10 назад, на волне всеобщей компьютеризации, в городе Сарове посмотрели на все эти Windows, ехидно ухмыльнулись и засучили рукава. Уж где-где, а у владельцев Музея ядерного оружия операционная система могла быть только своя собственная, никак иначе.

Эффективные менеджеры и креативные юристы хихикали, подтрунивали, а ядерщики просто работали — в Сарове шутки, если они касаются государственных тайн и безопасности, не понимали, не понимают и не будут понимать.

В 2014 году хихикать перестали. Совсем. А ФСТЭК (Федеральная служба по техническому и экспортному контролю) выписала сертификат соответствия №3624 защищенной операционной системе «Синергия 1.0». Вот по бюрократически сухая фраза из описания функциональных характеристик:
 


«ОС на основе программного обеспечения с открытым исходным кодом имеет интегрированную комплексную систему защиты информации, что позволяет на ее основании создавать автоматизированные системы в защищенном исполнении, предназначенные для обработки информации, составляющей государственную тайну».
 


И есть сертификаты соответствия ФСТЭК на комплексную программу ТИС, обеспечивающую управление деятельностью предприятия, научно-производственной базой, основными средствами, трудовыми ресурсами, нематериальными активами, финансовыми ресурсами, материальными ресурсами, управление закупками и сбытом, бухгалтерским и налоговым учетом, экономическим управлением.

Мы тут, пожалуй, остановимся — список возможностей программы занимает несколько страниц. Уровень внимания и готовности внимать у присутствовавших в зале описать просто — сидели и конспектировали в блокноты.

Да-да, именно в блокноты, а не в ноутбуки или айфоны! Заместители российских министров связи, строительства, руководителя Ростехнадзора, серьезные люди из РусГидро, Газпрома, Роснефти.

Тема этого круглого стола называлась «Цифровые платформы и технологическое развитие России», но это не мешало записывать услышанное чиновникам ЕврАзЭС и из государств, входящих в это сообщество.

Вот такая складывается ситуация, что к тому моменту, когда по поводу операционных систем многих только-только, что называется, клюнул жаренный петух, во ВНИИЭФ заканчивали разработку и ОС, и замечательного пакета программ для работы на ее основе. С учетом послужного списка ядерщиков, уверенность в том, что это очень серьезно защищенная ОС — стопроцентная.

И, чтобы было понятно, как журналист может превратиться в буриданова осла, заметим, что одновременно с рассказом о «Синергии 1.0» в соседнем конференц-зале ТВЭЛ проводил презентацию ТВС-Квадрата, нашего топлива для АЭС западного дизайна. Топлива, которое уже на коммерческой основе поставляется на АЭС Швеции, испытания которого начались в США.

Наши атомщики не постеснялись рассказать и показать все характеристики своей новой продукции, но сказать «иду на вы» в адрес компании, вотчиной которой является топливный рынок Америки у них не получилось.


Заключение, но не окончание

На Атомэкспо присутствовали представители 55 государств, а вот американцев не было.

И этот факт — не попытка поиздеваться над конкурентами, наш аналитический журнал считает, что самоустранение такого конкурента, как Westinghouse имеет и негативные последствия.

Westinghouse может исчезнуть окончательно — никто ведь не знает, как пройдут торги по банкротировавшей компании. А этот конкурент заставлял активно развиваться атомный проект и у нас в стране, и в той же Франции. «Большая атомная тройка» у нас на глазах исчезла и как знать, сумеет ли восстановиться.

Не станет ли это причиной расслабленности нашего Росатома? Мы уверены, что нет.

Мы уже рассказали, что только в этом году свою дорогу в «атомный клуб» начали шесть новых стран, и обязательно расскажем о том, каким образом наши атомщики намерены помочь им одолеть этот непростой путь.

Мы не только не боимся конкурентов — мы прилагаем усилия для того, чтобы подрастали новые, так что с атомной энергетикой все будет в полном порядке.
 

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Вопросы Борису Марцинкевичу
  •  
    11 июля 10:04
    №3 Андрей Алексеев Латвия
    Как относитесь к тому что мир и Россия сворачивают атомную энергетику? Вероятно кто-то попросил чтобы атом не развивали. «Росатом» заявил, что атомная энергетика не имеет будущего

    Рпризнал, что технологии, за которые он отвечает по названию, не имеют будущего и призвал сотрудников отрасли искать спасения в альтернативных технологиях: солнечной и ветряной.

    «Индустрия, ради которой создавалась госкорпорация "Росатом", не имеет будущего» — такова суть заявления, которое прозвучало во вторник из уст ни кого иного как заместителя гендиректора «Росатома» Вячеслава Першукова.

    Выступая в Новосибирске на форуме «Технопром-2017», атомный чиновник признал, что госкорпорация развивает направления, связанные с альтернативной энергетикой и неядерными технологиями из-за сужения международного рынка атомной энергетики.


    «Росатом» признал, что технологии, за которые он отвечает по названию, не имеют будущего и призвал сотрудников отрасли искать спасения в альтернативных технологиях: солнечной и ветряной.

    «Индустрия, ради которой создавалась госкорпорация "Росатом", не имеет будущего» — такова суть заявления, которое прозвучало во вторник из уст ни кого иного как заместителя гендиректора «Росатома» Вячеслава Першукова.

    Выступая в Новосибирске на форуме «Технопром-2017», атомный чиновник признал, что госкорпорация развивает направления, связанные с альтернативной энергетикой и неядерными технологиями из-за сужения международного рынка атомной энергетики.

    «Росатом» признал, что технологии, за которые он отвечает по названию, не имеют будущего и призвал сотрудников отрасли искать спасения в альтернативных технологиях: солнечной и ветряной.

    «Индустрия, ради которой создавалась госкорпорация "Росатом", не имеет будущего» — такова суть заявления, которое прозвучало во вторник из уст ни кого иного как заместителя гендиректора «Росатома» Вячеслава Першукова.

    Выступая в Новосибирске на форуме «Технопром-2017», атомный чиновник признал, что госкорпорация развивает направления, связанные с альтернативной энергетикой и неядерными технологиями из-за сужения международного рынка атомной энергетики.

    https://aftershock.news/?q=node/534731осатом» признал, что технологии, за которые он отвечает по названию, не имеют будущего и призвал сотрудников отрасли искать спасения в альтернативных технологиях: солнечной и ветряной.

    «Индустрия, ради которой создавалась госкорпорация "Росатом", не имеет будущего» — такова суть заявления, которое прозвучало во вторник из уст ни кого иного как заместителя гендиректора «Росатома» Вячеслава Першукова.

    Выступая в Новосибирске на форуме «Технопром-2017», атомный чиновник признал, что госкорпорация развивает направления, связанные с альтернативной энергетикой и неядерными технологиями из-за сужения международного рынка атомной энергетики.

     
    вопрос спикеру
Комментарии
  •  
    11 июля 08:49
    №1 Юрий Янсон Латвия
    Спасибо спикеру! Но все равно рано или поздно вылезут индивиды с текстами про "страну-бензоколонку" и "международную изоляцию". Проосто у них слишком большой период полураспада :)
    Поддержали: Денис Кольцов, Марк Козыренко, Jelena Lendova, Артём Губерман, Александр Светлов, Игорь Николаевич Николаев
     
  •  
    11 июля 09:05
    №2 Александр Соколов Латвия
    Да, очень интересно....Но к сожалению я так далек от ......мирного атома.
     
  •  
    11 июля 10:54
    №4 Aisek Brombergs Латвия

       «Индустрия, ради которой создавалась госкорпорация „Росатом“, не имеет будущего» — такова суть заявления, которое прозвучало во вторник из уст не кого иного, как заместителя гендиректора Росатома Вячеслава Першукова.

    Выступая в Новосибирске на форуме «Технопром-2017», атомный чиновник признал, что госкорпорация развивает направления, связанные с альтернативной энергетикой и неядерными технологиями из-за сужения международного рынка атомной энергетики.

    «Мы вынуждены в своей философии ориентироваться на технологии, не связанные с атомным бизнесом», — сказал он.

    В качестве компетенций, интересующих корпорацию, Першуков назвал медицину, ветроэнергетику, 3D-моделирование и ряд других. Кроме того, отметил он, Росатом заинтересован в участии в стартапах, развивающих новые технологические направления.

    https://www.ridus.ru/news/255153

     
  •  
    12 июля 08:20
    №15 Сергей Муливанов Латвия
    Местные жители не верят во всяческие научные сказки и обязательно поведают о том, что любая железка представленная на выставке несёт в себе ужасную опасность для человечества - создание чёрной дыры.
     
  •  
    16 июля 19:36
    №17 Илья Шелуховский Беларусь
    Россиянам есть чем гордится.
     
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить