Лирика

03.03.2019

Марина Феттер
Латвия

Марина Феттер

Биолог, писатель

Прыжок в одичание (Часть 6)

Прыжок в одичание (Часть 6)
  • Участники дискуссии:

    5
    37
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

Продолжение. Смотри ☞ Часть 1 ☞ Часть 2  Часть 3  Часть 4 ☞  Часть 5

Глава 12 Переход через болото

Они ждали его. Пятеро. Уставшие, хмурые, голодные и раздраженные. Бот и Рыжуха стояли рядом и о чем-то договаривались. Кэш перетягивал лямки своего рюкзака, ружье он снял и прислонил к дереву. Лисичка помогала Рику-тян надеть майку с длинными рукавами, комары уже давно донимали всех. Березовые ветки не спасали от их зуденья и молниеносных атак. По щеке Рику-тян тянулся кровавый след от убитого гигантского комара, а его останки были размазаны до подбородка.

Дракон быстро подошел к Лисичке и сунул ей в руки рысенка. Она машинально прижала его к груди и даже попыталась поцеловать, но маленький дикарь мазнул ее когтями по носу, и Лиска взвизгнула. Так был получен урок сдержанности в чувствах и взаимного уважения.
 
Ты очумела, девка? Это же дикий зверь, а не диванная кошка! Хотела взять с собой – бери, неси, корми.

Дракон быстро скинул рюкзак, стянул с себя майку, уже похожую на тряпку, и протянул ее Лисичке.
 
– На, заверни его плотно с лапами, а то расцарапает нафиг физию. Чем будешь Кэшулю радовать?

И Дракон рассмеялся. Не расстегивая полностью свой рюкзак, он выудил из его нутра другую черную майку, надел и заправил ее в джинсы.
 
– Все, порядок! Пошли, челы и милостивые госпожи! Чего маньку тискаем? Кэш, давай командуй – кто с кем спит, сколько раз и почем?

Вместо Кэша отозвался Бот.
 
Заткнись, Драга, надо еще палки длинные каждому. Ну, шесты как бы... Чтобы дно щупать и, если провалишься, перед собой положить и вытягиваться на него.... Опасно тут...

Бот лениво подошел к чахлой березе и сильно согнул. Береза задрожала, согнулась, но не сломалась. Нож из кармана он достал также не спеша, но удивительно быстро сделал нужные надсечки, и через пару минут первый шест был в руках у Рыжухи. Кэш сломал две такие же березки, обрезал ветки и отдал шесты Лиске и Рику-тян.

А Дракон не стал париться с подсечками. Да и нож, который он конфисковал у того придурка с поляны, не хотелось вытаскивать из узкого кармана джинсов. Он точным и резким ударом ноги переломил стволы еще двух захудалых березок и руками отодрал от них лишние ветки вместе с кусками коры. Отличные получились шесты – ему и Кэшу.
 
– Держи, командир, надежно и выгодно, как в банке моего папаньки! Ща всех Водяных нахрен разгоним! Давай командуй!

Первым в болото шагнул Бот. Неподвижный и влажный жар, черный глянец и враждебность водяных окон. Лоскутами зеленой ветоши болотная трава с высокими дрожащими метелками белых цветков. Кочки осоки, как огромные парики то ли ведьм, то ли шизанутых девиц на уличной точке. Бот шестом проверил твердость грунта, убедился, что глубже, чем по щиколотку, провалиться нельзя и решительно сделал первый шаг. Нога увязла в травяном месиве и выдавила на поверхность торфяную массу.

Тот камень, о котором писал дед Кэша в своей тетрадке, был хорошо виден сквозь штриховку редких тонких берез. До него надо было пройти метров сто. И некое подобие тропы тоже легко угадывалось. Боту приходилось бывать в таких местах и потому инструкции были точными:
 
– Идем по кочкам от куста к кусту и от дерева к дереву, где они будут. Наступать на кочки мягко, не прыгать и не задерживаться на одном месте. Расстояние между нами метра три-четыре.... Шест держите перед собой горизонтально, как балансир и если вдруг проваливаться начнете, сразу кладите поперек и наваливайтесь на него. Должен какое-то время удержать.... А вообще просто идите за мной, но не след в след. Мы не индейцы. Ничего опасного нет. Дождей давно не было. Твердые места я вижу. Пройдем как по Арбату...

– Это как? От кабака до точки и взад до клубаря? А кто бабосики швырять будет за мои страдания?

Дракон насмешливо присвистнул и продолжил,
 
– а если царевна Лягуха квакнет призывно, мне ее тоже на кочке трахать прикажешь?

Дракон понимал, что Бот все делает и говорит правильно, но бунтующее самолюбие рвалось наружу. Какой-то малолетка из «зеленых» придурков распоряжается, как будто он первопроходец в джунглях Амазонки, блин... Да по барабану.... Он уже доказал, что не боится ничего, и это гребаное болото не собирается переходить, как сопляк из детсада.

Дракон выплюнул жвачку, подтянул джинсы и смело шагнул на ближайшую зеленую голову мелкой кудрявой травки – нога ушла в ласковое травяное одеяло по колено. Хотел выбраться назад, но вторая нога вообще не нашла опоры. Пришлось развернуться лицом к берегу и, цепляясь за ветки ближайшего куста, выползти на твердое место. Злой и мокрый по пояс,

Дракон резко бросил Кэшу, – Давай начальник, бери Лиску и топай за этим чертовым Ботаном. Я пойду с Одуванчиком. Если что, вытащу ее одной рукой...

Кэш не сказал ни слова, он лишь усмехнулся, подмигнул Дракону и шагнул в грязную жижу у берега. Сделал широкий шаг на ближайшую кочку с длинными узкими листьями осоки и протянул руку Лисичке,
 
Не трусь, тут просто мокро и она дрожит как кисель.

А я и не боюсь, Кэшуля! Только не хочу искупать его в болоте, – и Лиска покрепче прижала к себе узел с рысенком, который устал барахтаться в своей тюрьме и затих.

Он был замотан в майку Дракона так, что торчала только круглая голова с раскосыми глазами, обведенными белой полоской. Своими острыми когтями он уже проделал несколько дыр, но выбраться не мог, так его искусно Лисичка запаковала. Рыжуха помогла ей прочно привязать весь живой узел к руке, чтобы не уронить случайно в воду. Время от времени малыш разевал розовый рот и то ли шипел, то ли пытался что-то крикнуть на своем рысьем языке. Но никто не понимал его, а он не понимал, что с ним происходит.

Так они и шли. Друг за другом. Стараясь наступать на корни кустов или хилых березок. Хватались за них, удерживаясь в скользкой и зыбкой болотистой почве. В крайнем случае выбирали высокие неустойчивые шапки болотной осоки. Вот тут и помогали шесты удержать равновесие и не свалиться в воду.

Постепенно стало ясно, что красивые круглые кочки с кудрявой зеленой травкой обманчивы, а на осоковые шапки надо наступать не резко, а осторожно, чтобы нога не соскользнула. И лучше всего идти от одной сосенки к другой. Они росли на твердом грунте и были надежны.

Рыжуха шла за Ботом и не могла понять, как он выбирает дорогу. Вот, казалось бы, только один маленький шаг до куста, можно отлично ухватиться за его гибкие ветки, а сразу за ним площадка с густой осокой, надежная и совсем без воды. И дальше вроде опять кусты...

Но нет, Бот потыкал шестом вокруг куста и уверенно шагнул прямо в коричневую воду метрах в двух от него. Рыжуха послушно повторила его путь и почувствовала под толстым слоем торфяной каши прочное основание. Конечно, ноги давно промокли и кроссовки были набиты обрывками травы и торфом. Джинсы до колен тоже мокрые и противно прилипают к коже при каждом шаге. Мошкара как струящийся серый занавес перед глазами, звенящий на одной высокой ноте.

Рыжуха устала. И это была странная усталость. Ничего у нее не болело. Велосипед летом и горные лыжи зимой. Плавание и танцы. Она любила движения своего тела, ветра и воды. Все, что заполняет тело энергией и расширяет пространство радостных ощущений. Но сейчас было другое. Она послушно повторяла за Ботом его шаги, хваталась за те кусты и стволики тонких березок, которые он только что отпустил, втыкала свой шест в то место, откуда он только что вытянул свой.

Она ничего не опасалась. Просто не думала об опасности. А на душе было скверно. Мысли возникали и улетучивались со скоростью пикирущего комара. И с таким же противным зудящим звуком. Иные исчезали прежде, чем она успевала их одеть в слова и произнести внутренним голосом. Осталась только одна надоедливая фраза: «Ну вот.., я иду здесь вслед за этим чудаком..»

Плеск, панический вскрик Рику-тян и раздраженный голос Кэша: – Драга, кончай прикалываться!

Рыжуха оглянулась и увидела, что Дракон медленно погружается в воду, разгоняя одной рукой мелкое кружево ряски. Другой рукой он пытался пристроить свой шест между двух надежных кочек. Рику-тян стояла метрах в двух от него, зажав рот руками и тихо повизгивала.

А Дракон драматическим голосом, растягивая слова, восклицал:
 
– Все, любезная моя дама Одуванчик, пришел бесславный конец непобедимому Дракону, защитнику младенцев и невинных дев! О, кто швырнет ему палку бескорыстной помощи? Жестокий мир, жестокие люди!

– Дракончик, миленький, подожди, я сейчас к тебе подойду и помогу!

– Рики, стой где стоишь! Не двигайся! Этот идиот в детсаду не наигрался.
...

Кэш успел удержать Рику-тян за руку, а она уже была готова броситься к Дракону и вытащить, вытянуть, спасти. И будущий журналист, бесстрашный и ловкий, оценил этот сердечный импульс. Он не стал продолжать свой дурацкий перформанс и с шумом поднялся во весь рост. Стало понятно, что воды в том месте ему всего лишь до середины бедер, а если медленно приседать, то можно классно сыграть погружение в болотную трясину. Что он и проделал.

Кэш хмуро взглянул на Дракона, отпустил руку Рикути и вернулся к Лисичке, которая всю эту суматоху почти не заметила, потому что как раз в этот момент рысенок проделал очередную дыру в майке и чуть не вывалился в болотную жижу. Его надо было упаковать поплотнее.

Действительно, путь оказался не очень трудным, болото давно не пополнялось водой с небес, а его собственные источники не успевали опередить испарение. Лето выдалось жарким.

И вот уже Бот и Рыжуха стоят на твердой земле около огромного валуна, на котором вырос маленький лесок из сосенок и березок. Издалека он и камнем-то не казался, а просто пригорком. И только стоя рядом с ним, можно было увидеть, как цепко держатся корни деревьев в его моховой шубе.

Шум вертолета они услышали, когда были уже под прикрытием высоких берез, окруживших валун со всех сторон. И сам вертолет увидели, с красной и синей полосами вдоль пузатого борта. На длинном троссе он тащил за собой емкость с водой. Вертушка летела в сторону лесного пожара, от которого они успели уйти.

Бот приложил ладонь к глазам и проводил взглядом воздушного пожарника.
 
Ну вот, полный абзац, Кэш! Болото, камень, тропа... Прикинь, сейчас нас встретят погранцы. Кстати, мы еще дома или уже в Европе? Что-то не видел я признаков границы. А вроде ты говорил, что болото приграничное. Может, провентилируешь дедулины мемуары,
Бот усмехнулся и добавил, – а то, знаешь...порядочный квест без жесткого сценария и наводки заглючит.

Кэшу не надо было заглядывать в тетрадь деда. Он помнил все слово в слово. Иногда не понимая смысла этих слов. Как будто отсканировал страницы и теперь просто просматривает файл. Для него ситуация была ясна.

Они находятся в приграничной зоне. Но уже не российской, а латвийской. Граница проходит по болоту. Так написал дед в своей тетрадке. Предусмотрительный оказался дедуля. Ведь в его время там и в помине границы никакой не было. Одна страна была, СССР. А надо же, помнил о довоенной меже. Хотя чему удивляться, он же по профессии землеустроитель, специальный институт закончил. Все понятно. Да и любопытный был, расспрашивал местных.

И про болото еще пояснил:
 
– «... место это чертово, там исчезают все предметы, которые оставлены без присмотра на ночь. Арвид много чего рассказывал. Сказки всякие, про пещеру латышских богов.. Короче, чушь дремучая. Не верил я ему, да и ты не верь, когда встретитесь. Фантазер он. Но по правде сказать, пару раз я оставлял там свои манатки, когда возвращался с охоты из-за холма, где вышка стоит.. Припрятывал надежно, знак оставлял – зарубку на дереве. На другой день ни черта найти не мог. Думаю, какой местный лабух стырил. Одним разом в мешке были сапоги рыбацкие и пролифенка старая, ношенная-переношенная. А другим разом пустая канистра и три хороших гильзы от большой гаубицы.».

Кэш улыбнулся, вспомнив эти строчки из дедовой тетрадки и со злорадством подумал о тех двух придурках на поляне, черных копателях – как они шарят по лесам, где все вычищено давно его дедом и такими как он. А что же, в лесу, что ли, оставлять надо было, если уж найдено? Дед же не рылся в могилах и мертвяков не тревожил. Он брал только то, что само в руки шло... Молодцом был дедуля.

Ладно, все это было давно, а что тут сегодня творится, надо еще посмотреть. Предупреждающих знаков на своей стороне они не видели – то ли их не было вовсе, то ли просто прошли такими дикими местами, что пограничной службе в голову не пришло их ставить. Контрольно-следовая полоса когда-то здесь была, именно ее они проскочили под дымовой завесой от пожара, но сейчас почему-то не возобновлялась уже года два. Неизвестно почему. Может начальство сменилось, а может решили, что болото непроходимое, и нет трахнутых на всю голову, чтобы переться через границу на этом участке.

Кэш ничего не знал точно об устройстве государственной границы, слышал какие-то обрывки разговоров – один из клиентов его папаши был майором погранвойск в отставке. И Кэшу было известно, что должны быть какие-то новейшие средства сигнализации, электронные, совершенно незаметные, надежно скрытые. Может, они и сработали, засекли, так сказать, факт незаконного перехода. А может и нет. Пожар и дым помешал.

А, да ладно, чего там грузиться ерундой... Сейчас они уже на территории Латвии – вот камень, а за ним вроде идет возвышение. Похоже, это и есть тот холм, за которым должна быть маленькая речка, а на берегу дом лесника Арвида – так написал дед.
 
Все нормально, не парься, Бот. Мой квест не глючит, игра клёвая... Покруче реалити-шоу из зомбоящика, – и Кэш широко улыбнулся. Потом поднял руки над головой и энергично потряс кулаками.

Эй, парни и объеденные комарьем дамы! Отдыхаем полчаса и двинем дальше. За этим камнем поднимемся на холм и сразу вниз. Думаю, через пару часов будем чистые, сытые и довольные. Баньку заделаем, пивасиком замутим и устроим себе дискач. Вот девчонки оттянутся.... Да, Лисичка? И рикутину раненую ножку Драга своим длинным языком залижет. У Драконов слюна целебная, когда они сыты и под кайфом.... Точно, Драга?

Ага, командир, только она может и убить, если Дракона разозлить. Особенно подонскими шуточками...

Дракон сверкнул черным глазом, скривил губы и далеко выплюнул остатки изжеванной веточки можжевельника. Он перемалывал ее с тех пор, как обнаружил, что запас жвачки в карманах иссяк, а в рюкзак лезть было лень, да и некогда.

Кэш не поддержал перепалку, только весело подмигнул Боту. Однако прищур светлых глаз и напряженная линия узких губ выдавала его неуверенность и тревогу. Он чувствовал себя чужим в этом месте и впервые подумал о том, что захоронка деда с золотыми вещицами, иконами и загадочным ключом неизвестно еще от каких богатств, в общем-то, не имеет к нему никакого отношения. Дед собирал, может, покупал или менял. Прятал, планировал все это когда-нибудь использовать. А «когда-нибудь» для него не наступило.

От неприятных мыслей его отвлек шум в кустах и всплеск воды. Сначала выдвинулись огромные рога, а потом два черных выпуклых глаза внимательно осмотрели всю компанию и лось громко фыркнул. Он помотал головой, отчего его толстые губы, борода и отвисающая кожа на шее разогнали тучу мошкары. Несколько раз с шумом раздвинул и сомкнул ноздри. Было понятно, что люди его не интересовали и только с Кэша он целую минуту не сводил взгляда, а потом прикрыл глаза и исчез. Просто вдвинулся обратно в заросли и бессшумно в них растворился.

Но в лосином фырканье Кэшу послышалось неодобрение и он вспомнил свой сон под вышкой. «Каждый должен свое дело сделать хорошо и полностью, и тогда можно гордиться собой» – что-то вроде этого сказал ему тогда этот зверь и сообщил, что дед просил его помогать внуку, стать его тотемом.
 
«Ладно, тотем ты или просто лесной зверь, найду я эту захоронку, раз деду обещал. Хоть под землей, хоть под водой, а найду обязательно. И дверь найду, и открою ее тем хитрым ключом».

Так подумал Кэш, он вновь почувствовал себя лидером и понял, что игра вовсе не закончена. Нет, она только начинается. И если до сих пор его вела дедова рука, то теперь он все должен решать сам.

​​Глава 13  Рождение теленка

Кто знает, где живут Боги? Никто. Но версий много. Найти Бога! А зачем его искать? Можно подумать, что это сетевая игра такая – поиски Бога. Ну, допустим, я найду его... Интересно, у него на бейджике будет написано, что он Бог? Или в водительском удстоверении?

Рыжуха открыла глаза и увидела над головой синий круг в раме из листьев. Листья на тонких ветвях шевелились. Она не сразу поняла, где находится. Закрыла глаза, пощупала то, на чем лежала. Вокруг просто трава, а синий круг – это, наверное, небо в обрамлении далеких вершин берез. Их раскачивает ветер. Рыжуха опять открыла глаза, села и окончательно проснулась.
 
– Эй! Народ! Где вы все? Бот, куда все подевались? Что за прикол?

Только шум деревьев и тихое потрескивание невидимого кузнечика. Страх заставил оглянуться и вскочить. В животе стало противно и тошно. Одна. Оставили? Забыли? Или такие идиотские шутки? Наверняка, Дракон придумал, супер-герой безбашенный. Нет, не может быть это шуткой. Бот никогда не стал бы участвовать в такой дебильной игре.

А вокруг внезапно стало тихо, кузнечик замолк, листья застыли и запахло пылью старого полотна. Почему-то вспомнился прабабкин открытый сундук, доверху заполненный какой-то одеждой и сухими цветами. Острое детское впечатление из далекого угла памяти.

Сундук выглядел как настоящий, протяни руку и пальцы наткнутся на острый жестяной уголок. Но он быстро стал менять очертания и наконец исчез совсем. Рыжуха сжалась от страха и присела, прислонившись к камню. Он был теплым и надежным. Защищал спину. Слез не было, мыслей не было. Только изумление. Непонятно, необъяснимо, и потому страшно.

Женщина в длинной и тяжелой полосатой юбке, собранной на поясе простыми сборками, вышла из-за камня и остановилась перед дубом, который стоял на поляне. На голове зеленый платок, а поверх него широкая шерстяная лента, вышитая яркими нитками. Узор красивый. Через желтое поле, расшитое маленькими свастиками и четырехлучевыми звездами, шел карминного цвета зигзаг. Лента закрывала лоб женщины, убегала на затылок и ее концы спускались вдоль спины. Узорчатый пояс перехватывал талию в несколько обхватов.

Рыжуха сидела, сжавшись в комок, стараясь дышать беззвучно. Вдруг за ее спиной послышался всхлип и затем мычание, гулкое и тоже очень страшное... своим невыносимым страданием. Рыжуха еще сильнее вжалась в камень. Как будто он был живым и обнимал ее крепкими руками.

Вслед за женщиной появилась пестрая корова с раздутым животом. Она тяжело и шумно дышала. Хвост ее был поднят и корова мелко переступала задними ногами. Женщина подошла к корове и пощупала бока, а потом заглянула под хвост.
 
– Ладно, ладно, не зови раньше времени! Сама знаю, когда помогать тебе надо. Иди под дуб и ложись.

Корова смотрела на нее прекрасными глазами, в которых волнами тумана поднималась и исчезала боль. Немного потоптавшись на месте, она неуклюже легла на бок, а голову прислонила к толстому корню дуба. Вот по ее боку прошла судорожная волна и она взметнула хвостом.
 
Вижу, вижу, скоро пойдут ножки! Ну, теперь не держи его, милая. Гони, гони его в мир Диевса и Лаймы! Он нужен людям, как и ты, Райбалиня...

Пока корова ложилась на бок и устраивалась под деревом, женщина достала из кармана юбки большой клубок толстых красно-белых ниток и быстро обошла дуб с лежащим под ним животным. Она выложила на земле спираль в девять витков и девять раз равнодушно взглянула на Рыжуху. С каждым ее взглядом страх Рыжухи становился все меньше и, наконец, превратился в маленькую серую мышь. Мышка тихонько пискнула и исчезла в щели под камнем.

Рыжуха осталась за преградой из девяти витков, за пределами необычного. Зрительницей и сопереживательницей. Ей было очень жалко корову.

А корова снова мучительно заревела и ее глаза заполнились слезами. Рыжуха чуть сама не заплакала, когда поняла, что бедное животное никак не может родить. Она зажала руками рот и тихонько постанывала, в такт дыханию пестрой коровы. Когда у той поднимался бок, Рыжуха делала глубокий вдох, когда корова шумно выдыхала, она со всей силой сжимала стиснутые на груди руки и старалась до последнего пузырька выдавить воздух из легких.

И вдруг корова выгнула шею, замычала и между ее задних ног показалось что-то фиолетово-сизое и скользкое. Оно росло и теперь уже бесформенным пузырем свисало между ногами и хвостом. Рыжухе стало жутко. Она никогда не видела, как рождается живое существо.

Женщина оглянулась и дала ей знак подойти. Рыжуха вскочила на ноги и осторожно переступила первую нить спирали, но женщина строго прикрикнула,
 
– Пройди по всем кругам, девять раз вокруг дуба. И быстро!

Когда Рыжуха, немного запыхавшись подошла, женщина показала на сизый с прожилками пузырь и сказала, – Сорви ветку можжевельника и заостри конец, надо его проткнуть, чтобы выпустить воды и освободить ножки, очень плотная рубашка у теленка.

Рыжуха в растерянности огляделась, ну какой же из этих кустов можжевельник. Господи! Она же никогда его не видела. Не растут в Москве можжевельники. А если и растут, то в ботаническом саду, наверное.

Откуда-то из подсознания, из сказок детства всплыло знание – дымом можжевельника очищают избу. И еще отец говорил матери, что ягоды можжевельника кладут в кастрюлю и тушат вместе с мясом. И добавлял что-то про можжевеловую водку. А как он выглядит, этот можжевельник, не надо знать городской девочке.

Все же спрашивать было неловко, и Рыжуха стала внимательно разглядывать кусты вокруг. Вот это орешник. И видно, что на нем уже есть маленькие орешки. А здесь молодые березки, вот ива, елка, сосна – все молодые, невысокие. А это что такое? Как будто странная елка, неправильной формы. Кажется, это он. Потрогала рукой иголочки, а они мягкие, и пальцы не колят. Вновь воспоминание из глубины – ершистый можжевельник...

Рыжуха решительно оторвала подходящую ветку и, удивляясь самой себе, пробормотала, – Прости, пожалуйста, меня, можжевельник, но ты сейчас очень нужен.

Протянула женщине ветку, а та, не глядя на нее, вынула маленький ножик и приказала, – Заостри конец на длину своего пальца. Вот тут и понадобилась Рыжухина ловкость. Она быстро справилась с заданием, отдала женщине острую ветку и охнула, когда та сильно ударила острием в пузырь. Он прорвался, из него хлынула жидкость и показались маленькие копытца.

Женщина быстро сняла с себя длинный узорчатый пояс, сделала на его концах по петле и затянула их на ножках теленка, который еще не вышел из материнского тела. Но тут корова сильно дернула ногой и одна петля слетела с маленького копытца. Рыжуха подобрала петлю и вновь накинула ее на ножку теленка.
 
– А теперь будем тянуть. Вместе.
 
Она подошла к голове коровы, подула ей в глаза и напевно заговорила.
 
Слышишь меня, мамочка? Напрягись, а я помогу тебе. Ну, давай.. не ленись. Нелегко новому существу попасть в мир Диевса и Лаймы. Я, Мара, говорю с тобой, а Декла и Карта стоят рядом и тебе нечего опасаться за жизнь своего дитяти. Они помогают всем роженицам-женщинам, и корове не откажут. Отдай нам его. Ты сделала свое дело, теперь он наш. Так велел Диевс, Вершитель Судеб – рожать и наполнять его мир человеческими детьми, телятами, козлятами и жеребятами.

Рыжуха, раскрыв рот, слушала ее и не понимала ни слова. Это был чужой язык, напевный, с протяжными гласными. В голосе женщины не было ласки и сопереживания. Она просто делала дело. Спокойно и бесстрастно.

Ты должна поскорее отдать его мне. Я управляю этим миром и мне нужен твой теленок. Не держи его! Слышишь меня, Райбалиня?

Женщина похлопала пеструю корову по животу и подошла к Рыжухе.

Тяни сильно, но без рывков. Смотри на мои руки. Начали...

И она натянула свой конец пояса. Узоры на нем совместились, элементы орнамента объединились причудливым образом и Рыжухе показалось, что в руках у нее тропинка, по которой теленок сейчас выскочит в мир. Она поскорее натянула свой конец и постаралась, чтобы натяжение было равномерным. Чтобы все было как у Мары. Ей это отлично удалось и они вдвоем тянули теленка за ноги, когда корова тужилась и освобождали натяжение в минуты ее покоя. 

Постепенно, под напевные заклинания женщины в зеленом платке, судорожные движения пестрой коровы участились. Наконец показалась головка теленка, прижатая к его ножкам, и Мара громко крикнула:
 
– Телочка, это телочка, она уже заглянула в мой мир! Райбалиня, помоги ей выбраться! Напрягись и вытолкни! И Мара сильно хлопнула корову по заду, а потом выхватила из рук Рыжухи конец пояса и сняла обе петли с передних ног теленка. Корова замычала, последний раз содрогнулась, и теленок вывалился на траву.

Мара сильными руками раскрыла рот новорожденной телочки и сильно дунула в него. Телочка распахнула глаза с мокрыми ресницами и сделала первый вдох.

– Все, Райбалиня, я тебе помогла, теперь твоя очередь. Вылижи дочь досуха и накорми. Вон какое у тебя вымя раздутое.

Мара похлопала корову по спине и заставила встать на ноги.
 
– Я ее называю Кормилицей. Ты должна хорошенько следить за ней. Слышишь меня, Райбалиня? Ее судьба – все свое молоко отдать Герою, так велел Диевс. А Лайма уже соткала его пояс Судьбы и привязала к нему знак Перконса – Огненный крест.

Мара подтолкнула Райбалиню к телочке и та начала вылизывать ее. Сначала морду – нос, глаза, лоб. Потом вошла во вкус и ее широкий язык вздыбил дорожку курчавой шерсти на хребте новорожденной Кормилицы, которая уже пыталась встать на ноги и дотянуться до сладкого белого вымени матери.

Так все мы выходим в этот ветреный мир из глубокого покоя материнского тела, а Богини помогают матерям. Первая струя воздуха наполняет легкие и первое наше желание – получить глоток пищи, чтобы завершить первый акт жизненного сценария.

Ветер зашумел в ветвях дуба, разметал по земле девять витков охранной красно-белой спирали и Мать-Мара подняла с земли свой судьбоносный узорный пояс. Она девять раз обернула его вокруг своей талии, поправила зеленый платок на голове и сказала Рыжухе:
– Ты чужая здесь, но хорошо помогала. Я слышала, как ты разговаривала с Райбалиней, уговаривала ее. Она тебя слушалась. У тебя нет пояса твоей Судьбы с говорящими знаками, но я попрошу Диевса, чтобы он приказал Лайме соткать его для тебя. Иди дальше своей дорогой. Здесь ты больше не нужна.
 
Эй, герла! Просыпайся!!! Монстры из болота лезут! Черные Принцы Мордора настроили свои лазеры! Шайка Одичалых готовится взять нас в плен! Рыжая, опасность кругом, проснись!!
 

Подписаться на RSS рассылку

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Олег Озернов
Латвия

Олег Озернов

Креативный инженер-предприниматель

ОДЕССА. Помню, будто вчера было

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Поэт жизненных сумерек

К 160-летию Антона Павловича Чехова

Сергей Радченко
Литва

Сергей Радченко

Фермер-писатель

Один день из будущего…

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Новые скифы в Минске на Дзяды

Польский Сейм учит белорусов истории

Что врядттлли ? Предательство советского армейского руководства в 1941? Это уже сквози зубы даже самые лояльные историки признают. Если б не поставки пороха, взрывчатки, топлив

Фашизм на экспорт или неудобные тайны английского двора

Как (само)название (WASP) относится к британцам? Кто так их назвал?

Как гегемония доллара превратилась в капкан для США

Но не следует твёрдо расчитывать, что эта гибель должна наступить прямо сейчас. Так это и так очень даже понятно. Как и то, что она может наступить реально в любой момент, как

Взятие Риги

А насчет демократии и ее разных дефиниций, то я ведь совсем не демократ. :)И по этой причине меня вопросы демократии мало интересуют.

Войны памяти: почему в Польше не празднуют освобождение Варшавы?

Уставом клуба запрещен переход на личность, уважаемая Людмила. Ну а упрекать уже усопших родителей одноклубников/ одноклубниц...

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.