Лирика

10.02.2019

Марина Феттер
Латвия

Марина Феттер

Биолог, писатель

Прыжок в одичание (часть 2)

Прыжок в одичание (часть 2)
  • Участники дискуссии:

    11
    38
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
Продолжение. Смотри ☞ начало

Глава 3 Лиска

Спустя полгода после похорон деда Кэш вез домой свою подружку. Они три дня провели на даче бывшего однокурсника Кэша, менеджера японской дилерской фирмы по продаже автомобилей. Оттянулись кайфово, почище, чем в Куршевеле, как сказал Кэш. Но девчонкам надо на работу и их разобрали парни по своим тачкам.

Кэш вез Лисичку, Лиску, Лисенка. С ней он приехал из Москвы, с ней и уезжал обратно. Смугленькая, с белесыми прядями по всей длине черных длинных волос. Лет восемнадцати, длинноногая и грудастая, ласковая хитроватость и переменчивая чувственность. Без комплексов и моральных запретов.

Не обремененная материнским воспитанием, она простодушно и целенаправленно отрабатывала стратегию поимки богатого мужа. Работала Лисичка посменно в каком-то салоне на Новом Арбате. Выметалкой-кофеваркой, как она сама называла свою должность.

С Кэшем они познакомились случайно возле большого окна салона. Хозяйка послала ее на улицу отмывать художество малолетнего придурка, намалевавшего на витринном стекле краской из баллончика слово на букву «п». Она чихала от едкого запаха скипидарной дряни в большой бутылке, но усердно смывала краску со стекла. Кэш стоял на тротуаре позади нее, говорил с отцом по мобильному.

Он с интересом разглядывал ноги девчонки и выпуклый задик под короткой юбчонкой и загадал – если трусики черного цвета, попрошу у отца денег на новый «порш кайену». Когда Лиска потянулась вверх, чтобы смыть самую верхнюю перекладину большой буквы П, он увидел – трусики черные.

Через неделю Кэш с наслаждением припарковал новенький сверкающий «порш» возле салона. Лиска, гордо бросая взгляды на прохожих, элегантно всунула свой судьбоносный задик в салон крутой спортивной тачки и шлепнулась на сидение. Узкая короткая юбка сложилась мелкими морщинами на загорелых ногах и из-под нее на внутренней стороне правой ляжки вынырнуло изображение черной лисицы.

Лисичка сидела на задних лапах, подняв голову вверх и узким носом показывала вход в самое заманчивое место. Так представлялось самой девчонке. Из-за этой татушки ее и называли Лисичкой. Татушка была сделана грамотно и даже остроумно. Лиска гордилась ею и считала своим талисманом. Она вовсю использовала ее в своих сексуальных битвах за парней.

Было три часа ночи, маленькая вселенная «порше кайена» вибрировала от хардкор-техно. Девчонка была чумовая и дергалась на переднем сидении в такт акустическим ударам. Случайно она задела дверцу бардачка и он открылся. Оттуда вывалилась тетрадка, сложенная пополам.
 
– Ой, что это? Стишки? Кэшуля, ты поэт, да?

Лисенок быстро пролистала десяток страничек, вчиталась в пару предложений и протянула капризным голосом, – ай, фигня какая-то – совесть, жадность, богатство, грехи, свобода.... Ты что, попа возил церковного, что ли?

Она зашвырнула тетрадку обратно в бардачок и потянулась, закинув руки за голову. Кэш искоса взглянул на нее и подумал, что эту вертлявую лисичку он обязательно возьмет с собой. Если все же отправится на поиски по дедову велению.

«По щучьему велению, по моему хотению» – память озвучила слоган из щенячьего детства.

Кэш криво усмехнулся и вдруг наступила тишина. Машина снизила скорость и мягко остановилась. Кэш выжал педаль газа почти до упора, но ничего не изменилось. Он изумленно посмотрел на спидометр – 200 км/час – упрямо твердила стрелка.

Они появились внезапно. Перед лобовым стеклом прямо из темноты вспузырился глаз, потом другой. Выпуклые и черные, прикрытые большими веками. Когда появились влажные подвижные ноздри, как мохнатые щели вдоль горбатого носа, стало ясно, что это лось. И наконец луна высветила рогатый мощный лоб. Глаза лося были печальными, а ноздри быстро шевелились, чутко вынюхивая воздух.
 
Ой! Мамочка, это что за хрень такая? – Лиска вжалась в сидение и замахала руками перед стеклом. Она растопырила пальцы и тоненьким голосом запричитала – уходи, уходи, дрянь рогатая, сгинь, сгинь, пропади – тьфу на тебя три раза!

Ты что, офигела? Так он тебя и послушался. Можешь хоть все стекло заплевать – хрена он уйдет. Нет, к нему надо применить оружие посильнее, акустическое, – Кэш попытался врубить на всю мощность динамики с техно-убойной музыкой, но у него ничего не получилось. Ни звука, ни шороха, только индикаторная строчка полыхала предельными децибелами.

Легчайший морозец страха скользнул от затылка к лопаткам.

Чертовщина какая-то... как в компьютерной игре, когда звук отключен, а из подземелья лезут зомби и монстры и надо только успевать их мочить, чтобы не потерять ресурс жизни, – подумал Кэш и тут же рядом с головой лося появилась еще одна морда. На капот автомобиля вспрыгнул огромный кот с такими дикими глазами и ощеренной пастью, что Кэш невольно отшатнулся.

Кот с размаху ударил по стеклу когтями размером с палец человека. На стекле осталась полоса грязи.

Ну Кэш, сделай же что-нибудь! Ты что остановился? Хвастался, что крутая спортивная тачка. Идет как зверь... А тут настоящие звери нас вот-вот перевернут и сожрут! – Лисичка уже истерически всхлипывала, забравшись с ногами на сидение и приговаривала совсем по-деревенски, – ой, мамочки родные, да что же это за чудища такие!
 
– Заткнись, дура! – крикнул Кэш и еще раз попробовал выжать газ.

Бесполезно. Приборы утверждали, что машина несется со скоростью самолета на взлете, но они никуда не двигались и, кроме их голосов, ни единого звука. Тогда Кэш принял решение. Он отключил всю электронику в машине и приказал Лисичке перебраться на заднее сидение. Спуститься на пол, прекратить скулить и замереть.
 
Надо сделать вид, что нас здесь нет. Может, им станет неинтересно и они уйдут, – добавил он серьезно. Теперь было слышно только тихое постукивание редких капель по крыше. Кэш и Лиска дышали осторожно и беззвучно.

А снаружи тем временем произошли перемены. Огромный кот сидел на капоте на задних лапах и разевал пасть. Казалось, что он что-то говорит. Его зрачки были странной полулунной формы и выглядели как маленькие черные полумесяцы в идеально круглых озерах желтых глаз.

Из темноты появилась еще одна кошачья морда. С раскосым прищуром и кисточкой на кончике одного уха – на другом вершина была срезана, как лучом лазера. Зверь вспрыгнул на капот и сел рядом с котом. Это была рысь. Рыжая рысь с куцым хвостом и крепкой круглой головой. Она с любопытством кошки осторожно и мягко трогала стекло когтистой лапой и выгибала спину.
 
– Блин, откуда же они здесь появились? Вокруг одни коттеджные поселки да пустыри. Настоящий лес за сто километров, – тихо прошептал Кэш, разглядывая причудливую кампанию на капоте его новенького «порша».

Прикольно, может они из частного зоопарка сбежали? – подала голос Лисичка и потихоньку высунула свою голову рядом с локтем Кэша. Страх отодвинулся и любопытство заставило ее осторожно и гибко, как черная змейка, вползти на переднее сидение.

Да запросто. Тут где-то по Рязанке живет один крутой чел, у него целый бассейн крокодилов. Отец бывает там на тусовках. Рассказывал, что им скармливают живых поросят. Чтоб крокодилы не скучали. От магазинного мяса они морду воротят, падлы...
Кэш произнес это усталым голосом, а сам вдруг подумал, – а вдруг они тоже с Лисичкой вроде этих поросят, и зверюги только ждут какого-нибудь дядьку-кормителя с инструментом в руках, чтобы тот взломал дверцы машины.

Вот же хрень какая в голову лезет, а все потому, что не взял с собой дедовский подарок – охотничье ружье. Сейчас бы очень пригодилась его вертикалка с нарезными стволами – мигом разнес бы этих тварей в клочья. Особенно наглого кота. Лося бы только напугал. Чтобы дорогу освободил. И ведь всегда беру с собой ружье, а тут забыл, идиот.... И пистолет травматический забыл положить в бардачок. А все из-за этой Лиски – никак не хотела вылезать из постели, до последней минуты кувыркались, юбку она уже в лифте застегивала...

Он, не поворачивая головы, искоса глянул на девчонку, увидел черную лисичку на ее голой ляжке, осторожно перевел взгляд на кошачьи морды и задумчивого лося за стеклом и быстрым незаметным движением откинул оба передних сидения. Лиска не успела пикнуть, как оказалась на нем верхом. Юбчонка взлетела вверх, трусики она швырнула на рулевое колесо, где они и повисли скатанной кружевной восьмеркой. А черную майку одним движением содрал с нее Кэш.

Когда они отдышались, уже было светло и мимо них с ревом неслись большегрузные фуры, торопились успеть в столичные базы до утренних пробок. Тварей не было ни на капоте, ни рядом с машиной. Все исчезли.

Кэш открыл дверь, вышел в холодную синь утра и осмотрел обочину. Никаких следов на земле. Лобовое стекло и полированная поверхность новенького «порша» зеркально сияли в первом солнечном луче. Он пожал плечами и пробормотал, – может и у меня крышу снесло, как у дедули, ему тоже всякое мерещилось.

Постоял немного, выплюнул жвачку и вернулся в машину. Лиска сладко спала на заднем сидении, укрывшись его курткой. Он не стал ее будить, двигатель взревел бархатным басом и Кэш погнал машину в Москву.

Глава 4 Вышка на холме

Лес распахнулся элегантно и вкусно, как молния на косухе байкера. И обнажился круглый высокий холм. На его вершине ржавым гвоздем торчала покосившаяся вышка. Она была поставлена в такие давние времена, что даже любознательный и многознающий Бот не смог бы определить, для чего она была здесь поставлена.

Кэш сидел на самой высокой точке холма прямо под вышкой. Можно было сесть на широкий бетонный куб, из которого вырастала одна из четырех опор вышки, но он предпочел сухую траву рядом, а шершавая бетонная стенка куба поддерживала его спину. 

Подружки, Лисичка и Рику-тян выбрали место на пологом склоне в тени какого-то сооружения. От него остались лишь толстые, местами разрушенные бетонные стены с торчащими в разные стороны металлическими прутами. Когда-то это был одноэтажный прочный дом незатейливой архитектуры, явно служебного назначения.

Солнце свирепо облизывало открытую лысину холма, но в тени развалин было тепло и сонно. Девчонки лежали голова к голове, раскинув руки и ноги. Они устали от быстрого шага Кэша, который не обращал внимания на капризный голос Лиски и ее нелепые угрозы «если ты будешь нестись как угорелый, я просто упаду и тебе придется меня нести на руках, Кэшуля!». Кэш даже и не вслушивался в ее слова, его мысли крутились вокруг собственных проблем.

Тетрадку с дедовыми записями он возил с собой в бардачке машины еще пару недель после той странной ночи на шоссе. Они с Лиской тогда классно потрахались по дороге домой после вечеринки. А потом заснули и им приснился один и тот же сон. Или это не сон был, теперь уже не вспомнить. Да нет, скорее всего, эта звериная компашка им во сне привиделась. Дурацком и тревожном.

Кэш не раз вспоминал морду Лося и его прикрытые мохнатыми веками глаза. Теперь ему казалось, что зверь что-то говорил ему, очень важное, но он никак не мог вспомнить, что именно. Это его дико напрягало и заставляло перечитывать записи в тетради. Как будто в них он мог найти ответ. В этих байках своего деда про то, что с ним случилось полвека назад.

Основательно измучившись, Кэш принял окончательное решение искать дедову захоронку. Может быть, он найдет этот ключ и золото с иконами. А вдруг дед прав и ключ открывает пещеру с кладом. И лесник Арвид поможет ему найти эту пещеру? Правда, дед признался, что ключ этот попросту стырил из-под носа Арвида, когда они вместе работали геодезистами где-то там на берегу Даугавы. То есть дед первым нашел ключ и ловко припрятал. Арвид даже и не знает об этом. Да и жив ли он? Они ведь с дедом ровесники, а деду было под восемьдесят.

Нет, это просто дедов бред. Какой может быть клад в наше время, когда все перекопано и изрыто. А сам Арвид просто рассказывал деду сказки про пещеру с сокровищами. Вот дед и лоханулся.... А если все правда? Тогда можно будет враз заполучить такую кучу баблосов, что Кэш, наконец, пошлет куда подальше отца с его деньгами и откроет свое дело.

Уже давно хочется ему стать хозяином автомагазина и продавать только супер-люксовые модели машин. Он уже и связи нужные нащупал и толковый консультант у него есть. Только отец не соглашается дать денег на раскрутку. Держит его на коротком поводке...

Идти одному ему было скучно и, признаться, страшно – лес, ночевки в палатке, еда у костра – вся эта романтическая хрень всегда наводила на него скуку. А одному вообще в лесу делать нечего. Лучше потусоваться в ночном клубе, наклеить девчонок и завалиться с ними к себе на Кутузовский. Или смотаться на Ибицу – там классно оттянуться на пляжах и погонять на джипах. Но настроение портила раздражающая мысль о слове, данном умирающему деду.

Да и морда лосиная снилась по ночам. Отвисшие губы шлепали и что-то ему настойчиво внушали, а в глаза зверю он боялся смотреть – становилось жутко. В такие ночи Кэш просыпался часа в три и уже не мог заснуть. В голову лезли мысли, от которых становилось тошно. Вот ему через пару лет тридцатник. Мужик он нормальный – деньги, тачка, квартира. Бабы как занозы – иную и не сразу вытащишь, Чтоб не мешала дальше катиться по жизни. В средствах недостатка нет.

Одно фигово – денежки-то отцовские. Каждый раз противно просить у него на что-нибудь стоящее – поездку или новую машину. А дать ему нормальную сумму на свое дело отец не соглашается. Глупый ты и доверчивый – промотаешь или влипнешь в криминал, – вот и весь его ответ. Надоело выслушивать его похвальбу о том, как он своим умом создал свое богатство. Да, как же, своим.... Тем более сейчас, когда из дедовой тетрадки Кэш узнал, что первый кусок он получил от деда.

Дед-то был тот еще перец, во времена смуты в Латвии за бесценок прикупил целый железнодорожный состав дорогущего импортного оборудования. Груз был предназначен для одного секретного рижского завода, а тот накрылся медным тазом. Груз стал бесхозным и застрял на новенькой границе.

По словам деда, тогда был страшный бардак в документации. И хитрый дедуля тихо приватизировал все тридцать пять вагонов и отогнал их в Россию, а отец уже после переезда сумел его выгодно продать. Опять же по наводке деда – тот всю жизнь проработал в снабжении, везде у него было схвачено. Вот, батя, и весь твой ум, блин...

Нет, Кэшу нужна полная самостоятельность и свобода от отцовского кошелька. Он сумеет организовать свое собственное дело. Знаний и связей у него уже достаточно. А может все-таки еще раз попросить отца? Предложить ему, так сказать, бизнес на партнерских началах? Пусть внесет свою долю, а долю Кэша даст ему в долг, под гарантии развития? Нет, это унизительно – все равно на крючке. И свободы действий не будет – отец сунет свой нос везде и задавит его, как лягушку на шоссе. Только самостоятельно. Но страшно, блин...

Спутников Кэш долго не выбирал. Бот и Дракон играли с ним в одной команде геймеров и Кэш видел, как их можно использовать. У Бота башка была набита такими фишками, что ни одному нормальному парню в голову не пришли бы. В Драконе было много решительности и злости, и он был силен физически. К тому же они пару раз пробежались по Подмосковью в команде придурков, что ищут по карте бутылку из-под шампанского со стодолларовой купюрой, спрятанную в дупле дерева. Кретинское занятие. 

Вот Кэш им и предложил настоящие поиски настоящего клада – дедовой захоронки с танственным ключом. Про золото и старинные иконы Кэш не рассказал. Все равно не поймут, их не напрягает родительская удавка. А девчонки сами увязались. Лисичка, понятно почему, а Рику-тян как ее тень. Вот Рыжуха непонятно с чего возбудилась. Она вообще не из их компании. Учится где-то на переводчика, вроде предки богатые. А ладно, с ними веселее. Надоест Лиска, есть замена...

Глава 5 Вечер на холме

Эй, Кэш! Где вы там кости бросили? – голос Бота донесся откуда-то снизу, где щетинился темный лес.

Здесь мы, валите сюда, тут такой улёт! – хором закричали Лиска и Рику-тян. Они вскочили на ноги и обе качали руками из стороны в сторону, как ночью на танцполе.

Кэш поднялся с сухой травы и стащил с головы наушники. На тропе, выбегающей из леса, первым показался Дракон. Он шел легко, свернув козырек своей бейсболки набок. Несколько прыжков вверх по склону и он остановился рядом с Кэшем. Дыхание его было ровным и бесшумным. Быстрый взгляд на дальние леса в жаркой дымке, цепкий осмотр покосившейся вышки и презрительный плевок в сторону.
 
Ну и куда дальше топаем, начальник? Или тут завалимся на ночевку?

Не гони, Драга, сейчас все соберутся, скажу, что дальше делать будем, – голос Кэша был твердым, интонации командные.

А сам с тоской подумал – эх, дедуля, ну почему ты не написал, где точно искать это приграничное болото. Как к нему пробраться, чтобы не засекли. А вдруг поймают? И посадят в загон для нелегальных мигрантов?

Они были уже вблизи государственной границы России с Латвией, это Кэш знал из записей деда, хотя никаких признаков – постов, пограничных переходов и в помине не было. Только леса и леса вокруг холма, во все стороны. Густые, дремучие, древние. Наверное, без человеческих дорог и троп.

И Кэш пожалел, что поволок за собой такую обузу, своих пятерых спутников. Ему захотелось, чтобы они растворились без следа и ущерба для его собственных планов. Было бы лучше действовать легально, через оформление визы и одному искать этот чертов ключ. Но жизнь не компьютерная игра, где можно выбрать другой сценарий или перезагрузить программу. От этих мыслей Кэшу стало так тошно, что он грязно выругался и крикнул Лиске и Рику-тян,
 
– Эй вы, дуры, заткнитесь! И музон вырубите нахрен!

Наконец Рыжуха и Бот тоже поднялись на вершину и тут же сели в траву. Рыжуха со стоном облегчения скинула свой рюкзак и растянулась на спине.

Бот аккуратно снял с плеч две тяжелые сумки и просто сидел, разглядывая далекое пространство. Он любил лесное царство, ему нравилось сверху смотреть на бесконечные переходы зеленого и по цвету угадывать деревья, замечать поляны и прогалины, следить за птицами в небе. Никому он не признался бы в этом – засмеют. Его и так прозвали Ботаном.

Но он не обижался на друзей. Правильная кликуха – он же будет экологом и ему придется спасать вот такие удивительные места от алчных уродов.

Не глядя ни на кого, Кэш мрачно сообщил:
 
Теперь надо найти болото. Через него должна быть тропа. Она выходит к хутору дядьки Арвида.

А там будет баня и мягкая постелька? Кэшуля, ты же обещал, что будем спать с тобой на сеновале.. И развлечемся кайфово! – игриво и томно протянула Лиска, обняв Кэша и погладила его по груди. Он стиснул зубы и мягко отстранил тонкую загорелую ручку.

Да, Лисенок. Все будет, как я сказал – и баня, и сеновал и развлекуха. Сначала дойти надо.
 
Лисичка улыбнулась шаловливо и покосилась на Рику-тян и Рыжуху – пусть оценят, как нежно с ней обращается ее мужчина.

Ну и как мы будем искать это гребаное болото? Рассыпемся цепью и вперед, типа команды зомби? – Дракон вызывающе плюнул жвачкой в каменный куб и розовый комочек навеки прилип к бетону.

А чего его искать... Вон оно, прямо перед нами, – спокойно сказал Бот и поднялся на ноги.

Видишь светло-зеленый островок. Это березы. А березы растут на болоте. Посмотри вокруг – только елки и сосны, а у них цвет совсем другой.

Ух ты, клёвый следопыт. Ни фига себе! А ты уверен, что это болото? А может, просто случайно много берез выросло в одном месте? Догоняешь, ботаник? – недоверчиво спросил Дракон.

На все сто не уверен, но идти надо сначала именно туда. Только идти надо не сейчас, а завтра пораньше. Сегодня не успеем. По дорге еще пара холмов будет. Не таких высоких, как этот, но время займет. Их надо или обходить или шуровать прямо. Лучше прямо, не отклоняясь от направления.

– Не, ты прикинь, Кэш, он еще и холмы разглядел. Соколиный глаз, блин! Доставай твой бинокль, проверим этого ботана.

 
Бинокль давно уже висел на шее Кэша, он даже несколько раз осматривал леса, пытаясь понять, как же ему вести дальше свой маленький отряд. Но ничего дельного не увидел. Он снял с груди бинокль, старый, еще прошлого века, с цейссовскими стеклами – наследство деда, и передал его Дракону. Тот расставил пошире ноги и стал наводить резкость.
 
Точно, березы, но какие-то хилые... А это что за хрень? Прямо перед этими березами, ровная полоса, вроде как специально посажены деревья. Не, гляньте, реально как на принтере отстукали...

Дай посмотреть, – Кэш буквально вырвал бинокль из рук Дракона и всмотрелся в темную полосу.

Ах, черт! Ну, дедуля удружил... Да я и сам дурак. Мог бы догадаться, что за двадцать лет и границу прочертят и просеку проложат и полосу перепашут. Да и постов там, наверное, немеряно... – подумал с досадой Кэш, но ничего не сказал Дракону. Он передал бинокль Боту и попросил его, – глянь, что это там темное, просека или посадки новые...

Бот лениво поднес бинокль к глазам и стал рассматривать странную полосу темно-зеленого цвета.

Это была просека, но заросшая молодыми соснами и кустами, а темной она выглядела просто потому, что заходящее солнце погрузило ее в тень высоких деревьев. Так Бот и сказал Кэшу и вернул ему бинокль. Мысленно он уже видел путь, по которому им надо будет пройти завтра. Согласится или нет их командир с его маршрутом, Боту было все равно. Он не жаждал первенства и не соперничал с друзьями. Да, если честно признаться, они не были его друзьями. Так, приятели для прогулок. Но Лес был его тайной любовью с детства. Он и в детском саду рисовал только деревья и кусты. Даже солнце на рисунках прорисовывал через стволы берез, дубов и елок.
 
Эй, люди, объявляю ночлег! Надо нормально отдохнуть, а с утреца пораньше потопаем дальше. Да и пожрать не мешало бы. Ух, сейчас бочок барашка умолотил бы. Давайте, девчонки, готовьте жрачку. Драга, Ботан – вы со мной за дровишками, кострище сейчас запалим! – Кэш энергично вскинул свою двустволку на плечо, ногой отшвырнул в сторону ржавый обломок железного прута и побежал вниз по склону холма.

Слова Бота рассеяли его неуверенность и страх. Раздражение и досада исчезли. Дракон и Бот взвыли дикими голосами, – Оу-хей!!, – и перегоняя друг друга, понеслись вслед за ним.
 


Подписаться на RSS рассылку

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Рустем Вахитов
Россия

Рустем Вахитов

Кандидат философских наук

Азимов: неизбежность госсоциализма

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Неудобная история или о чем молчит оппозиция: Василь Быков

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Невольник чести

К 220 годовщине со Дня рождения А.С.Пушкина

Владимир Мироненко
Беларусь

Владимир Мироненко

Публицист, художник

«Большевизм абсолютно, неминуемо, исторически предопределен»

ЭТОТ ФИКТИВНЫЙ, ФИКТИВНЫЙ, ФИКТИВНЫЙ МИР

Дык цены везде одинаково растут.Если бы в РФ все подешевело, то Вы бы видели миллионы туристов.В Латвии при мне кружка пива в кафе была 0,60 Ls (говорит о чем-то?) Это примерно 1.0

Названа главная трагедия московских протестов

Слово "фашист" давно стало ругательством - вроде слов "хам" или "негодяй". Вы заблуждаетесь. Это русская стилизация понятия "нацист".

​КРУИЗ ПО ВОЛГЕ. ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

Осспидяааа, госпожа прохвессор... Неужели вас конкретно в гугле забанили?!!

Страсти по Костюшко и операция «Навет»:

Какие государственные органы тех же штатов генерируют идеологию(что предлагает, как я понимаю, автор сией статьи)? Никакие. Они чисто нанимают за бабки самых эфективных. Идеология

Как латвийский апартеид истребляет русских неграждан

что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!здания хоть есть?

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.