Союз писателей

09.02.2019

Марина Феттер
Латвия

Марина Феттер

Биолог, писатель

Прыжок в одичание

Прыжок в одичание
  • Участники дискуссии:

    11
    29
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Глава 1 Аутсайдеры

Они шли стаей. Джинсы и шорты со спущенным задом, майки с намалеванными cлоганами и сексуальными картинками. Грязные длинные волосы девушек и обритые головы парней. На плечах, спинах и ногах татуировки — изображения драконов, свирепых виртуальных героев, хищных насекомых.

На поясе карманчик для смартфона, от которого тянется проводок к наушникам. Каждый шел в своем ритме. Прочные кроссовки, разноцветные рюкзаки за спинами. В глазах — мрак и непонимание своего смысла. Обратная сторона мечты родителей. Тех, кто зачал их в минуты крушения старого мира. Под грохот havy metal и слоган «Don’t stop at the top». Проглотив парочку «колес» или выкурив сигарету с «травкой».

Вот они и пришли. Дети, рожденные последним вздохом второго тысячелетия. Пришли, чтобы пройти по обломкам культуры, спиливая кресты и украшая себя смешанными агрессивными символами разных эпох и культур. Юниты низшего класса. Полная собственность геймера в онлайн-игре. Послушные актеры игрового сценария. 

Вооружись — тебе дан выбор оружия, убей врага — тебе его покажут. Получи награду. Много наград — ты лучше всех! Победитель! Переходи на высший уровень. Думать не надо, только выбирай цель и жми на пульт. Цель игры — стать сильнее всех, богаче всех, убить всех, кто мешает на этом пути.

И ничего, что все победы и смерти заданы программным обеспечением. Все жестко прописано кодом системы. Важно ощутить взрыв адреналина, когда по монитору стекает кровь врага. Получить удовлетворение — уничтожить других, преодолеть все препятствия и самому завладеть сундуком с алмазами, планетой, чужой Вселенной.

Симуляторы ядерной войны, сценарии конца света, нашествие чудовищ со звезд. И конечно, супер-герои. Все есть и все существует в виртуальной реальности. Таков этот век, начало третьего тысячелетия. 

Потом, через год после этого дурашливого похода за таинственным богатством, кто-то из них встретит свою реальность. Зомби и чудовища подземелий Мордора окажутся сельскими туповатыми парнями «с ривненьщины», и в их руках виртуальное оружие превратится в автомат Калашникова.

А сейчас они были разделены. Первая тройка ушла впред, а вторая отстала.
 
— Эй, Кэш, куда гонишь? У Рыжухи абила кончилась. Куда, млять, нам чипарить на ночь глядя! Стой, Кэш, стой!

Бот крикнул громким ломающимся голосом. Он держал за руку девчонку с рыжими волосами и веснушками на щеках и носу. Рыжуха стояла, открыв рот и тяжело дышала. По грязной шее струйки пота проложили светлые дорожки. Белокожая и синеглазая, но сейчас глаза закрыты, и она еле держится на ногах. Только рука Бота не дает ей упасть на землю.
 
— Заткнись, придурок! Кэш далеко ушел. Он сказал — до оврага дойти надо. Там хата и жрачка. 

Мускулистый высокий парень лет восемнадцати с черным ёжиком волос от лба до затылка и пробритыми полосками по бокам головы презрительно сплюнул на землю под ноги Боту.
 
— Да ты смотри, она грохнется сейчас... И нам ее тащить на себе, что ли? Лучше заночуем здесь. Погода хорошая, тепло... Эй, Кэш!

Ломкий голос с напряжением сорвался на фальцет, и Бот досадливо мотнул головой. Рыжуха стала медленно опускаться на колени и наконец свалилась на теплую землю утоптанной тропы.

— Вот дура! И зачем Кэш приказал взять ее с собой? Бабы только на дискачах отжигают да селфят тупо, а у нас тут дело, в натуре...

Дракон, так звали высокого парня с гребешком черных волос, подошел поближе к Рыжухе и присел рядом с ней на корточки.
 
Эй, рыжая, открой глазки, посмотри на меня, герлочка! Давай я тебе помогу встать, а дальше сама потопаешь, своими ножками... А ножки-то у тебя какие красивые. Так и облизал бы до пупа!

И Дракон двумя руками провел по голым ногам Рыжухи от коленок до самого края коротких шортов и даже на секунду большими пальцами залез глубже. Девчонка дернула ногами, открыла глаза и кулаком двинула в нос Дракону. Дракон увернулся, рассмеялся и сказал, — ну вот, и сила появилась, давай вставай и ходу!

Лес вокруг них сгустился, помрачнел, и запахло сыростью. Приближались к низине. Пространство под елями было затянуто паутиной. В ней застряли мелкие насекомые, сухие иголки и прочая, давно уже мертвая чепуха лесного прошлого. Рыжуха шла самостоятельно, рука Бота ей была бы не поддержкой, а затруднением. Поэтому она в самом начале спуска в низину опередила его на пару шагов и вцепилась обеими руками в лямки своего рюкзака.

Рыжие кудри потемнели от пота и даже веснушки на щеках исчезли. Ноги в прочных «абибасах» точно и твердо отпечатывали ее след на влажном песке. И какого черта она согласилась искать эти идиотские места Силы вместе с Кэшем? Конечно, устоять против его уговоров трудно, но ведь знает же она, что ничего ей не светит. Лисенок так крепко к нему присосалась, что не отодрать....

Вот было бы хорошо, если бы она повредила себе что-нибудь. Коленку, например... Не сильно, а так, чтобы не смогла с ними идти дальше... Пусть бы себе оставалась в этой хате со жрачкой и баней. Как там говорил Кэш — отель Хилтон отдыхает в сравнении с домом лесника Арвида. Ну и осталась бы эта Лиска отдыхать в лесном Хилтоне, а она, Рыжуха, уж не упустила бы времени доказать Кэшу, что она красивее, умнее и сильнее этой бесцветной мочалки...

Ее мечты прервал крик Дракона. Он стоял на обочине тропы шагах в десяти от нее и тыкал пальцем куда-то под низкие лапы елей.

— Эй, ты, недобиток вшивый, вылезай оттуда! Я тебе щас устрою сеанс бомбометания!

Далее следовал ряд грязных метафор на тему пидоров и сук. Дракон был мастер на витиеватые нецензурные конструкции, учился на втором курсе филфака МГУ, немного писал стихи и на курсе считался крутым и талантливым. Собирался стать известным журналистом. Он умел говорить нормальным, даже академическим русским языком, но предпочитал дикую смесь из жаргона гопников, стритрейсеров и геймеров. Папины банковские карты очень укрепляли его авторитет.

Сам он стритрейсером не был, но любил потусоваться с ними на Воробьевых горах, пока знаменитое место тусовки не превратилось в обычный мусоросборник. В тех местах, где собираются гопники, то есть в проблемных районах мегаполиса, он никогда не выходил из машины, а компьютерные игры наскучили. Не хватало скорости реакции. И стратегического мышления. Особенно в ситуациях, где надо было выбирать между жертвой и возможной победой.

Кровавое месилово, на которое подсаживаются убогие тинейджеры вызывало у него скуку. Он никогда не доходил до конца ни в одной игре, потому что ее завершение не сулило ему долгого удовольствия, которое он получал в процессе. Чтобы сохранить лицо, небрежно бросал фразу — а, фигня, некайфово! Правда, за день до ухода в этот дурацкий поход он завис у друга на новой фишке — The Witness. Так называлась игра с кучей прикольных головоломок. Там было над чем поломать мозги, а это и было его тайной и секретом — скрыть от всех свое умение находить нетривиальные решения. Потому он и выбрал себе образ бесшабашного и глуповатого, в меру грубого и развязного парня. Так было проще.

Идти с Кэшем в поисках неведомого места Силы Дракон согласился от скуки. И в надежде повеселиться. Этот Кэш давно уже раздражал его своим превосходством, а лоханутый Бот — тихой, но бьющей в глаза образованностью. Хотя и был младше его на пару лет. Вот и посмотрим, как они будут выкручиваться там, где только настоящие мужчины имеют цену.

В своих силах Дракон не сомневался — спорт и врожденная осторожность давали ему уверенность. Да и две свободные девчонки, Рыжуха и Рикутя возбуждали его ожидания. Особенно Рикутя, которую он же и окрестил, переделав из инетовской Рикку-тян. Героиня манга-стиля. белокурая, нежная девочка-ребенок, с огромными, всегда влажными глазами и доверчивой улыбкой.

— Что случилось, Драга? Закосячил втихаря, что ли? Чего орешь?

Бот подошел поближе и остановился рядом, скинув с плеча ремень тяжелой сумки. Он нес продукты для двоих — себя и Рыжухи.

— Вот оттуда какая-то падла замочила в меня камнем. В ногу попала. Во! Прикинь, сейчас синяк вскочит!

Дракон быстро нагнулся и поднял с земли что-то тяжелое, но это оказалось не камнем, а гиганткой шишкой с плотно прижатыми чешуйками. Бот взял ее у Дакона и взвесил на руке.
 
Граммов восемьсот будет, никогда таких не видел, — он, прищурившись от случайного солнечного луча, задрал вверх голову и стал внимательно рассматривать деревья, мрачной стеной стоящие вдоль тропы.

Странно, — тихо пробормотал Бот и внимательно присмотрелся к шишке. 

Здесь нет таких деревьев, Драга. Это шишка гигантской пихты....

Ну и что? Где-нибудь есть одно дерево. Да и какая нафиг разница! Выловить бы эту дрянь, задушил бы!

Нет, Драга, не так просто. Эти деревья вообще не растут в наших краях, да еще и поодиночке. Мы сейчас где находимся? Километров триста севернее Москвы?

Бот вытащил из кармана свой смартфон, быстро пробежал пальцами по дисплею, нашел карту местности, что-то подсчитал, поискал в инете и сказал задумчиво.
 
Или я полный лох и ничего не знаю о хвойных деревьях или в природе все нафиг смешалось. Не могут здесь расти пихты с такими шишками. Только декоративные в садах. Но они не созревают в это время, да и шишечки у них мелкие. Загадка, Драга, загадка!

Ладно, кончай философствовать, ботаник, надо быстро догонять Кэша. Вон и Рыжуха опередила нас.

Быстрый топот двух пар ног, мелкие камешки и песок из-под рифленых подошв и они исчезли на повороте бегущей вниз тропы. В паутинной тени под елями мелькнули два выпуклых глаза, прошуршал черный пушистый хвост и по густой хвое еловых веток пробежала волна чьего-то стремительного бега.

Глава 2 Лидер

Усмешка тонких губ, прищур светлых глаз с лучами стрелками на висках, короткая стрижка, не скрывающая мощный костяк черепа. Среднего роста, худ, жилист. Быстрый шаг и агрессивный разворот шеи и плеч. Черная майка и старые кожаные штаны. За плечами большой рюкзак. Из него торчат ручки инструментов. В руках охотничье ружье. Ствол угрожающе направлен вправо и чуть вверх — примерно на уровень сердца человека или медведя.

Справа угрюмо и враждебно молчал лес. Слева сиплым выдохом астматика дышало болото. Кэш вел своих юнитов на север, в озерный край Латвии, где жил старый лесник Арвид. Жил двадцать с чем-то лет назад, когда маленького Кэша, тогда еще восьмилетнего Славочку, спешно увезли в Москву.

Родители торопились убежать от новой власти. Мифы и ужасы того времени до сих пор вызывали раздражение и злобу отца. Он был крупным партийным работником и фактическим хозяином большой территории. И даже его стремительный российский успех и богатство сегодняшнего дня не уменьшили ненависти к тем, кто был причиной его бегства из райских пределов. А мать печально вспоминала свои родные места — в ней была часть латышской крови и лесник Арвид приходился ей далеким родственником.

Кэшу было наплевать на политику, границы, злобу отца, ностальгию матери. В Риге он бывал не раз, оттягивался в ночных клубах, клеил девчонок в Юрмале, пил пиво в кабачках Старой Риги. Ну и что? Разве можно сравнить провинциальную глуповатую Ригу с Амстердамом или подпольными борделями Стамбула?

Родителей он не понимал и желания понять не было. Деньги отец делать умел, Кэш имел безграничный кредит в его банке. Вернее, лимит был, конечно, но миллионы долларов ему не нужны. Он вполне укладывался в тысчонку баксов в день. А поездки финансировал отец. Он считал, что большие деньги не могут испортить человека, они только дают ему свободу. И своему единственному сыну он проложил путь к этой свободе.

Примерно полгода назад у Кэша появилась цель — найти то, что спрятал его дед, отец отца. Давно, двадцать с чем-то лет тому назад. Спрятал простодушно, вроде как на время отпуска. Просто спустился в подвал их дома, вырезал в бетонной стене большую дыру, уложил в нее коробки из под обуви и заделал грубо цементом. Даже не придал стене прежний вид. Так и оставил с цементными потеками. Только придвинул большой стеллаж с маринадами и солениями.

Долго потом сокрушался, что отец не позволил ему загрузить все банки в военный транспорт, на котором их семья покидала Латвию. А, впрочем, это было так давно, что Кэшу рассказы деда казались старческим бредом, смесью прочитанных книг и рассказами ветхих и пьяненьких ветеранов в день 9 мая.

За неделю до своей смерти дед вдруг взбодрился, даже встал с кресла, в котором провел последние лет пять, и начал что-то писать в терадке. На семью смотрел подозрительно и колюче, только Кэшу подмигивал и произносил загадочную фразу — скоро увидишь, парень, какой твой дед предусмотрительный.

Кэш улыбался ему и поскорее сбегал из дома родителей к себе на Кутузовский. Там у него в одной из высоток была своя квартира. Однажды ночью звонок матери вытащил его из-под какой-то девчонки. Мать тревожным голосом сказала, — дед при смерти, скорее приезжай, — и бросила трубку.

Кэш гнал по шоссе машину на предельной скорости, рискуя взлететь в небеса раньше срока, но успел. К его удивлению, дед и не собирался помирать. По крайней мере, не в ближайшие дни. Увидев внука, он повелительным жестом выгнал из комнаты отца, мать и врача.

Иди сюда, парень. Садись и слушай.

Дед вытащил из-под подушки тетрадку и протянул Кэшу. Потом закрыл глаза и начал говорить, рукой отметая вопросы еще до того, как Кэш собирался открыть рот.

В нашем доме, в Латгалии, спрятана моя захоронка. В подвале. За полками с банками, бутылками и всяким хламом. Да уж теперь, наверное, все банки полопались. Топить-то некому. А зимы в тех краях тяжелые. Захоронка-то никудышная. Там немного золотишка, старые иконы, побрякушки и старый, очень старый ключ. Большой, с полметра длиной стержень в руку толщиной. Похож на здоровенный гвоздь с диковинной шляпкой.Тяжелый, килограмма три.
 
Всю золотишную ерунду можешь продать, раздарить, отдать в музей. Для меня цацки эти больше не имеют цены. Иконки себе оставь. Уж больно старые они.

Но ключ, парень.... Ключ достань, сохрани и употреби в дело. Молчи! Сам пока не знаю, что тебе подсказать. Куда идти, где дверь искать. И что найдешь — не знаю. Все, что смог узнать — в тетрадке этой. Уйду я скоро — ты прочти, подумай и ступай. Не говорю — с Богом — не знаю от светлых или от темных сил был тот сон. Знаю, что тебе надо идти. Один пойдешь или кого возьмешь с собой, твое дело.

Точно, скрейзил дедуля. Может, права мать. Он давно уже в другом мире живет. Сон свой дурацкий приплел. Сказку про клад выдумал. Нафига мне этот клад? — Так подумал Кэш, но вслух сказал другое.

Да брось, дед, не парься. Ты сам еще пойдешь за своей захоронкой. Ну и меня возьмешь с собой. По дороге поохотимся. Помнишь, как мы с тобой под Коломну ездили охотиться? И кабана я еще завалил! А, дед, помнишь?

Дед покачал лысой головой и прищурил светлые, как у внука, глаза. В них не было интереса, не было внимания к словам Кэша и не было любви. В льдистых лужицах бегущая к концу жизнь взорвалась последним приказом — иди и узнай!

Кэш вздрогнул и пробормотал — да ладно, дед, не пыли, найду я твою захоронку.

Дед махнул рукой на дверь и Кэш вышел. Через пять минут дед умер.
 


Подписаться на RSS рассылку

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Рустем Вахитов
Россия

Рустем Вахитов

Кандидат философских наук

Азимов: неизбежность госсоциализма

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Неудобная история или о чем молчит оппозиция: Василь Быков

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Невольник чести

К 220 годовщине со Дня рождения А.С.Пушкина

Владимир Мироненко
Беларусь

Владимир Мироненко

Публицист, художник

«Большевизм абсолютно, неминуемо, исторически предопределен»

В какие отрасли калининградской экономики может прийти бизнес из Беларуси?

"Белорусские инвесторы" - это оксюморон: в РБ нет ни крупных частных фирм ни свободных денег, которые нужно куда-то вкладывать. Я знаю только несколько транспортных фирм, которые

У Литвы и Польши нет денег на атомную энергетику

По-моему, после докладной записки Петра Капицы от 56г о бесперспективности энергетики от источников малой интенсивности (затраты на их обслуживание и инфраструктуру превышают доход

Удивительные победы прибалтийского губернатора

Скорее всего были брёвна связанные цепью, а моста не было.

Страсти по Костюшко и операция «Навет»:

"Силовые" не обязательно те, кого принято называть "силовиками". В более широком смысле - и то что называется "мягкая сила". А западные структуры на территории РБ работают именно ч

Вымершие народы Прибалтики, которые зовут за собой

Для литовцев и для латышей это не ответ Носовичу. А в вашей роли это и вовсе жалкая попытка отгавкнуться, которая точно не получилась.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.