Наука и жизнь

19.07.2019

Юрий Терех
Беларусь

Юрий Терех

Препарация одной диссертации

Препарация одной диссертации
  • Участники дискуссии:

    6
    19
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Это дополненная версия статьи, написанной для «СБ. Беларусь Сегодня». Место на бумаге к сожалению, ограничено, а иногда еще много всего хочется сказать…

Чуть меньше ссылок на источники, чуть больше рассуждений…

В детстве я любил обмотать спичку фольгой, воткнуть ее в землю и поджечь. Получалась небольшая ракета. И когда мои поделки взлетали, я гордо называл себя ракетчиком. Можно ли теперь говорить, что я немного разбираюсь в ракетостроении? Впрочем, речь сегодня пойдет не о ракетчиках, а об историках. Точнее, всего об одном историке, правда, совершенно уникальном.

Знакомьтесь — Кузнецов Игорь Николаевич.

Кандидат исторических наук, доцент кафедры БГУ. Основные направления его научных исследований, согласно информации, размещенной на сайте БГУ — «история политических репрессий 1920—1990-х гг. в СССР и Беларуси, история начального периода Великой Отечественной войны». Да и диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук, как написано на том же сайте, он защитил по теме "Массовые репрессии в 1930-е годы и реабилитация жертв террора". Согласитесь, тема очень широкая, и диссертация по такой теме, прямо скажем внушает.



Диссертацией этой Игорь Николаевич гордится просто безмерно, величает себя единственным дипломированным специалистом по истории репрессий в Беларуси. С его слов, за последние 24 года в Беларуси никто так и не защитил ни одной такой же диссертации. Да и в целом, так глубоко и серьезно как он, историей репрессий никто не владеет.

Вот, что сам Игорь Николаевич о себе говорит, «Простите, но Кузнецов на сегодня — единственный дипломированный специалист по истории репрессий».



Я конечно понимаю, что он большая научная величина, но говорить о себе в третьем лице, как по мне немного перебор.

И действительно, историей репрессий он занимается, находит новые захоронения, всего по Республике Беларусь аж 124 массовых захоронения жертв репрессий насчитал, вычисляет количество там погребенных, уточняет количество жертв в уже известных захоронениях. По его расчетам, количество жертв примерно в десять раз превышает данные официальной статистики. При этом, для расчётов он пользуется собственными уникальными методиками, и выдает общественности уже готовые результаты.

К примеру, не так давно он подсчитал количество жертв, захороненных в Куропатах, цитата
 
— «Средняя цифра, согласно моим подсчетам, реальная абсолютно, — не менее 95-100 тысяч».

Вообще, Куропаты — одна из его любимых тем. Он часто о них пишет, участвовал в очень забавном семинаре, где постановили, что официальные цифры действительности не соответствуют, сколько там жертв участники семинара не знают, но решили, что официальные цифры необоснованные, не вызывают доверия, и несут угрозу мемориалу…
 
А когда кто-то пытается эти фантастические цифры оспорить, или хотя бы уточнить методику подсчетов, Игорь Николаевич сообщает, что дискутировать готов только с равными, а равных ему попросту нет.
Чтобы хотя бы приблизиться и быть удостоенным дискуссии, надо защитить диссертацию как у него, а с «не специалистами» дискутировать он не готов.

Признаться, я и сам с ним дискутировать пытался. Мне была очень интересна его методика подсчета жертв в захоронениях, хотелось разобраться, как именно он к своим выводам приходит. И еще было очень любопытно, каким образом можно без раскопок и документов неизвестные ранее захоронения обнаруживать, особенно под свалками, да еще и примерное количество жертв там узнавать.

Но диспут закончился на первых сомнениях в его цифрах, потому как у меня всего лишь высшее образование, без научных степеней. Мне было предложено написать диссертацию по теме, или книгу, и после этого приходить.

И при этом, Игорь Николаевич не стесняется доктора наук, члена — корреспондента Национальной Академии Наук Беларуси, упрекать в неверном выборе источников,

— «Марзалюк озвучивает информацию Адамушко. Он же доктор наук, член-корреспондент Академии Наук. Как же можно озвучивать цифры 1994 года через 25 лет? Я говорю как человек, который 30 лет занимается этими проблемами. Это аморально.»

И вот тут мне не совсем понятно, каким образом исторические факты будут изменяться с течением времени? Если конечно историю не переписывать.

И еще интересный момент, раз человек с высшим образованием, недостаточно грамотен, что бы Игорь Николаевич удостоил его дискуссии, то сам Кузнецов, на доктора наук, да еще и член-корреспондента НАН Беларуси, и посмотреть криво не может, а поди ж ты, еще и поучает, какими источниками пользоваться… И да, Академия Наук — это станция метро. А то, где можно быть академиком, правильно называется — Национальная Академия Наук Беларуси, это так, на заметку тем, кто не в курсе.

А уж как он журналистов не любит… Не всех, конечно, а только тех, которые не совсем доверяют его выводам и цифрам. Стоит появиться публикации, где в истинности кузнецовских догматов сомневаются, как наш историк бросается в бой. Сомневающихся он громогласно предает анафеме, продолжая заявлять, что он «единственный дипломированный специалист по истории репрессий в Беларуси», и только он в этой теме действительно разбирается. А лучше, или хотя бы так же разбираться никто не может, поскольку такую уникальную диссертацию, как у него, больше никто не защищал.

И ладно бы, он просто свою точку зрения отстаивал, все на это право имеют, и эксцентричным быть никто не запрещает, пока закон не нарушаешь. Ну вот нравится историку постоянно всуе свою диссертацию поминать, защищенную в далеком городе Томске аж в 1992 году, так в общем то и на здоровье. Хоть с флагом ходи, на котором диссертация изображена, не возбраняется.

Но ведь грозными окриками в СМИ защиту своей позиции историк Кузнецов не ограничивает…

Редакторам изданий, допустившим публикацию «неправильного» мнения, начинают поступать письма с требованием написанное опровергнуть, а перед историком извиниться. Поскольку сомнения в его правоте историка оскорбляют. И порочат его деловую репутацию. А сам Игорь Николаевич, вместо отстаивания своей точки зрения, начинает ябедничать на обидчиков в «независимые» СМИ.

Причем, выбирает он самые «независимые», иногда даже расположенные в другой стране. И те, конечно, за его честь и достоинство заступаются. Вот к примеру, небезызвестная «Хартия 97» пишет:

«Игорю Кузнецову не раз приходилось сталкиваться с обвинениями в фальсификациях данных по репрессиям в Беларуси и даже отстаивать свои честь, достоинство и деловую репутацию в суде. Но дело в том, что все нападки на дипломированного специалиста исходили от людей, абсолютно несведущих не то что в теме репрессий, но и в истории вообще.

Вот и 17 апреля на сайте «СБ» была опубликована статья Андрея Муковозчика «Лжеисторики». Автор поставил под сомнение профпригодность исследователей сталинских репрессий, которые озвучивают альтернативную государственной версию расстрелов в Куропатах
».

Выходит, что нельзя несведущим в истории гражданам сомневаться в истинности выводов дипломированного специалиста: диссертацией не вышли.

И в суд подавать на высказавших свое мнение Игорь Николаевич не стесняется.

Не так давно Кузнецов подавал иск к газете «Коммунист Беларуси» и автору Андрею Лазуткину, за материал с сомнениями о захоронениях под свалкой, и цитаты его огорчившие. Ну а в процессе и остальные свои обиды предъявил, за прошлые материалы.

Еще раз, внимательно, сначала Кузнецов дистанционно обнаружил захоронение под свалкой, а когда в его выводах усомнились, вместо подтверждения своих теорий фактами, подал в суд… Хотя, казалось бы, аренда маленького экскаватора с доставкой стоит около 40 рублей в час, с помойки экскаватор скорее всего не прогонят, коммуникаций в земле там точно нет. Уверен, что человек защитивший диссертацию с подобной машиной справится сможет. За час можно кубометр костей накопать, ну если там и правда захоронение.

Административное нарушение конечно будет, но, если яму в помойке потом за собой зарыть, претензий скорее всего и не предъявят. С другой стороны, научная сенсация, мировая известность, подтверждение собственной правоты, новое массовое захоронение…

А можно было и совсем законно поступить, прийти с заявлением к чиновнику за свалку ответственному, так мол и так, ученый я, изучаю популяцию червячков под свалками, разрешите на вашей замечательной свалке червячков накопать с разных глубин в нескольких местах. Разрешат же… Ну а если захоронение не найдется, так хоть на рыбалку сходить можно будет…

Но нет, он предпочитает в суд подать.
 
Правда, в суде его излюбленный довод не работает — там по закону судят, а не по диссертациям, так что выигранных судов в активе нашего героя пока нет.
А как крайняя мера от историка — заявление о клевете в прокуратуру (об этом нам уже «Новы Час» поведал):

«С просьбой о возбуждении производства в прокуратуру Советского района Минска обращался историк, исследователь советских репрессий Игорь Кузнецов. Он добивался привлечения к ответственности за клевету автора государственного издания «СБ. Беларусь Сегодня» Андрея Муковозчика, который в своей статье назвал Кузнецова «лжеисториком».

Позволю себе привести выдержку из заявления, Игорь Николаевич, решил сделать свое завлени публичным, что уже о многом говорит:

«В данной публикации А.Муковозчик, используя средство массовой информации, распространил обо мне заведомо ложные сведения о том, что кандидат наук Игорь Кузнецов является лжеисториком, «историком». Эти сведения не соответствуют действительности, порочат мою честь, достоинство и деловую репутацию как кандидата исторических наук, дипломированного специалиста по истории советских репрессий».

Что характерно, прокуратура, проведя проверку, нарушений законодательства не выявила.
 
Вот такой вот колосс-историк у нас образовался, взобрался на пик репрессий тридцатых годов, и любого желающего к этой вершине приблизиться, сразу бьет по голове кованым сапогом своей диссертации.
Уверен, я не первый, кому в современной Беларуси захотелось с содержимым этой славной диссертации ознакомиться. Но я, пожалуй, первый, кому удалось ознакомиться с текстом автореферата диссертации.

И знаете, это было сложно. Томск 1992 год, про цифру и речи идти не могло, понятно, что где-то в одной из областных библиотек рукопись лежит, но вот как узнать где, а тем более добыть… Уверен, если бы не помощь томского библиотекаря, искренне преданного своей работе, мои поиски успехом скорее всего не увенчались бы. Ну а правда, иностранец ищет какую-то рукопись «до цифровой эпохи», с названием, которого в каталоге нет, ну вот смысл вообще время на него тратить?

Признаюсь честно, после ознакомления с авторефератом, я не счел нужным ехать в Национальную библиотеку Беларуси, палить бензин, заказывать распечатку работы из Томска, ждать, оплачивать печать двухсот с лишним страниц, все и так понятно стало. Но, любой желающий, может этот путь продолжить.

Я просто хотел ознакомиться с работой, посмотреть, что же за диссертация такая уникальная, к знаниям великого историка приобщиться, в методиках его, время опередивших разобраться…
 
Когда прочитал титульный лист, ощущения были, как от удара по голове. Я сразу подумал, что мне показалось, и перечитал несколько раз. Дело в том, что на самом деле диссертация нашего уникального историка называется так: «Массовые репрессии на территории Западной Сибири в 1930-е годы и реабилитация жертв террора».


Если взять глобус, и разрезать его на четыре части, то на одном краю такой дольки будет Беларусь, а на другом Западная Сибирь. С библиотекой, где хранится рукопись, общаться приходилось по ночам — вот сколько между нами часовых поясов. И дело не только в названии. В самой работе ее география определена совершенно четко — «Кемеровская, Новосибирская и Томская области», там еще Монголия рядом.

И мне совершенно непонятно, какое вообще отношение данная диссертация имеет к территории Республики Беларусь? На каком основании Кузнецов называет себя специалистом по репрессиям на нашей земле? Колосс оказался даже не на глиняных ногах, а вообще без ног — не на что ему опираться…

Я не могу отрицать, что в истории репрессий на территории Западной Сибири этот историк, возможно, разбирается. Видимо, знает, как комиссары противостояли медведям, а «кулаки» по таежным лесам зерно от народа прятали. Но это все было там, в четверти глобуса от нас. А к репрессиям на территории всего СССР он имеет примерно такое же отношение, как я к ракетостроению. Нельзя, ознакомившись с процессом выдалбливания лодки из осины, называть себя крупным кораблестроителем. Равно как нельзя, изучив весьма узкую область, причислять себя к специалистам по всему предмету.

Потом я перевернул страничку и прочел оборотную сторону обложки. Оказывается, у соискателя ученой степени Кузнецова научным руководителем был… профессор Кузнецов. Я очень надеюсь, что это просто однофамилец, иначе совсем некрасиво получится.

К слову, семья того самого профессора была раскулачена в 1929 ом, отец осужден без права переписки, а его самого с матерью и братьями сослали в Нарымский округ (около пятисот километров севернее Новосибирска). На этом фоне появление подобных диссертаций под его руководством становится понятным. Но профессора я не осуждаю, сам злопамятный. А еще и начало девяностых, все вдруг можно стало, как тут старые семейные обиды не припомнить…

***
Итак, Игорь Николаевич оскорбляется, когда его называют «лжеисториком» и «фальсификатором». Но ведь он даже название собственной диссертации, подкорректировал! И если ученый позволяет себе подобные манипуляции с собственными трудами, можно представить, насколько бережно он будет относится к историческим фактам.

Как же можно теперь доверять выводам подобного ученого? И чему такой преподаватель сможет научить студентов? Писать на оппонентов кляузы в прокуратуру и ябедничать в «независимые» СМИ, вместо отстаивания своей позиции в дискуссии?
 

Также мне очень интересно, почему на официальном сайте БГУ указано неверное название диссертации. Это людей умышленно вводят в заблуждение, дабы доцент солиднее смотрелся? Или сам Игорь Николаевич руководство университета несколько дезинформировал при устройстве на работу?
 

В одном Кузнецов оказался прав, его диссертация действительно уникальна: за последние 24 года в Беларуси никто так и не защитил ни одной научной работы по массовым репрессиям на территории Западной Сибири.

P.S.

Оригинальная статья вышла несколько раньше, и я уже успел услышать много разных интересных теорий о причинах выхода данного материала. Что мне хотелось бы сказать, о всех этих предположениях. С идиотами я спорить конечно не собираюсь, просто хочу привести несколько фактов.

Я не чиновник и не госслужащий. Я не работаю в государственной организации. Я не являюсь штатным сотрудником «СБ. Беларусь Сегодня», я просто автор. Если редакция находит мои авторские материалы заслуживающими внимания, материалы публикуются, это всё, что я могу сказать любителям теорий заговоров.

И знаете, я уже и от шуток над ними воздерживаюсь. А то ведь опубликуют ответ, что мне обещали докторскую степень, огнемет и индульгенцию. После Никиты Концевого я уже ничему не удивлюсь.

И да, если я вдруг в ближайшее время стану доктором наук, это просто совпадение.
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Роман Рудь
Беларусь

Роман Рудь

Журналист

Как отдельные «историки» пытаются обелить нацистов

Юрий Терех
Беларусь

Юрий Терех

КУЛАКИ

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Несвижское восстание поднятое поляками против белорусов

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Как оппозиция перешла на сторону Наполеона

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.