Лечебник истории

06.07.2019

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

​Последний король

К 450-летию Речи Посполитой

​Последний король
  • Участники дискуссии:

    5
    11
  • Последняя реплика:

    11 дней назад


Прошлое Польши более всего полно противоречий, так как многие поведенческие линии её элит с исторической точки зрения были лишены всякой логики. Такое происходит, когда страна приобретает странный жизненный уклад, попадает в зависимость от крупных собственников-инородцев и нарывается на противостояние с сильными соседями, путая друзей с врагами.

В своих статьях «Кто виноват» и «Анатомия лжи» я касался польской темы, потому сегодня разговор, главным образом, пойдёт о последнем польском короле Станиславе Августе Понятовском — одном из немногих чистокровных поляков, правивших этой удивительной страной.

Для полноты понимания сначала всё же обозначим наиболее крупные этапы эволюции польской государственности.

В 966 году князь славянского племени полян Мешко принял христианство западного образца, что имело далеко идущие последствия. Как результат, поляне и их государство выжили, а вот судьба других западнославянских языческих племен, не принявших новую религию, была трагичной — со временем они были либо уничтожены, либо ассимилированы. Много народу ушло на восток и покинуло свою родину навсегда.


Мешко

Решение Мешко при посредничестве чехов креститься по западному образцу ввело Польшу в орбиту западной латинской цивилизации, и этот факт стал символической датой основания польского государства — случай сам по себе уникальный.

Как же жили поляне в то забубенное время?

Испанский еврей-путешественник Ибрагим ибн-Якуб, посетивший ряд стран Европы в конце первого тысячелетия, оставил такой отзыв о польском государстве:
 
«Что касается страны Мешко, то она является самой протяженной из славянских стран, богата зерном, мясом, медом и рыбой.

Он (Мешко) взимает в чеканенной монете налоги, которые обеспечивают содержание его людей. Каждый месяц каждый получает из них определенную сумму. Он имеет 3000 латников, а это такие бойцы, что их сотня стоит 10 тысяч прочих. Он дает людям одежду, коней, оружие и все, в чем они нуждаются.

Если у одного из них родится ребенок, то независимо от того, является ли он мужского или женского пола, король приказывает сразу выделить содержание. Когда же ребенок достигает половой зрелости, то, если он мужского пола, король находит ему жену, и уплачивает отцу девушки брачный дар. Если же это девушка, то король выдает её замуж и дает брачный дар её отцу.

Свадебный дар у славян большой, и их обычай в этом отношении аналогичен берберскому».

Как видим, в стране в те времена при жёстком правлении существовало относительно справедливое жизненное устройство, явившееся залогом социальной стабильности и возрастания мощи государства.


Владения князя Мешко

Принятие христианства и войны с язычниками совсем не означали мирного сосуществования с другими христианскими государствами. Одним из крупнейших средневековых военных конфликтов в восточной части Европы стало столкновение Польши с Тевтонским орденом. Как мы помним, орден изначально возник как военное монашеское братство для борьбы с мусульманами на Ближнем Востоке, однако после крестового похода против прусских язычников выбрал восточный вектор экспансии.
 
К несчастью польский князь Конрад Мазовецкий (1187 — 1247) умудрился пригласить крестоносцев помочь ему обратить в христианство некоторые особенно заядлые языческие племена, и это необдуманное решение стало судьбоносным.
Опираясь на поддержку Священной Римской империи, рыцари заняли обширные территории современной Польши, Литвы, Латвии и Эстонии, создав независимое монашеское Государство Тевтонского ордена, призванное «нести цивилизацию», а значит — воевать.

Забегая вперёд, заметим, что противостояние Ордену потребовало от Польши огромных усилий, и в конце концов Грюнвальдская битва 15 июля 1410 года положила конец безраздельному господству иноземного рыцарства.

Но тогда крестоносцев не дожали, и победа не привела к полному исчезновению угрозы. В 1525 году Орденское государство трансформировалось в светское герцогство Пруссия, а несколько позже слилось с заклятым врагом поляков — Бранденбургским курфюршеством, чтобы в будущем сыграть первейшую роль в разделах Речи Посполитой.

Но это было потом, а ближе к средине XIV века случился ещё один поворот, начавшийся вроде бы с рядового события. Коронованный в 1333 году Казимир Великий (1310 — 1370) потерял голову от еврейской девушки Эстерки. Эстерка родила королю двух дочерей‚ которые остались еврейками‚ а сыновья по имени Немир и Пелка были воспитаны в христианской вере и стали родоначальниками знатных польских фамилий. О непопулярности затеи короля говорит тот факт, что при его преемнике Людовике Венгерском Эстерку убили.

Справедливости ради следует отметить, что Казимир поощрял не только евреев‚ но и представителей других народов‚ которые развивали внешнюю торговлю Польши и расширяли польские города. Понимая важность внутреннего консенсуса в стране, он старался заботиться об интересах всех сословий, потому шляхта называла его «королем холопов».

Политика Казимира на том этапе была сбалансированной и успешной, потому и говорили‚ что «он застал Польшу деревянной, а оставил ее каменной».

В 1364 году король «склонился на просьбу евреев‚ живущих во всех городах Польского государства» ‚ и желая увеличить выгоды своей казны‚ выдал грамоту в пользу евреев всей Польши. Грамота указывала: «Каждый еврей может свободно и безопасно переезжать без всякого препятствия и остановки из города в город‚ из провинции в провинцию нашего королевства‚ и с совершенной безопасностью может везти и нести с собой свое имущество или товары‚ продавать‚ покупать и менять... а пошлину платить не больше, чем христиане».

В 1367 году эти привилегии в расширенном виде были распространены и на завоёванные территории — Червонную Русь со Львовом и часть Волыни.
 
Привилегии Казимира Великого были в то время единственным в Европе примером терпимости по отношению к евреям.
В столице королевства — Кракове богатые евреи занимались денежными операциями‚ покупали и продавали земельные участки и дома, кредитовали высших сановников‚ духовенство, мещан. Один из них‚ некий Левко‚ стал банкиром короля‚ заведовал соляными копями и даже монетным двором. Дошло до того, что крупные банкиры-евреи брали на откуп разные отрасли государственных доходов и даже засветились как сборщики налогов. 

Однако в целом же по стране основная еврейская масса тогда ещё состояла из мелких торговцев и кредиторов‚ которые оперировали не столь значительными суммами.

Примерно то же самое происходило и в Великом княжестве Литовском, занимавшем территорию от Балтийского до Черного моря. Сначала евреи поселились в Киеве и в других городах‚ которые Литва отвоевала у татар, потом появились в Гродно‚ Бресте‚ Троках и Луцке. В 1388 году великий князь Витовт издал грамоту с привилегиями для литовских евреев‚ похожую на королевские установления Казимира Великого.

Евреи Литвы непосредственно подчинялись великому князю, у них было автономное управление внутренними делами общин, свой суд‚ свобода торговли наравне с христианами‚ одинаковые пошлины и право беспрепятственных кредитных операций.

В городах и крупных поселениях тут же стали множиться лавки‚ портняжные мастерские‚ кузницы с красильнями‚ и непременные бани‚ «которые дозволялось топить во всякое время‚ когда надумают мыться». Страна покрылась местечковой сетью шинков и постоялых дворов, где шла бойкая торговля спиртным.
Одновременно следует понимать, что Речь Посполитая того периода была одним из первых федеративных государств в Европе, своеобразным конгломератом достаточно самостоятельных земель и воеводств, где проводилась политика этнической терпимости.
Это современная Польша — практически моноэтническая и преимущественно католическая страна, а тогда она была настоящим плавильным котлом культур, так как на польских землях проживали поляки, украинцы, белорусы, литовцы, евреи, татары, армяне, немцы и другие более мелкие народности.

Следует особо заметить, что Речь Посполитая была единственной европейской страной с историческим мусульманским населением.


Молитвенная книга польских татар 19 века

Польские или литовские татары, осевшие в Польше ещё в XIV столетии, довольно скоро забыли язык предков и перешли на доминирующий язык — польский или белорусский. Тем не менее, они по-прежнему придерживались мусульманской традиции, создав весьма необычную разновидность ислама — их религиозные книги были написаны по-польски или по-белорусски арабскими буквами.

Татары внесли значительный вклад в ключевые военные победы — начиная с Грюнвальдской битвы. Свидетельством их вклада в польскую культуру являлась мода — шляхта одевалась в наряды, похожие на турецкие. У некоторых известных польских деятелей культуры, включая Генрика Сенкевича, были татарские корни.

Но вернёмся к истокам демократии польского пошиба.

Депутат Сейма являлся в первую очередь представителем собиравшейся на местных сеймиках шляхты и считал себя выразителем интересов тех мест, откуда попал в Сейм. Как ни старался коронный канцлер Ян Оцеский призвать депутатов Сейма к пониманию того, что они «только выбираются воеводствами, но являются депутатами всей Речи Посполитой», его призывы реакции не имели.

Такая политика привела к тому, что государство постепенно пришло в нестабильное состояние. То здесь, то там происходили бунты и погромы. Подливало масла в огонь и польское духовенство.

Для того, чтобы поправить ситуацию, нужно было отвлечь общество от скопившихся проблем, а лучшего способа, чем затеять разборки с соседями, ещё никто не придумал. 

Начало далеко идущим планам было положено в 1569 году, когда в соответствии с Люблинской унией была создана федерация Королевства польского и ВКЛ, которую для простоты окрестили Речью Посполитой Двух Народов. В соответствии с унией украинские земли отошли к Королевству Польскому.

Следует отметить, что в момент образования Речь Посполитая находилась в состоянии тяжёлой войны с Московией, но не очень удачное её начало всё же увенчалось заключением выгодного для поляков Ям-Запольского мира.

После смерти Стефана Батория в 1586 году разногласия по поводу выборов нового короля привели к вторжению австрияков, которых удалось разбить с пленением эрцгерцога Максимилиана. На другом конце государства восстало казачество, которое, несмотря на неудачу их предводителей Косинского и Наливайко, составляло серьёзную политическую силу.

В начале XVII века польская внешняя политика становится ещё более агрессивной.

Король Сигизмунд III настолько уверовал в свои силы, что ввязался в войны одновременно против России, Швеции и Османской империи. Помимо того раззадоренная шляхта, не всегда покорная королю, приняла участие в войнах магнатов за установление контроля над Молдавией, а польские воинские формирования были даже участниками Тридцатилетней войны на территории Священной Римской империи и имели определённый успех.

Именно тогда возникла идея-фикс реализовать политический проект превращения конфедерации народов Королевства Польского и ВКЛ  в триединое государство — Речь Посполитую Трёх Народов путём присоединения к Польше русских земель, некогда находившихся в составе Киевской Руси.


Речь Посполитая трех народов

Реализации проекта помешала политика панства на украинских землях, которая привела в 1654 году к восстанию казачества под предводительством Богдана Хмельницкого.

Запоздалая попытка поляков и гетмана Ивана Выговского заключить так называемый Годячский договор от 1658 года, по которому на базе Киевского, Черниговского и Брацлавского воеводств должно быть создано Великое княжество Русское как третий субъект Речи Посполитой, провалилась.

Государство оказалось на краю гибели, и только удачливый польский король Ян II Казимир Ваза сумел тогда удержать страну от больших неприятностей. 

Польша смогла не только сохранить суверенитет, но и упрочить политический вес в Европе благодаря успешному правлению преемника Вазы - Яна III Собеского. Он одержал победу в битве с австрияками под стенами Вены и положил конец экспансии Османской империи в Европе — а это уже геополитическое достижение.

Однако в 1696 году Ян ІІІ Собеский умирает и из всех претендентов на польский трон Сейм выбрал 27-летнего саксонского курфюста Фридриха Августа Веттина, наречённого Августом II Сильным

Сильным он был не в государственных делах, а в прямом смысле — о его недюжинной физической силе и огромном количестве покорённых женских сердец и внебрачных детей ходили легенды. Очевидцы утверждали, что Август двумя пальцами поднимал с земли длинное и тяжелое ружье, а летом 1698 года одним ударом сабли отрубил голову быку и подарил клинок Петру Великому.

Часто говорят о просвещенном абсолютистском правлении Августа, но при этом не следует забывать, что именно он втянул своих подданных в роковую двадцатилетнюю Северную войну.


Северная война

К моменту вступления в войну Речь Посполита переживали кризис — между королем и магнатами в 1715-16 годах шла постоянная борьба, вылившаяся в две конфедерации шляхты, а в ВКЛ по сути дела шла гражданская война между Сапегами и Виленской магнатской конфедерацией. В ходе этого противоборства польско-литовская шляхта, как и следовало ожидать, разделилась на пророссийскую и прошведскую партии, в результате чего территория Речи Посполитой стала ареной борьбы двух мощных иноземных армий, что привело к большим имущественным и людским потерям, особенно на восточных территориях.
 
В ходе войны Август Сильный вёл двойную игру, подыгрывая то шведам, то русским.
В конце концов в 1706 году, после ряда поражений от шведского короля Карла XII, он отказался от польской короны, которая, кстати, была возвращена ему по требованию русского царя Петра I после разгрома шведов под Полтавой.

Не имела результата и внутренняя борьба Августа Сильного за установление в Речи Посполитой абсолютной монархии. Его конфликт с Сеймом закончился поражением, и он был вынужден согласиться с решениями «Немого сейма» 1717 года, ещё более ограничившего королевскую власть.

В данном случае можно согласиться с мнением либерального историка Анатолия Тараса:

«Огромное государство потерпело демографическую и экономическую катастрофу только потому, что занявший трон саксонский курфюрст Август втянул его в конфликт, преследовавший интересы совсем иного государства — Саксонии». 

Заметим, что это не первый и не последний случай в польской истории.
 
По итогам войны Швеция утратила своё былое могущество, а Россия получила выход к Балтийскому морю. Именно с этих пор Речь Посполита фактически попадает под протекторат России.
Самой большой обузой в развитии государства стал принцип Liberum veto, препятствовавший проведению любых реформ, включая вооружённые силы, что вновь поставило под угрозу дальнейшее существование Речи Посполитой.

И вот сейчас самое время перейти к главной теме — правлению последнего польского короля Станислава Августа Понятовского, взошедшего на престол в 1763 году при активной поддержке Екатерины Великой.
 

На тот момент в этом не было ошибки — корону приобрёл чистокровный, всесторонне образованный поляк, который достаточно пожил во Франции, Англии и России, детально изучил, что такое европейский парламентаризм, и в первые десятилетия правления много сделал для своей Отчизны.
 

Его роль в развитии страны незаслуженно приуменьшена, но с другой стороны, именно его непоследовательность и склонность к интригам привела к тому, что Речь Посполитая в конце XVIII века приказала долго жить.


Место рождения Станисла Августа Понятовского

Не будем останавливаться на краткосрочном романе Понятовского с Екатериной Великой до его восхождения на престол, скажем лишь, что он был почтителен к ней всю свою жизнь, а некоторые полагают, что безнадёжно любил.

Первые годы правления Понятовского были в целом успешными, но в феврале 1768 года шляхта, недовольная пророссийской политикой короля, образовала римско-католическую Барскую конфедерацию, которая объявила сейм распущенным и подняла восстание, успеха не имевшее.

Уже к осени 1771 года Южная Польша и Галиция были очищены от конфедератов.

Не желая допустить захват Россией всех польско-литовских земель и усиления русского влияния в Молдавии и Валахии, король Пруссии Фридрих II Великий предложил России раздел Польши. Екатерина была не против, и к России отошла часть Прибалтики, восточная Белоруссия, включая Витебск, Полоцк и Мстиславль. Пруссия и Австрия также получили солидные куски прилегающих к ним территорий.
 

В секретном соглашении, тем не менее, подтверждалось сохранение неизменности законов Речи Посполитой. По этой и другим причинам этот раздел Польши я бы таковым не называл, так как фактически это была обычная аннексия приграничных её областей, где польское население было в меньшинстве.
 
 
Что до короля, то его роль после упомянутых событий в гуманитарном аспекте будет правильно охарактеризовать так: Понятовский — отец польского Просвещения.

Им было открыто целый ряд учебных заведений, театров, журналов и других центров интеллектуального развития. К тому же он сам являл пример и состоял членом Санкт-Петербургской и Берлинской академий.

Имея хороший вкус, Понятовский участвовал в обсуждении всех значительных архитектурных проектов, включая перепланировку Варшавы по французскому образцу и реконструкцию королевских дворцов, над которой трудились лучшие декораторы Европы.

С 1770 года он по четвергам устраивал обеды, на которые приглашались видные представители культуры и науки, заезжие знаменитости, которые обменивались мнениями с королём, а потом, в отсутствие дам, обсуждались и политические вопросы.
 

В его галерее было 2,5 тысячи полотен итальянской, немецкой, голландской и фламандской школы, а в Королевской библиотеке насчитывалось более 20 тысяч томов и коллекция в 54 тысячи медалей, минералов, астрономических инструментов и разных редкостей.
 

В области промышленности король активно способствовал развитию горнорудного дела и литейной промышленности, реформировал армию, основал ткацкие мануфактуры.

Он даже попытался создать независимый от Рима польский католический Синод, но не рассчитал степень влияния Святого Престола в стране и вынужден был уступить.

Проблемы начались с того, что Екатерина Великая в 1784-1786 годах тяжело заболела, и это невозможно было скрыть от европейских дворов. Её отставной, но по-прежнему всесильный фаворит Григорий Потёмкин стал подумывать о том, как забраться на польский престол, понимая, что при Павле ему в столице несдобровать.


Потемкин и Екатерина

Пытаясь развеять сомнения в её здоровье, в 1786 году Екатерина в сопровождении иностранных послов и нескольких государей предпринимает поездку в Крым. 

Понятовский ищет с ней встречи, но получает лишь короткую аудиенцию в Каневе, хотя готовил приём с парадом и рассчитывал на обстоятельный разговор. В ответ на его предложения об оборонительном союзе против Пруссии, незадолго до этого лишившейся Фридриха Великого, и просьбы содействовать укреплению королевской власти в Польше Екатерина ничего не пообещала, высказав лишь заверения в дружбе «к Вам и Вашему государству».

Понятовский был крайне расстроен, а Потёмкин начал активные действия. Через верных людей он стал скупать земли, группировать сторонников и искать подходящую кандидатуру королевской породы для заключения брака.

Последний вопрос оказался самым трудноразрешимым, так как по линии Августа ІІІ в саксонском доме Веттинов, бывших в глазах Европы законными претендентами на польскую корону, подходящей по возросту невесты не нашлось. Та же ситуация сложилась и в других европейских дворах, хотя бы косвенно имевших отношение к польской короне. Поиски невесты привели обратно в Польшу, но у популярного Яна ІІІ Собеского прямых потомков по женской линии не было, да и действующий король Станислав Понятовский не мог найти подходящую партию и был холост.

Наконец-то что-то прояснилось. Вполне подходящей оказалась племянница короля, единственная дочь покойного фельдмаршала Анджея Понятовского Мария Тереза — к тому же, княжна Священной Римской империи. Потёмкин даже заказал её портрет. Его не очень беспокоило, что красавица уж десять лет, как замужем. Тем более, что с мужем — сыном литовского магната Тышкевича, Винцентом, она давно не жила.

Тышкевичу предложили такие отступные, что он сам поехал к жене в Вену уговаривать её развестись.

Все эти игры всерьёз обеспокоили Станислава Понятовского, который сразу же разгадал их цель. К тому же по понятным причинам он не питал больших симпатий к Потёмкину как бывшему фавориту Екатерины Великой. Сам Понятовский был в расцвете сил и если подумывал о возможной смене, то видел на польском престоле сына своего старшего брата — тоже Станислава, который в то время был генерал-лейтенантом и губернатором Подолии.

Влияние Потёмкина росло, так как завоевать раположение польской аристократии и депутатов Сейма не составляло большого труда.

Вот как описывает ситуацию прусский посол в Варшаве Август фон дер Гольц:
 
«Вельможи, постояно недовольные, в постоянном соперничестве друг с другом, гоняются за пенсиями иностранных дворов, чтобы подкапываться под своё Отечество.

Потоцкие, Радзивиллы, Любомирские разорились вконец от расточительности. Князь Адам Чарторыйский часть своего хлеба съел на корню. Остальная шляхта всегда готова служить тому двору, который больше заплатит. В столице нарастает роскошь, в в провинциях — бедность
».

Нет сомнения, что Понятовский трезво оценивал ситуацию.

Пытаясь отвлечь Потёмкина от брачных намерений, он устраивает ему знакомство с известыми красавицами — авантюристкой Софьей де Витт и актрисой Екатериной Томатис.

Но Потёмкина не столько отвлекли красавицы сколько начавшаяся в 1787 году война с турками, а в 1788 году — ещё и со шведами.

Трезво оценивая ситуацию, Понятовский попытался воспользоваться политическими инструментами и, преследуя лишь одну цель — сделать польскую корону наследуемой, поддержал реформаторов. К тому же и прусский король предложил Понятовскому избавление от российской зависимости взамен на Гданьск и Торунь.

Тогда Потёмкин предпринимает встречный ход и просит императрицу «…по увенчании успехами предприятий ваших, уделить и Польше, а именно землю, лежащую между рек Днепр и Буг». Этим он намеревался поправить дела промотавшейся польской шляхты и тем самым приобрести как можно больше сторонников в Сейме.

Но польские дамы в окружении Потёмкина доложили о его планах Понятовскому. Тот запаниковал и совершил несколько рискованных ходов.

Намереваясь сорвать планы Потёмкина, он попытался столкнуть Петербург и Вену и в проекте союзного договора умышленно указал в качестве желаемого приобретения Бессарабию, а также некоторые земли Молдавии. И здесь он не прогадал.

А тем временем в октябре 1788 года в Варшаве собрался Сейм, вошедший в историю как Четырёхлетний.

Приуроченное к его началу открытие памятника победителю турок Яну ІІІ Собесскому в то время, как Россия вела с ними войну, можно было воспринимать как насмешку, но Петербург не отреагировал. Ведь на Сейме должен был рассматриваться союзный договор с Россией, по которому она обязалась за свой кошт вооружить и содержать 20-тысячный польский армейский корпус целых 6 лет.

Как только этот вопрос был озвучен, прусский посланник обратился с нотой, что союз с Россией чреват столкновением Польши с Турцией и предложил полякам защиту от «всякого иностранного притеснения».

Реакцию шляхты историк С.М.Соловьёв зафиксировал таким образом:

«Невозможно было описать того восторга, с каким была встречена нота… всё, что было способно увлекаться громкими словами, блестящими надеждами, бросилось в Прусский лагерь».
 
☞ Продолжение следует


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Последний король (Часть 2)

К 450-летию Речи Посполитой

Всеволод Шимов
Беларусь

Всеволод Шимов

Доцент кафедры политологии БГУ

Какое отношение Беларусь имеет к Речи Посполитой?

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Польские учебники истории отрицают право белорусов на самоопределение

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Несвижское восстание поднятое поляками против белорусов

Четыре варианта для Молотова без Риббентропа: была ли альтернатива договору о ненападении между СССР и Германией?

У автора в этой «альтернативе» тоже много вопросительных знаков. ;)

Италия засудила украинского наемника на 24 года тюремного заключения

Надо было поскриптом указать что настоящие говнюки водились на Микс ньюс, а на имхо жалкие говнючата. Впрочем без электронной подписи все анонимы. Вот же как всё запутано - не то а

НА НЕТ И СУДА НЕТ. И НЕ БУДЕТ!

Я с тобой козлов не пас . На бубуку .

ВОЗВРАЩЕНИЕ СЧАСТЬЯ

Наверное, всё ещё можно процитировать источник статьи о счастье, на который я уже ссылался в реплике №39:"...Итак, к какому же выводу пришли учёные спустя семь с половиной десятиле

Без права на ошибку. К непростому вопросу построения Союзного государства

Вы прощены.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.