22.12.2021

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Порка языком

Власти Латвии признались в любви к репрессиям в школах

Порка языком
  • Участники дискуссии:

    16
    87
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Власти Латвии решили, что имеют право изъять преподавание на русском в школах, как когда-то давно разрешались физические наказания в Великобритании. Такая логическая операция не оставила никого равнодушным: ни ЕСПЧ, ни русскоязычных латвийцев.

Наконец-то правительство Латвии решилось на долгожданное признание. Госструктуры дали ответ на запрос со стороны ЕСПЧ, столкнувшегося с полутора сотнями исков со стороны родителей, недовольных массовым переводом русских школ на латышский язык.

Аргументация чиновников поражает здоровое воображение. Важно сделать оговорку – только здоровое.
Язык преподавания в школах Латвии сравнивается с телесными наказаниями. Латвийская сторона не без юридически мотивированного умысла рассуждает о прецеденте – деле "Кэмпбелл и другие против Великобритании", по итогам которого было признано, что публичное битье нерадивых школяров является частным случаем официально признанной практики, неотъемлемой частью местного образовательного стандарта.


Тряхнем анналами

Неплохо покопались латышские юристы на службе у бюрократической машины в пыльных судебных анналах. Имеется в виду дело двух шотландок Грэйс Кэмпбелл и Джейн Козанс, по которому ЕСПЧ 25 февраля 1982 года вынес приговор. Их сыновья – Гордон Кэмпбелл и Джеффри Козанс – регулярно подвергались телесному наказанию, которое, по мнению обеих родительниц, унижало их человеческое достоинство. Вот выдержка из судебного вердикта: "В данных школах наказание имело форму ударов по ладони кожаной плетью".

Согласитесь, приятного мало, когда учитель или его помощник стегают плеткой ученика по рукам при всем классе. Тем более слово "удар" звучит обтекаемо: ведь можно легонько шлепнуть непослушного ученика, а можно стегануть наотмашь, с размаху, не жалея сил, чтобы маленький непоседа навсегда запомнил, что значит не подчиняться законным требованиям любящего педагога.
Я (автор Александр Филей – прим. Baltnews) до сих пор помню сцену публичной экзекуции, которую устроил учитель над всем известным Томом Сойером. Пусть даже не в Англии, а в Америке. Впечатления от прочитанного много лет назад до сих пор сильны.


"А нас пороли в детстве"

Кстати, у меня когда-то на экскурсии были британские туристы, которые признавались, что в их школьную пору, что пришлась на 1980-е годы, их подвергали публичным телесным наказаниям.

Слава свободной Англии. Спасибо Маргарет Тэтчер за наше счастливое детство. Правда, отметим, что при "железной леди" были введены и первые запреты на применение телесных наказаний – в 1986 году, однако практика порки и прочих форм силового воздействия на школьников продолжалась в частных учебных заведениях Великобритании до 2003–2004 года.
Любопытно, что, согласно данным соцопросов, в наши дни около четверти всех учителей Соединенного Королевства считает, что детей пороть можно и нужно. Протестантская мораль – штука суровая. В семьях немецких протестантских курфюрстов очень любили привязывать своих непокорных отпрысков к ножкам стола и всыпать им по первое число. Вот и вырастали потом закомплексованные садисты.
Посмотрим, как с телесными наказаниями обстояли дела в России. Там еще законом от 17 апреля 1863 года были отменены телесные наказания как мера уголовного воздействия. Исключения составляли приговоры рецидивистам-каторжникам. Первым учебным заведением России, свободным от практики телесных наказаний, стал Царскосельский лицей, воспитавший плеяду выдающихся писателей, путешественников, философов и государственных деятелей.

Постепенно в России порочная традиция школьных экзекуций уходила в прошлое. В частности, телесные наказания для детей-учеников ремесленников были отменены 11 августа 1904 года. А Великая Октябрьская революция на законодательном уровне положила конец любым формам телесных наказаний в учебных заведениях. Но куда там суровой Советской России до демократического Туманного Альбиона...


"Тебя излупят плетками"

Впрочем, это все давняя история. Любопытны формулировки из приговора, на который ссылаются латвийские мастера казуистики.

Для горячих защитников массовой дискриминации русского населения особую ценность представляет следующий оборот:
В Шотландии, функции, осуществляемые государством, взявшим на себя обязанность по формированию общей политики в области образования, распространяются и на дисциплину в целом, и дисциплину в качестве составной части любой образовательной системы.
Это умозаключение суда стало важной находкой для кураторов латышизации русских школ. Здесь ведь все написано черным по белому. Мы, государство, формируем политику в области образования, а значит, то, что мы делаем, распространяется на всю образовательную систему. В общем, это наш метод. И с нами ничего не поделаешь.

Собственно, авторы пояснительной записки в адрес ЕСПЧ так и пишут:
Язык преподавания […] на самом деле является частью процесса, посредством которого школа, будь то частная или государственная, добивается цели, для которой создана – обеспечить образование детям, которое было бы признано и аттестовано государством.
Как всегда, с любовью к русским.

Когда я читаю нечто подобное, я всегда вспоминаю бессмертные слова одного из персонажей фильма "Про Красную шапочку": "Тебя излупят плетками, и ты залюбишь меня, как миленькая". В данном контексте упоминание плетки обретает особую актуальность.
Впервые в новейшей истории власти Латвии, держа слово перед высокими судьями из ЕСПЧ, косвенно признали, что языковая политика в Латвии носит карательный, репрессивный характер. Это редкий случай, когда из мутного болота ложной политкорректности на поверхность проступает правда.
Сколько раз министры образования Латвии лили крокодиловы слезы, рассуждая, как они заботятся о русских детях, как они пекутся о повышении их уровня конкурентоспособности. И только иногда из-за маски всеобщего радушия проступали истинные мотивы.


Психиатра в студию

Помнится, уже отставленный Черный Карлис (бывший министр образования Латвии Карлис Шадурскис – прим. Baltnews) во время теледебатов в Валмиере в 2014 году заявил, что
мы еще возьмем свое и вы, как миленькие, будете учиться на латышском языке.
Будучи в статусе главы МОН Латвии, он протолкнул новую репрессивную пропорцию.
Но ни разу еще нацчиновники не признавали в открытую, что латышский язык для русских школьников сродни кожаной плетке для английских детей.

Такие утверждения вскрывают синдром, поразивший прослойку латышской этнобюрократии, рассмотрением которого должны заниматься уже не политологи, а психиатры.

Ведь таким образом правительственные юристы показательно дискредитируют не только социальную роль латышского языка, но и сводят на нет все длительные потуги, направленные на сплочение общества. За которые, между прочим, фондовые структуры ЕС выделяли Латвии немаленький материальный ресурс на протяжении полутора десятков лет.

Выходит, все эти липовые прожекты пошли насмарку. И лишь сейчас, в официальном ответе Кабинета министров, была выражена квинтэссенция всей национальной политики Латвии. Нам не нужно вас обучать, нам нужно вас репрессировать. И будьте по этому поводу счастливы.

Между тем, контраргументация латвийской стороны выглядит слабо. Ведь вопрос языка обучения и традиции телесных наказаний – это уж точно две большие разницы.

Ссылаться на отвратительную практику публичных унижений школьников, распространенную в Великобритании (стране, в которой по сей день царит система прецедентного права и у которой нет нужды в Конституции) – это себя не уважать. Уже тысячу раз было сказано и написано, что фактор родного языка в процессе обучения – это залог полноценной личности.

Ребенок, вынужденный слушать естествознание на чужом, непонятном ему языке, рано или поздно утратит интерес к предмету. И, прижатый к стенке "плеточными" образовательными стандартами, вынужденный тратить драгоценное время на монотонные переводы, будет страдать как эмоционально, так и физически.


Латвия в меньшинстве

Но оказывается, латышским чиновникам это как раз и надо. Другое дело, что все основополагающие международные документы в области образования единодушны в том, что государство обязано обеспечить детям процесс обучения на родном языке.

И большинство европейских стран так или иначе придерживаются этой практики. Отщепенцев, которые выделяются на общем фоне, можно пересчитать по пальцам одной руки.
Отсталыми в плане соблюдения культурно-языковых прав выглядят Латвия и Литва. Обе с упоением искореняют право на использование русского языка в дошкольной, школьной и вузовской практике. А последняя еще и с польскими школами исподтишка борется.

В других странах ЕС дела обстоят по-другому. Даже исторически ксенофобская Франция в последние годы пытается выглядеть достойно и восстанавливает некогда попранные права региональных языков, в частности, окситанского и бретонского. Даже Эстония, несмотря на желание местных праворадикалов убрать русский язык из школ, пришла к хрупкому, но компромиссу.

А еще севернее располагается Финляндия, в восточных областях которой местные муниципалитеты поддерживают практику внедрения русского языка в образовательный процесс. Не говоря уже о том, что по сей день в финских школах есть предмет под названием "обязательный шведский" (pakkoruotsi) при 5,5% шведского населения.

Показательным примером языкового либерализма является Испания, которая стремится отойти от порочного наследия диктатуры Франко. Сегодня Мадрид обеспечивает свободный выбор языка преподавания в баскских и каталонских школах. Латвия со своей репрессивной моделью оказывается в абсолютном и не очень гордом меньшинстве.


Пока мы едины, мы непобедимы

Иски латвийских родителей в ЕСПЧ против языковой дискриминации будут рассматриваться до весны следующего года. Прогнозы могут быть разные. С одной стороны, ангажированность высшей судебной инстанции Европы в отношении русских правозащитных вопросов давно является секретом Полишинеля.

К тому же прибалтийские "молодые демократии", которым создали образ европейского авангарда в борьбе с "гибридной агрессией Москвы", сегодня на особом счету у брюссельской бюрократии.

Но с другой стороны, ЕСПЧ вынужден будет принять во внимание большое количество исков, что автоматически означает высокую степень озабоченности их подателей. Да и ключевые нормативные акты на стороне противников латышизации русских детей.

Есть и морально-психологический фактор. В деле защиты своих естественных прав на образование на родном языке русским родителям, общественным деятелям и политикам важно проявить последовательность и настойчивость. Следует постоянно изобличать изворотливость и лукавство латвийской политической элиты, выставляя их ассимилятивную политику в неприглядном свете.

А для этого русским Латвии нужны в первую очередь сплоченность и осознание собственной ответственности перед своими детьми, а значит – перед своим будущим.

 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Яков Плинер
Латвия

Яков Плинер

Доктор педагогики

Поговорим об этнополитике нашего государства

Ведь никто из нас не желает быть лузером

Кот Бегемот
Латвия

Кот Бегемот

Поднимите Мне Веки: Не Вижу!

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

ПРОДОЛЖИМ БОРЬБУ ЗА СВОБОДНЫЙ ВЫБОР ЯЗЫКА

Игорь Пименов
Латвия

Игорь Пименов

Физик, экономист, политик

ДЕЛО НЕ В ЯЗЫКЕ

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.