Мнение специалиста

20.03.2019

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

ПОЛЬША И НОВЫЙ ШЁЛКОВЫЙ ПУТЬ

возможности перевешивают опасения

ПОЛЬША И НОВЫЙ ШЁЛКОВЫЙ ПУТЬ
  • Участники дискуссии:

    7
    34
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Амбициозная инициатива

Китайская инициатива «Экономический пояс Шёлкового пути и Морской шёлковый путь XXI века», или, как её чаще называют, «Один пояс, один путь» – проект длиной 10 тыс. км, называемый крупнейшим инфраструктурным проектом в истории.

Новый Шёлковый путь свяжет 64 страны, на которые приходится 29% мирового ВВП и 63% жителей планеты. К началу 2020-х Китай намерен импортировать иностранных товаров на более чем $10 трлн. и инвестировать за рубеж свыше $500 млрд. Планируется свыше 900 проектов. Инициатива объявлена в 2013-м Си Цзиньпином как один из краеугольных камней его внешней политики. На XIX съезде КПК включена в приоритеты партии. Все провинции и муниципалитеты представили предложения по её наполнению.

Форумы Великого шёлкового пути проходят ежегодно – первый состоялся в Стамбуле в 2014, за ним последовали Мадрид (2015), Варшава (2016, приурочен к визиту Си Цзиньпина), Пекин (2017). Провозглашая эту инициативу, председатель Си называл в числе целей укрепление сотрудничества Азии, Европы и даже Африки.

По словам китайцев, они хотят синэргии с партнёрами, помогая и их проектам. В 2015-м достигнута договорённость с Россией об увязке «Одного пояса» с ЕврАзЭС. Подписано соглашение с ЕС о связи «Пояса» с инвестиционным планом Юнкера на €315 млрд. Связан он и с сетью индустриальных парков по всему миру.

Особое внимание – инфраструктуре. Строятся скоростные железные дороги между Москвой и Казанью, Джакартой и Бандунгом (Индонезия), Будапештом и Белградом, КНР и Лаосом. Под проект созданы Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ, англ. AIIB) и Фонд Шёлкового пути. В уставный капитал АБИИ Китай вложил 30%, Индия – 7,5%, РФ – 6%.

Китай приходит в ЦВЕ

За год до инициативы, в 2012-м, в Варшаве был объявлен формат сотрудничества с ЦВЕ «16+1» («Сотрудничество Китая и стран Центральной и Восточной Европы»). Вошли Польша, Чехия, Словакия, 3 страны Балтии, Венгрия, Румыния, Болгария, 6 стран бывшей Югославии и Албания.

В ноябре 2014-го в Варшаве состоялось торжественное открытие Постоянного Секретариата «16+1». Это шаг по укреплению присутствия Пекина в ЦВЕ. Китай пришёл туда поздно и сегодня старается создавать связи и изучать деловой климат.

Что приносит плоды: торговый оборот и инвестиции растут с каждым годом – с $43,9 млрд. в 2010 до $58,7 млрд. в 2016. Основные сферы вложений – инфраструктура, машиностроение, химпром, телеком, энергетика. В рамках «16+1» прошёл ряд саммитов, в т.ч. в Риге в ноябре 2016-го и в Будапеште в декабре 2017-го. Китай объявил о выделении $2 млрд. инвестиций странам региона – но в виде займов, которые надо возвращать.

Пекин готовит почву в ЦВЕ. Появляются финансируемые им фабрики мысли, растёт научное сотрудничество, количество китайских студентов. Его крупнейшие банки – Bank of China, ICBC, China Construction Bank – создали отделения в Варшаве, Будапеште, Праге и т.д. Регион готовится сыграть роль в интернационализации юаня – в 2016-м

Польша стала первой страной ЕС, разместившей гособлигации на китайском рынке. Пекин инвестирует в ряд крупных инфраструктурных проектов в ЦВЕ – железную дорогу Будапешт-Белград, сербско-черногорский автобан, аэропорт Белграда и др.

Всё это тревожит «Старую Европу». Это анализирует немецкая исследовательница Ангела Штанцель из Европейского совета по международным отношениям. В 2017 Еврокомиссия пригрозила накладывать вето на внешние инвестиции, что можно расценить как попытку ограничить доступ Китая к европейским технологиям и брендам. «Старая Европа» уверена, что он проникает на рынок ЕС через «слабое звено» – ЦВЕ.

А.Штанцель и эксперт варшавского Университета военных исследований Алиция Бахульска отмечают подход Пекина к ЦВЕ как к цельному пространству со схожими интересами, что позволяет предлагать схожую модель сотрудничества. Однако он не учитывает, что страны региона скорее конкуренты, в т.ч. и в привлечении китайских инвестиций. Их роднит растущий дефицит в торговле с КНР.

Роль Польши

Форум «Одного пояса» в Пекине в мае 2017-го стал одним из крупнейших международных мероприятий, организованных КНР – участие приняли 30 глав государств и правительств, представители ещё десятков стран. Соглашения с Китаем в связи с «Поясом» подписали 68 стран и организаций. Среди них и Польша. Её делегация во главе с тогдашним премьером Беатой Шидло – 5 соглашений (от туризма до водных ресурсов).

Польша – крупнейший торговый партнёр Китая в ЦВЕ, а тот – основной её партнёр в Азии (и второй в польском импорте).

Но в товарообороте у двух стран дефицит 12,5 к 1. В 2016 г. товарооборот составил около $26 млрд., увеличившись на 4,8% по сравнению с 2015. При этом польский импорт из КНР вырос на $1,2 млрд., а экспорт сократился на $100 млн. – из-за запрета ввоза польской птицы из-за птичьего гриппа. Дефицит составил $17,5 млрд. Первое полугодие 2017-го было для Польши успешнее – её экспорт в КНР вырос на 14,6%. Но составляет всего около 1% общего объёма её продаж за рубеж.

Основная его статья – продукция государственного металлургического предприятия KGHM Polska Miedź, в 2016 поставившего в Китай на $700 млн.

Другие заметные статьи – мясо птицы, свинина, мебель, изделия из резины и пластмассы. Обе страны продавали друг другу чёрные металлы и изделия из них (в 2014, например, Китай Польше на $1,5 млрд., Польша Китаю – на $830 млн.) и оборудование, включая электронику (Китай Польше на $13 млрд., Польша Китаю – на $500 млн.). Кроме того, Китай за 2014 год, например, поставил материалы и текстиль ($2,5 млрд.). Обе страны продают друг другу и различные промтовары (Китай на $2 млрд., Польша на $130 млн.).

Тренд устойчив: Китай наращивает экспорт в Польшу, та старается увеличить свой, но получается с трудом. Причина – слабое брендирование, жёсткие ограничения с китайской стороны и нехватка специалистов по китайскому рынку и просто знающих язык.

При этом обе страны продают друг другу и схожие группы товаров. И скорее конкурируют, чем взаимодополняют.

Согласно Merrill Lynch, в последние годы 10 из 29 исследуемых отраслей польской промышленности увеличили объёмы своего производства в той или иной степени за счёт Китая и благодаря Китаю. Сообщения СМИ о договоре о продажах польских яблок в Китай не упоминают, что он – их крупнейший мировой производитель, а импорт из Польши должен восполнить потребности его внутреннего рынка.

А вот в Германию (главный торговый партнёр и Польши, и КНР) Пекин продаёт прежде всего такие продукты, как компьютеры, звукозаписывающее оборудование, дисплеи. Польша тоже экспортирует их немцам, но по каждой из этих статей – чуть более чем на 1% от всего своего экспорта туда.
 

Вместе с тем Польша оказалась единственной страной ЕС, избежавшей рецессии. И даже показывала рост в период кризиса – свыше 3% в год. В 2017-м 4,6%, в 1-м квартале 2018 в 5,1%. За 10 лет она выросла, в отличие от других – почти на 40%.

Сегодня это восьмая экономика ЕС, 27-я из 189 стран в рейтинге лёгкости ведения бизнеса, составляемом Всемирным банком, опережая соседей по ЦВЕ. Бюджетный дефицит и внешний долг относительно невелики и к тому же сокращаются. В 2017 дефицит платёжного баланса составил 1,7% ВВП, а долг – 50,6%.

Нынешний кабинет видит одним из приоритетов дальнейшее улучшение условий для бизнеса. Главные способы – упрощение налоговой системы и таможенных процедур. Декларации теперь цифровые, что минимизирует время их заполнения.
 

В 2017 в Польшу поступило €13 млрд. иностранных инвестиций – второе место в ЕС. По количеству новых рабочих мест в результате их – первое.

С 2000 по 2016 Польша была второй страной ЦВЕ по прямым китайским инвестициям после Венгрии, получив 936 млн. евро (Венгрия – около 2 млрд.). Они особенно выросли с 2008 года, когда глобальный кризис заставил страны ЦВЕ диверсифицировать экономических партнеров.

Но Германия только в 2015-м инвестировала в польскую экономику более 27 млрд. евро. Намного больше Китая вкладывают и Франция с Нидерландами. В то же время среди крупнейших иностранных инвесторов в Польше в 2014 г. было 13 китайских, в т.ч. 8 в перерабатывающей отрасли и 2 в ИТ-секторе. Tri Ring Group выкупил подшипниковый завод в г. Красьник, а Gaungxi Liugong Machinery – сталелитейный завод Hutа Stalowa Wola, производящий и оборонную продукцию.

Это примеры китайской стратегии проникновения на зарубежные рынки и приобретения европейских брендов и технологий.

Инвесторов привлекают объём внутреннего рынка, большой спрос, стабильность, добросовестность работников, производительность в сочетании с невысокими зарплатами. Иностранным компаниям предоставляются льготы – особенно в области высоких и биотехнологий, электроники, машиностроения. Принимается много мер по защите инвестиций и собственности.

После вступления в ЕС экспорт в другие его страны-члены почти утроился за 10 лет. Доля вкладов поляков в банках в 2017 впервые с 1999 превысила иностранные, составив 54,5%. Страна разумно воспользовалась единым рынком и фондами. Китайцы всё это заметили.

В 2011 Польша и Китай объявили о стратегическом партнёрстве. В 2012 Варшаву посетила представительная делегация КНР во главе с премьером Вэнь Цзябао. В ноябре 2015 состоялся визит президента Анджея Дуды в КНР – через 3 месяца после инаугурации. Он подписал соглашение об участии в инициативе «Один пояс, один путь». И заявил, что впервые в истории китайцы решили найти партнёра в ЦВЕ. Премьер Ли Кэцян заявил, что Китай намерен инвестировать $5 млрд. в ЦВЕ, создать условия для расширения импорта оттуда, больше инвестиций, особую кредитную линию и фонд.

В апреле 2016 Пекин посетил тогдашний глава МИД Витольд Ващиковски. В июне 2016 в Варшаве побывал председатель Си Цзиньпин, обсудивший с польским руководством «дорожную карту». В мае 2017 в КНР прибыла тогдашний премьер Беата Шидло, принявшая участие в 4-м Форуме «Пояса». Заявив, что Китай очень серьёзно воспринимает Польшу, что показали и встречи с главами крупнейших корпораций.

В июле 2017 визит в Варшаву нанёс председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей Чжан Дэцзян, встретившийся с Дудой, Шидло и спикерами сейма и сената. Китайские руководители подчёркивают, что особо выделяют в ЕС именно Польшу. А их польские коллеги – важность «Пояса», поскольку Варшава реализует новую стратегию развития и заинтересована в Китае.

Премьер Матеуш Моравецки заявляет:

«Польша стала частью инициативы “Один пояс, один путь”, и китайская сторона выразила намерение поддержать ряд наших инициатив».

Например, строительство «Центрального коммуникационного порта» – хаба, связывающего железнодорожные и авиаперевозки, в Мазовецком воеводстве. План утверждён кабинетом в 2017. Туда будут перенесены авиарейсы из закрываемого столичного аэропорта им. Шопена. Стройка начнётся в 2019 и завершится в 2027.

В дни визита Си Цзиньпина агентство Синьхуа и Rzeczposplita опубликовали интервью с послом КНР в Варшаве Сюй Цзянем. Тот выразил уверенность: начинается новая эра китайско-польских отношений, появляются «исторические возможности». Отношения прошли проверку временем и развиваются стремительно. Польша одной из первых признала КНР. В 1951 именно с ней создано первое в КНР СП – морская компания Chipolbrok.

Ныне укрепляются механизмы диалога: встречи заместителей министров, межправительственный комитет сотрудничества, Региональный форум межрегионального и местного сотрудничества. В рамках «16+1» –Совместная торговая палата Китай – ЦВЕ и Контактный механизм инвестиционных агентств. Наконец, обе страны участвуют в инициативе «Один пояс, один путь». Польша – единственный соучредитель АБИИ из стран ЦВЕ.

Идут обмены специалистами и студентами, число китайских студентов в Польше удвоилось. Там создано 5 институтов Конфуция. Резко вырос туризм: в 2015-м Польшу посетило 60 тыс. китайцев (в 2004 всего 7,7 тыс.), а Китай – 70 тыс. поляков. Трижды в неделю прямой авиарейс. Свыше 50 пар городов стали побратимами. Китай инвестировал в Польшу $1,3 млрд. и создал 14 тыс. рабочих мест, 80% для местных.

Посол назвал нынешний уровень отношений двух стран наилучшим за все времена – «стратегическим партнёрством 2.0». Обе страны «более чем жаждут сотрудничать». Можно соединить Новый Шёлковый и Янтарный пути. Отношения с Польшей станут мотором контактов с ЕС – например, можно интегрировать «16+1» в проекты Брюсселя.

Во французском журнале Nouvelle Europe в феврале 2017 вышла аналитика китайского эксперта Яо Лэ «Китай и Польша: экономическое сотрудничество по формуле 16+1». Автор предлагает рекомендации Пекину, как развивать отношения с Варшавой.

Они приобрели стратегический характер и важны в контексте ЕС. Польша проводила первый саммит Китая со странами ЦВЕ в 2012, подхватив инициативу Пекина с самого начала. В своей Программе внешнеполитических приоритетов на 2012-2016 она прямо заявила:

«ЕС и его соседи осознают, что Польша не лишена глобальных амбиций».

Для Китая она может стать идеальным хабом. Развитые высокотехнологичные отрасли – вплоть до авиапрома. Сочетание квалифицированной, высокообразованной, сравнительно молодой и не запрашивающей высоких зарплат рабочей силы. Сотрудничество Китая с Польшей может стать образцом для других стран Европы, делает вывод эксперт.

Чего ждёт сама Польша? Прежде всего, экономических плюсов. Субсидии ЕС скоро прекратятся, рынок Европы насыщен, надо открывать новые направления. Китай – вот решение. Он даст и обширный рынок, и инвестиции, и новые рабочие места.

Но Брюссель с самого начала воспринял развитие китайско-польских связей с подозрением. Видя тут шантаж: не будете делать, как мы хотим – обратимся к Китаю.

Вместе с тем не следует забывать о жёстких тарифах КНР на сельхозпродукцию. Не всё гладко и с соответствием китайских инфраструктурных проектов евростандартам.

Яо Лэ советует Пекину растапливать лёд недоверия в евроструктурах, убедить, что «16+1» отвечает интересам ЕС. И дать понять странам ЦВЕ, что несёт выгоду всем им.

Польша – за

Польша видит задачу в сокращении торгового дефицита. Там говорят, что 1 к 1 не будет, но нужно стремиться хотя бы к 5:1. В условиях кризиса ЕС и осложнения отношений с Брюсселем китайские инициативы рассматриваются её элитой как выгодные.

Отношение польских партий и групп интересов к Китаю колеблется между доминирующим желанием взаимовыгодного сотрудничества с ним и заметно более редкой трактовкой КНР как потенциальной угрозы. Второй взгляд связан обычно с восприятием Китая как страны по-прежнему коммунистической, с темой прав человека и т.п. Но необходимо отметить, что интенсификация отношений Варшава-Пекин не зависит от политического состава кабинета и обусловлена главным образом желанием увеличить товарооборот и усилить конкурентоспособность Польши на фоне соседей по ЕС и ЦВЕ.

СМИ следуют в этом фарватере. На фоне сообщений об экономических преимуществах сотрудничества с Китаем правые медиа изредка обращают внимание на его коммунистический строй или подают создание Нового Шелкового пути как попытку создания антизападного геополитического блока. Либеральные СМИ скорее указывают на нарушения прав человека, вопрос Тибета, уйгуров или социальные проблемы.

Многие польские аналитики называют «Один пояс» надеждой, но указывают на его неопределённость. Профессор Варшавского университета Богдан Гуральчик замечает: идея столь размыта, что её можно наполнить разным содержанием. Но пора создавать институт Дальнего Востока, а компаниям активнее работать на этом направлении. С ним согласен и Радослав Пиффель, глава Центра польско-азиатских исследований.

В декабре 2015 г. Малгожата Гжегорчик публикует аналитику «“Один пояс, один путь” нуждается в одной стратегии». Там она пишет, что эта инициатива упоминается на каждой конференции, где затрагивается Китай. В ноябре того года новоизбранный президент Дуда нанёс визит туда в сопровождении 80 представителей бизнеса. Состоялся деловой форум, подписали 8 соглашений, в т.ч. о поставках мяса птицы, продуктов через крупнейший в Китае интернет-портал, туризме, сотрудничестве вузов и фабрик мысли. Торгово-промышленный банк Китая, работающий в Польше с 2012 г., подписал договор с польским госбанком BGK, приоритет – финансирование китайских компаний, инвестирующих в инфраструктуру, горное дело, промышленность и энергетику Польши. А 7 китайских банков выделили польской энергетической Tauron Group заём в $1,5 млрд.

Банкир Михал Мрожек отмечает: «Польские компании открывают потенциал китайского рынка. Особенно интересен он для химпрома, фармацевтики, косметики, ИТ, строительства, продуктов питания, энергетики, оборудования. У нас исключительный шанс стать региональным центром товарообмена между Китаем и ЦВЕ».

Бывший замминистра финансов Яцек Доминик подчёркивает, что у Польши хорошая позиция в АБИИ: её представитель в совете директоров, то есть имеется выход на документацию и принятие решений. Это новый инструмент для польских компаний.

Славомир Майман, экс-глава Польского агентства информации и иностранных инвестиций, отмечает, что Китай намерен вложить в строительство железнодорожного терминала в Лодзи $40 млн. Это подтверждает и Вань Дан, зам главы Фонда Шёлкового пути. Участок земли под него включён в Особую экономическую зону. «Польша не боится китайского капитала, особенно с учётом того, что его приток означает рабочие места», считает С.Майман. «Смелые» китайские проекты можно только приветствовать, именно польская сторона подталкивает партнёров быть активнее.

Американский ресурс the diplomat.com в декабре 2017 публикует интервью с Марцином Яскулой, партнёром консалтинговой Sino-Pol Group, специализирующейся на китайско-польских проектах. Он расценивает «Один пояс» как «жизненно важный (!) для будущего Польши и всего региона». Элита должна встречать его с распростёртыми объятиями. Из участниц «16+1» 11 – члены ЕС, и китайские инвестиции в инфраструктуру и энергетику заметно облегчат нагрузку на его бюджет после «Брекзита». Одни плюсы.

М.Яскула замечает, что руководство Евросоюза, где доминирует франко-германский альянс, не в восторге, поскольку проект позволит странам ЦВЕ наращивать экспорт в Китай, что не вписывается в планы «Старой Европы» сохранять лидерство в сотрудничестве с КНР. И «китайская экспансия» в Польшу её пугает. Она считает, что это ослабит интеграцию, особенно с учётом тенденций там и в Венгрии и «брекзита».

Польша должна делать всё, чтобы использовать своё геостратегическое положение и потенциал и стать ключевым звеном «Одного пояса», считает эксперт. Но Варшава подаёт Пекину противоречивые сигналы. Если президент симпатизирует «Поясу», то кабинет – поменьше. Министр обороны, сославшись на нацбезопасность, заблокировал тендер на принадлежащий его ведомству участок земли, когда наметилась победа китайской компании, планирующей создать логистический хаб для «Одного пояса».

Но для Польши китайские инвестиции важны и потому, что в 2020 истекает поток структурных инвестиций из Брюсселя. Особенно в инфраструктуру и энергетику. Как раз это предлагают китайцы. Польше не обойтись без долгосрочной стратегии в отношении «Одного пути» – хотя бы чтобы её не опередили Венгрия и Чехия.

В октябре 2016-го знаменитый польский путешественник Яцек Палкевич писал в газете Rzeczpospolita, что «Один пояс» учитывает амбиции Варшавы и восприятие себя важным игроком.

СМИ концентрируются на второстепенных деталях, считает он. И начинает с романтического имиджа древнего Великого Шёлкового пути, напомнив его историю и не только торговое, но и цивилизационное значение. Его ответвления к Балтийскому и Северному морям шли через Краков и Гданьск, этим путём шёл к Великому хану ещё до Марко Поло монах Бенедикт Поляк, по чьим следам прошёл и Палкевич, когда писал о нём книгу.

Он рассказывает о своём путешествии по этим маршрутам, впечатлениях от Китая и Центральной Азии. Он восхищён их древними культурами – и они поднимаются, пишет Палкевич, лишённый «европейского» высокомерия. Например, Узбекистан возрождает памятники прошлого во всём великолепии, от которого захватывает дух.

Если доступ туда облегчить, эти края превратятся в один из центров мирового туризма, не хуже Ангкора, Петры и Мачу-Пикчу. Там развивается инфраструктура с непередаваемым колоритом, включая караван-сараи, восточные базары и современные отели. Оптовый рынок в Карасу на узбекско-кыргызской границе достиг годового оборота в $9 млрд. Фуры, КамАЗы и джипы соседствуют с гружёными поклажей ишаками, словно из времён Марко Поло.

Я.Палкевич напоминает о роли региона в эпоху «Большой игры» Российской и Британской империй. И о деятельности поляков, подданных царя – путешественников, разведчиков, чиновников. Например, Яна Виткевича, Леона Барщевского или генерала Бронислава Гронбчевского. Они помогли победе в «Большой игре» России, замечает он. Стратегическое положение, изобилие ресурсов и созданные самой природой фортификации делают Центральную Азию ключом к доминированию во всей Евразии.

Надо договориться с Россией. Это подчеркнул Н.Назарбаев на встрече с Дудой:
 
«Как ездить из Польши в Казахстан? Только через Россию. Господин президент, давайте вместе поговорим с Россией, поработаем над трёхсторонним соглашением в области транспортных перевозок».

Палкевич пишет: хватит воспринимать Россию как врага. Это партнёр в решении экономических проблем, заинтересованный в партнёрстве больше нас.

В поддержку Нового шёлкового пути в 2017-м высказался и тогдашний глава МИД Витольд Ващиковски. Проект – бонус, упускать который глупо, заключает Я.Палкевич. Мы должны показать Китаю, что мы дружественная страна, можем предложить немало, и у нас серьёзные амбиции. Марцин Якоби из Института Адама Мицкевича согласен: упускать шанс грех, проект должен стать центральным для внешней политики Польши.

В Польше всё больше конференций на тему Китая и «Одного пояса». Так, в декабре 2017-го в Торуне состоялась международная конференция «Один пояс, один путь – новые перспективы сотрудничества стран Нового Шёлкового пути», организованная Торуньской высшей школой. Приняли участие эксперты из Польши, Китая, Чехии, Словакии, Венгрии, Украины и др. Камиль Козёл и Рафал Румин из Краковского университета науки и технологий обратили внимание на интерес Китая к скоростным поездам по трубам (1 тыс. км/ч).

Профессор Гуандунского университета Мацей Мацковяк говорил о юридических препонах проекту. Пришли к выводу: возрождение Шёлкового пути реально и приведёт к взаимопроникновению Запада и Востока.

В ноябре 2017 в варшавской редакции Rzeczpospolita состоялась дискуссия экспертов о Новом Шёлковом пути и его влиянии на Европу. Среди них были вице-председатель Европарламента Рышард Чарнецки, содиректор АБИИ Радослав Пиффель, директор Фонда польско-немецкого сотрудничества Корнелиус Охманн, директор польской компании-производителя тракторов и сельхозтехники Ursus SA Кароль Зарайчик и др.

Они видели ситуацию по-разному. Р.Чарнецки выразил мнение, что проект – орудие укрепления влияния Китая и вызов Европе, но при этом и большая возможность, альтернативы сотрудничеству с Пекином нет.

«Если это не окажется билет в один конец, то обе стороны выиграют».

К.Охманн заметил, что большая проблема для европейцев в делах с китайцами – краткосрочное мышление. Для Китая заглянуть на 30 лет вперёд обычное дело. А у ЕС вообще нет долгосрочных планов. Он должен осознать, что даже не является равноценным партнёром, цель проекта – укрепить инфраструктуру Азии.
 
Участники признали: совершается исторический разворот, инвестиции и влияние теперь идут с востока на запад.
Бизнесмен К.Зарайчик поделился опытом конкуренции с китайцами на африканских рынках и сказал, что видит скорее риски. Они активны в бизнесе и не намерены делиться рынком с конкурентами. У ЕС один шанс – играть в эти игры как единое целое и поддержать своих экспортёров.

Р.Пиффель резюмировал: экспансия Китая необратима, вопрос в одном: участвуем или остаёмся на обочине. Надо использовать возможности, которые дают китайские проекты – как делает «Польская почта». Иначе на саммитах «Пояса» будут обсуждать только идеи китайских чиновников.

Павел Потапейко, Валерий Юревич
 
Продолжение следует 



 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Виктор Авотиньш
Латвия

Виктор Авотиньш

Журналист, Neatkarīgā Rīta Avīze

История пришла в движение

Александр Запольскис
Россия

Александр Запольскис

Маркетолог-аналитик

Будущая всемирная китайская гегемония

Динамика текущего развития событий вынуждает Поднебесную решительно ускоряться

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Старая Европа и новая Евразия

Куда приведёт Евросоюз трансформация миропорядка

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Польша как барьер континентальной интеграции в Евразии

Московские каникулы

Ну, на неделю в Торонто достопримечательностей хватит слихвой. Правда, мой "восторг" закончился на третьей неделе. Т.к. туристические достопримечательности Торонто на этом заканчи

Прелюдия единения

Благодарствую за добрые слова

Воскресное. Мы все родом из детства

Позвольте с Вами согласиться.. Да, Вы точно зануда.. ))Автор пишет о себе и своих детских впечатлениях. Показывает нам свои, субъективные эмоции, своё восприятие людей и событий. О

Черемош

Не могу понять современной перевозки на дальние расстояния лимонадов, вредной воды, неизвестно чем разбавленных.

Голая правда или парад со смыслом

А в чём проблема ювенальной юстиции?На счёт гейпропаганды и секса - ерунда полная. Как и на счёт стукачества. Надо видеть разницу между стукачеством, как в СССР и долгом гражданина

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.