Библиотечка IMHOclub

06.12.2015

Антон Денисов
Беларусь

Антон Денисов

Историк, политолог, публицист, кандидат наук

«Покорность» Мишеля Уэльбека

Очередная утопия или пророчество?

«Покорность» Мишеля Уэльбека
  • Участники дискуссии:

    10
    14
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
Итак, в издательстве АСТ вышел новый роман Мишеля Уэльбека «Покорность» (Soumission), одного из наиболее проницательных и популярных европейских писателей. Перевод книги был выполнен Марией Зониной, которая уже работала с романом Уэльбека «Карта и территория», а также с книгами Эжена Ионеско, Фредерика Бегдебера, Оливье Ролена и многих других.
 

Нужно сказать, что издание книги совпало с известными драматическими событиями во Франции — убийством исламистами художников-карикатуристов из журнала Charlie Hebdo и евреев в магазине кошерных продуктов.

Это сделало роману мощную рекламу. Ведь в нем, как было анонсировано, и описывается будущий захват Франции мусульманами. И уже заранее пошли споры, кривотолки и обвинения.

Но писателю к этому не привыкать. Дело в том, что, как заметил его друг и коллега Доминик Ногез, с тех пор как Уэльбек добился успеха, его воспринимают в основном как автора памфлетов, политика, провокатора, мастера сатиры, проповедника, короче, кого угодно, только не писателя-романиста.

Его не читают, а просматривают, выискивая в книгах пикантные фрагменты, некорректные фразы и намеки, которые могут стать поводом для скандала, а лучше всего для судебного иска. Иски в его адрес подавались неоднократно: от нанесения ущерба репутации (хозяин одного теннисного корта, узнав, что он и его корт фигурируют в романе, подал иск), до обвинения в фашизме и исламофобии (за роман «Платформа» и высказывание Уэльбека об исламе).

Много споров и обвинений было и в этот раз. Сам Мишель Уэльбек — очень сложный и противоречивый автор. Он и философ, и романист, и поэт. Поклонник Шопенгауэра, Леопарди и Бодлера, знаток биологии и физики, специалист в вопросах религии.





Однако книга Уэльбека далека от страшных прогнозов, на которые падки последнее время пессимисты. Все произойдет более спокойно, буднично и цивилизованно. Ведь многие перемены в истории происходили именно так.

Как писал Эрик Доддс, практика дробления истории на «периоды» или «эпохи» часто лишена основания. Никаких «периодов» в истории нет, это плавно текущий непрерывный поток, где день следует за днем. После некой смены власти, войн и революций, еще в течение долгого времени большинство людей продолжает думать и чувствовать так, как они это делали ранее, а приспособление к новой ситуации происходит постепенно.


Итак, сюжет романа следующий: в 2020 году в политическом спектре Франции будут две основные силы: «Национальный фронт» во главе с Марин Ле Пен и партия «Братья мусульмане» во главе с Мухаммедом Бен Абасом. Оба кандидата выйдут во второй тур на президентских выборах.

Чтобы не допустить к власти националистов, либералы, социалисты, демократы и многочисленные французские мусульмане поддержат кандидата мусульманина. После его победы будет установлен исламский режим, впрочем, далеко не кровожадный, а сам президент будет именоваться «просвещенным правителем». Повествование ведется от лица главного героя, университетского профессора.

После прихода к власти мусульмане постепенно устанавливают свои порядки, в том числе и в сфере образования. Устанавливаются законы шариата, граждане не мусульмане получают статус «диммий», с ограниченными правами.

Женщины больше не преподают и сильно ограничены в получении знаний, девушки начинают одеваться скромно и закрыто, ограничивается и мужская сексуальная свобода, во многих университетах и школах воспитывать и преподавать могут только мусульмане. Бен Абас сильно сокращает финансирование образования, которое становится обязательным только до 12 лет, а дальше все зависит от личного выбора человека и его финансовых возможностей.

Уэльбек и раньше открыто писал о том, что класс интеллектуалов, который существует в сфере образования, СМИ и массовой культуры за счет налогоплательщиков является паразитом и прямым виновником общественной деградации. Прекращается любая поддержка крупных корпораций, снижаются налоги для мелких предпринимателей и ремесленников, социальные пособия по уходу за детьми выплачиваются только в том случае, если женщина не работает, в результате чего невиданно падает безработица, поскольку «гендер» как таковой выпадает из экономических отношений.





В целом Уэльбек изображает типичное традиционалистское общество, с обязательными для его элементами утопии.

Националисты в книге изображены скорее нейтрально, а Ле Пен представлена как величественная фигура, не лишенная трагизма. По ходу романа многие поборники европейских традиций и консерватизма переходят в ислам, поскольку не желают быть «под властью феминизма и атеизма».

Также начинается массовый «исход» евреев из Франции под нажимом исламистов, в том числе туда уезжает и подруга главного героя. Во внешней политике Франция возвращается к зеркальному империализму периода де Голля, перемещает «Европейский союз» на Юг, в него входят Марокко, Тунис, Алжир и прочие государства. Обостряются отношения с США и Израилем.

Отдельная тема в книге — это демографическая политика и евгеника. Узаконивается полигамная семья, запрещаются аборты, внебрачные связи, устанавливается фактическое сексуальное неравенство и иерархия у мужчин.

Европейские мужчины оказываются тут не в лучшем положении, уступая представителям южных народов. Абас утверждает, что «ислам завоюет мир через лоно женщины и даже Китай и Индия в конечном итоге проиграют, поскольку тоже поражены материалистической заразой», «кто контролирует рождение детей, тот контролирует будущее и положит конец истории» и т.д.

Вот такую картину рисует нам писатель.

Нужно заметить, что Мишель Уэльбек не является ни «белым националистом», ни борцом за европейскую идентичность, а лишь холодным, нейтральным наблюдателем, обличающим пороки современного западного общества, беспристрастным летописцем постепенного падения европейской цивилизации. Он дает понять, что Европа капитулирует из-за апатии, постмодернистских утопий, изнеженности и нигилизма.

Эмиль Чоран много лет назад писал о том, что европейцы, господствовавшие на обоих полушариях, постепенно стали всемирным посмешищем, что им уготована участь париев, дряхлых, слабосильных рабов (он так же утверждал, что только русские, последние белые люди, возможно, избегнут этой участи, или, как всегда, придут к финалу последними — но это другая тема для разговора).

Впрочем, Тацит тоже взирал на ужасы и пороки современного ему общества вблизи, осуждал их, но, вместе с тем и смаковал, варился в них, был ими заворожен.

Таков, на мой взгляд, и Уэльбек, во всех книгах которого изобилуют самые откровенные сексуальные сцены, насилие и депрессивные настроения главных персонажей. Эта книга, скорее всего, не столько пророчество, а некая положительная утопия, которая позволяет задуматься о поиске путей выхода из сложившегося кризиса общества.





Отступая от утопических сюжетов. Реален ли приход к власти происламских сил? Сейчас мусульмане в Европе не имеют своих политических партий, а являются электоратом левых, вроде Социалистической партии Франции Франсуа Олланда, но все может измениться.

Да и нужна ли была своя партия братьям Куаши, расстрелявшим художников и журналистов, нужно ли было политическое представительство Абдельхамиду Абаауду чтобы стать «мучеником за веру», чтобы организовать теракты в Париже, чтобы переправлять для ИГИЛ новых наложниц?

И сколько таких людей понадобится, приехавших как беженцы или родившихся уже в Европе и живущих в атмосфере достатка и толерантности, сколько еще актов кровавого устрашения будет совершено для того, чтобы сломить сопротивление французов?

Стоит напомнить, что Джихад издревле предполагал три этапа завоевания новых территорий.

Вначале страна с немусульманским населением называется «Дар ас-сульх» (временный мир). Прибывшие мусульмане, первоначально являясь меньшинством, образуют общины, закрепляются, начинают проповеди и активное обращение прозелитов.

Затем, когда их влияние, сила и численность в этой стране возрастает, она провозглашается «Дар аль-Харб» (зоной войны). Больше не нужно мириться с местными порядками и культурой, можно отбросить благоразумие и вести боевые действия против неверных, если те отказываются перейти в новую веру добровольно.

Затем, после победы, устанавливается «Дар аль-Ислам» (царство ислама), где действует закон Шариата и мусульманам принадлежит политическая власть. Иудеи и христиане получают подчиненное положение, а атеисты и язычники подвергаются репрессиям. Эту «войну» можно понимать как в прямом смысле, так и в символическом, с поправкой на современность.






Какой этап сейчас происходит в Европе? Есть разные ответы.

В любом случае одной из главных мыслей романа является то, что действенным средством против либерализма и постмодернизма по-прежнему остается возврат к естественной иерархии общества, к религиозному мировоззрению и традиционным ценностям.

Только вот вернется ли Европа к своим собственным традициям или вынуждена будет покорно принять чужие — покажет время.

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Эльвира Мирсалимова
Беларусь

Эльвира Мирсалимова

Публицист

Писатели без Родины

Антон Денисов
Беларусь

Антон Денисов

Историк, политолог, публицист, кандидат наук

В защиту Алексиевич

В клубе благородных гуманистов

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Номер первый

Со Светланой Алексиевич мне довелось встретиться лично

Кирилл Бенедиктов
Россия

Кирилл Бенедиктов

Главный редактор сайта Русская Idea

И корона твоя из клёна

За что на самом деле ей дали Нобеля