Лечебник истории

15.07.2018

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Почему Сталин пропустил нападение Германии на СССР

Новые и старые мифы о войне

Почему Сталин пропустил нападение Германии на СССР


История сегодня тоже становится полем боя. Как и на любой войне, цель противника здесь та же — деморализовать, уничтожить или захватить в плен. В данном случае — в плен новой пропагандистской лжи…
 


Сон в Кремле в июньскую ночь

Любопытно, что хейтеры СССР именно советской истории уделяют непропорционально много внимания. Все остальные периоды прошлого, от ВКЛ до Российской империи, для них словно перестали существовать. Иное дело — ненавистные им Советы.

Темы революционного насилия, репрессий и войны являются здесь приоритетными. В ложной интерпретации революции и «Большого террора» 37-го, который в действительности сам являлся своего рода «контрреволюцией», манипуляторы добились немалого успеха.

Но вот с Великой Отечественной войной, как показывает массовое народное движение на 9 Мая, дело до сих пор не удается сдвинуть с мертвой точки.

Более того, словно в ответ на социальный и идеологический провал неолиберального экономического проекта искренний, не казенный энтузиазм людей на День Победы сегодня начал явно расти. Шествие «Бессмертного полка» в этом году — тому хороший пример.

И кого-то это явно не устраивает. А значит — надо утроить усилия по очернительству.

При этом безоглядно идеализировать советское прошлое тоже нет оснований. Там хватало и бюрократических искажений, и своих грубых просчетов и ошибок — и преступлений тоже. И мифология своя — тоже была.

Но этим не исчерпывается все огромное значение и достижения того времени для наших народов. Тем более — победа в Великой Отечественной войне.

Бесспорно, трагичным был и начальный период войны. И кстати, первая мифология появилась уже во времена Хрущева и Брежнева.
 


Ключевые постулаты: «Нападение Германии было неожиданным», «Репрессии накануне войны выбили весь командный состав Красной Армии», «В руководстве войсками преобладала «школа Буденного» — хотели немецкие танки шашками порубить», и так далее.
 


Современные «ревизионисты» берут и усиливают эти положения, переделывая на свой лад. Сегодня мы рассмотрим миф №1 — «Как Сталин проспал начало войны».


Предчувствие глобальной войны

Сейчас всем прекрасно известно — советская разведка и немецкие антифашисты буквально забросали руководство ВКП(б)-СССР сведениями о готовящейся войне, вплоть до точных дат. Поэтому в современной модификации более актуальной становится версия  «Сталин знал о нападении — но не верил…». Вроде как считал, что военного столкновения с Германией удастся избежать. Собственно говоря, это толкование поведения Иосифа Джугашвили перед войной появилось еще в хрущевско-брежневское время.

Сталина есть за что критиковать — но вот обвинять в глупости или политической наивности никак не приходится. Полагаем, что генсек ВКП(б), который, вопреки насаждаемым стереотипам, управлял страной вовсе не единолично, а коллективно — как и все советское руководство, был убежден в неизбежности нападения нацистской Германии на СССР.

Уверенность эта возникла сразу же после прихода НСДАП к власти в 1933 году. В пользу этого со всей очевидностью говорил и крайний антикоммунизм нацистов, сразу же развернувших беспрецедентный массовый террор против инакомыслящих. И насущная потребность германских корпораций в геополитическом и экономическом реванше, что усиленно подкреплялось расовой антиславянской доктриной.
 
Советскому руководству, не затуманенному никакими «цивилизационными теориями», неизбежность войны была ясна как дважды два — четыре. Все последующие события — вмешательство национал-социалистов в гражданскую войну в Испании, аншлюс Австрии, вторжение в Чехословакию — только подкрепляли эту убежденность.
 
 



Памятная медаль в честь Мюнхенского соглашения 1938 года о присоединении пограничных земель Чехословакии, населенных немцами, к нацистской Германии. На аверсе — Адольф Гитлер (Германия), Бенито Муссолини (Италия), Невилл Чемберлен (Великобритания), Эдуард Даладье (Франция).
 


Избежать войны СССР с гитлеровским «рейхом» было невозможно — все равно что пытаться предотвратить землетрясение или извержение вулкана. Основной же задачей руководства страны была необходимость уйти от военного столкновения с объединенными силами всего империалистического Запада.

И с этой стратегической задачей оно успешно справилось. При этом допустив тактические просчеты с определением точной даты нападения, развертыванием войск и так далее. Но и тут не всё так просто…


Пакт Риббентропа-Идена

Обычно говорится, что приказ о приведении советских войск в боевую готовность долго не отдавался из-за боязни «спровоцировать» вермахт на преждевременное нападение.

А кого, собственно говоря, было провоцировать? Три группы немецких армий, по всем направлениям давно уже изготовившихся к броску на СССР? Немецкая сторона утверждала, что сосредоточение ударных группировок вдоль всей советской границы — это всего лишь перегруппировка немецкой армии от британских бомбардировок. Но вряд ли такое неуклюжее бормотание германского МИДа могло ввести в заблуждение советскую военную разведку и командование.

Но сверхосторожные действия коммунистического руководства на западной границе действительно имели место. Было ли это позицией страуса, прячущего голову в землю при виде бронированных полчищ Гота и Гудериана? Или такая щепетильность была вызвана более актуальными обстоятельствами? Например, желанием не дать Гитлеру повода, ссылаясь на угрозу «большевистских орд», заключить союз с Великобританией и США?

«Ерунда, — скажет иной «специалист» по Второй мировой, которых сейчас благодаря интернету стало великое множество. — США тогда вообще занимали нейтральную позицию. А какое значение могла иметь английская армия, запертая на своем острове?»

Это не так. Традиционное, «ура-патриотическое» преуменьшение потенциала и роли союзников — также неоправданно.

Во-первых, английская авиация доставляла Германии немало проблем.

Во-вторых, руководство вермахта, люфтваффе и «кригсмарине» понимало всю сложность и даже нереалистичность проведения десантной операции на Британских островах. О чем косвенно свидетельствует хотя бы то обстоятельство, что на протяжении всей войны оно на высадку в Англии так и не решилось.

В-третьих — удар по СССР, нанесенный не только на Западе, но и в Закавказье и Средней Азии, через территории британских полуколоний, мог бы сразу стать для Советского Союза крайне опасным. Если не роковым. Не зря в Персии и Афганистане так активно работала немецкая разведка, а уже в августе 1941 года СССР и Англия ввели в Иран свои войска.

В-четвертых, заключение союза Германии с «социально и расово» близкой Британией имело более чем достаточно сторонников в руководстве «рейха». «Мюнхенский сговор» 1938 года красноречиво свидетельствует об этом.

В 1939 году между Германией и определенными британскими кругами велись тайные переговоры о военном союзе против СССР. А 10 мая 1941 года, менее чем за полтора месяца до нападения на Советский Союз, ближайший соратник Гитлера Рудольф Гесс перелетел в Англию. Его целями были прекращение войны между двумя «братскими арийскими народами» и новая война — против «азиатско-большевистской России».





Официально считается, что это была личная инициатива Гесса, но все документы по этому делу до сих пор не рассекречены. В любом случае англо-германский альянс был вполне возможным до самого последнего дня.
 
В пятых. Заключение пакта между лордом Иденом и фон Риббентропом коренным образом изменило бы саму конфигурацию Второй мировой войны. США тогда действительно остались бы нейтральными. В лучшем случае. Более того, Япония имела бы дополнительные аргументы направить свои захватнические устремления не против Британии и Америки, а на советский Дальний Восток и Сибирь. Вот этого тройного удара советскому руководству стоило опасаться более всего.

В марте 1941 года в Югославии в результате переворота к власти пришло пробританское правительство. Германия атаковала и разгромила Югославию. Между прочим, это позволило оттянуть начало войны с СССР на несколько месяцев.

Но падение Королевства Югославии, на взгляд Кремля, могло иметь и другие последствия — потеря последнего союзника на европейском континенте бодрости духа в Лондоне никак не прибавляла. А значит, также могло толкнуть к поиску перемирия и союза с Германией.

Правда, противоречия между проигравшей Первую мировую Германией и Британской империей и США, их споры за колонии и передел сфер влияния, были крайне сильны. Что в конечном итоге и не дало сложиться этой коалиции. Но именно «большевистская угроза ценностям западного мира» могла бы стать решающим аргументом для их союза.

О том, что Сталин опасался такого кошмарного сценария более всего, также свидетельствует опыт своеобразной репетиции Второй мировой — гражданской войны в Испании…


Марокко как неделимая часть Испании

Такой позиции о целостности Испанской империи тогда придерживались не только монархисты или республиканское правительство, но даже руководство Советского Союза.

Западноевропейцы начали подчинять Марокко в XIX веке. В 1912 году большая часть страны досталась Французской империи, меньшая — Королевству Испания. Арабы и берберы неоднократно поднимали восстания против европейских колонизаторов и даже создали свою Рифскую республику. При этом колониальная война в Марокко велась далеко не всегда успешно для испанской армии.

Но именно части, набранные из марокканцев, стали основой националистических войск после начала мятежа в июле 1936 года.

Прежняя регулярная армия фактически раскололась между мятежниками и республиканцами, хотя большинство офицерского корпуса поддержала Франко. До подхода итальянского экспедиционного корпуса и немецкого легиона «Кондор» именно марокканская кавалерия и отряды монархистов-«карлистов» «Рекетос» были самыми боеспособными частями франкистской армии.




Марокканские наёмники — самые жестокие «отморозки» Второй мировой.
 


Марокканские наемники творили неслыханные зверства. Однако автономному правительству республиканской Каталонии удалось установить контакты с представителями национально-освободительного движения этой североафриканской страны. Его лидеры заявили: их легионеры уйдут из Испании, если республиканское правительство признает независимость Марокко.
 


Сторонником такого решения был и советский консул в Барселоне Антонов-Овсеенко. Однако в Кремле выступили против суверенитета Марокко. Мадрид отказался признать независимость африканской колонии, а дикие головорезы из пустынь продолжали наступать на него в первых рядах фашистской армии. В результате Испанская республика пала.
 


Почему в Москве отказали Марокко в праве на самоопределение? Сталин отказался тогда от советской поддержки антиимпериалистической борьбы по одной причине — он не хотел раздражать колониальные державы Англию и Францию.

Формально они занимали по отношению к Испанской республике и СССР нейтралитет. Прецедент же с освобождением колонии мог толкнуть их к союзу с Гитлером, Франко и Муссолини. Более того, с 1939 года деятельность Коминтерна также начали постепенно сворачивать.

В 1938 году, накануне вторжения немецкой армии в Чехословакию, СССР тоже предлагал военную помощь ее правительству. Однако Польша, сама готовясь к нападению на чехов, отказалась пропустить Красную Армию. А британский и французский послы в Праге предупредили чехословаков, что их военный союз с русскими приведет к крестовому походу против большевизма, в котором Англия и Франция примут участие.
 


По вполне очевидным социальным причинам британские консерваторы и французские либералы делали выбор между коммунистическим СССР и националистической Германией в пользу нацистов.
 


При этом, по собственным немецким подсчетам, если бы СССР нанес упреждающий удар в 1938 году, вермахт был бы разбит. Надо полагать, что ГРУ Красной Армии понимало это также отчетливо.

Однако превентивного советского наступления не последовало. Почему? Из гуманитарных соображений?

Что бы ни писал Суворов-Резун, советское руководство прекрасно понимало — нанеси оно такой удар по Германии даже после вступления в войну с ней Британии, в Лондоне и Вашингтоне с большой долей вероятности этот удар все равно воспримут как акт «большевистской агрессии». В пользу этого говорят и первоначально неудачные советские переговоры с союзническими миссиями.

 
* * *

Таким образом, политическому и военному руководству СССР накануне Великой Отечественной войны удалось избежать главного — образования общего антисоветского фронта всех западных держав во главе с Германией.

Но на этом фоне обострились опасения дать повод нацистскому рейху говорить о советской угрозе всему Западу. Что привело к позднему приведению советских войск в боевую готовность и стало одной из причин тяжелых поражениям лета-осени 1941 года.

Однако именно в этот период Красной Армии все же удалось замедлить, а затем и остановить наступление вермахта, сокрушительных ударов которого не могло выдержать до этого ни одно государство мира…
         
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Василь Владимирович Герасимчик
Беларусь

Василь Владимирович Герасимчик

Учитель

Между Сталиным и Пилсудским

Где ковался сталинский меч

О предвоенной советско-германской торговле

Александр Усовский
Беларусь

Александр Усовский

Историк, писатель, публицист

Сражение при Баин-Цагане — 3

Александр Усовский
Беларусь

Александр Усовский

Историк, писатель, публицист

Сражение при Баин-Цагане — 2

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    36
    202
  • Последняя реплика:

Теория разумного эгоизма

Перепутал с семью казнями египетскими. Или семью смертными грехами.

Как правильно выбрать жену и тещу: старинные рецепты

У О.Генри , в цикле о чете Мак-Кинли - главная фраза -" Если мы с миссис Мак-Кинли спорим , как поступить , мы всегда приходим к компромиссу . Поступаем так , как хочет миссис Мак-...

Манкуртизация: Булак-Балахович в оппозиционном пантеоне

Балаховіч савецкім беларусам не пасуе ў якасці героя хоць бы таму, што ваяваў супраць савецкае ўлады. Не было б за ім такога крывавага следу - можна было б параўнаць яго з шолахаўс...

Американцам объяснили, что творится в Беларуси и вокруг неё

====Он добавил, что стоит бояться даже не того, что на территории Украины будет НАТО: «Там достаточно людей в Украине, которые будут в десять раз хуже НАТО...

Литовская охранка на страже правильной истории

"не то чтобы не осилила" У Вас там должно быть "не то чтобы осилила", а "не" перед "осилила" я от себя добавил по невнимательности.