Как это делается

12.09.2020

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Питомники польско-белорусской дружбы

После того, как программа Калиновского долго и мучительно умирала, ей светит новое прочтение в 2020 году

Питомники польско-белорусской дружбы
  • Участники дискуссии:

    2
    2
  • Последняя реплика:

    14 дней назад

7 сентября Польша официально заявила о том, что готова принимать белорусских студентов «из-за репрессий режима Лукашенко». Почему они тянули так долго, нам не известно. Между тем, с самого начала было понятно, что студентов, как ранее рабочих, будут заманивать в протестное движение пряниками. Но если стачкомам предлагали наличку здесь и сейчас, то студентам обещают только отдаленное светлое будущее.

Разумеется, делают это очень щедро, в лучших польских традициях. Например, университет в Люблине предлагает аж 10 бюджетных мест. Другой польский вуз предлагает обучение по специальной программе «Жыве Беларусь» сразу для 8 студентов. Кстати, обещает платить им 600 долларов целых 6 месяцев. Еще один щедрый вуз скромно предлагает «бесплатную психологическую помощь». Как говорится, чем можем – поможем.

Мы, конечно, задались вопросом – а польские вузы, что, резиновые? Есть ли какой-то общий план приема для этих лиц? Сколько под них зарезервировано мест? Сколько средств выделено из бюджета?

ОТВЕЧАЕМ. Примут они ровно столько, сколько польские вузы недобрали польских студентов в текущем году. Именно поэтому агитационная кампания стартовала сейчас, когда «свой» прием уже закончен.

Проблема всей Болонской системы, которая действует в ЕС, в том, что студенты, а особенно преподаватели, активно перетекают в страны с более высоким уровнем жизни и зарплатами. Соответственно, вузы Восточно Европы пустуют, особенно региональные. Именно для них существует огромное количество грантовых программ, которые позволяют даже белорусским (и вообще любым) студентам учиться в какой-нибудь условной Румынии.

Так они добирают себе студентов и нагрузку; причем им даже выгоднее получить более-менее мотивированного студента ост-арбайтера, чем местного «румынского» студента, который с большой вероятностью уедет жить дальше в Европу.

Более того, грантовые программы (например, Вышеградской группы), по которым региональные вузы получают деньги на обучение пришлых студентов, позволяют держать мелкие и слабые национальные системы образования на плаву. Без грантовой поддержки они бы просто закрылись, а вся Восточная Европа превратилась в трамплин для эмиграции дальше на Запад прямо со школьной скамьи. К слову, примерно такая ситуация уже сложилась в депрессивных странах, типа Литвы, где наблюдается постоянный отток молодого населения.

В целом, молодые выходцы из бывшего соцлагеря группируется вокруг ФРГ и Великобритании; именно в эти страны происходит чудовищная утечка любых мало-мальски квалифицированных восточных кадров. Обусловлено это тем, что как такового местного заказа кадров для вузов нет, все регулирует рынок. А если вы закончили свой вуз, и вас никуда не берут без опыта работы, да и самой работы нет, то это только ваши проблемы. Реформировать рынок труда никто не будет – да это и невозможно по правилам ВТО. Поэтому вместо того, чтобы помочь молодым людям с трудоустройством, в Европе сделали свое ноу-хау: был сформирован класс «вечных студентов», которые годами, лет до 35, гастролируют по странам и получают по 5-6 дипломов, живя на грантовую стипендию. Нам она кажется высокой, но только по белорусским меркам – как правило, платят установленную в стране минималку или до 50% от нее, где как повезет.

Что касается конкретного нашего региона, то Польша, к примеру, затыкает дыры в экономике дешевой, неквалифицированной рабочей силой. Понятно, что украинцы и другие успешные нации будут работать только там, где сами поляки не захотят, например, чистить нужники или собирать клубнику. Это можно делать прямо сейчас, благодаря великолепному «безвизу», никакое образование не требуется. А вот чтобы получить полноценного члена польского общества, его надо долго учить и полонизировать, чтобы он проникся языком, культурой, ассимилировался и даже, по задумке, начал нести свет польской государственности на одичавшие территории бывшей Речи Посполитой.

Но здесь поляки наступают на старые грабли. Провал программы Калиновского был в том, что ее выпускники либо очень быстро уезжали дальше на запад, либо шли работать на Белсат, но уж точно не рвались обратно на «кресы» наводить демократию. Разумеется, были и те, кто банально разложился в польском обществе – наркотики там гораздо доступнее, чем в РБ, их продают и покупают фактически с рук. С непривычки многие слетают с катушек.

В общем, соблазнов много – и из всех наборов Калиновского хорошо если половина доучилась до конца и получила польский диплом (а за все годы цветных революций набрали менее 400 человек).

В таком контексте особенно цинично звучат слова Премьера Польши Моравецкого для «Польского радио»:

– Мы хотим, чтобы белорусских студентов было больше. Мы хотим, чтобы наши университеты стали питомниками польско-белорусской дружбы.

Если кто не знает, в питомниках обычно выращивают служебных собак либо растения. Соответственно, выбор невелик – либо лаять с «Белсата» за паёк, либо вырасти космополитичным овощем без собственного мнения.

 

Подписаться на RSS рассылку

Метки:

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Сергей Юрьевич Пантелеев
Россия

Сергей Юрьевич Пантелеев

Политолог, директор Института Русского зарубежья

«Если уйдет Белоруссия, за ней «рванет» в Казахстане, потом в России»

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Без вины виноватый

Выстрел в ногу

Две страны Евросоюза решили поддержать белорусскую оппозицию. Чем они рискуют в борьбе с Лукашенко?

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Кто, как и с какой целью вмешивается во внутренние дела Беларуси

Подрывные «фабрики мысли»

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.