Борьба с умом

12.07.2018

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Пальчис, спиритизм и русско-польская война

Пальчис, спиритизм и русско-польская война
 
   

 



Решение о праздновании Дня независимости 3 июля, в день освобождения столицы Беларуси от немецких захватчиков, было принято в ходе республиканского референдума в 1996 году. Дата празднования объявлена в 1996 году Декретом Президента Республики Беларусь от 11 декабря 1996 г. №1 «Об установлении государственного праздника — Дня Независимости Республики Беларусь». Таким образом, Беларусь является единственной из бывших советских республик, чей день независимости не привязан к распаду СССР.
 


 

    
3 июля вся страна отмечала это знаменательное событие. Но, как обычно, каста неприкасаемых и в этот день сумела отличиться.
 
Конечно, ожидать другого от людей, которые в День Победы скорбят, а в день, когда нацистская Германия совершила вероломное нападение на СССР, начинают рассказывать о репрессиях в СССР, другого ожидать и не приходится.

Из года в год оппозиционеры тиражировали миф о том, как Красная армия при освобождении Минска разрушила город до основания и уничтожила огромное количество жителей. Не сумев доказать своих слов, так как все данные говорят об обратном, свидомиты решили создать другой миф и взять его на вооружение. Они решили обратиться к эпохе, в которой будет поменьше документов и прямых опровержений их слов — в силу давности событий.
 


Таким образом на сайте Эдуарда Пальчиса появилась запись о том, как «наши предки» 3 июля выгнали московитов из Минска. Давайте вместе разберемся, насколько эти предки наши и кто откуда кого выгонял.
 

 
С самых первых строк, точнее — с самого заголовка, появляются первые вопросы. Как и полагается желтому изданию, претендующему на роль конкурента РЕН-ТВ, в заголовке напускается побольше туману и загадочности: «Неизвестная история…» Еще бы инопланетян и рептилоидов на заглавную картинку поставили для пущей убедительности.
 
Внимание — вопрос: если история неизвестная, то как она стала известна Эдичке? Те, кто сразу не может ответить на вопрос, читайте дальше, я помогу вам с этим.

Итак, речь в материале Пальчиса идет о русско-польской войне 1654—1667 годов (Тринадцатилетняя война).

 
Начну с того, что по свидомой традиции в тексте нет ни одной ссылки на источники информации, что является совершенно недопустимым в научных кругах. Помимо этого, Пальчис начинает свое повествование даже не с первого года войны, предпочитая опустить весьма важные события. В частности, он забывает упомянуть предысторию начала войны, что никак не допустимо для более менее адекватного исследователя, и уж тем более исследователя в области непосредственно истории. Что уже говорит об уровне профессионализма Эдуарда, а также о его ангажированности.
 
Итак, предпосылкой начала Тринадцатилетней войны стало этническая и религиозная дискриминация проживающего в Речи Посполитой, образованной в 1569 году федерации Королевства Польского и Великого княжества Литовского, русского православного населения со стороны польской и ополяченной шляхты (Хорошкевич, А.Л. Русское государство в системе международных отношений конца XV — начала XVI в. — М.: Наука, 1980. С. 86—87). Протест против притеснений выливался в периодически возникающие восстания, одно из которых произошло в 1648 году под руководством Богдана Хмельницкого.
 


Поэтому очень удивительно, что Пальчис с самых первых строк пишет, что наши предки больше всего пострадали от этой войны. Для тех, кто не знает — основная масса жителей ВКЛ была православного вероисповедания.
 

 
Так, в период Ливонской войны 1558-1583 гг. имеются свидетельства иезуита Антонио Поссевино, папского легата в Восточной Европе. В одном из своих посланий в Рим он пишет, что «в Руси, Волыни, Литве, в присоединенных к Короне Польской областях, жители, хотя и состоят подданными католиков, упорно привержены к греческой схизме (православию). Сенат и прежде всего король (Баторий) желает, чтобы они сделались католиками; жители уличены в тяготении, вследствие схизмы, к московитам: они публично молятся о даровании московитам победы над поляками». (Полоцко-витебская старина. Кн. 1. Витебск, 1911. С. 31.)

 

 

Также Пальчису неизвестно, откуда ноги растут у этих распрей — в 1413 году была заключена Городельская уния между Ягайло и Витовтом. В частности, в договоре речь шла о привилегиях, которые даются литовскому панству:
 


«12. Сверх того, названными выше свободами, привилегиями и милостями только те паны и шляхтичи земли литовской могут владеть и пользоваться, которым оружие и гербы шляхтичей королевства Польского пожалованы, и почитатели христианской Религии, Римской церкви подвластные, НЕ СХИЗМАТИКИ или другие неверующие».
 

 
Эти темы необходимо рассматривать отдельно, так как изложить по ним много чего можно и нужно, а пока что вернемся непосредственно к трудам фантазера Эдички. Очевидно, что Пальчис как-то не сильно переживает по поводу притеснения наших далеких предков, но очень переживает по поводу того, что наши предки позвали московитов освободить их от гнета польской шляхты.
 
Свидомые не умеют в историю и понятия не имеют, что история не придумывается, а составляется на основании источников. А мы вот умеем, любим и практикуем. Свидетельств дискриминации огромное множество. Так, например, белорусский православный святой, убитый поляками, мученик за Веру и Родину Афанасий Брестский (1595-1648) писал о том, как власти Речи Посполитой дразнят тех, кто исповедует Православие:
 


«На кождомъ мѣстцу, въ дворахъ и въ судахъ, уругаются зъ насъ и гучатъ на насъ: «гугу, русинъ, люпусъ, реліа, господи-помилуй, схизматикъ, турко-гречинъ, одщепенецъ, Наливайко».
 

 
Чтобы вы понимали: само слово «русин» было предметом насмешки со стороны поляков, что-то вроде «мятежного необразованного быдла». В то время русинами себя называли все восточные славяне (и белорусы, и малороссы, и великороссы), русинами себя называли Франциск Скорина, Василий Тяпинский, Симон Будный, язык нашего народа назывался «русским» (см. Статут ВКЛ или «Катехизис» Симона Будного).

И в XVII веке наш народ оказался в государстве, где само имя его высмеивалось как синоним второсортности!
 
И таких примеров тьма, но да ладно, вернемся к 3 июля и потугам притянуть за уши Тринадцатилетнюю войну к этим событиям, с целью заменить реальную историю на польскую. После жалоб на то, что московиты успешно потеснили поляков и освободили существенную часть территорий от угнетателей, Пальчис пишет, что от Польши ждать помощи не приходилось, так как на Польшу напала Швеция…
 


 

Горе-гысторык даже не знает, что вступление в войну Швеции и её военные успехи заставили Россию и Речь Посполитую заключить Виленское перемирие. При этом ещё раньше, 17 мая 1656 года, Алексей Михайлович объявил Швеции войну.

Да и вообще странно звучит: как это — Польша не могла ждать от Польши поддержки? Речь Посполитая была именно польским государством — воспользовавшись в 1569 году слабостью ВКЛ, поляки затащили Литовско-Русское государство в унию, отобрали южнорусские земли с Подляшьем и начали колоссальный прессинг Православия и западнорусской культуры.
 


Название государства — Речь Посполитая Польская — говорит само за себя. Оно зафиксировано прежде всего в дипломатических источниках. Привожу примеры:
 
1635 год — Лист Литовско-Польских королевских послов Московским думным боярам («Акты, относящихся к истории Западной России», Т.5. (1633-1699 годы). С. 21).
 
1768 год Traktat wieczystej przyjaźni pomiędzy Rosją a Rzecząpospolitą.
 


 

 
Два документа разделяет 133 года, а название не изменилось.
 

 
Таких тонкостей змагар Пальчис, конечно же, знать не может. Вообще подход свядомых змагаров к истории — это подход вандала к памятнику с большим историко-культурным значением, ну или поведение пьяного слона в посудной лавке.
 

Далее у Пальчиса фантазия проявилась еще более бурно, так бывает, когда человек в эмоциональном порыве расходится и вообще перестает ощущать связь с реальностью. Так, Эдичка упоминает взятие Минска, но при этом даже забывает упомянуть даже того, кто его брал-то, зато расписывает какие жестокие были московиты, как их встречали огнем и мечом.
 
Правда и здесь он сам себе противоречит, утверждая, что сопротивление было всенародным, но русское войско встречали какие-то кучки. Я надеюсь, что он имеет ввиду не кучки, оставленные бегущей польской шляхтой…
 
О всенародном сопротивлении наиболее красноречиво говорит пример, хорошо иллюстрирующий ситуацию на занятых русскими войсками землях. 14 октября 1654 г. жители Могилева — бурмистры, райцы, лавники и мещане — пришли к командиру русского отряда Воейкову со словами:
 


«Из Смоленска государь изволил пойти к столице и своих ратных людей отпустил. А к нам в Могилев ратных людей зимовать не прислано, пороху нет и пушек мало. Мы видим и знаем, что государь хочет нас выдать ляхам в руки, а на казаков Золотаренковых нечего надеяться: запустошив Могилевский уезд, все разбегутся, и теперь уже больше половины разбежалось. Мы на своей присяге стоим, но одним нам против ляхов стоять не уметь».
 

 
Тут Пальчис пытается приводить какие-то доказательства, мол, Золоторенко спалил Кайданов и убил всех его жителей. Для пущей убедительности он пытается писать на старорусском языке, а может на старобелорусском, но по его умению писать не очень-то и понятно на каком именно…
 
И, как обычно, забывает упомянуть откуда взята информация, да и даже дату забывает указать. Понятно для чего — чтобы усложнить проверку на соответствие реальности. Но мы же умеем работать с источниками, вот и нашли, что не Золоторонеко это сделал, а другой украинский полковник — Иван Попович, и слова, приведенные Пальчисом принадлежат именно ему, но и не совсем так они звучали, но да ладно.

А наказной гетман Золотаренко 16 июля докладывал царю о победе над польским войском под Ошмянами. Можете на карте посмотреть где находится Кайданов, а где Ошмяны. Пальчис даже это не удосужился сделать, видно какой он белорус — даже карту страны никогда в глаза не видел…
 
Также очень любопытно, что приписываемый царской армии разбой и грабежи совершали как раз те самые, кого братушками зовут Пальчис и Дашкевич и иже с ними — украинцы. Пока царские войска наступали, освобождая белорусские земли от поляков, в тылу начали бесчинства запорожские казаки Золотаренко. Они не только грабили крестьян, но обнаглели до того, что стали устанавливать налоги и оброки, в свою, разумеется, пользу.
 
Так вот, возвращаясь к взятию Минска, брал его князь Федор Хворостинин и информации по непосредственному взятию имеется крайне мало, и откуда Пальчис взял шляхту в пяти километрах от Минска — никому, кроме Пальчиса, не известно. Видать, лично там был.
 

Идем дальше, пропуская фееричные бурные фантазии по поводу жизни минчан в оккупации, ибо очень уж узкая проблема и данные по ней собрать за пару дней под силу только всемогущему колдуну Пальчису, судя по всему, общающегося с духами, которые ему все и рассказывают.
 
Любые жизнеописания быта того времени всегда весьма скудны, и делать какие-то выводы является возможным только из небольших выдержек разного рода документов, записей и всякого рода косвенных событий. Это очень большой объем работы, а вот про ведение боевых действий, всяких значимых событий информации хоть отбавляй, но и ее не смог осилить великий колдун и волшебник Эдичка.
 
После жалоб на московскую администрацию Эдуард перешел к доказательной базе. Мол, жилось так плохо, что люди массово уходили в партизаны. Что же, рассмотрим этих самых партизан, кто такие и почему они там партизанили, да и партизанили ли вообще.
 


 
 
Самуэль Оскерко — полковник войска ВКЛ (1632 г.), служил в Мозыре земским писарем, войт мозырский (1633 г.) и стал во главе городского правления, судья мозырский (1653 г.), посол сеймовый (1666), депутат Трибунала ВКЛ. Имел двор на Свиридовской улице в г. Мозыре.
 
Вот его Пальчис называет народным партизаном… Да уж, партизан так партизан. Я не касаюсь личности этого человека, но партизаном его никак нельзя назвать, и уж точно — народным. Он конкретно так исполнял приказы польского командования, оставаясь верным своей присяге и всего-то.
 
Иван Нечай происходил из шляхетского рода Мстиславского воеводства. В 1658 году (после смерти Хмельницкого) Нечай поддержал Гадячский договор гетмана Ивана Выговского и перешел на сторону Речи Посполитой. Получил амнистию от короля Яна-Казимира и был пожалован бобруйским староством.
 
Денис Мурашка — В 1654 году в Беларуси служил казацким сотником одного из полков наказного гетмана Ивана Золотаренко. Организовывал крестьянские выступления, руководил крестьянскими отрядами. С осени 1656 года его резиденция располагалась в Игумене, с лета 1657 года — в Камне. Казацко-крестьянское войско Мурашки контролировало Минский и Ошмянский поветы, совершало рейды на имения «присяжной» шляхты Новогрудского повета. В сентябре 1658 года Мурашка открыто перешёл на сторону Речи Посполитой.
 
Какие события повлекли переход части казаков на сторону Речи Посполитой?

В 1657 году умер Богдан Хмельницкий. Гетманом Войска Запорожского был избран Иван Выговский.
 
Одновременно в Вильно продолжались переговоры между Россией и Речью Посполитой. Целью переговоров было подписание мирного соглашения и межевание границ между государствами.
 
Истинные намерения Выговского и Речи Посполитой открылись в 1658 году. Гетман подписал Гадячский договор, согласно которому Гетманщина входила в состав Речи Посполитой в качестве федеративной единицы. Это позволило Речи Посполитой возобновить войну и войска под командованием гетмана Гонсевского попытались соединиться в Литве с отрядами казаков, принявших сторону Выговского.
 
Еще есть вопросы по поводу партизан, которые из-за плохой жизни ушли в леса? Один литовский полковник и два казака-перебежчика. Вот и все недовольные царской администрацией.

И как оппозиционная тусовка любит громкие фразы про «вся Беларусь»! Вся Беларусь поддержала повстанцев... наверное, поэтому, например, отряды Нечая и Мурашки разорили окрестности Шклова, как сообщал князь Юрий Долгоруков:
 


«...а Шкловский уезд, около города Шклова, села и деревни позжены, и конских кормов нет от войны черкасских полковников Нечая и Мурашки с черкасы».
 

 
Собственно, лозунг «вся Беларусь поддерживает» оппозиционеры всегда любили натягивать на себя, пытаясь хоть как-то поднять свою значимость. Обычно вся Беларусь ограничивалась несколькими десятками маргиналов, как, собственно, и в этой истории, если посмотреть, что эта троица контролировала и как присоединяла к своим «завоеваниям» новые земли.
 

Идем дальше. Мега-гысторык Пальчис берется писать про кампанию 1660 года — правда, как и всегда, крайне выборочно и очень поверхностно, при этом, как обычно, не забывая все переврать и забыть хоть на что-то сослаться. Он указывает, что польского войска было 13 000, а московское насчитывало 20 000. Итак:
 


1. Польское войско насчитывало 10 500 человек (Курбатов О. А. Из истории военных реформ в России во 2-й половине XVII века. Реорганизация конницы на материалах Новгородского разряда 1650-х — 1660-х гг./Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук, М., 2002, стр. 111)
 
2. Русское войско насчитывало 9000 человек (Курбатов О. А. «Литовский поход 7168 г.» кн. И. А. Хованского и битва при Полонке 18 июня 1660 г.//Славяноведение. 2003. № 4. С. 25—40.)
 

 
Но самое любопытное не то, что свидомые историки постоянно что-то сочиняют, а то, что Пальчис назвал это самой кровавой войной в истории Беларуси. То есть получается, что он вообще не знает про Великую Отечественную войну, когда каждый третий белорус был уничтожен немецкими оккупантами?

Ах да, как я мог забыть, ведь для Пальчиса 9 мая — день трагедии…
 

Ну и завершающий аккорд от режиссера Пальчиса, который является художником и «так видит». Откуда взята дата, так и не написано, зато написано, что после освобождения Минска в каких-то там польских документах указано, что всё было уничтожено. Уничтожение, конечно же, приписывается Пальчисом московским войскам…
 
И для пущего устрашения он дописывает, что все жители после ухода царского войска стали возвращаться… Откуда же они возвращались, с кладбищ, что ли, если верить Эдуарду? Кем все-таки было уничтожено всё, если от царя, по заверениям общающегося с духами Пальчиса, все убежали? Не наступающей ли польской армией, получается? Или может, все-таки никто и не бежал, и польская армия явилась источником разорения, мстя за то, что жители белорусских земель поддержали царя?
 
Ответ на эти вопросы лежит на поверхности. Ведь если Эдичка так усердно и нагло врет, искажает факты, многие моменты истории просто опускает, то, значит, что-то пытается скрыть. Конечно, на первый взгляд, можно подумать, что он это делает исключительно в силу своей необразованности, но лично мне, сводя все труды воедино, так вовсе не кажется. Необразованность явно прослеживается, но так же явно прослеживается и откровенная заинтересованность в искажении исторических реалий.
         
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Как оппозиция перешла на сторону Наполеона

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

НеНаша гісторыя и Сало духа

Тихо не будет, это мы гарантируем

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

«Менск Старажытны» как лакмусовая бумажка

Белорусской реконструкции

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

«Менск Старажытны» и двойные стандарты оппозиции

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    5
    36
  • Последняя реплика: