Лечебник истории

17.10.2018

От социализма к коллаборационизму

Как на самом деле создавали УНР и БНР

От социализма к коллаборационизму
  • Участники дискуссии:

    6
    15
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад



Одной из актуальных проблем постсоветского пространства является склонность национал-демократической оппозиции к сотрудничеству с иностранными государствами, которые, в свою очередь, ставят перед собой цели реализации собственных политических и экономических интересов зачастую в ущерб интересам постсоветских республик.
 

Наиболее свежий украинский пример показывает, как вчерашние демократы, выступавшие под социальными лозунгами, придя к власти, установили режим, далёкий от демократических идеалов, а сама страна оказалась в тотальной финансовой зависимости от западных институтов, следовательно, и в политической зависимости.

Социологические исследования показывают отчуждение основной массы населения республики от политических элит, которым не остаётся на данный момент иного варианта для сохранения своей власти, кроме опоры на иностранные силы.

Подобный пример является не уникальным в нашей истории, а скорее закономерным для политических сил, ставящих во главу угла националистическую риторику и опирающихся на узкие интересы либо крупного капитала, либо крупных землевладельцев.

Сто лет назад, в 1918 году, тогдашние национал-демократические силы, появившиеся на политической сцене под маркой социалистов, прошли этот путь от широкой народной популярности до прямого коллаборационизма.

В данной статье предлагается рассмотреть эту трансформацию на примере того, как это происходило на Украине и в Белоруссии.


Украинские социалисты в 1917-м и их популярность

В феврале 1917 года в Российской империи произошла революция, после которой монархия сменилась республикой во главе с Временным правительством.

В Киеве представители социалистических и либеральных партий с национальным уклоном образовали так называемую Центральную Раду (далее ЦР). И хотя в составе ЦР были и представители радикальных националистических партий, заявлявших о необходимости создания независимого украинского государства, по сути она находилась в маргинальном положении.
 


Основные политические партии Украины были практически полными местными аналогами партий всероссийских. Как показали результаты выборов в Учредительное собрание, наиболее популярными партиями России в 1917 году были Партия социалистов-революционеров и Российская социал-демократическая партия.
 


Их украинскими вариантами были, соответственно, Украинская партия социалистов-революционеров (УПСР), наиболее известным лидером которой был Михаил Грушевский, и Украинская социал-демократическая рабочая партия (УСДРП), наиболее известными деятелями которой были Симон Петлюра и Владимир Винниченко.

Что касается украинских эсеров, то в основе их программы лежал типичный набор тогдашних социалистических установок: создание парламентской республики, национализация промышленности, переход к 8-часовому рабочему дню, уничтожение сословных, религиозных, национальных и иных привилегий, введение всеобщего бесплатного образования и т. д.

Наиболее сильной стороной партии была земельная программа, которая подразумевала отмену частной собственности на землю и переход земли под управление крестьянских общин с распределением среди тех, кто её обрабатывает.

Подобные идеи обеспечивали как общероссийской, так и украинской партии эсеров наибольшую популярность в крестьянской среде, а значит, среди большинства населения тогдашней России.

Кроме того, украинские эсеры, подобно российским, выступали за переход к федеративному устройству страны.



Украинская социал-демократическая рабочая партия была полным аналогом меньшевистского крыла РСДРП и даже входила в фракцию социал-демократов в Госдуме.

В качестве программы использовалась программа всё той же РСДРП. Одно время даже шла речь о включении УСДРП в состав РСДРП, однако партии не сошлись в национальном вопросе.
 

Если РСДРП лишь допускала в будущем максимально широкую автономию Украины, то УСДРП за неё прямо выступала вплоть до права отделения Украины от России, если таковой окажется воля большинства населения края.
 

Программа социал-демократов в основном была сходна с программой эсеров, правда, аграрная часть была более слабой, так как партия в первую очередь ориентировалась на городских рабочих.

В каком-то смысле до окончательного раскола РСДРП на фракции большевиков и меньшевиков Петлюра и Ленин были членами одной партии.




Здание в Киеве, в котором в 1917 году заседала Центральная Рада.
 


Как известно, одним из основных содержаний политического процесса 1917 года была подготовка к выборам в Учредительное собрание. Социалистические партии имели довлеющую популярность и в ходе голосования получили абсолютное большинство.
 


Широко известно, что первое и второе место на выборах получили эсеры и большевики. Однако куда менее известно, что третье место на выборах по общероссийским спискам заняли партии Центральной Рады, то есть украинские социалисты. Из 707 мест в Собрании эсеры получили 279, большевики — 159, а украинские социалисты — 103 места. Для сравнения: кадеты, бывшие ранее одной из влиятельнейших политических сил в Госдуме, получили лишь 32 места, а меньшевики только 22.
 


Успех украинских социалистов заключался, конечно же, в первую очередь в их социалистической программе, которую они смогли на понятном местному населению языке активно донести в течение весны, лета и осени 1917 года.

Особенно широкой поддержкой украинские социалисты пользовались в Волынской, Киевской, Полтавской и Подольской губерниях, где они получили 70—80% голосов (большевики лишь 4—5%).

Несколько хуже ситуация оказалась в Черниговской и Екатеринославской губерниях, где украинские социалисты набрали по 50% голосов, а большевики — 20—25%.

Херсонская и Таврическая губернии, а также солдаты Юго-Западного фронта (располагавшегося на территории, которую Центральная Рада желала видеть в составе Украины) проголосовали в основном за российских эсеров, которые получили тут около 50% голосов, в то время как украинские партии — от 10 до 20%.



Головокружение от успехов и конфликт с большевиками

Подобный успех на выборах стал первым фактором для того головокружения от успехов, которое возникло у деятелей Центральной Рады к концу 1917 года.
 

Вторым фактором стала гигантская численность солдат, которые в течение 1917-го записались в ряды вновь создаваемой украинской армии. Она пока что мыслилась как часть общероссийской.
 
 


Как известно, вопрос о мире был на тот момент вторым по важности (если не первым) после вопроса о земле. В Центральной Раде полагали, что из 7 млн человек на фронте 3,5 млн — это украинцы. Соответственно, если образовать из них национальные части, то воевать они станут лучше. Идеи создания национальных частей вступили в резонанс и с намерениями Временного правительства остановить большевизацию частей Западного и Северного фронтов, которая нарастала тем сильнее, чем дольше откладывался вопрос об окончании войны. Предполагалось, что если позволить солдатам записываться в украинские части, то они с большей охотой станут воевать по месту жительства, то есть на Юго-Западном фронте.
 


Таким образом очень быстро численность «украинской армии» достигла 500 тыс. человек, которые постепенно отправлялись на территорию Украины.

Впоследствии станет ясно, что большинство из них использовали украинизацию лишь как шанс для того, чтобы на более-менее законных основаниях вернуться домой и поучаствовать в начавшемся без всяких декретов и программ чёрном переделе земли. Однако в самой ЦР, похоже, долгое время верили, что данные украинские части действительно станут оплотом автономистских или даже сепаратистских устремлений Украины.
 

Итак, иллюзия поддержки широкими народными массами, порождённая результатами выборов, а также иллюзия наличия полумиллионной армии стали факторами чрезмерной переоценки своих сил украинскими социалистами.
 


Ещё более окрепла уверенность в своих силах у представителей Центральной Рады в ноябре 1917 года.

К моменту Октябрьской революции в Киеве образовалось три власти: Военно-революционный комитет большевиков, командование Киевского военного округа, поддержавшее Временное правительство и собственно Центральная Рада.

ЦР поначалу заняла нейтральную позицию по отношению к перевороту в Петрограде. Воспользовавшись этим нейтралитетом, ВРК большевиков поднял восстание против командования Киевского военного округа, и уже к 17 ноября последние очаги власти Временного правительства в Киеве были ликвидированы.

Расправившись с одним из противников, киевские большевики начали готовиться к схватке с Центральной Радой. Однако тут дело сразу застопорилось.

Считалось, что украинские социалисты имели на тот момент значительную политическую популярность. К тому же процесс украинизации войск не стоял на месте, и в Киеве были сосредоточены различные части численностью более 20 тыс. человек, которые на тот момент считались лояльными украинским социалистам. Сам же ВРК мог рассчитывать на втрое меньшее число солдат и примерно на 2 тыс. вооружённых рабочих.
 

В итоге в руководстве большевиков решили повременить и дать Центральной Раде разложиться, как в своё время разложилось Временное правительство.
 

Тем более что в последние два месяца рост симпатий к большевикам был очевидным. Однако и украинские социалисты не сидели сложа руки.

Сделав выводы из краха Временного правительства, который был во многом вызван его нерешительностью в земельном вопросе и в вопросе о мире, Центральная Рада издаёт так называемый Третий универсал (первые два были изданы ещё весной и в начале лета). В нём объявляется автономия Украины и гарантируется набор основных свобод — печати, слова, собраний, а также неприкосновенность имущества и личности и т. д.

Кроме того, вводился 8-часовой рабочий день, государственный контроль над промышленностью, объявлялась амнистия всем политическим заключённым и отменялась смертная казнь. Заявлялось также о немедленном переходе к переговорам о мире с немцами и их союзниками.

Ключевая часть универсала — отмена частной собственности на землю. Земля должна была отныне принадлежать только тем, кто непосредственно её обрабатывает. Но как именно она будет поделена, Центральная Рада обязалась установить отдельным законом.
 


По сути, Третий универсал стал копией тех декретов, которые были оглашены большевиками после устранения Временного правительства и обусловили их растущую популярность. Его провозглашение было ловкой попыткой перехватить инициативу, укрепив тем самым свои политические позиции.
 


Впрочем, крестьяне уже без всяких декретов и универсалов принялись решать эти вопросы самостоятельно — на селе процветал чёрный передел. Солдаты же и без переговоров о мире дезертировали с фронта целыми дивизиями.




Провозглашение Третьего универсала. В центре Петлюра, Винниченко, Грушевский.
 


Киев как несостоявшийся центр новой России

Ноябрь 1917 года стал моментом наивысшего влияния Центральной Рады за весь период её существования.

Попытка большевиков поднять восстание была легко пресечена, причём практически бескровно. Не удалась и попытка большевиков получить власть на съезде Советов в Киеве. Украинские социалисты, пользуясь политической поддержкой в окрестных губерниях, смогли привести 900 делегатов против 100 большевистских. В итоге последние вынуждены были переместиться в Харьков.

С этого момента Центральная Рада уже демонстрирует всероссийские амбиции, открыто заявляет о непризнании советской власти и предлагает перенести заседания Учредительного собрания в Киев, который должен стать точкой сборки России на автономных началах.

Параллельно представители Рады вступают в переговоры с заявившим об автономии и непризнании большевиков руководством Войска Донского.

В Могилёве, в ставке Верховного главнокомандующего Духонина, назначенного ещё Временным правительством, в конце ноября проходит съезд небольшевистских сил для координации требований о создании единого правительства с участием всех социалистических партий, включая даже большевиков (но без Ленина и Троцкого как заговорщиков и анархистов). В этом совещании принимают участие и представители Центральной Рады.

Большевики же не оставляли попыток договориться с Центральной Радой.

Во-первых, Совнарком принял постановление о возвращении на Украину культурных ценностей, вывезенных в различные периоды имперской истории.

Во-вторых, решение вопроса об автономии Украины предлагалось оставить в ведении местного Учредительного собрания после его созыва или решить путём всенародного референдума.
 


То есть в Петербурге не отбрасывали возможность автономии и перехода к федерации (тем более этот пункт был в программе и большевиков, и входивших в Совнарком левых эсеров), лишь предлагали провести это легитимным образом, учитывая волю всего украинского населения. Взамен требовали прекратить дестабилизацию Юго-Западного фронта, так как попытки создать взамен него Украинский фронт под командованием самой Центральной Рады порождали его развал, что ослабляло позиции России на предстоящих переговорах о мире с немцами.
 


Однако в Киеве было принято решение игнорировать эти предложения и требования.

Центральная Рада продолжила сотрудничество с Доном, пропуская через свою территорию лояльно настроенные к тамошнему правительству части, одновременно с этим разоружая части, считавшиеся большевистскими.

Украинским социалистам казалось, что именно они, а не большевики являются сейчас наиболее влиятельным центром власти в распадающейся России.

Кроме того, не стоит забывать, что к концу 1917 года большинство наблюдателей как внутри страны, так и за её пределами было уверено, что власть Совнаркома падёт за считаные недели.

Вскоре Центральной Раде со стороны Совнаркома был предъявлен ультиматум с требованием прекратить и разоружение, и пропуск антибольшевистских сил вглубь страны. В противном случае из Петрограда грозили войной.

В ответ на ультиматум Центральная Рада обвинила большевиков в великороссийском шовинизме и черносотенстве, а местным большевикам было предложено «выехать из территории Украины в Великороссию, где их национальное чувство будет удовлетворено».
 

Проще говоря, это был прообраз современного «чемодан — вокзал — Россия».
 

Отрыв от реальности оказался настолько велик, что Петлюра приказал украинскому комиссару на Северном фронте не допустить продвижения против Киева большевистских частей и блокировать Петроград верными украинскому делу подразделениями. В приказе говорилось:
 


«Немедленно организуйте украинский командный состав, чтобы, пользуясь вашим географическим положением по отношению к Петрограду, откуда надвигается на Украину большевистская угроза, удержать эту угрозу возле Петрограда».
 



Тем временем переговоры большевиков с немцами не стояли на месте.

15 декабря на переговорах в Брест-Литовске было достигнуто соглашение о месячном перемирии (Центральная Рада, несмотря на предложения Совнаркома, отказалась от совместного участия в этих переговорах, заявив, что теперь УНР имеет свой фронт, Украинский, и будет договариваться независимо).
 


Перемирие позволило большевикам сосредоточиться на решении проблемы Дона и Киева. В Харькове образовывается Народный комиссариат как правительство будущей Советской Украины — автономии в составе федеративной России. При этом войска УНР в Харькове не оказывают никакого сопротивления, а местные украинские власти после их роспуска даже не арестовывают.
 


Столь лёгкое занятие одного из крупнейших городов на территории, которую в Киеве считали своей, стало для ЦР неприятным сюрпризом.

В качестве оборонительных мер войска, верные ЦР, начинают беспорядочно разбирать рельсы в районах восточнее Киева и разрушать телеграфную связь.

В рядах украинских социалистов возникает конфликт, и Винниченко (фактически премьер-министр УНР) обвиняет Петлюру, военного министра, в том, что он своими необдуманными действиями и дестабилизацией фронта фактически стравил украинское правительство с Совнаркомом.

В итоге Петлюра был отправлен в отставку и на его место назначен военным министром Николай Порш, экономист, никогда не служивший в армии и не державший в руках оружия.


Однако Совнарком и союзный ему Народный секретариат Советской Украины больше не обращали внимания на Центральную Раду. В Петрограде и Харькове уже не считали возможным иметь дело с потерявшим адекватность киевским правительством.

Чтобы понять, насколько Центральная Рада оторвалась от реальности, стоит сказать, что такие города, как Запорожье, Днепропетровск, Луганск, Полтава, Мариуполь, Мелитополь, Одесса, были в течение нескольких недель заняты советскими войсками общей численностью всего в 12 тыс. человек.

Что касается многочисленных полков УНР, которые здесь находились, то внезапно оказалось, что это обычные дезертиры, которым было совершенно не важно, под каким флагом продолжать получать довольствие и держаться подальше от фронта.

Очень быстро от виртуальной 500-тысячной армии УНР осталось 15 тыс. человек, на которых Центральная Рада могла ещё более-менее положиться.




Гайдамаки возле Михайловского собора. Киев, март 1918-го.
 


Для занятия Киева была направлена группировка под командованием подполковника Муравьёва, которая насчитывала около 8 тыс. человек. И чем ближе приближались советские войска к Киеву, тем меньше становилась армия УНР.

В самом Киеве в поддержку советского наступления 29 января было поднято восстание рабочих, центром которого стал завод «Арсенал».

Показательно, что при 20-тысячном гарнизоне Киева участвовать в подавлении восстания согласились лишь около 2 тыс. человек. Многие украинизированные полки с броскими названиями либо в полном составе отказались участвовать в подавлении восстания, либо отказывалась подавляющая часть личного состава.


Решающим фактором поражения восстания стал прорыв в Киев отступающих под напором Муравьёва частей под командованием Петлюры.

Особенно при подавлении отличился курень «Сичевых стрельцов», составленный из бывших австро-венгерских пленных во главе с Евгением Коновальцем, будущим основателем Организации украинских националистов.

О том, в каком затруднительном положении оказалась Центральная Рада в ходе восстания, свидетельствует тот факт, что под ружьё была поставлена сотня сотрудников секретариата самой Центральной Рады, а также работников почты и телеграфа. И всё же, несмотря на трудности, к 3 февраля восстание было подавлено. Около 500 рабочих погибло, ещё до 200 были расстреляны.

Всего четыре дня спустя в Киев вошли войска Муравьёва и завязали уличные бои. Город с населением более 500 тыс. человек штурмовал отряд в 3 тыс., а защищало менее 2 тыс. К 9 февраля с властью Центральной Рады в Киеве было покончено.

Расстрелы рабочих Муравьёв использовал как предлог для ответного террора, в результате которого погибло несколько сотен человек.


Брестский мир и Центральная Рада

Январь 1918 года показал, что руководители УНР сильно переоценили прочность своей власти и преданность идеи государственности со стороны населения Украины.

Оказалось, что уставшие от войны солдаты, даже получив патриотические названия полков, не желают воевать, а для населения куда важнее пользоваться социально-политическими решениями Рады, которые точно так же готовы обеспечить и большевики.

Узкая прослойка интеллигенции, для которой действительно важны были автономистские идеи или даже идеи независимости, была неспособна всерьёз влиять на ситуацию с началом вооружённого противостояния.


Ещё в начале декабря Совнарком предлагал и даже требовал от секретариата ЦР присылки своих представителей на переговоры с Германией. Но, учитывая намерения Центральной Рады самой вместо Совнаркома стать точкой сбора России, принимать участие в переговорах украинские представители не спешили.

Более того, украинские социалисты прощупывали возможность заключить мир совместно с представителями Войска Донского. Лишь когда стало ясно, что внятной позиции от руководства Дона дождаться не получится, украинские представители отправились-таки в Брест. К тому моменту оказалось, что перемирие уже заключено без них. Представители УНР стали требовать, чтобы с ними был заключён мир отдельно, так как Совнарком они не признают и большевики не представляют интересы Украины.

Германцы ответили отказом, заявив, что воспринимают на данный момент Украину как часть России и каких-то отдельных переговоров вести не будут.




Украинская и немецкая делегации в Бресте.
 


В январе 1918 года, чем ближе приближались советские войска к Киеву, тем настойчивее становились попытки украинских социалистов договориться с немцами. Постепенно менялась и ситуация.

В январе по Австро-Венгрии и Германии прокатилась волна забастовок и протестов, создавалось впечатление, что страны стоят накануне революции, аналогичной российской. В этих условиях Военное командование и сам кайзер Вильгельм II потребовали от дипломатов ужесточить свою линию поведения и ускорить ведение переговоров.

В этот же момент Троцкий, который возглавлял советскую делегацию, рассчитывая на то, что революции в Центральных державах сами решат вопрос о мире, всячески затягивал переговоры. Свойственное ещё недавно Центральной Раде головокружение от успехов, теперь определяло поведение и Совнаркома. Затягивание переговоров привело к тому, что немцы наконец вспомнили об украинских социалистах, всё ещё пытающихся вступить в переговоры как отдельная независимая сторона.
 


Немцы настояли, что для подписания договора о мире УНР должна заявить о своей независимости, и тогда Центральная Рада пошла на издание Четвёртого универсала, в котором такая независимость провозглашалась и которую немцы тотчас же признали. В этот же день, 22 января, немецкому правительству удалось убедить стачечные комитеты и лидеров протестов в том, что мир вскоре будет подписан. Революции на время удалось избежать.
 


Однако универсал имел и ещё одну задачу. В нём украинские социалисты делают отчаянную попытку привлечь политические симпатии крестьянства. В документе определялся порядок передачи земли согласно эсеровской программе обобществления, земельный передел на Украине обретал законные формы. В ЦР рассчитывали, что этот манёвр заставит крестьян активнее встать на защиту украинской революции. Но вышло иначе.

30 января, когда переговоры между УНР и Центральными державами возобновились, поступило сообщение, что в Киеве началось крупное восстание (на «Арсенале»), и хотя украинская делегация убеждала, что это незначительные трудности, было непонятно, контролирует ли правительство страну, от имени которой подписывает мир.

Представители Центральных держав удалились на несколько дней для консультаций. Немцы откровенно выжидали, чья возьмёт, так как создавалась опасность глупого положения, при котором мир будет подписан с теми, кто не имеет никакого влияния в стране. Однако необходимость получить хоть какой-то результат взяла своё — 9 февраля, в день вступления войск Муравьёва в Киев, мир был подписан.

На тот момент украинская сторона не контролировала ничего, кроме части Волыни.

 
Окончание следует
          
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

От социализма к коллаборационизму

Окончание

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

КАК НАЦИСТЫ ИСПОЛЬЗОВАЛИ ВЫВЕСКУ «БНР»

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Под флагом субкультуры

не следует говорить от имени всей нации

«ЛЮДИ С ЧЁРНЫМИ ДУШАМИ»

Премьера фильма

Уважаемые одноклубники!

Ещё бы хотелос отмечать, что почему то тут требуется только уважение к спикерам, пока эти самы спикеры может использовать термины вроде "либерасты" и нападать на конкретные личност

ДЯДЯ ЛЕША, НЕ ПОМНЮ, НО ЛЮБЛЮ

Спасибо Вам Эдуард Лукич. Каждое Ваше слово очень перекликается с моими мыслями и действиями. Приведу текст статьи, написанной мной весной этого года:"Над Сапун-горой летят журавли

Отъюбилеим то, что хотим, а что не хотим — того и не было

Не, не подскажу.

Агент Золя. Латышский стрелок на службе советской разведки в Париже

Не хочу плохо говорить об авторе, но почти все, что он написал, можно прочесть в Википедии (впрочем, автор мог и Википедию написать, это не наезд, а подтверждение мысли Пушкина, чт

КАК РАСКАТЫВАЛИ ЧЕХОВА БУТУСОВЫМ КАТКОМ

Нормальные люди вообще такими вещами не заморачиваются :)

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.