День Победы

09.05.2019

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Освобождение левобережной Украины и Киева

Освобождение левобережной Украины и Киева
  • Участники дискуссии:

    8
    16
  • Последняя реплика:

    9 дней назад


В этом году исполняется 75 лет освобождению Беларуси и Украины. Первыми советские войска выбили немецкую армию с левого берега Днепра, что стало прологом к полному освобождению двух братских республик.

Направление главного удара

Летом 1943 года вермахт потерпел поражение на Курской дуге, и стратегическая инициатива перешла к Красной Армии. Ставка Верховного Главнокомандующего решает начать новое стратегическое наступление на Украине. Почему именно здесь? Здесь находилась колоссальная промышленная и сырьевая база. Овладение Украиной позволяло выходить и на Балканы, и на подступы к Германии. И ставило под угрозу всю «ось» союзников «Третьего Рейха» в Восточной Европе.

Вермахт готовит неприступную оборону

Но все свои прошлые поражения вермахт потерпел в ходе наступления, разбившись о советскую оборону. Теперь немцы сами будут обороняться на водных рубежах Днепра, северского Донца и Миусса. На стороне наступающей Красной Армии уже был численный перевес в людях и технике. Но у немцев было превосходство в мощи новых танков и самоходных артиллерийских установок. Как сложиться новое противостояние Т-34 и «Тигров»? И главное — чем закончиться поединок советской и немецкой стратегий и стратегов? Какова будет цена победы?

Командующий группы армий «Юг» на Украине генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн был лучшим немецким стратегом. В его роду были десятки поколений потомственных прусских военных, выросших под сумрачными сводами рыцарских замков. К тому времени фельдмаршал не проиграл ни одного сражения.

Манштейн считал — именно на Украине будет решаться судьба всей войны. Кажется, осознавал это и Адольф Гитлер. Но Эрих фон Манштейн полагал, что немецким войскам следует оттянуться к Днепру и вести маневренную оборону. Главная задача — внезапными контрударами обескровить наступающие советские войска. Гитлер же настаивал на упорной обороне на левобережную Украину до последнего.

Новый замысел советской Ставки

Советская Ставка под председательством Иосифа Сталина также обсуждает план предстоящих операций на Украине. В мае 1942 года наступление здесь уже начинали, но не учли все риски и возражения начальника оперативного управления Генштаба Василевского. Тогда советское наступление на Харьков закончилось тяжелым поражением. На этот раз Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин внимательно выслушивает начальника Генерального штаба Александра Василевского.

Он считается лучшим стратегом в советском командовании. Еще в первую мировую войну сын сельского священника семинарист Василевский пошел в армию, и с тех пор не оставляет военной службы своей стране. Бывший штабс-капитан, после Сталинградской битвы он становиться Маршалом Советского Союза.
 

Василевский предлагает начать битву за Украину рядом операций на разных участках фронта. Удары будут наноситься в направлении Донбасса, Чернигова, Киева, Мелитополя и Крымского перешейка. Такие операции по времени будут перекрывать друг друга и дезориентировать врага, что должно вынудить немцев дробить свои силы.
 

Главная задача советских войск — в ходе предстоящего наступления на плечах врага форсировать Днепр и закрепиться на его правом берегу.

Но в распоряжении немецкого командования есть высоко мобильные резервы в виде танковых корпусов и моторизованных войск СС с новой мощной бронетехникой. Сработает ли советский план?

Германцы на Днепре — бравада отступает

А каким было моральное состояние вермахта? Нацисты прививали немцам чувство расового превосходства и исключительности. Пропаганда «крови и почвы» опиралась на древнегерманскую мистику. С нацистской точки зрения, «германская раса» имела все права на Украину, поскольку еще в античные времена на берега Днепра-Данапра существовала империя готов. В 1941 году немецкие археологи шли сразу за частями вермахта, в старых курганах пытаясь откопать черепки древних германцев.

И оккупированная Украина глазами немцев снова выглядела как «страна варваров», куда они несли ценности «европейской цивилизации». В песне немецких солдат «Днепровские волны», сложенной в 1941 году, говорилось:

Там, где днепровские волны плещут о песчаный берег

На Украине, далеко от родного дома

Там, где люди живут только в сале и грязи

Появился теперь солдат как пример

Но уже очень скоро тяжести войны поубавили чувство превосходства у военнослужащих вермахта. Уже в 41-м году они заканчивали свою «днепровскую» песню словами:

«И солдаты повсюду молятся как раз: Господи на небе, пошли нас домой, довольно нам уже!».

Летом 1943 года, накануне битвы за Днепр, подобные настроения стали среди немецких солдат массовыми.

Донбасс — первый обмен ударами

Группа армий «Юг» на своем левом фланге опирается на крупный узел обороны Харьков. Правый же фланг немцев далеко выступает на восток в районе Донбасса. И Манштейн боится, что войска Сталина нанесут удар с севера и прижмут группу армий «Юг» к морю, замкнув кольцо окружения.

Ранним утром 17 июля именно на Донбассе войска Южного фронта Федора Толбухина начали внезапную атаку. Советские танкисты с ходу пробили брешь в ранее неприступном рубеже на реке Миусс и захватили плацдарм на ее западном берегу. Четыре немецкие пехотные дивизии разгромлены наголову.

Успех? Но вскоре навстречу нашим войскам перебрасывается танковые корпуса вермахта и 2-й танковый корпус СС. И к 2 августа немцам удалось восстановить линию «Миусс-фронт». Но танковые дивизии СС «Дас Райх» и «Тотенкопф» так и не прибыли в Италию, где в это время уже начинается высадка союзников.

Битва за Харьков

Манштейн напряженно пытается угадать направление удара «красных», снова надеясь на свой подвижный танковый резерв. Немецкому командованию кажется, что понеся потери на Миуссе, советские войска в ближайшее время не смогут начать крупное наступление.

Но 3 августа Красная Армия переходит в наступление на белгородско-харьковском направлении. Немцы создали здесь 7 оборонительных полос и 2 кольцевых обвода вокруг самого Харькова. Ранее город уже три раза переходил из рук в руки. Но войска Воронежского фронта Николая Ватутина пробили брешь севернее Харькова и перерезали железную дорогу на Полтаву.

Тогда Манштейн бросает сюда моторизованную дивизию «Великая Германия» и возвращает с донецкого направления 2-й танковый корпус СС. И 11 августа в районе Ахтырки наступление Воронежского фронта было остановлено. Советская разведка докладывает — немцы готовят мощный контрудар. Что предпринять — уйти в глухую оборону? Ватутин решает по-другому…

18 августа моторизированная дивизия «Великая Германия» переходит в наступление из района Ахтырки и прорывается далеко вперед. Но одновременно части 40-й армии Кирилла Москаленко наносят удар вдоль реки Псел, рассекая тылы «Великой Германии» на своем левом фланге и освобождая город Лебедин — на правом. Ватутин переиграл Манштейна…

Тем временем войска Степного фронта Ивана Конева ведут тяжелые бои за Харьков, который упорно обороняет группировка «Кемпф». Но ввиду грозящего им теперь окружения нацисты начали отход из Харькова. С 22 на 23 августа войска Степного фронта пошли на ночной штурм города. И к полудню 23 августа центр Харьков был очищен от врага. Победа? Но не все было так просто…

27 августа Адольф Гитлер прибывает в свою полевую ставку «Вольфшанце» под Винницей. Командующий группой армией «Юг» Эрих фон Манштейн констатирует — он не ждал от большевиков таких организаторских способностей в военном деле и в оборонной промышленности:

«Мы встретили гидру, у которой вместо одной отрубленной головы вырастает две новые».

При этом группа армий «Юг» потеряла 133 тысяч человек, а пополнения получили только 33 тысячи. Манштейн ультимативно требует от Гитлера оставить Донбасс, либо дать ему не меньше 12 дивизий. Его фамилия значит по-немецки: «Человек-камень», и фельдмаршал действительно позволяет себе быть достаточно твердым с Гитлером.

Но фюрер снова запрещает отступать. Оборона любой ценой! Сдача левобережной Украины может сильно подорвать международный престиж рейха и поколебать позиции союзников. Гитлер фанатично верит в мощь новых танков и другого германского вооружения. А еще — в свою якобы мистическую волю, которую он до мелочей навязывает своим генералам. После обещанных фюрером подкреплений командующий группой армий «Юг» соглашается продолжить борьбу за левобережную Украину…

В ночь с 28 на 29 августа группа «Кемпф» предпринимает дерзкую попытку прорваться к центру Харькова — но была отброшена с большими потерями. А обещанной Гитлером помощи Манштейн так и не получил. Вторая столица советской Украины была окончательно освобождена.

Повторный удар на Донбассе

План Василевского о нанесении ряда наслаивающихся друг на друга ударов продолжает приводиться в действие. Враг не должен опомниться, и прямо в разгар боев за Харьков начинается новое наступление Красной Армии на Донбассе. Войска Юго-Западного и Южного фронта должны соединиться у Сталино (Донецка).

16 августа находившийся все это время в войсках Александр Василевский получил грозную телеграмму от Сталина, в которой тот обещает снять начальника Генштаба с должности только за одну задержку ежедневного доклада. Иосиф Джугашвили-Сталин отличался крайней требовательностью, а то и вспышками гнева. Но все же Верховный Главнокомандующий умел брать себя в руки, а война заставляла его внимательно слушать мнение своих полководцев.

13-16 августа в наступление пошел Юго-Западный фронт Родиона Малиновского. Но прорвать немецкую оборону с ходу наши части не смогли.

19 августа, КП Юго-Западного фронта. Василевский и командующий фронтом Малиновский принимают донесения о ходе повторной атаки, которую ведет фронт. Немцы снова упорно удерживают оборону. Тогда во избежание потерь начальник Генштаба предлагает скрытно перебросить войска на левый фланг, где немцы оголили свою оборону, стянув все свои силы на отражение главного удара. Замысел удался — войска Малиновского прорвали фронт вермахта южнее по течению Северского Донца.

За день до этого, 18 августа началось общее наступление войск Южного фронта на реке Миусс. Начальник Генерального штаба Василевский лично старался помочь Федору Толбухину, недавно возглавившему фронт. Сконцентрировав все силы на узком участке, советские войска кинжальным ударом прорвали крепкую немецкую оборону на Миуссе.

Генерал-фельдмаршал Манштейн, глядя на оперативную карту, мог видеть: то, чего он опасался больше всего, случилось! Немецкая группировка на Донбассе оказалась под угрозой. Контратаковать — и немедленно. Но где взять резервы? Ведь лучшие танковые корпуса завязли в боях под Харьковом. И теперь в бой вводится последний резерв — танковые дивизии из Крыма. Однако мощным ударом советских танкистов, словно стальным мечом, немецкая группировка на Донбассе была развалена на две части. 8 сентября был освобожден город Сталино — Донецк.

Новый поворот — Гитлер соглашается на отступление

Теперь пришло время для удара Красной Армии на севере. 26 августа войска Центрального фронта Константина Рокоссовского начали Черниговско-Припятскую операцию. Первоначально главный удара наносила 65-я армия Павла Батова в направлении на Новгород-Северский. Но немцы танковой контратакой остановили ее продвижение.

Тогда Рокоссовский принимает неожиданное решение — он не усиливает Батова, а забирает приданную ему 2-ю танковую армию!

Зачем? Вперед неожиданно вырвалась 60-я армия Ивана Черняховского, наступавшая на вспомогательном конотопском направлении. И сейчас Черняховскому танки будут нужнее. Командующий быстро меняет направление главного удара. И войска Центрального фронта, минуя болота Десны, прорывается к важному железнодорожному узлу Бахмач. А 16 сентября армия Батова, форсировав Десну в нескольких местах, освобождает Новгород-Северский.

Былого воинского духа у вермахта уже не было.
 
«Когда первые подразделения нашего батальона вышли к Чернигову, им навстречу в панике побежали венгерские солдаты на гужевых повозках и немецкие полицейские части. Эти люди взорвали все мосты через Десну перед продолжающими отходить немецкими частями», — вспоминает Штраусс, военнослужащий боевой группы полковника Шмильтхубера о тех днях.
 

Еще он говорит, что солдаты и офицеры вермахта яко бы стали игнорировать приказ о «выжженной земле». Но это было не так — Чернигов был разрушен более чем на 70 процентов. 21 сентября советские войска прорываются к вокзалу и берут под контроль Чернигов. При этом наши потери составили всего 18 убитых. Однако на следующий день вермахт предпринимает ожесточенные попытки отбить город. В новых боях за Чернигов погибнет еще 288 солдат и офицеров Красной Армии.
 

В результате наступления Центрального фронта 4-я танковая армия Германа Гота была рассечена на три части и потеряла единое управление. Но присущая генералу Готу способность ориентироваться в самой тяжелой ситуации, и гибкий стиль управления все же помогли отвести большую часть его войск к Днепру.

Одновременно продолжалось наступление Воронежского фронта. 2 сентября он освободил Сумы. Фактически на киевском направлении продвигались фронты и Рокоссовского, и Ватутина. Между двумя командующими фронтами возникало своеобразное соревнование за честь освободить Киев. Кто первым войдет в древнюю столицу?

Тем временем двойной прорыв — на севере Украины и на Донбассе, крайне осложнил положение группы армий «Юг».

Немецкая тактика заполнения брешей на фронте танковыми соединениями, используемыми в качестве «пожарных команд», работала все хуже. Уже после войны танкисты 9-й танковой дивизии вермахта скажут об этом:

«В этой постоянной борьбе, постоянно обострявшихся кризисах и безнадежном увязании в украинском черноземе, дивизии все больше и больше теряли свой состав».

Для Эриха фон Манштейна было очевидно — его войскам на Украине, а вместе с ними и всей Германии, грозит уже настоящая катастрофа. Он просит у Гитлера сосредоточить одну армию для удержания Киева, предвидя здесь главное направление нового советского наступления. Но получает от фюрера отказ.

8 сентября Гитлер сам пребывает на Украину, ставшую самым важным участком Восточного фронта. Эрих фон Манштейн со всей резкостью прусского военного требует отступления. Он говорит, что сократив линию фронта, вермахт укрепил бы свои позиции и не понес столько напрасных потерь. Но упрямый фюрер соглашается отводить к Днепру только правый фланг группы армий.

Лишь 15 сентября Манштейн все же добился от Гитлера разрешения отводить свои войска к линии Днепр-Десна. Но время для немецкого командования уже было упущено. Отходя, нацисты взрывали заводы и жилые дома, поджигали посевы, угоняли все гражданское население.

Ошибка фельдмаршала Манштейна

Выступая на фронтовом митинге, Илья Эренбург говорит:

«Мы должны спасти Киев. Мы должны опередить факельщиков. Мы должны обогнать смерть. Киев ждет. Он ждет в смертельной тоске. Нет без Киева Украины. Нет без Киева нашей Родины».

Но на правом, господствующем берегу Днепра Красную Армию уже ждет «Восточный вал» — спешно возводимый по приказу Гитлера мощный оборонительный рубеж.

Однако 23 сентября 60-я армия Ивана Черняховского удается с ходу форсировать Днепр севернее Киева и закрепиться на его правом берегу. Попытка и дальше продвинуться к Киеву была отражена вермахтом.

В тот же день 40-я армия Кирилла Москаленко и 3-я гвардейская танковая армии Павла Рыбалко южнее Киева захватывают Букринский плацдарм. Но расширить его не удалось. Начатая здесь 24 сентября Днепровская воздушно-десантная операция также закончилась потерями и неудачей.

Но в ночь на 26 сентября у села Лютеж, севернее Киева, 38-й армии Воронежского фронта на лодках и подручных средствах, под ураганным огнем немцев, удается переправиться через Днепр. На его западном берегу захвачен еще один плацдарм. Откуда же следует совершить решительный бросок на Киев?

Наступление начали с Букринского плацдарма. 21 октября войска 1-й Украинского фронта, бывшего Воронежского, двинулись в атаку. Советские пехотинцы и танкисты пробились в глубь вражеской обороны на 5 километров, но были остановлены танковой дивизией СС «Дас Райх».

Овражистая местность в районе Букринской излучины затрудняет быстрый маневр советских Т-34, который так необходим им в бою с мощными «тиграми» и «фердинандами». Немецкая авиация постоянно бомбит переправы через Днепр, мешая переброске резервов. Днепровская вода буквально кипит от разрывов. Неужели всю дорогу до Киева придется выстилать телами наших убитых бойцов и командиров?

Жуков и Ватутин запросили у Ставки еще две армии для нового наступления. Однако в Ставке и Генеральном штабе решили иначе — наносить удар в другом месте.

Впрочем, 1 ноября новое наступление началось снова с Букринского плацдарма. Однако это был всего лишь отвлекающий маневр. Зато в ходе боя стало ясно — дивизия «Дас Райх» и другие силы немцев по-прежнему остаются здесь.

И тогда утром 3 ноября советские войска неожиданно ударили с севера, с Лютежского плацдарма. Сюда из Букринской излучины, форсировав Десну и дважды — Днепр, незаметно для немцев уже были переброшены 3-я гвардейская танковая армия, артиллерийский корпус прорыва и другие части. Кирилл Москаленко был снят с должности командующего 40-й армией … и назначен командармом 38-й, наступавшей с Лютежского плацдарма.

Николай Ватутин руководил операцией своего фронта из наблюдательного пункта, находившегося всего в 200 метрах от переднего края. Удар 38-й армии наносился на очень узком участке фронта шириной в 6 километров. Если немцы успеют опомниться — они прошьют перекрестным огнем весь этот «коридор» насквозь.

Накануне в успехе плана засомневался даже Георгий Жуков. Но Ватутин и Москаленко отстояли перед представителем Ставки свой план. И внезапность обеспечила успех. К тому же наступлению предшествовала еще невиданная по мощности за всю Великую Отечественную войну артподготовка — плотность огня на главном направлении удара достигала от 344 до 416 орудий и минометов на километр.

Мощь артналета была такова, что едва ли не вся живая сила и техника противника на переднем была буквально сметена и перемолота. Почти не встречая сопротивления, советские войска продвинулись на 2 километра вглубь вражеской обороны. Одновременно на правом фланге в бой пошла 60-я армия Ивана Черняховского. Лишь во второй половине дня немцы смогли начать свои контратаки.

Эрих фон Манштейн лихорадочно пытается понять — имеет ли это наступление стратегический характер? Или русские только хотят расширить свой плацдарм западнее Днепра? Командующий группой армий «Юг» все же двинул к Киеву еще имеющиеся у него танковые части из Белой Церкви и Корсунь-Шевченковского.

Но что бы перебросить сюда более крупные силы с юга Украины, надо получить личное разрешение Гитлера. А фюрер, мечтающий именно на юге взять реванш, такого разрешения — не дает! Зато советское командование вводит в бой свои резервы — 6-й гвардейский танковый корпус армии Рыбалко и другие части, начавшие охватывать Киев с запада и юго-запада.

В ночь на 4 ноября сводный отряд 38-й армии форсировал Днепр еще в одном месте — у острова Казачий. И перерезал дорогу, по которой немцы могли перебросить помощь от Букринского плацдарма.

Но 4 ноября на подступах к Киеву немецкое сопротивление начало неожиданно нарастать. В районе Дачи Пуща-Водица вермахт переходит в отчаянную контратаку и отбрасывает советские войска. Из-за огня неожиданно ожившей немецкой артиллерии не удавалось развить успех и 3-й гвардейской танковой армии в районе Приорок. А пригороды Киева уже так близко… И тогда вечером 4 ноября с включенными фарами и сиренами советские танкисты устремились в неожиданную ночную атаку. Ошеломленный враг отброшен, шоссе Киев-Житомир — перерезано. Кольцо вокруг города замыкалось.

5 ноября 1943 года в Киев, в сопровождении небольшого отряда пехоты, ворвался первый советский танк. Это был Т-34 гвардии старшины Никифор Шолуденко, уроженец Киевской области. На площади Калинина ими был водружен Красный флаг. Командир разведзвода Никифор Шолуденко пал в том бою. Но в ночь с 5 на 6 ноября немцы были выбиты из столицы советской Украины.
 

На Крещатике еще шла стрельба, а радостные киевляне уже бросались к «тридцатьчетверкам» с красными звездами и приветствовали освободителей. За время оккупации нацисты уничтожили в Киеве 195 тысяч человек, 100 тысяч были насильно угнаны на работы в Германию.
 

Эрих фон Манштейн получил известие о потере Киева в бывшей ставке Гитлера под Винницей. «Русские» опять опередили его. Утрата Киева поставила под вопрос и мощный контрудар вермахта с южного никопольского плацдарма.

Намеченный советской Ставкой и начальником Генерального штаба план сработал — ряд перекрывающих друг друга ударов Красной Армии исчерпали все ресурсы немцев, не дали им возможности во время перебросить свои резервы. И «рейху» вновь пришлось втянуть свои щупальца еще дальше на Запад.

К началу 1944 года практически вся левобережная Украина была освобождена от нацистских оккупантов. Еще 23 октября, после 10 дней жестоких уличных боев, был отбит Мелитополь. 25 октября — пришел черед Днепропетровска и Днепродзержинска. Немецкая группировка фон Клейста была заперта в Крыму. Киев вновь стал советским. На правом берегу Днепра были захвачены стратегически важные плацдармы. Днепр от Запорожья до Черкасс, от Киева до Лоева был теперь в руках Красной Армии.

В ноябре 1943 года был освобожден Гомель. Впереди советские войска ждала битва за освобождение Правобережной Украины и Беларуси...
 
 

☞ Продолжение следует


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Денис Селезнёв
ДНР

Денис Селезнёв

Социолог, публицист

Недоразумение, которое нужно как можно быстрее прекратить.

Александр Дюков
Россия

Александр Дюков

Историк

«Остальных затерроризировать»

Как украинские националисты подготовили и провели Волынскую резню

Андрей Бабицкий
Россия

Андрей Бабицкий

Российский журналист

Евреи ещё одной войны

Украинской

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

Кто победил в Сирии: взгляд из Беларуси (Часть 2)

Кредо учителя

Обычно этот клич слышен, как не странно, не от учеников, а от лиц с ними связанных.  Возражений нет. Только надо было "...как ни странно...".  В конце концов, самый больш

100 лет Победившего Хутора

Ливы пока остались. Просто они перешли на латышский язык, перестали быть финноуграми. Такие они финнам, эстам и мадьярам не нужны. Капут близок: они ведь вступают в брак с латышами

Усиление евроскептиков в Европарламенте: ждать ли перемен в ЕС

Парадокс в том, что те кто националисты-популисты, в глобалистской терминологии, не любят Брюссель и поэтому не участвуют в Евровыборах. А те кто любят Брюссель-участвуют. Так, что

Какое отношение Беларусь имеет к Речи Посполитой?

А с тем, что католический и польский дух 2 стороны одной медали согласны даже не все поляки: в межвоенной Польше было такое движение - Задруга, деятели которого считали, что катол

«Большевизм абсолютно, неминуемо, исторически предопределен»

Спасибо.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.