Наши люди

05.08.2018

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Очарованный музыкой

К 80-летию Игоря Лученка

Очарованный музыкой
  • Участники дискуссии:

    15
    50
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

«Моя политика — это музыка»
Игорь Лученок

     

6 августа отмечает свое 80-летие Игорь Михайлович Лученок — крупнейший композитор-песенник на постсоветском пространстве.
 
     
Каких только титулов и регалий у него нет!
 


Окончил три консерватории — в Минске, Ленинграде и Москве, автор более 400 популярнейших песен.

Композитор, профессор, народный артист БССР (1982 г.) и СССР (1987 г.).

Заслуженный деятель искусств БССР (1973 г.).

Заслуженный деятель культуры Польши (1989 г.).

Лауреат Государственной премии СССР (1976 г.), премии Ленинского комсомола (1971 г.), Международной премии профсоюзов (2001 г.), кавалер орденов «Знак Почета», «Дружбы народов», «Франциска Скорины».

Почетный гражданин города-героя Минска и ряда городов России и Беларуси.

В 1999 году — в Москве, а в 2011 году — в Витебске имя Игоря Лученка увековечено вечными звёздами на аллеях творческой славы.




Звезда Лученка в Витебске.
 



Без малого 40 лет Лученок возглавляет Белорусский союз композиторов, который не развалился на два противоборствующих лагеря после развала СССР.

Произведения Игоря Лученка исполняют известнейшие солисты и музыкальные коллективы. Его мелодию каждый час отбивают куранты на башне Минской ратуши, восстановленной в 2004 году.

Многие жители столицы считают эту мелодию народной, и в этом нет никакой ошибки, так как Лученок и народ — понятия неразделимые.

Не знаю ни одного человека, который бы сказал о Лученке что-либо плохое. Кажется, он дружит со всеми. И это вовсе не кажется, а на самом деле так.

На памяти всего лишь один конфликт с довольно успешным певцом украинского происхождения Ярославом Евдокимовым, да и тот, судя по недавним высказываниям, сетует на свою вспыльчивость и сожалеет о случившемся.


В прежние времена мне часто приходилось пересекаться с Лученком, наблюдать его на концертах и различных официальных мероприятиях.

Он меня, как и всех, с кем хоть раз встречался, узнаёт и здоровается, хотя может и не вспомнить, кто я такой. Но его приветливость ко всем, абсолютное отсутствие всякой «звёздности» сразу же располагает и снимает напряжение с первых минут беседы.

В период работы в Президиуме Академии АН БССР ко мне часто заходил приятель — «обкатчик» песен Лученка, а теперь, Заслуженный артист республики Володя Провалинский:

— Помоги Игорю Михайловичу с транспортом. Улетаем на гастроли или надо встретить его в аэропорту.

Ну, кто же откажет Лученку? Нет такого человека в нашей стране.



 

Игорь Лученок никогда не смотрит в рот начальству и не кипит неприязнью к чиновникам от культуры, чем часто грешат успешные люди в творчестве.

Им, обласканным первыми аплодисментами, порой, кажется, что эти кабинетные червяки ничего не смыслят, а потому и не ценят.

Игорь Михайлович всегда сознавал, что каждый занимается своим делом. Он оценивает руководящих работников по их поступкам и поведению, а не по способностям потрафлять зарвавшимся «народным» и «заслуженным».

Лученок понимает, что многие звёздные люди, порой, считают свою свободу абсолютной и перестают сознавать, что есть такое слово «надо».

С такими персонами он не спорит, а всегда подаёт личный пример и никогда при добром самочувствии не отказывается от предложений поучаствовать в тех или иных культурных и общественно значимых мероприятиях, где бы они ни проводились.

Именно Лученок в своё время горячо поддержал инициативу организации творческих поездок белорусских артистов в пострадавшие от чернобыльской катастрофы регионы Беларуси, России и Украины под названием «Чернобыльский шлях — дорога жизни».




Лученок с генералом-«чернобыльцем» Созанковым.
 


Эти нелёгкие и длительные поездки оказались во сто крат полезнее и эффективнее с позиций пропаганды, чем хождения 26 апреля с негосударственной символикой да пропахшими нафталином лозунгами, утыканными знаками радиационной безопасности.

Слава богу, народ с чернобыльской бедой справляется и без попутчиков, которых пугает слово «зона отчуждения», хотя, образно говоря, они сами в ней находятся.

А Лученок, когда позволяет здоровье, до сих пор ездит на встречи с людьми, и задушевные контакты становятся глотком свежего воздуха и душевным лекарством не только для зрителей, но и для самого Игоря Михайловича.




Игорь Лученок с «афганцами».
 
 
 
Как это часто бывает, с возрастом пересечения со знаменитостями чаще случаются в лечебных учреждениях.

Помню, повстречал Лученка возле президентской поликлиники — я, находясь на стационаре, выкроил время, чтобы проститься с умершим другом, членом корреспондентом НАН Беларуси Анатолием Ковалёвым, а Игорь Михайлович шёл на какие-то процедуры.

— Куда это ты торопишься и что здесь делаешь? Думаешь, здесь наберёшься здоровья?

Я поделился своими проблемами, а он мне в ответ:

— Все мы там будем, не огорчайся и занимайся здоровьем сам, а не рассчитывай на медпомощь по блату.

Что тут можно возразить? При тех нагрузках, которые пришлись на долю Игоря Лученка за 80 лет жизни и активного творческого горения, его возраст можно назвать чудом.

Но это чудо возможно тогда, когда человек искусства расположен к людям, а люди отвечают ему искренней любовью и благоговением. Нет сомнения, что эти минуты обоюдного счастья конвертируется в годы жизни.




 
Игорь Лученок никогда не менял цвет своих убеждений.

Он как был, так и остался человеком, верным воспитавшему его времени и комсомолу, с которым был дружен не только по идеологическим мотивам — ему, деятельному и скорому на подъём человеку импонировала тогдашняя организованность молодёжи, характер непосед и самоотверженность.

И пусть его прежние друзья вроде некогда хороших поэтов Владимира Некляева и не так давно ушедшего из жизни Геннадия Буравкина в силу личных обид поддались западным поветриям, Лученок, оставаясь им другом, считал их заблудшими людьми и с сочувствием воспринимал их донкихотство. А ведь Буравкин написал слова к песне Лученка о Че Геваре и многим другим.

Именно поведение таких людей от культуры, как Игорь Лученок, не позволило раздуть пожар противостояния интеллигенции с народом, ввергнуть нашу страну в хаос и «охоту на ведьм» по признакам национальной принадлежности.


Творческий путь Игоря Лученка начался в 60-е годы. Его дипломной работой в консерватории стала кантата «Курган» по одноименной поэме народного поэта Беларуси Янки Купалы.

Первый успех принес Всесоюзный песенный конкурс, посвященный 50-летию Великого Октября. Из почти сотни конкурсных песен именно «Память сердца», написанная никому не известным белорусским композитором, удостоилась первой премии, а второе место также получила его песня в исполнении Иосифа Кобзона. С тех пор они и подружились.

Лученок пробовал себя в разных музыкальных жанрах, но главное — он стал выдающимся композитором-песенником.

Его отличительной профессиональной чертой является отсутствие творческого почерка. Все его песни не похожи друг на друга — не могу вспомнить ни одного клона.

Это происходит потому, что композитор не штампует шлягеры — однодневки. Он глубоко проникается смысловой частью текста и как бы соединяет с ним мелодию, превращая её в исключительно точный фон для передачи чувств.

Именно поэтому песни Лученка — это шедевры поэтического слова, положенные на замечательную музыку, которая сразу же въедается в память и становится необходимой и желанной.

Без песен Лученка сегодня трудно представить музыкальную жизнь в СССР и современных Беларуси и России, так как они задевают самые сокровенные струны сердца, излучая добро, свет и любовь.

«Музыка — такая же тайна, как и женщина», — любит говорить композитор. И это — чистая правда.

Такие жемчужины песенной лирики Игоря Лученка, как «Алеся», «Жураўлі на Полессе ляцяць», «Вераніка» остались в сердцах белорусов навечно, а русскоязычные песни комсомольской юности — непременный атрибут всякого застолья на всём постсоветском пространстве до сих пор.

Классикой отражения темы Великой Отечественной войны стали широко известные песни «Если бы камни могли говорить…», «Майский вальс», «Письмо из сорок пятого», «Соловьи Хатыни».





Следует заметить, что в историю современного искусства Игорь Лученок вошел не только как выдающийся композитор, но и как музыкант, педагог и общественный деятель.

Он блестяще играет на нескольких музыкальных инструментах и часто аккомпанирует себе и исполнителям сам.

Много сил он отдаёт подготовке молодой смены, а в 1982-1986 годах даже руководил Белорусской государственной консерваторией.

Мало кто знает, но щуплый фактурой Лученок активно занимался спортивной ходьбой, бегал на дистанции 800 и 100 метров, а потом десяток лет возглавлял Федерацию по тяжелой атлетике, оказывал настоящую поддержку и помощь спортсменам, написал много песен о спорте и рекордсменах.

В одной из газет Игоря Лученка назвали пионером «Славянского базара».

На самом первом фестивале в 1992 году и потом он неоднократно входил в состав жюри молодежного конкурса, а в 1997 году председательствовал в жюри.



 

Творческим фундаментом Лученок всегда считал народную песню, поскольку именно она является основой национального искусства, хотя Лученок делит всех людей только на «две национальности»: хорошие и плохие.
 


«По комсомольским путевкам я побывал практически на всех ударных стройках великой страны. С концертными бригадами я ездил по всему Союзу. Позже были Чили, Куба, США, десятки стран, о которых я раньше знал лишь из учебников географии», — вспоминал Игорь Михайлович.
 


Из его произведений формировались репертуары Иосифа Кобзона, ансамбля «Песняры», оркестра Михаила Финберга.

Его песни с успехом исполняли София Ротару, Валентина Толкунова, Лев Лещенко, Эдуард Хиль, Виктор Вуячич, ансамбли «Сябры», «Верасы» и др.

Как-то в Рейкьявике Лученку подарили сборник песен, в который были включены русские и украинские народные песни. Ни одной белорусской песни в нём не было.

И тогда в творческом тандеме с Владимиром Мулявиным они решили восполнить пробел и осуществили в буквальном смысле слова переворот в представлениях о белорусской национальной музыке.

Творческий дуэт неоднократно ездил в фольклорные экспедиции на Полесье и сумел передать невероятный колорит сельской белорусской песни, получившей широчайшее признание.
 


«Ну конечно, Мулявин великий!.. С ним у меня был, пожалуй, самый плодотворный творческий союз — 26 песен плюс рок-опера «Гусляр».

Мы с Володей Мулявиным часто бывали у Машерова. Его интересовало все, чем живут белорусские музыканты.

Кобзон на днях сказал правильно:

— Cейчас двести «Песняров». Но не то… Нет Мулявина…

Мне о нем до сих пор больно говорить…» — вспоминал Лученок.




С Владимиром Мулявиным.
 



Когда после развала СССР наметились перспективы создания Союзного государства России и Беларуси, Лученок был в числе первых из творческой интеллигенции, кто искренне поддержал это начинание, отвечающее стремление двух братских народов к единению.

Именно он стал автором Гимна Союзного Государства, отмечен его наградами.

Одним из самых достойных человечных качеств юбиляра является то, что сам, порой, испытывая определённые трудности, он всегда приходит на помощь коллегам по творческому цеху и многочисленным друзьям. Это благородство исходит из его дворянских корней по материнской линии и той нужды, в которой он пребывал долгие годы, прорываясь на олимп всенародной популярности.

Благодаря Лученку полторы сотни деятелей искусств получили квартиры. Многим он протянул руку помощи, организовав лечение.

Не зря Иосиф Кобзон как-то заявил: «Я даю деньги только детям, и когда меня попросит Лученок».

Тот же Заслуженный артист республики Владимир Провалинский обязан ему не только песенной карьерой, но и жизнью, поскольку Лученок с помощью Кабзона, спас своего творческого соратника от онкологического заболевания — Провалинский поёт до сих пор.

Однако будет неправильным полагать, что Игорь Лученок — добрая душа, милый человек, готовый уступить и в противоречивых ситуациях идти на попятную.

Нет, господа, Лученок — боец, умеет держать удар и отстаивать свою точку зрения. Об этом даже внешне напоминают черты его лица и непокорные волосы.

Недаром с Лученком дружили Фидель и Рауль Кастро, Эрнесто Че Гевара, многие деятели коммунистического движения, несущие свой тяжкий крест в наше время.

Лученок любит вспоминать: «Фидель мне сказал: у тебя такой же бойцовский дух».



 

Лученок — не из той категории людей, которые буквально проламывают себе дорогу в известность. Он с самого детства, несомненно, — везунчик, удачливый человек, несмотря на препятствия, которые пришлось преодолеть по жизни.

Известен случай, когда во время войны бомба разорвалась как раз в том месте, где бы он мог оказаться, если бы не припал на колено, чтобы завязать развязавшийся шнурок.

Это везение позволяет ему без хитриков и интриг решать любые вопросы с любыми людьми.

С любовью Игорь Михайлович отзывается о своей малой родине — Марьиной Горке, где прошло его детство.
 


«Когда ко мне приходит такая ностальгия, я просто собираюсь и еду в Марьину Горку. И песни там пишу лирические: “Алеся”, “Вераніка”, “Зачарованая мая”...

Первая любовь тоже была там. Звали Лина, она и сейчас там живет, хорошая девочка».
 
 

   


 
Игорь Лученок — в постоянном поиске не только в музыкальном творчестве, но и в осознании предназначения человека, смысла его бытия.

В этом смысле на его человеческую сущность сильно повлияло знакомство и общение с выдающимся православным пастырем, Владыкой Филаретом.

Не думаю, что пройдя в 64 года обряд православного крещения, Лученок вдруг уверовал и стал показным порядком посещать храмы, как это сегодня делают многие бывшие атеисты.

Игорь Михайлович, конечно же, пришёл к пониманию того, что этот обряд — не только дань традиции его предков, а перед их памятью просто постыдно выглядеть белой вороной.

Он совершил то действо, которое подарило умиротворение его собственной душе, которая в наше время находится в постоянном беспокойстве за будущее грядущих поколений.

«Игорь Михайлович, который посвятил жизнь служению народу, сегодня получил иное, более жизненное звучание своих сочинений в вечности», — отметил патриарший экзарх, и эти слова можно назвать пророческими.

Когда у Лученка спрашивают про любимые песни, он отвечает:

«Любимых песен нет. Они мне все дороги, потому что песни как дети. Их мало родить, нужно еще и вырастить».


Сейчас, когда все переживают трудные времена смены мировоззрения отцов и матерей на мировоззрение технологий, такие люди, как Игорь Лученок, Пахмутова, Кобзон и многие другие — на вес золота.

Нет, они не занимаются агитацией и словоблудием. Они просто делают своё дело при любых властях, не страшась и не склоняя головы ни перед кем.

В этом их сила, трансформирующаяся в простоту и ясность человеческих предпочтений, что может служить примером для тех, кто через высокое искусство взял на себя миссию нести людям свет и правду.
    

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Вячеслав Бондаренко
Беларусь

Вячеслав Бондаренко

Писатель, ведущий 2-го национального телеканала ОНТ

Владислав Стржеминский. Воин, художник, эпоха

100 имен Беларуси — 17

Вячеслав Бондаренко
Беларусь

Вячеслав Бондаренко

Писатель, ведущий 2-го национального телеканала ОНТ

Лев Погорелов. Архитектор, умевший всё

100 имен Беларуси — 16

Вячеслав Бондаренко
Беларусь

Вячеслав Бондаренко

Писатель, ведущий 2-го национального телеканала ОНТ

Один из двадцати пяти: Сергей Сыч

100 имён Беларуси — 15

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Красный маршал с рыцарским сердцем

Серийные убийства в наших школах: что за этим стоит?

Явление как таковое - нарушение правила, что взрослый, облеченный полномочиями, обладает абсолютной властью над неполноценным-по-возрасту. А не "один недороль зарезал другого". Вот...

Хотят ли американские войны?

М-да. Ладно, цитирую Договор: "...5. Термин "ракета средней дальности" означает БРНБ или КРНБ, дальность которой превышает 1000 километров, но не превышает 5500 километров..."Согла...

Сумеет ли Запад расшатать ось «Минск-Москва»?

что, про историческую боль не доводилось слышать? 8) - у латышов обычное дело

Возмутитель дворянского спокойствия (Часть 2)

Странный вопрос. Ильф с Петровым появились же... Тем более что Крылов был мастером эзопова языка. И вообще. Похоже, чем жестче цензура, тем более отточен эзопов язык. Что-то в наше...

Бремя белого человека: посол Евросоюза «цивилизует» Беларусь

Находясь на белорусской ветке не знать об Александре Григорьевиче ! Вот именно, позор на всю Европу. Тем более, что это было в щадящем режиме. По-настоящему (па-бела...