Лечебник истории

18.06.2016

Александр Усовский
Беларусь

Александр Усовский

Историк, писатель, публицист

О «Спишском залоге» замолвите слово...

Часть 1

О «Спишском залоге» замолвите слово...
  • Участники дискуссии:

    14
    113
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 


Если взглянуть на географическую карту Словакии (определенными силами в Будапеште называемой Верхней Венгрией) — то кроме сплетения хребтов северного фаса Карпатской дуги, называемых здесь Бескидами, Татрами, обеими Фатрами и прочими Планинами — можно обнаружить одну любопытную деталь.

А именно: все реки Словакии — Грон, Ваг, Кисуца, Ипель, Орава, Нитра, Шайо, Горнад, Бебрава — являются притоками Дуная и текут, с разной степенью изворотливости, с севера на юг; все — кроме одной.

Река Попрад течёт, наоборот, с юга на север, в Польше у Старого Сонча впадает в Дунаец, который, в свою очередь, впадает в Вислу и, следовательно, Попрад является единственной словацкой рекой, относящейся к бассейну Балтийского моря.



Долина Попрада. Фото автора


Таким образом, можно утверждать, что исторический регион Спиш (он же — бассейн Попрада), с точки зрения географии является, как это ни неприятно читать словакам, частью бассейна Вислы и, следовательно, скорее Польшей, нежели Словакией.

И не только с точки зрения географии…

И вот об этом мы и поговорим.
 




Как известно, до 1918 года никакой независимой и суверенной Словакии не существовало в природе. Если чехи, с известной долей условности, могли при создании на обломках Австро-Венгрии своего государства апеллировать к истории средневековой Чехии, закончившейся в 1620 году, то словакам было гораздо тяжелей.

У них ничего похожего не было — посему пришлось притягивать за уши случайное протогосударственное образование под условным наименованием «Великая Моравия», мелькнувшее на историческом небосводе в IX веке и исчезнувшее с приходом в Карпатскую котловину венгров. Но была ли та Великая Моравия государством словаков, и была ли она вообще — дело тёмное. Девятый век, сами понимаете, самое что ни на есть глухое Средневековье...

В общем, для того чтобы забрать у венгров их земли к северу от большой дунайской излучины на восток от Моравы и Белых Карпат — Бенешу, Масарику и Штефанику в 1918 году пришлось изрядно попотеть.

Но им повезло — Венгрия главами Антанты была признана ответственной за развязывание Первой мировой войны и ей был навязан Трианонский мирный договор, по которому земли Верхней Венгрии, названные Словакией, отошли под власть Праги.

Вместе со всей остальной наскоро свёрстанной Словакией чехословацким стал и регион Спиш — он же, с географической точки зрения, бассейн реки Попрад.

Но заминка была в том, что регион этот был, как говорят юристы, «имуществом с обременением». И обременение это таково, что может в любой момент стать причиной серьезной заварухи в Центральной Европе!

Но начнем по порядку.


Принято считать, что Великая Моравия, возглавляемая князем Моймиром II, окончательно погибла под натиском венгров в 906-907 годах.

Именно с этого времени территория Спиша (сиречь — бассейн Попрада), отжатая папой оного Моймира, князем Святополком I у польского князя Земовита (личности, впрочем, скорее легендарной, нежели реально существовавшей; более достоверной представляется версия изначальной «бесхозности» бассейна Попрада, на каковой великоморавские князья просто наложили руку в 880 году от Р.Х.) стала комитатом Венгерского королевства — впрочем, постоянно подвергаясь всякого рода набегам и грабежам разных охочих до чужого добра племён, которыми тогда кишела Центральная Европа.

Это сейчас обитатели оной все, как один, благонамеренные бюргеры — а вот на заре времен все эти центральноевропейцы — и бавары, и богемцы, и половцы (куны), и мадьяры, и поляки — любили сходить «за зипунами» в чужие пределы, вдоволь пограбить да понасильничать... И по Спишу волны охочих до чужого добра европейцев прокатывались не единожды — пока мадьяры пытались выстроить свою державу.

Но всё плохое (как и хорошее, увы) рано или поздно заканчивается — и к началу XV века ситуация в Центральной Европе устаканилась, государственные границы более-менее определились, правила игры стали общепризнанными и войны (которые, как известно, сопровождают историю человечества с его зарождения и по сегодняшний день) велись уже более-менее цивилизованно — конечно, с поправкой на тогдашние нравы.


Венгерский король Сигизмунд Люксембург (он же — король Хорватии, курфюрст Бранденбурга, король Чехии, Ломбардии, император Священной Римской империи германской нации), правивший Венгрией с 1387 года, в 1409 году замыслил войну с Венецией за Далмацию — которую венецианским дожам продал неаполитанский король Владислав Дураццо.

В те годы войны полыхали по всей Европе, все воевали со всеми, но любая война, как известно из высказывания маршала Монтекукколи (впрочем, высказывание это кому только ни приписывают), требует трех вещей — денег, денег и еще раз денег.

У Сигизмунда их не было (он, кстати, остро нуждаясь в средствах, в 1388 году за 565 тысяч гульденов заложил Бранденбург своему двоюродному брату Йосту Моравскому, маркграфу Моравии), и Люксембург решил вступить в сговор с Тевтонским орденом — в надежде, что последний отвалит ему золотишка за нападение на Польшу с тыла.

Цена вопроса — триста тысяч дукатов (сумма по тем временам преизрядная, поскольку флорентийский дукат весил около 3,5 грамма, то открытие второго фронта стоило бы бухгалтерии Тевтонского ордена больше тонны золота) — но Сигизмунду не повезло.

Поляки при Грюнвальде накостыляли рыцарям задолго до 24 июля, на которое было назначено венгерское вторжение в польские пределы — и оное вторжение потеряло смысл.

Барыш сорвался — но это нисколько не изменило намерений Сигизмунда «нарубить бабла» на польско-немецкой вражде. Просто теперь он решил действовать иным путем.


Пользуясь тем, что формально союз между Венгрией и Тевтонским орденом продолжал существовать — Сигизмунд предложил Ягайло свои услуги в качестве миротворца.

19 октября 1411 года было подписано перемирие между Польшей и Венгрией, по условиям которого Польша обещала не нападать на владения Ордена, а Сигизмунд обязался заставить Орден не нападать на Польшу.

Сделано это было, понятно, не за красивые глаза — за свои услуги Сигизмунд решил взять наличными. Но поляки, надо отдать им должное, уже в те времена были изрядными пройдохами и мастерами торговли — и сделали Сигизмунду встречное предложение.

Суть его была весьма незатейлива.

Польша не платит венгерскому королю за его нейтралитет (и в Кракове, и в Буде понимали, что грозить вторжением венгерской конницы в Малопольшу в сложившейся политической ситуации — смешно и глупо), но денег готова дать — за реальные ценности.

Ягайло (пардон, теперь он Владислав) выдаёт венгерскому королю кредит в размере 37 тысяч коп пражских грошей (2 миллиона 220 тысяч серебряных монет общим весом в 7770 килограммов — благо, после Грюнвальда польская казна наполнилась сотней тысяч коп военной контрибуции, полученной с разгромленного, но яростно хватающегося за жизнь и готового за неё платить Тевтонского ордена) — а взамен Сигизмунд отдаёт польскому королевству в залог Спиш.

Не весь, но лишь те территории, где ведется экономическая деятельность, приносящая прибыль — голые скалы и бесплодные пустоши тогда никому были не нужны, туризм и дауншифтинг возникли намного позже.



Окрестности Спишска Нова Вес. Фото автора


Сигизмунд почесал затылок и согласился — и 8 ноября 1412 года в Загребе было подписано соглашение о предоставлении Польшей Венгрии кредита на войну против Венеции.

В замке в Недзице представителям венгерского короля были переданы почти восемь тонн серебряной монеты, полученной поляками в качестве контрибуции с Тевтонского ордена — а взамен этого в Любовню, Подолинец, Гнездне, Спишску Белу, Лубицу, Попрад и еще в девять спишских городов и пятнадцать деревень въехала польская администрация.

Де-юре Спиш продолжал оставаться венгерским, де-факто же отошел Польше, которая тут же поспешила разместить в замке Любовни свой гарнизон. Началась история польского Спиша — формально всё же остающегося венгерской территорией…


 
Окончание — завтра
            

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Как агрессор стал потерпевшим – Польша во Второй Мировой войне

Александр Усовский
Беларусь

Александр Усовский

Историк, писатель, публицист

О «Спишском залоге» замолвите слово…

Часть 3

Александр Усовский
Беларусь

Александр Усовский

Историк, писатель, публицист

О «Спишском залоге» замолвите слово...

Часть 2. Спиш как часть Польши

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Польский игнор

Привет оставшимся

Пётр, привет! Очень рад, взаимно! Так приятно)) Ещё бы! Как не помнить!? ) Понимаю, конечно. В том то и дело, что наезда нет. Я слишком хорошо чувствую под ногами землю, чтобы эт

Проблемный чемодан с оторванной ручкой

Так это и есть о Беларуси, только рафинированной, без отмороженных, самозванцев, предателей и плохих соседей. То есть автор о том, как бы было здорово, если бы не было тех, кого я

30 лет великому обману

Брейвик - имя нарицательное.  ==========  Да - массовый убийца. Единственное массовое было более 20 лет назад, убил трех детсадовцев.  В Латвии о

Гибель гордости русского флота до сих пор вызывает споры

г-б Бахов в особо продвинутой школе учился -там с 4-го уже мемуары начинали писать. ;)

Интеграционный формат суверенности

Иными словами вам слабо

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.