Лирика

08.03.2018

Александр Артемьев
Латвия

Александр Артемьев

Философ

О матери...

О матери...

 
Жаль, исчезают, вернее, становятся редкостью старые русские имена.

Бабушка и дедушка по матери — Агафья (Ганя) Алексеевна и Матвей Ильич Ильины — расстреляны карателями на Псковщине за связь с партизанами, а вырастила и воспитала мою маму бабушка Анисья, мать Агафьи (Гани), вместе с сыновьями, которые по родству дядьки, а по сути — старшие братья: Сергей Алексеевич Иванов и Иван Алексеевич Алексеев.

Времена-то вроде недавние, двадцатые-тридцатые годы прошлого века, но в деревнях паспортную бумагу с совхозной или колхозной печатью за подписью председателя могли выдать с разностями в написании. Вот и получился старший сын с фамилией Иванов по имени деда, а младший сын и дочка — с фамилией Алексеевы, по имени отца. Это причуда сельского управленца-грамотея, чтобы братьев не путали, а то больно похожие были, хоть в возрасте разница на четыре года.

Братья под фашистской оккупацией освоили университеты жизни, старший — Сергей Алексеевич — был в партизанах, ранение и награды имеет.

Моя мама общалась с дядьками как с одногодками по возрасту: Серёга или Сергей, да Ваня или Иван, а к бабушке Анисье — без имени, а только «бабушка», не с лаской, а с такой кроткой нежностью, что даже мне в малолетстве запомнилось.

Как услышу бабушкин деревенский говор и мамину речь, словно маленькой девчонки, то притихаю и на бабушку Анисью с этакой тихостью посматриваю, без боязни, а с каким-то непонятным тогда уважением. То детская любовь, нашедшая ещё человека, которому я и моя мать дороги больше всего на свете.

Детская наивность в чистоте любви, сама того не замечая, потянулась ответным чувством к старому, но очень-очень близкому человеку, чему и быть суждено в порядке вещей.

Когда летом из Риги приезжали в гости на Псковщину, мать только возле бабушки и крутилась и я рядышком. Мама: «Бабуль, бабушка», — а я всегда «бабушка» и обязательно имя — «Анисья». Так на всю жизнь и стала прабабушка для меня бабушкой, да не просто бабушкой, а самой любимой — бабушкой Анисьей.


Моя мама, Ольга Матвеевна, умерла, прожив чуть больше месяца после дня рождения — в 58 лет. Она очень хотела, чтобы я не курил. Я многие разы пытался не курить, и через месяц или чуть больше снова продолжал дымить.

После похорон в январе 1994 года прошло 24 года, и я столько же не курю, а дымил лет пятнадцать, как паровоз — больше пачки сигарет в день.

Лишь кажется — срок большой, давно умерла, но память с возрастом убирает мелочи событий и кристаллизуется в то, что является твоей сутью.

Сказать, что помню, как вчера, это ободрать душу расхожей банальностью, вспоминаем-то не о чём-то редком и особенном, а о самом близком и дорогом человеке, говорить о маме любые высокопарные слова — ранить искренность скользящим по чувствам бравурным слогом, да и слов недостаточно, нет таких слов, чтобы передать истинную глубину переживаний.

Поэтому память о матери не может быть величайшей, мама — неповторимая ценность, без эквивалента сравнения, мама, которая у каждого когда-то была или есть — единственная, бережём и относимся к маме по-особенному, характер-то у каждого со своей изюминкой, поэтому и яркость воспоминаний индивидуальная.

Чем в мире заменить ласку шершавых рук, сопереживание, материнские хлопоты?

Любое перечисление мало. Мне не хватает матери, способной окутать искренним теплом души, ощущения безмятежного спокойствия под материнской защитой. Нельзя найти замену маминой Любви.

Для мамы сынишка и в шрамах, и с сединой — это её дитя, он лучший, умный и, конечно, пропадёт без её каждодневной заботы.

Та опека, которую воспринимаешь с неохотой и о которой, смахивая слезинку с ресниц, потом с вожделением мечтаешь.


Много тёплых слов сказано про мам, но всего сказать невозможно, ведь не в силах конечность слов охватить безмерное пространство чувств доброго света ткущих любовь, но попытаюсь:

Моя милая Мама.

Именно милая, потому что ничто не в силах превзойти материнскую любовь.

Потеряв маму, понимаешь, что значит быть по-настоящему любимым.

Потеряв друзей, близких людей, понимаешь, что любовь — это то, ради чего и живёт человек.

Дай Бог сил и здоровья живущим мамам, и неважно, вместе с вами или далеко они живут. Важно то, что мама у вас есть.

Мама, папа, дети, все близкие вам люди — это сокровище, о котором нужно знать, не утратив, когда это богатство у тебя есть... Ведь счастье не купишь, его можно лишь растерять, а обрести вновь — только частицу былого.

Родные, близкие тебе люди — это не путь поисков, а обретённое Счастье жизни — Любовь, которая сродни незаметному воздуху, но без которого невозможно жить.

Берегите и помните маму, папу, детей, искренних родственников и друзей без лишних слов, а всей душой, тем духом крепка душа, где память о корнях и прожитой жизни священна.

Бывает, проза иль поэзия влезает в душу, как медведь в посудную лавку, гремит фанфарами чувств, а память и любовь к маме — это искренность дрожащих слёз на ресницах.
        
Подписаться на RSS рассылку