Политика

07.10.2015

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Новая миссия Беларуси

Для Большой России

Новая миссия Беларуси
  • Участники дискуссии:

    7
    24
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

Последние несколько лет на фоне значительных изменений во внешней и внутренней политики России одновременно происходит изменение «функционала» и восприятия ее ближайшей союзницы — Республики Беларусь.



Действительно, с момента создания Союзного государства России и Беларуси прошло достаточно времени, которое позволяет оценить с каких стартовых позиций и даже надежд начинались тесные союзнические отношения, что мы имеем сейчас и что было бы желательно в будущем.

На этих моментах хотелось бы заострить свое внимание.
 

«Принуждение» к интеграции
 
Если вспоминать контекст и атмосферу, сопутствовавшие началу союза Беларуси и России, то нередко приходилось слышать мнение о том, что Беларусь в то время провела своеобразную операцию по «принуждению» России к интеграции.

Известно, что начало политического восхождения Бориса Николаевича Ельцина проходило под лозунгом «берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить».

Это коснулось и внешней, и внутренней политики, а многие проблемы, с которыми России пришлось столкнуться за последние 25 лет, в том числе, в Чечне, Дагестане, сейчас на Украине, как представляется, были связаны именно с этими установками московских и региональных элит.
 
Вместе с этим российская правящая элита середины 1990-х — начала 2000-х лелеяла и искренне верила в реальную возможность интеграции России в глобальный Запад на выгодных для себя условиях: с принятием западных экономических моделей и правил игры, но с сохранением державного статуса и геополитического влияния.

Образ «либеральной империи» Чубайса и реальная политика России в то время определялись именно этими ориентирами.
 
И в этой обстановке Лукашенко и его единомышленники в Москве выдвигают идею союза «красной», сохраняющей уважительное отношение к советскому наследию, Беларуси и «белой» новой России, твердо вставшей на путь либерально-капиталистических преобразований.

Смелый шаг, который нашел понимание и поддержку в расшатывающейся России.

 

Для Беларуси это был единственный шанс выжить как государству, обеспечить свою безопасность и сохранить крупную промышленность, составляющую ядро экономики.



Для России и лично для Бориса Николаевича это была возможность выступить уже не в роли разрушителя державности, но собирателя земель и народов.
 
У каждого были свои дополнительные мотивы, и теперь уже понятно, что «народный трибун» Лукашенко, несмотря на готовность и горячую поддержку большинства россиян, не смог бы возглавить возникшее наднациональное образование, стать «императором».

Для тогдашних российских элит это было бы смерти подобно, России уже нужен был другой путь преемственности и передачи власти.
 
Тем не менее именно Беларусь выступила первым инициатором реинтеграции постсоветского пространства, задала вектор движения в этом направлении.

Ориентация на Россию тогда, да и сейчас — это определенный вызов, проблемная позиция в том идеологическом и геополитическом контексте, который сложился в Восточной Европе. Вызов, но и возможность с нашей стороны оставаться весьма влиятельным игроком в регионе.

Однако это утверждение требует понимания того, что мы сейчас имеем внутри и вовне нашего союза.
 

Сложившийся контекст отношений
 
Для Беларуси ее социально-экономическая модель, обеспеченная достаточной степенью суверенитета, — это реальная ценность, значение которой понимается и принимается подавляющим большинством граждан.

Национальная государственность воспринимается как достойное вознаграждение белорусам за участие и победу вместе с другими народами Советского Союза в Великой Отечественной войне. Поэтому «культ Победы» — один из основополагающих элементов идеологии современной Беларуси.

 

С этим же связана и социально-ориентированная экономическая модель, исключающая возникновение олигархата как класса, и не без оснований считающаяся более справедливой, чем российская.

 

Условно говоря, в предложении войти «шестью губерниями» в состав России белорусы в большинстве своем не видят ничего привлекательного, хотя видят это в тесном экономическом и военно-политическом союзе.

Но и Россия не стоит на месте, последние 5—7 лет прошли под знаком поворота к суверенной политике и отказа от западных иллюзий. По существу, Россия находится в самом начале фазы нового подъема и это позволяет, в том числе, более четко определить циклы развития российско-белорусских отношений.
 
В момент ослабления России, господства в ней антисоветизма, западнической и либеральной идеологии Беларусь выступала неосоветской цитаделью, фокусирующей внимание и симпатии «красного» пояса России и патриотов-державников, являясь живым укором для правящей в Москве элиты.

Если вспомнить Основание Азимова, то Республику Беларусь можно было представить как технократическое Основание Большой России, осколок СССР, выживший и развивающийся на периферии бывшего имперского пространства.

Психоисторическое Основание не имеет четкой географической локализации, оно представлено отдельными личностями и группами в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Минске, Киеве, Риге и в других городах, работавших с идеями и смыслами для преодоления очередной российской смуты и фазы упадка.
 
Война в Осетии, демонстрации на Болотной, кризис на Украине стали поворотными пунктами, определяющими возвращение влияния этих людей на курс страны и решения, принимаемые в Кремле.

И тут возникает коллизия с первым Основанием — если Большая Россия вновь собирается, то в чем смысл его существования?
 
 

Смысл, безусловно, есть. Это возможность согласованной работы на международной арене в противофазе — как разные субъекты, но с едиными целями.



Россия выстраивает конструктивные отношения с Западом, Беларусь с Западом конфликтует, Россия находится в состоянии конфронтации с Украиной, Беларусь дипломатическими методами вовлекает Украину в процесс мирного урегулирования.

Россия для Прибалтики и Польши — «жесткая сила», Беларусь — «мягкая».

Россия уходит из Азии, Латинской Америки, Беларусь ищет там партнеров, Беларусь сворачивает важные проекты в Венесуэле, переориентируясь на Россию, Россия наращивает в Латинской Америке свое присутствие.

Примеров можно привести много.
 
Но не только это. В Беларуси отрабатываются, предлагаются технологии управления, которые по прошествии времени используются и применяются в России с поправкой на большее разнообразие и масштаб.

Централизация вертикали власти, государственное регулирование экономики, нормализация оппозиции, сохранение технологической самодостаточности, реиндустриализация, развитие собственного сельского хозяйства, «реабилитация» советского периода истории и т.д.

В свое время даже белорусские паспорта в Абхазии и Приднестровье начали раздавать чуть ли не раньше российских.
 

Контуры новой миссии
 
Украинский кризис и начавшаяся конфронтация с Западом изменили многое. Эти изменения обязательно коснутся и белорусско-российских отношений.

Геополитическое значение Беларуси как устойчивого государства обеспечивающего стабильность и безопасность в Восточной Европе и не позволяющего сомкнуться в Балто-Черноморском междуморье антироссийскому альянсу уже очевидно.

По мере запуска больших проектов, таких как Белорусская АЭС, Китайско-белорусский индустриальный парк, создание на территории Беларуси крупного логистического хаба Нового шелкового пути будет возрастать и ее экономическое значение.
 
 

В перспективе 5—10 лет Беларусь, особенно на фоне Украины и Прибалтики, имеет все шансы превратиться в индустриальный центр региона, более того, выдвинуться на лидерские позиции.



Эту перспективу однозначно необходимо учесть в рамках стратегического планирования российской политики. Возможности российского влияния в регионе на сегодня весьма ограничены, учитывая напряженные отношения со странами Балтии, Польшей и Украиной, у Беларуси же сохраняются возможности реализации иных моделей отношений с ними.
 
Они заключаются в том, что Беларусь, не отказываясь от союза с Россией и участия в ЕАЭС, может активно участвовать в проектах региональной интеграции, охватывающих приграничные регионы, например, через организацию малого приграничного движения, инфраструктурные, логистические и энергетические проекты.

Именно через такие проекты возможно снижение напряженности на границе ЕС и ЕАЭС.

Интерес России в том, что это не только первые практические шаги по созданию общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока, но и в использовании влияния Беларуси для развития своего анклава — Калининградской области. Широкий транспортный коридор из Калининграда в Минск — это одна из приоритетных задач в рамках общей региональной политики.
 
В условиях санкций и технологического эмбарго России выгодно иметь в лице Беларуси своеобразный «оффшор» для технологий из ЕС.

Эта роль Беларуси может усилиться по мере достижения договоренностей и реализации договора о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве между США и ЕС.

При надлежащей дипломатической и внешнеэкономической активности со стороны России и Беларуси на белорусскую территорию можно привлечь часть европейского (прежде всего, немецкого и французского) бизнеса, который однозначно будет проигрывать в конкуренции с американскими компаниями.
 
 

На украинском направлении Беларусь будет оказывать возрастающее экономическое, возможно, политическое и иное влияние на Волынь и Полесье. Это необходимо использовать для сохранения и поддержания хотя бы минимально возможного в этих условиях уровня жизни и лоялизации местного населения.


 
С Украиной связана и еще одна общая задача. Поддержание демографической безопасности в смежных регионах России и Беларуси: Витебской, Смоленской и Псковской областях, где наблюдается пусть и меньшая, в сравнении с Прибалтикой, но все же заметная депопуляция.

Россия и Беларусь могли бы разработать совместную программу расселения и адаптации беженцев и переселенцев с Украины именно в эти, «ядровые» для белорусского и русского этносов территории.
 
В связи с выпадением Украины и Киева из зоны непосредственного геополитического влияния России в целом следовало бы подумать об усилении европейского территориального «ядра» России.

Тут параллельно с наращиванием численности населения необходим и общий план развития треугольника Санкт-Петербург — Москва — Минск, предусматривающий модернизацию транспортной коммуникации, создание внутри него новых предприятий и производств.

Создаваемая вокруг трех городов, трех столиц сверхагломерация должна стать новым территориальным, демографическим, экономическим центром геополитического образования вокруг России, по крайней мере, на восточноевропейском направлении.
 
Беларусь в подобной конфигурации выглядит наиболее подготовленным и управляемым звеном.

Но для неизбежного рывка необходима не просто прекрасно отработанная белорусским руководством тактика «партизанского» выживания, но совместная стратегия развития.

Стратегия, предусматривающая значительную степень автономии и самостоятельности Беларуси в решении общих задач, конструирование со стороны России будущего всего региона, полноценное включение в этот процесс Беларуси и ее потенциала.

То есть первое Основание остается, но оно становится одной из баз для организации и упорядочивания внутреннего пространства и влияния вовне в рамках поставленных задач и разделяемой ответственности.
 
Именно в этом, как нам представляется, следует видеть не только возможности сохранения наиболее успешного на сегодня постсоветского интеграционного объединения — Союза России и Беларуси, но и его развития, преобразования в новых политических, геополитических и экономических формах, более адекватных вызовам времени и судьбы.

   

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Старая Европа и новая Евразия

Куда приведёт Евросоюз трансформация миропорядка

Артём Бузинный
Беларусь

Артём Бузинный

Магистр гуманитарных наук

Годится ли России англосаксонский изоляционизм?

Андрей Сорокин
Россия

Андрей Сорокин

Советник министра культуры России

«Казус Лукашенко»,

или О сложностях современного союзостроения

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Без России у Беларуси нет позитивного будущего

И у нас это понимают

Жесткий урок белорусам…

Я читал этот материал на рубалтик.ру, когда Георгиевич был еще серьезно поражен в правах, но сейчас прочитал с удовольствием еще раз. Это действительно ликбез. Сегодняшнюю публикац

Большой турецкий гамбит от Идлиба до Карабаха

По самоубийствам в лидерах была Латвия, и минимум у вас тоже не мульен

Империя ли Россия?

Кястутис, вы говорили, шо вы учоный, а подход у вас как у дилетанта. Опыт прошлого века показал, что отдельным государствам ничего нельзя доверять. Особенно маленьким, они самые пр

Подарили и ушли...

ЗЫ к чем ну эта ваша статья? Эта статья никак не меняет моего знания о том на каком языке вокруг меня разговаривают люди , когда я приезжаю например в Малнаву . И ведь име

Дорога ложка к обеду

https://www.kurier.lt/i-udo...Статей на эту тему в инете море.По данным Реестрового центра, И. Удовицкому принадлежат 70% акций Biriu krovinių terminalas, а «Беларуськалию» –

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.