СООТЕЧЕСТВЕННИКИ

01.05.2022

Эдуард Говорушко
Соединенные Штаты Америки

Эдуард Говорушко

Журналист

НЕ НУЖЕН НАМ (с МУСТАФОЙ) БЕРЕГ ТУРЕЦКИЙ…

О чувстве Родины и о себе в преддверии годовщины

НЕ НУЖЕН НАМ (с МУСТАФОЙ) БЕРЕГ ТУРЕЦКИЙ…
  • Участники дискуссии:

    10
    16
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Как конформист, то бишь, приспособленец, я, по своим политическим воззрениям,  в советские времена  был лоялен и к власти, и к стране, в которой родился и жил.  Не понимал и не одобрял добровольных и даже вынужденных эмигрантов-диссидентов, был уверен, что и на своей земле при желании можно найти себя и сделать карьеру. Моя собственная жизнь,  путь обычного  деревенского парня, закончившего МГУ  и  реализовавшего детскую мечту о журналистике , являлась прямым тому свидетельством.

Но своего друга, от которого жена с сыном была готова уехать с родителями в землю обетованную, поддержал в стремлении эмигрировать вместе с семьей.  Три десятка лет спустя  и мне, как назло, пришлось переехать к семье в США. Сейчас мой друг считает Израиль своей родиной и упрекает меня в неблагодарности, в том, что Родиной я не считаю Америку, часто критикую эту страну.

-   Почему? — не раз спрашивал он. -  Америка же дала тебе все для комфортной и благополучной жизни, здесь твоя дочь и внуки достигли впечатляющих успехов
.
-   Потому, что Родина у меня одна – земля, где  родился. Потому, что уже почти полтысячи лет живет на земле некогда небольшое местечко, деревня, а ныне агрогородок Поболово в Белоруссии, моя малая родина. Она, как любовь к матери, навсегда в моем в сердце, в любом ПМЖ. Не убедил.

-   Хорошо любить Родину, находясь в благополучной Америке! – сразил меня оппонент.

Что ж, Родина снится далеко не каждому человеку, покинувшему ее. Здесь я заметил, что болеют ностальгией чаще всего родившиеся и выросшие в деревне, с малолетства работавшие на земле вместе с родителями. Те, кто и на склоне лет помнит вкус парного молока, кого все еще  будоражит запах антоновских яблок и свежескошенного разнотравья; те, кто стоял с удочкой на берегу извилистой речки, собирал грибы и землянику в лесу, часами гонял мяч по пыльной деревенской улице и ночевал на сеновале. Таких бывших деревенщиков  не мало: родная земля — не асфальт, — дает жизненную силу, но просто так не отпускает.  В социальной сети «Одноклассники» то и дело появляются ностальгические фото и видео красивых сельских пейзажей с лошадьми и уточками, сопровождаемые душещипательными мелодиями.

Но и здесь есть исключения. Другой мой давний друг, сверстник и одноклассник, проживающий ныне в Швейцарии, тоски по родине не испытывает. Бывает он в Минске по делам, раз в четыре-пять лет, в нашу деревню и на погост, где упокоились его родители, не  заглядывает.

Для большинства же наивных городских ребят, полагавших, что булки растут на деревьях, ощущение тоски по родине, где бы они не находились, не угрожает. Как считал мой коллега Петр Вайль, «где еда, там и родина», иначе говоря, ностальгию можно испытывать только по еде. Не знаю, кто счастливее, «кулинары» или «деревенщики». Сам же я, во время свиданий  с Родиной, будто окунаюсь в счастливую юность,  качаясь на волнах русской речи  с родным белорусским акцентом

При всем при том, в Америке мне действительно хорошо, не жалуюсь.  Дочь с зятем помогли  достаточно комфортно устроить наш с женой быт. Справедливости ради замечу, что мы никогда не жили за их счет. Я очень благодарен Америке за то, что в свои 83 года, мне  еще удается здесь зарабатывать. В частности, на регулярные – два раза в год — свидания с родиной, на подарки родственникам и друзьям.  Без этих свиданий, без прикосновений  к жизни земляков, уверен, моя американская жизнь, при всем ее благополучии, была бы скучной и пресной. Сомневаюсь, что дотянул бы даже до восьмидесяти. Короче говоря, и здесь я приспособился, ругаю же  Америку, в основном, за ее гегемонистскую внешнюю политику, уверяю — не я один.

Признаюсь, однако, не раз подумывал о том, чтобы приобрести «однушку» в Рогачеве, нашем райцентре  — уютном зеленом городке на берегу Днепра. И сейчас мысль о том, что там хорошо бы «встретить старость», нет- нет, и промелькнет. Да вот подкралась календарная старость незаметно, коварным тигром. 83 не 38, начинать же с нуля, вдали от семьи, даже при моей еще физической активностью – куража, если честно, уже не хватает. Хотя… Глаза боятся, а руки делают: кой-какие шаги в этом направлении я все же предпринял.

Недавно вернулся из традиционной весенней трехнедельной поездки в Белоруссию, куда попал по единственному сейчас  возможному маршруту – через Ригу. Близкие и друзья отговаривали от полета, пугая ковидом, пограничными недоразумениями и войной по соседству. Более того,  друзья из Риги прислали обращение Ринкевича, министра иностранных дел Латвии к согражданам. Сам министр настоятельно рекомендовал в Белоруссию не ездить. Там, дескать, с вами всякое может случиться.

 Да и там, на родине, многие удивлялись моему появлению, сравнивая его чуть ли не с подвигом. Но отказ от этого путешествия был бы для меня  сродни предательству. С тех пор, как я впервые уехал из родной деревни на учебу в Москву, вот уже свыше шестидесяти лет два раза в году навещаю родные места. При любых обстоятельствах, где бы ни жил. И чем старше становлюсь, тем ярче вижу картинки из детства, тем пуще тянет на Родину. В молодости ездил к родителям, а вот уже   более тридцати лет вместе с братом – на их могилы, чтобы обсудить с ними все происходящее с нами на этом свете.

Предполагаю, что в связи с войной в соседней стране, у моих земляков, как и у меня самого, на душе тоже муторно. Все, однако же, в Белоруссии идет своим чередом: люди живут, трудятся и отдыхают, как и прежде. Поезда и автобусы, в том числе даже в городках  ходят строго по расписанию, спектакли и концерты собирают полные залы. Правда, больную тему  в беседах мои земляки стараются не затрагивать, что вполне понятно и, по мне — разумно.

Со временем ушли из жизни все родственники, у которых мы останавливались во время визитов в деревню. Не осталось, как нам казалось, и тех, кто знал отца с матерью, и уж, тем более, тех, кто помнил нас. Уходя с погоста, мы как-то с грустью подумали, что  будто осиротели во второй раз. Но разве могла такое допустить наша родина? На автобусной остановке к нам подошла незнакомая женщина:

-   Что ж, вы так и уедете из родной деревни, не пообедав, не  выпив стопочку за упокой родителей? – напустилась она на нас с искренним недоумением. – И не мечтайте, пойдемте к нам, я только что бульбочки сварила, кролика потушила. – тараторила она без умолку.  -  Да и березовик уже готов, такой ядреный и смачный в этом году получился, не надо и пива того.

Я и не заметил, когда она взяла меня под руку и увлекла за собой.  Уже на ходу рассказала, что знала «ваших папу с мамой, очень уважала их. Мы с вами даже дальние, дальние родственники, позже расскажу какие…»

Отказать Лене Марченко было невозможно. И в тот первый раз, и в любой другой день, когда мы приезжаем  в Поболово. Словно ей сорока на хвосте приносит сообщение, когда такое случится – всегда готов и стол, и дом. Так мы вновь обрели теплый и гостеприимный кров в  родной деревне, в котором нас всегда ждут и куда нас тянет пуще любого магнита. Обрели  и новых друзей, потому что друзья Лены и Пети Марченков, их уже взрослые дети стали и нашими друзьями. Кстати сказать, благодаря Лене, мы разыскали и наших близких родственников  в Сибири, но это уже другая песня.

У Родины для меня масса магнитов. Много лет назад в юрмальском санатории «Белоруссия» я познакомился со своей землячкой из райцентра. Она и надоумила меня:  навещая родные места, почему бы заодно и не подлечиться в белорусских санаториях? Многие из них, дескать, не хуже, чем президентский в Латвии, но обойдутся в два раза дешевле.

Был бы я плохим конформистом, если бы не проверил. Оказалось и правда. Так я приспособился совмещать полезное с  приятным: два раза в год, зимой и летом отдыхаю на Родине. Практически в каждой из белорусских здравниц есть   возможность полностью обследоваться и избавиться от многих недомоганий с помощью эффективных процедур. Но для летнего отдыха облюбовал я санатории «Спутник», на красивейшем озере «Нарочь».  Зимой же или ранней весной расслабляюсь в «Кринице — из-за ее близости к Минску, к его театрам и концертным залам.

Зубы я тоже лечу в современных частных стоматологических клиниках Минска. Так что здоровьем и возможностью зарабатывать ногами в Америке я во многом обязан Родине. Из Белоруссии привожу в США медикаменты, а также косметику  для жены и дочери. Как говорится, дешево и сердито. Вы будете смеяться: вот уже много лет я хожу по Америке в очень удобных хлопчатобумажных брестских носках – резинка не жмет в отличие от здешних.

Между прочим, в советское время я вполне мог назвать Латвию своей второй Родиной. До восстановления независимости я прожил и проработал в Риге ни много, ни мало, аж двадцать восемь, поначалу сложных, но в большинстве своем счастливых лет.  Полюбил Латвию, а Ригу считал самым теплым и гостеприимным городом в мире. Здесь я обрел любимую профессию, женился. Здесь я почти своими руками дом построил, посадил не дерево, а целый сад, здесь родилась моя дочь. В Риге у меня много друзей и коллег, свидание и даже общение с которыми в по скайпу или в WhatsApp — всегда в радость. После обретения независимости Латвия и ее столица даже похорошели, но, к сожалению, атмосфера истинного гостеприимства и интернациональной теплоты между людьми исчезла. Впрочем, спасибо  Риге  за возможность встретиться с друзьями и попасть на Родину даже в это смутное время.

Чего скрывать, развал СССР, нашей общей большой Родины, обернулся для меня большой трагедией. Россия стала официальной и нравственной преемницей Советского Союза, в моей душе, как бы  по наследству, эта страна заняла особое место. Выражаясь спортивным языком, я интуитивно стал ее «ярым болельщиком». Гордился и горжусь ее успехами, с надеждой на лучшее переживаю вместе с ней ее трудные времена. И дело, мне кажется, не только в том, что в Москве я провел прекрасные студенческие годы, что у меня в России  живут родственники и друзья, в Москве изданы все мои книги. Дело в фантомной памяти. Сейчас Россия претерпевает, пожалуй, самые трудные времена в своей новейшей истории.
Впечатлительным  ребенком я пережил Великую

Отечественную и до сих пор помню многое из того, что лучше забыть. Любую войну  ненавижу и не одобряю. Но я понимаю, почему после почти полтора десятка лет высказываемых  опасений, настойчивых дипломатических увещеваний и предупреждений, высокомерно проигнорированных «коллективным Западом», после восьми лет обстрелов и бомбежек ДНР и ЛНР, президент России решился на военную операцию. Понять, не значит простить, но все же, все же, все же…
Кстати сказать, в США и на Западе, да и советские доморощенные либералы  радовались, что крах СССР состоялся  «малой кровью». Оказывается, рано радовались: украино-российская трагедия тому свидетельство. Дай Бог, чтобы продолжения не последовало.

Сейчас я болею за то, чтобы трагедия скорее закончилась миром. И дай Бог при этом, всем виновникам и участникам кровавого конфликта удалось бы «сохранить лица»: ради того, чтобы мир этот был стабильным и прочным. И не только, естественно, Путину с Зеленским, а также руководителям всех стран «коллективного запада».  Как человек, свыше пятидесяти лет, отслеживающий политические пертурбации и действия пертурбантов на планете, вижу, что эти господа не только игнорировали дипломатические способы предотвращения войны, но и подталкивали к ней. Иные сознательно, иные, хотелось бы верить, по политической наивности.

Вернемся, однако, к моим родным пенатам. Благодаря регулярным свиданиям с Родиной и современным коммуникационным технологиям,  я свою жизнь в  США эмиграцией не считаю. По сути, ежедневно нахожусь вместе со своими земляками на родине,  с друзьями и в Риге, и в Москве. Когда Гена, мой гомельский брат, сообщает, был, мол, в Красном, знаю, что вкалывал на участке вокруг дома, который когда-то построил для покойного сына. Невестка, которая живет там, огород запустила, а душа брата вынести такого безобразия не может. Если Оля Авдевич обмолвилась «едем с Ритой в Вентспилс», знаю, что в  передаче «Зеленая лампа» на радио «Балтком» появится сюжет из этого города. Оля с Ритой  в очередной раз расскажут о больном ребенке и призовут всем миром помочь ему выздороветь.
Словом,  регулярные свидания с Родиной, с друзьями и коллегами в Риге и Москве, довольно частое общение по интернету позволяют мне и на удалении быть вместе с ними, жить их заботами.

Да, Родина у каждого одна, у каждого своя и любима она, если любима, то  потому, что РОДИНА. Хотя не исключаю, что для кого-то она, может считаться, и уродиной. Не знаю, поймете ли вы мои чувства, навеянные  встречей с турецким подданным  в Минске. Мустафа — водитель такси, ангажированного мною через спецпортал  Yandex  для поездки на мюзикл Аркадия Укупника «Ромео и Джульетта. ХХ лет спустя». Разговорились. Парень лет двадцати шести за рулем — явно не белорусского вида.

Оправдывая еле заметный акцент, признался, что — иностранец, турок. Шесть лет назад прилетел  изучить русский и английский в Минском лингвистическом университете. Изучил и решил… остаться в Белоруссии навсегда. Все ему здесь по душе: красивая зелено-голубая страна, нескучный климат без изнурительной жары, а главное – добрые и радушные люди. Тут я не мог не расчувствоваться и с гордостью сообщил, что тоже белорус, хотя по паспорту и иностранец.

Приобрел Мустафа элитную четырехкомнатную квартиру в центре Минска для получения вида на жительство. Все шло хорошо, да вот по легкомыслию просрочил на три дня  в Турции перед возвращением в Белоруссию. По закону получение заветного «вида» отложено. А без вида на жительство нет возможности и работать по специальности, пришлось все начинать сначала. Потому-то  и зарабатывает на своем автомобиле, спасибо, Яндекс-такси выручает.

Я подсказал парню простой выход из положения – брак. Оказывается и эту возможность он рассматривал. Да, девушки в Белоруссии красивые и умные, только вот жениться стоит по любви, а любовь Мустафа еще не встретил. Я пожелал ему удачи, он предложил мне посидеть завтра где-нибудь за чашкой кофе. Но завтра я уезжал автобусом в Ригу..

Кстати сказать, мюзикл в Минском музыкальном театре смотрел и слушал с таким удовольствием, которого, признаться, давно не испытывал. Композитор Аркадий Укупник , на мой взгляд, тут превзошел сам себя, вполне достойным оказался остроумный текст Карена Кавалеряна в подражание Шекспиру. Постановка, сценография, игра артистов – безупречны, на хорошем международном уровне! Поверьте, — я видел-слушал несколько мюзиклов на американской сцене и знаю, о чем говорю.

Словом, если получится   попасть на этот спектакль, не пожалеете.
В заключение замечу: путешествие на Родину на этот раз, прошло на удивление складно и увлекательно! В чем мне видится добрый знак на будущее.

Привет выдающемуся антидипломату, господину Ринкевичу!

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Илья Козырев
Латвия

Илья Козырев

Мыслитель

РАДОСТНЫЙ ДЕНЬ

С последствиями

Александр  Васильев
Латвия

Александр Васильев

Политолог

Найдется ли сейчас в латышском обществе своя Вера Мухина?

Дмитрий Змиёв
Латвия

Дмитрий Змиёв

Консультант по бизнес-процессам

Ну что, уже пришивают "кресты" на одежду?

Вадим Авва
Латвия

Вадим Авва

Публицист

Разделяй на своих и чужих...

Принцип правительства Латвии

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.