ЭСТОНИЯ. ОБЩЕСТВО

08.09.2022

IMHO club
Латвия

IMHO club

Надо одуматься, успокоиться и вспомнить

Надо одуматься, успокоиться и вспомнить
  • Участники дискуссии:

    6
    8
  • Последняя реплика:

    29 дней назад

Мы перепечатываем интервью с Филиппом Лосем, размещенное в газете Новости Финляндии( Новости Финляндии Gazeta • fi — Надо одуматься, успокоиться и вспомнить)   А также даем к нему комментарий латвийской журналистки Аллы Березовской.

Филипп Лось, режиссер и, до недавнего времени, художественный руководитель Русского театра в Таллинне не ожидал того, что его попытка поделиться тревогой с друзьями на своей странице в Фейсбуке, вызовет такой сильный резонанс в эстонском обществе. И отрицательный, и позитивный. 

30 августа он написал на своей странице: «Знаете, почему меня, русского еврея, живущего в Эстонии всего (уже?) пять лет, так оскорбляет и выбешивает вся эта бесконечная возня с санкциями против русских? Когда под бодрые здравицы о поддержке украинского оружия и победе Добра над Злом из всех щелей вдруг полезла тухлая облезлая русофобия, и никто не зажимает нос и не говорит громко: «Фу!» 

Удачный момент, не правда ли? Расквитаться за все, растоптать все свободы и права граждан Российской Федерации, как будто у нас без того своих проблем маловато.

Что будет с нашими правами дальше? У какой черты остановятся наши ретивые соседи? Когда-то совсем недавно, помнится, они так же рьяно уничтожали в Эстонии евреев… А что сейчас их заставит одуматься, успокоиться и вспомнить, что живущие рядом с ними русские прежде всего — такие же люди, как и эстонцы. У них тоже есть свой язык — родной, который им удобнее и в котором они себя комфортнее чувствуют. Что у них есть своя история, свои праздники и свои герои, своя историческая память. И свой предел терпения

Мы с Филиппом говорили в пятницу, 2 сентября. За эти три дня случилось многое: Филиппа исключили из членов Союза режиссёров и драматургов Эстонии. Влиятельный эстонский политик потребовал от правительства его немедленной депортации. Филипп Лось не уверен в своем будущем, хотя связывает его только с Эстонией, страной, которую он полюбил. 

Филипп рассказывает: «То, что я написал в Фейсбуке, было эмоциональным порывом. В тот день в своей ленте я прочитал текст о Холокосте, и последняя часть этого текста была рассказом автора о своей беседе с очень пожилой женщиной, которая ребенком пережила войну и чудом уцелела. 

Автор того текста, мучаясь от стыда и сомнений, спросил у нее: «Почему вы не сопротивлялись? Ведь вас было так много…» А она ответила: «Вы знаете, всё происходило как-то постепенно. Начиналось все с простых вещей. Вот приняли какой-то закон, ограничивающий права евреев, точнее, отделивший права евреев от прав немцев. Потом начинались общественные разговоры о том, что во всем виноваты евреи. Конечно, казалось странным, что высказывания не встречали никакого противодействия. Потом нам всем предложили переселиться в одно место. Но никто не запрещал нам сначала выходить из гетто. Потом начали постепенно ограничивать. Потом начали убивать, но убивали только тех, кто нарушал правила, а тех, кто не нарушал правила, тех не трогали. И потом … Этот кошмар нарастал постепенно…»

Филипп говорит: «Я мысленно сопоставил тот рассказ с тем, что происходит сейчас вокруг. Вдруг понял, что если мы никак не будем сопротивляться политическому и общественному давлению на нас как на «граждан страны-агрессора», то мы — в начале катастрофы.

Потому что первые шаги уже состоялись. В эстонском общественном пространстве после начала агрессии России на Украине граждане РФ стремительно обрели статус неких «других» людей, права которых можно ущемлять только потому, что они — граждане России.

И при этом им все время считают должным напоминать: «Вы — граждане страны-агрессора. С вами можно по-другому… вы все коллективно виноваты. Вы должны сами свергнуть тирана. Это — ваша обязанность, потому что весь мир боится вашей страны». Вот это давление без разбора на всех — ужасно, потому что на самом деле это еще и абсолютно неконструктивно. Стоило хотя бы понять, что это давление, наоборот, консолидирует всех неопределившихся, сомневающихся, ищущих защиты вокруг путинского государства. А несогласных, протестующих, сопротивляющихся агрессии – лишает столь необходимой им защиты и поддержки.

Однако, Филипп отмечает, что он не ожидал и того мощного уровня поддержки, с которой столкнулся. В том числе, со стороны тех людей, которые живут в Эстонии давно, прекрасно интегрированы в эстонское общество и являются его значимой частью

Я услышал от многих десятков знакомых и незнакомых людей: «Хорошо, что Вы сказали о своих опасениях. Мы испытываем то же самое. Держитесь.»

Какая может быть еще реакция любых нормальных людей, когда в стране, где они живут, им со всех сторон настойчиво повторяют: «Весь мир вас ненавидит. Ваша страна убивает людей. Так сделайте же что-нибудь»….Я сам полгода назад на всю Эстонию в Международный день театра со сцены Русского театра от лица всех своих коллег говорил о недопустимости войны. Я осуждал и осуждаю российскую агрессию, но что мне теперь ждать от эстонского государства?

Некоторые эстонские политики предлагают меня лишить вида на жительство и депортировать. За пост в Фейсбуке, призывавший прекратить травлю русских? Что я должен делать теперь? Что я буду делать, если эстонское государство примет решение меня депортировать? Они меня прямиком в российскую тюрьму отправят? На основании чего, собственно говоря? Я не нарушил никаких законов. Я просто высказал свое мнение. 

Еще раз говорю, что я даже не ожидал, что мое мнение встретит такую поддержку среди русскоязычной части населения Эстонии, что так много людей мне будут говорить спасибо, что «ты сказал правду, потому что мы живем с таким же ощущением». Я им всем бесконечно признателен, они моя сила!

На вопрос о реакции на его позицию со стороны эстонских коллег и друзей, Филипп говорит: «Есть хорошие моменты. Есть печальные. Допустим, мой товарищ и коллега, известный эстонский актёр, режиссёр и политик Юллар Сааремяе высказался в поддержку. Он сказал: «Друзья, ну вы что: как вы можете обвинять Филиппа в пропутинской позиции и поддержке войны, о чем вообще не было сказано даже близко в том материале, который он написал». Вспомните, что полгода назад он честно и недвусмысленно от лица театра сказал, что они против войны, что мы хотим остановить агрессию». 

Председатель совета Русского театра Яак Аллик спросил у моих оппонентов, как они могут обвинять меня в какой-то анти-эстонской позиции, если именно в последние годы с Русским театром вновь стали сотрудничать ведущие эстонские режиссеры, к нам значительно чаще стала приходить эстонская публика, ведущие эстоноязычные театроведы пишут о наших спектаклях?

Он написал: «Филипп любит Эстонию, любит эстонскую культуру, восхищается ей и то, что он делает — соединяет в Русском театре и русскую, и эстонскую классику и современную драматургию». 

Активно заступилась за меня и депутат Европарламента Яна Тоом, взывая к здравому смыслу своих коллег и праву на свободу слова.

Что касается решения правления Режиссерского союза Эстонии о моём исключении, оно произошло абсолютно в духе коммунистической эпохи, к тому же — с грубейшими нарушениями устава. Причём многие мои коллеги по Союзу знают меня лично и вряд ли их можно убедить, что я какое-то тоталитарное чудовище и враг Эстонской республики.

Филипп не собирается соглашаться с этим решением: «По Уставу я имею право потребовать созыва общего собрания членов. И тогда на собрании я постараюсь защитить свою позицию. Я вообще за диалог. Я не уклоняюсь от него. Наоборот. Последние три дня я давал много интервью прессе. Я все время объясняю: «Друзья, я пытаюсь спасти нашу маленькую страну. Мне кажется, что наша страна — на пороге социального взрыва. Тридцать лет русские и эстонцы жили вместе в независимой и свободной стране, научились уживаться вместе, появились какие-то точки соприкосновения…

Страна двигалась к экономическому благополучию, потому что, как мне кажется, общественное согласие и общественное доверие — важнейшие компоненты экономического благосостояния страны. Только так возникают устойчивые экономические связи. Серьезные социальные и экономические проблемы преодолеваются вместе. И именно в согласии. То согласие, которое нарабатывалось десятилетиями, сейчас рушится. На глазах. Процесс разрушения надо остановить, срочно остановить». 

О своих отношениях с Эстонией Филипп рассказывает:  «Я давно выбрал для себя  эту страну. Хотел сюда переехать. Купил квартиру. Маленькую. Приезжал сюда с детьми на каникулы. У меня здесь появилось много друзей. Поскольку всю жизнь я работаю в театре, давно планировал оказаться в Русском театре Эстонии. В начале 2017 года был объявлен конкурс на должность художественного руководителя. Я вышел на него, наверное, более подготовленным чем другие кандидаты. Защитил свою концепцию, свое видение будущего Русского театра. И победил. За эти пять лет я свои планы в значительной степени реализовал. Весной заканчивался контракт и по идее должен был быть новый конкурс. Но в связи с войной и экстраординарной ситуацией, которая практически исключает участие в конкурсе любых русских режиссеров, потому что въезд в страну запрещен, а все культурные связи прерваны, совет театра принял решение отложить конкурс и поручил временно исполнять обязанности худрука директору театра. А со мной был заключен контракт режиссера-постановщика. 

Оказывается, СМИ опять все извратили. Они преподносили ситуацию с контрактом так, что казалось, что Филипп Лось все это написал именно потому, что он заканчивался. А ведь его пост вообще не был связан с театром… 

Филипп резок: «Это — результат некорректной работы журналистов из Postimees. Они грубо нарушили журналистскую этику, без моего согласия использовали пост в Фейсбуке для публикации, извратив его смысл и даже не потрудившись попросить у меня его прокомментировать. Они зачем-то связали мой пост с датой окончания контракта. Однако фактически, и это было известно прессе и общественности уже в апреле, я заключил в своем театре новый контракт на должность режиссера-постановщика. У меня с начала года горячее время: подряд весной вышли два спектакля, летом поехал в Болгарию, где в свой отпуск тоже репетировал. В начале октября у меня премьера в городе Плевен. Я целиком погружен в режиссерскую работу. В июне мне и моему сыну продлили на пять лет вид на жительство. В своем ходатайстве я писал, что собираюсь работать не только с Русским театром, но и с другими театрами Эстонии. У меня уже есть конкретные договоренности. Планирую ставить спектакли и в других странах Европы. Преподавать в Эстонской академии музыки и театра. Я целиком связываю свои планы с Эстонией. Мне здесь хорошо и интересно. У меня замечательные отношения с коллегами. Я очень люблю наш Русский театр». 

Филипп Лось подчеркивает: «Недобросовестные журналисты сознательно все извратили. Они все представили так, что я, якобы, «на прощание» устроил демарш. Я вообще ничего не устраивал. В публичное пространство по своей воле все вынесли журналисты Postimees. Я писал пост в Фейсбуке для своих читателей. И не рассчитывал, что его прочитает кто-то, кроме моих подписчиков. Я хотел обсудить то, что меня тревожит, с теми несколькими десятками людей, которые регулярно заходят на мою страницу.  

Но раз это все вынесено на всю Эстонию, дороги назад нет. Теперь придется разговаривать о своей позиции со всей Эстонией.  Ничего не поделаешь, будем искать истину в споре».

Некоторые комментаторы в эстонских СМИ пеняли Филиппу Лосю на то, что «некорректно сравнивать то, что было в годы второй мировой войны с тем, что происходит сейчас». Чудовищные преступления нацистов и то, что Филипп эмоционально назвал «началом пути к новой катастрофе» — не одно и то же, говорят они.

Он же говорит: «Я и не стремился поставить всё на одну доску. Но для меня, как для еврея, очевидно, что и Холокост начинался с подобных «мелочей». С законов, ограничивающих во имя общественного блага, права по национальному признаку. С объявления целого народа виноватым. «Для меня это несомненно. Я — член еврейской общины Эстонии.  Я считаю себя евреем. Да, в эмоциях я припомнил эстонцам «юденфрай», а для них это — больная тема. Но это было… Это — правда. Им приказали нацисты и они послушно истребили в Эстонии всех евреев до единого. Всех. И отрапортовали. Евреев в стране было около тысячи. И эстонцы быстрее всех других решили еврейский вопрос. Ну, это же было!

Я призвал современных эстонских политиков не проявлять в борьбе с «врагами» столько рвения!  Этнические русские составляют в Эстонии около трети населения. И среди них есть немало людей с российскими паспортами. Их довольно много. Это — последствие не очень справедливой политики в первые годы восстановления независимости по отношению выдачи гражданства значительной части русскоязычного населения. Их оставили без гражданства и, когда Российская Федерация предложила им свое гражданство, они, конечно, его приняли. И сейчас среди населения Эстонии, если не ошибаюсь, около 88 тысяч с российскими паспортами. Это много для Эстонии, около 6,5% населения. Как эти люди должны себя ощущать?

У них в паспорте не написано поперек страницы, что они живут в Эстонии и ее любят, а также, что они являются налогоплательщиками в этой стране. У них просто паспорта РФ. И эти люди чувствуют себя примерно так же, как и я. Абсолютно уязвимыми». «В эстонском публичном пространстве ежедневно раздаются десяти высказываний, подпадающих под определение «разжигание межнациональной розни». Естественно, в отношении русских. И никогда я не слышал, чтобы в дело вмешалась полиция или суд. Но такая ситуация противоестественна!» 

На вопрос о том, ожидает ли он, что его неожиданно ставшее публичным эмоциональное заявление остудит атмосферу или, наоборот, разожжет страсти.

Филипп говорит: «Мне кажется, произошло что-то подобное тому, как когда вскрывают нарыв… Нарыв есть. Он вызывает боль. Ее чувствуют. Но нарыв где-то под кожей. И, если его вскрыть, это первый шаг к излечению. Да, сразу выплеснулась куча негатива, гноя. Но с этого начинается оздоровление организма. Я в это верю. Острота и жесткость реакции на мой пост говорят о том, что я сказал правду. Если бы это было домыслами, мне бы дали подзатыльник и все… А я вижу – то, что я сказал, вызвало очень болезненную реакцию. Это говорит о том, что прозвучало вслух то, о чем думают и русские, и эстонцы. 

Просто об этом думать надо намного громче. Надо садиться и разговаривать. Надо искать пути. Пути примирения. Пути восстановления общественного мира и согласия. Перед лицом агрессии мы все равны. Мы все в одной лодке. В тот день, когда мы беседуем с Филиппом, из Эстонии уезжает его дочь…

Ее отец говорит: «Ульяну лишили права навещать меня в Эстонии, потому что у меня нет пока постоянного вида на жительства. Только временный. Значит, мои родственники не имеют права меня посещать. Я не рассматриваюсь Эстонией как человек, который имеет право приглашать своего близкого родственника. Даже маму. У дочери стояла виза D, которая позволяла ей непрерывно находиться в Эстонии. Она ее получила весной этого года. Так получилось, что после того, как Эстония решила не выдавать визы в Москве, дочь села в машину и приехала ко мне по той мультивизе, которая у нее еще не закончилась. Мы уже в Эстонии подали на визу D, которую она ждала две недели. По ней она потом приезжала ко мне в июне посмотреть летний проект. В августе она снова приехала погостить…  

Но с 18 августа были введены правила, которые уже не позволили бы ей въехать в Эстонию. И эта виза была у нее до дня окончания моего контракта, до 5 сентября. Буквально сегодня она возвращается в Россию. И я ее не смогу уже пригласить. Мне нужно сначала получить постоянный вид на жительство, чтобы у меня появилось чуть больше прав». Это все напоминает отчаянный акт мести…

Филипп согласен: «Все, что происходит в этой сфере, к войне не имеет отношения. Все заявления о том, что «граждане РФ не имеют права приезжать в Европу, потому что, «с какой стати они тут будут шляться» притянуты за уши. Граждане РФ, перемещаясь по Европе, имеют абсолютно разные цели. Кто-то ищет работу, чтобы уехать из России. Кто-то едет навестить родственников. Кто-то соскучился по своим друзьям. Да и те же туристы, а Эстония всегда была Меккой московской и питерской интеллигенции, людей, как правило, абсолютно проевропейской, либеральной ориентации, они ничем не провинились». 

Филипп Лось рад тому, что в Эстонии теперь появилось большое украинское сообщество: «В конечном счете, это — люди, которые тоже потенциально могут интересоваться и нашим театром. Большинство из них настроено одинаково миролюбиво и к эстонцам, и к русским. Пока они и их дети будут осваивать эстонский язык, спектакли на понятном для них русском языке вполне могут стать частью их досуга.Кстати, мой следующий летний проект будет постановкой спектакля по знаменитым рассказам Николая Васильевича Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки». В Таллинне есть чудесный этнографический музей под открытым небом, и мы именно там вместе с дирекцией музея выбрали территорию, которая превратится к июню в украинское село. Там будет Гоголь, там будет «Майская ночь», там будет «Сорочинская ярмарка». Это — удивительный колорит, прекрасные сюжеты, прекрасный аромат украинской народной культуры. Я надеюсь, что этот проект осуществится. Если хотите, приезжайте». Режиссер также замечает: «В Эстонии, к тому же, и до войны работало много украинцев-строителей. В основном, из восточной Украины. Пока они работали, они были разлучены со своими женами, подругами, детьми. Визы и уж тем более виды на жительство им давали крайне неохотно. Война страшное горе, но она помогла их семьям воссоединиться. Все их родственники теперь с ними. Жёны получают пособия, растят детей, мужчины продолжают работать на стройках. Эстония очень много делает, чтобы помочь беженцам быстрее освоиться, действуют специальные интеграционные программы, открываются детские сады и школы… Мне кажется, что простые жители нашей страны, вне зависимости от национальных корней, стремятся к дружбе и добрососедству. Эстония такая маленькая страна, все на виду и все взаимосвязаны. Мне кажется, не надо придумывать врагов там, где их нет…

Может ли эта болезненная реакция быть связана и с тем, что в глубине души многие понимают, что в таких трагедиях как события в Украине с 2014 года нет и не может быть одной стороны, которая несет абсолютную ответственность. Эта реакция в отношении русских может быть досадой за свои (Европы, Америки) ошибки в отношении Украины? 

Филипп отвечает: «Это мы с вами называем это ошибками. Мы, люди, которые хотят мира, ждут от политиков разумных действий и шагов к примирению. Порой не понимаешь, как, каким образом на совершенно пустом месте между странами раздуваются противоречия. И за всем этим, как правило, стоят большие деньги, чьи-то экономические интересы, чьи-то планомерные стратегии по стравливанию народов между собой. Это — не теория заговора. Политика вообще очень грязное дело. Мы с вами называем это ошибками, но я думаю, что, за войной стоят сознательные действия некоторых европейских и американских политиков. Конечно, в этой войне есть агрессор – Россия. Все знают, кто начал эту войну, и его вина неоспорима. Но у этой чудовищной бойни есть немало и других «родителей». 

В разных странах есть немало людей, которые своими действиями подталкивали и Россию, и Украину к этой войне. Более того, эти люди и сейчас не оставляют этим странам никакой возможности примирения, потому что ни у одной из воюющих сторон не видно никакой здравой силы, которая могла бы привести эту ситуацию к миру. Конечно, Россию и Украину можно усадить за стол переговоров, но для этого весь мир должен осознать, что это единственный выход. Переговорный процесс в зачаточном состоянии. Какие-то малопредставительные делегации. Съехались, разъехались, ничего не решили… Опять съехались. Решения за нашей спиной принимают люди, которым эта война выгодна. Это чудовищно. За этой войной стоят определенные группы интересов. Эта война не выгодна только простым людям. Их и убивают на этой войне. 

В этих условиях особенно необходимо общественное согласие, понимание того, что не надо тыкать пальцем в простых людей и говорить им «вы виновны». В этой ситуации от них мало что зависит… 

Что же хотят западные лидеры от нас, так называемых «граждан страны-агрессора»? Они серьезно предлагают россиянам взять в руки по булыжнику, вооружиться вилами и лопатами и пойти на Кремль? 

Серьезно считают, что граждане России должны устроить какую-то невероятную кровавую революционную баню? Реально мечтают утопить Россию в крови? Чтобы вместо одного диктатора к власти пришел другой? Об этом всерьез, не в шутку, может говорить только человек, не знающий историю России, особенно историю всего ХХ века, не усвоивший никаких уроков её прошлого…

Мы заканчиваем беседу обменом впечатлений о планах закрыть музей Булгакова в Киеве…


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Дмитрий Кириллович Кленский
Эстония

Дмитрий Кириллович Кленский

писатель, журналист, общественный деятель

Не надо осчастливливать русских против их воли!

или Не уподобляйтесь данайцам, дары приносящим

IMHO club
Латвия

IMHO club

Эстонская Нарва, храните это единство!

Дмитрий Кириллович Кленский
Эстония

Дмитрий Кириллович Кленский

писатель, журналист, общественный деятель

В чем сила, эстонец? Сила в правде

Сергей Фильберг
Латвия

Сергей Фильберг

Сергей Филберг: правда о русофобии в Европе

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.