sek На дохлой кляче надуманной истории :: IMHOclub - Территория особых мнений

Борьба с умом

14.11.2017

Владимир Матылицкий
Россия

Владимир Матылицкий

Журналист

На дохлой кляче надуманной истории

На дохлой кляче надуманной истории
 
    

Творя «историческую» нацию, белорусские историки и деятели культуры из числа так называемой «национально ориентированной» интеллигенции в мифотворчестве давно потеряли берега, мало чем уже отличаясь от соседей, выкопавших Русское море.
 


Приватизация полонеза как метод

От «Погони» и бчб-стягов в роликах и на сайтах белорусских «патриотов» просто в глазах рябит. Историки, наперевес с Литовской метрикой, псевдоисторическими картами и гербовниками, персону за персоной «отвоевывают» у соседей их «славу» и метр за метром — территории «Старажитнай Лицьвы».

Никогда доселе не вертелись столь интенсивно в своих последних пристанищах Миндовг и Ольгерд, Мицкевич и Костюшко, Сапеги и Радзивилы… Прогрессивные барды и рокеры наперебой обыгрывают в виршах «славутую» идиллию ВКЛ.

Даже знаменитый полонез Михала Клеофаса Огинского к «опповской» борьбе пристегнули.

Нашелся умелец со стажем — поэт-бард и по совместительству один из основателей БНФ позняковского призыва Сержук Соколов-Воюш, с начала 90-х лишь наездами случающийся на Спадчине с концертами и наставлениями землякам, как правильно любить родную землю и мову.
 

В прочие дни ему уютнее на новой родине в США, рядом с Зеноном Позняком и прочими эмигрантами новой волны, кучно заселившими Северную Америку с «восшествием Лукашенко на престол».
 

Как поэт Сергей Анатольевич, с юности решивший посвятить себя вывучэнню и распавсюжанню матчынай мовы (отсюда, видимо, взялся и мамин «придомок» к русской фамилии), — вполне себе. Песню «Беларусь моя» («Аксамiты летнi вечар…») без умиления слушать невозможно. В любом исполнении, кроме авторского. Но как прекрасен текст, легший на дивную мелодию Виталия Новицкого!

Не в том ли причина, что и текст очередного шлягера «Разьвітаньне з Радзімай» Соколов положил на музыку одноименного полонеза? А незачем было автору музыку без текста писать!




Оптимистичное для гимна название — «Прощание с Родиной», не правда ли?
 


Классики часто «кормят» потомков. Моцарт, к примеру, сам того не подозревая, написал музыкальную тему к «Серенькому козлику», из которой некто в середине XIX века, снабдив нехитрыми рифмами о печальной участи бабушкиного парнокопытного неслуха, сделал «русскую народную песню».

Соколов-Воюш тему на козлика не разбазарил: обратил в дело борьбы, вплетя извечные призывы и «кони-погони»:

     Зноў залунае наш штандар, палыхне ўначы пажар,
     І паходнаю трубой зноў пакліча нас з табой
     На мужны бой
     Мая Радзіма — край адзіны,
     Да яго з выгнаньня
     Шлях вяртаньня — шлях змаганьня.
     Воі прагнуць волі,
     Воля сьвет і доля.
     Броні звон ды коні,
     Коні — кліч «пагоні».
     Крочым з багны ночы,
     З ночы шлях прарочы.

 
Так неназванный враг-завоеватель, абстрактный для сегодняшней Беларуси, благодаря Огинскому (в исторической трактовке «свядомых змагаров») обрел конкретику.

Говорят, этот вариант «Полонеза» предлагалось даже объявить национальным белорусским гимном. Оптимистичное для гимна название — «Прощание с Родиной», не правда ли?

Слава Богу, коммунисты парламента зарубили.


Конечно, люди, знакомые с историей не по Орлову или Сагановичу, знают, что автору музыки, командовавшему лично им сформированным для восстания Тадеуша Костюшки батальоном егерей, было от чего бежать.

Однако в эмиграции поиски «спонсоров» борьбы за независимость Речи Посполитой в Константинополе и Париже были безуспешны.
 

И произошло то, о чем в своей трактовке истории свядомые вспоминать не любят: после амнистии Огинский вернулся в Россию в 1802 году, еще до (!) того, как в имении Залесье был написан памятный полонез.
 

Хотя в 1810-1823 годах композитор и бывал здесь лишь периодически, именно в этот период он организовывал музыкально-литературные вечера. Став в 1810 году российским сенатором, он семь лет жил в Петербурге (и в войну с Наполеоном, столь значимую для змагаров) занимался политикой во благо Империи, которую покинул лишь ради поправки здоровья в Италии.

Слабым утешением оппозиционным историкам может служить разве то, что еще на посту сенатора Огинский пытался протолкнуть проект автономной ВКЛ в составе России.





Погоня или гонево?

     Заржавленные латы готовы развалиться.
     Изъедены до дырок стальные сапоги.
     Дорог не выбирая, блуждает сонный рыцарь
     И конь, и конь, хромой на три ноги.

     (Хелависа, «Сонный рыцарь».)



С трудом представляю дележ славы Древнего Египта нынешними арабами или тяжбу турок с греками за право золотыми буквами вписать троянцев в этногенез нации. Как там по картам и анналам получается: румыны, испанцы, итальянцы или французы наследуют славу римлян, и какое из государств Азии имеет право на памятник динлину Темучину?

Конечно, трезвые голоса и в Беларуси раздаются. Нет-нет, да и напомнит кто-нибудь тутэйшей шляхте, что рождение незалежной краины напрямую вытекает из Октябрьской революции, разорвавшей на национальные улусы единую нацию Российской империи, прежде различимую лишь вероисповеданием.
 

Из революции, а не Речи Посполитой, разлитой «на троих» между Австрией, Пруссией и Россией, более двухсот лет назад — и отнюдь не путем порабощения нации, как силятся представить национально озабоченные историки.
 

Но поборники коллаборационизма хором заходятся о безоговорочном равенстве панов и холопов в демократичной конфедерации народов (союз коня и всадника, ага!). О целых двух восстаниях ополяченной шляхты, выдаваемых за национально-освободительные. О национальной мечте 1918-1920 годов, поруганной большевиками (как один, разумеется, завозными русскими), о неизбывной любви народа к Бонапарту, Пилсудскому и Гитлеру.


Многоголосье это, заметим, подкреплено не массовой поддержкой населения или авторитетностью исследований, а геополитической аппетитностью Беларуси для заокеанских гегемонов, правящих Европой через Брюссель.

Отсюда обильные финансовые вливания в интеллигенствующую оппозицию через парткассы, научные и образовательные обмены, семинары и симпозиумы.

Отсюда финансируемые через Варшаву, Вильнюс и одну из башен московского кремля СМИ — откровенно лживые и враждебные любой постсоветской интеграции. Вроде польского «Белсата», литовской «Хартии97», доморощенного «Тутбая», псевдороссийского «Белпартизана» и прочего грантового самовыражения прозападных либералов.
 

И у пропаганды этой уже есть вполне осязаемые результаты внутри самого белорусского общества.
 

В виде памятного взрыва в Минском метро и десятков добровольцев, плечом к плечу с наследниками Бандеры и Шухевича занятых уничтожением русских жителей Донбасса. В виде организовывающихся на территории Беларуси военизированных групп, вынашивающих планы вооруженного захвата власти по примеру соседей.

И где?! В Беларуси, где национальные герои этих соседей выжигали целые деревни вместе с жителями!

 


Читайте в ИМХОклубе                                                                                           

Валентин Старичёнок. Просвещённый садизм. Траектория современной Украины

Александр Дюков. Смерть с галицийским акцентом. В Бабьем Яру убивали те же украинские националисты, что сожгли Хатынь

Андрей Манчук. Как ОУН решала «еврейский вопрос»

 

 

Напомню, украинские нацисты тоже, как сегодня их белорусские собратья по оружию, начинали опробовать силы не дома, а в Чечне и Грузии, чтобы в конечном итоге приняться за наведение «орднунга» и у себя в стране.


А что белорусы в массе? Кто-то пенял Батьке на частые рукопожатия с украинским лидером? Кто-то иначе взглянул на друзей и соседей, отметившихся участием в добробатах, стал настороженнее к приятелям, мотающимся туда-сюда через украинско-белорусскую границу с непонятными целями?

Ничего подобного.

И дело, похоже, не только в пресловутой терпимости к любому другому мнению. Для очень многих это «любое другое» исподволь становится уже собственным. Окна Овертона безотказно работают во всех сферах.
 

Перестав стряхивать с ушей историческую лапшу про ВКЛ и Речь Посполитую, для доброй половины нынешних белорусов «их» государствами не являвшимися от слова «совсем», нация позволила манипуляторам от истории и культуры (под одобрительные взгляды власти) чересчур много.
 

Сначала значительную часть «шляхетствующей и литвинствующей» белорусской молодежи взгромоздить на заемную клячу «Погони». Затем, понукая на мове, перегнать клячу от Оршанской «суперпобеды» — к реваншизму полицаев-коллаборантов времен Отечественной.

А потом, жульнически перенеся претензии национальных предателей к некогда общему государству СССР на современную Россию, противопоставить ей упомянутую молодежь, тоже не чуждую, увы, ставших мемами «возвращения в Европу» и «кружевных трусиков».


Вы спросите, оспариваю ли я наличие ВКЛ и Речи Посполитой в истории Беларуси?

Нет, разумеется! Равно как не оспариваю и наличия Империи Чингисхана в российской истории или Римской империи в истории Франции.

Но прямо выводить свою государственность от многонациональных образований былых веков, да еще и претендовать на первенство в этих образованиях, может только закомплексованная нация. К каковым относить собственную крайне не хочется.
     
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

Как оппозиция перешла на сторону Наполеона

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

НеНаша гісторыя и Сало духа

Тихо не будет, это мы гарантируем

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

«Менск Старажытны» как лакмусовая бумажка

Белорусской реконструкции

Дмитрий Перс
Беларусь

Дмитрий Перс

Руководитель проекта «Отечеству верны»

«Менск Старажытны» и двойные стандарты оппозиции

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    7
    72
  • Последняя реплика: