Библиотечка IMHOclub

30.11.2020

Александр  Васильев
Латвия

Александр Васильев

Политолог

2020: ПАНДЕМИЯ И ПЕРЕСМОТР ГЛОБАЛЬНОЙ ПОВЕСТКИ

Часть первая

2020: ПАНДЕМИЯ И ПЕРЕСМОТР ГЛОБАЛЬНОЙ ПОВЕСТКИ
  • Участники дискуссии:

    26
    173
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Опрос общественного мнения, проведенный Pew Research Center в октябре 2020 г., показал: молодые американцы, негативно настроенные к Китаю, впервые оказались в большинстве. А общее число граждан США с такими настроениями выросло до 73% (против 29% в 2006 г. и 66% весной 2020-го)[8].

Пропагандисты с обеих сторон начали продвигать в отношении друг друга конспирологические теории. Мы услышали, что вирус — это бактериологическое оружие, над которыми работали в закрытом центре в Ухане; прочли и китайский ответ, что вирус завезен в Китай американскими военными.

Противоречия накапливались давно. После того, как расчет на постепенное врастание КНР в выстроенную Западом международную систему правил и обязанностей развеялся, в Вашингтоне осознали две базовые истины:

— Китай собирается выстроить новую международную систему «под себя», исходя из своих интересов и по авторитарным, а не демократическим лекалам.

— Китай стал в мировом масштабе производителем готовой продукции и полуфабрикатов, без которых США не могут обойтись даже в военном производстве.

Очень характерным с этой точки зрения был отчет о первом официальном визите в КНР президента Трампа в ноябре 2017 г., написанный советником по национальной безопасности Гербертом Макмастером. Отдельные детали были обнародованы автором много позже, после ухода со своего поста, — 25 апреля 2020 г. в журнале «Атлантик». Описывая встречу с председателем правительства КНР Ли Кэцяном, Макмастер пишет: «Ли дал понять, что Китай построил промышленную и технологическую базу, и в этом смысле более не нуждается в США. Он отверг наши озабоченности в несправедливых торговых и экономических практиках со стороны КНР, давая понять, что роль США в будущей глобальной экономике сводится к поставке Китаю сырья, сельскохозяйственной продукции и энергии для производства передовых промышленных и потребительских товаров».

По убеждению той части американской элиты, которую представляет генерал Макмастер, партийное руководство КНР считает, что окно возможностей для изменения в нужном ему направлении международного правопорядка не будет открыто постоянно. Китай столкнется с трудностями централизованного управления экономикой, старением населения, недовольством молодых. Уязвимости китайской модели были продемонстрированы коронавирусной эпидемией, но сконцентрированная воля партии по мобилизации усилий правительства, отечественного бизнеса и государственной промышленности, науки и военных, безусловно, представляет для американцев существенную опасность.

Нельзя отрицать, что китайцы сами дают обильную почву для озабоченности со стороны США и международной общественности. Поведение центральных властей в отношении буддистов в Тибете, жесткая реакция на рост влияния католиков и протестантов, вплоть до разрушения храмов, уже упомянутая «интеграция» Гонконга и подавление несогласных, концлагеря для более миллиона уйгуров, конфронтация с Тайванем — факты не особо скрываемые. Введенная в Китае персонализированная система социального кредита основана на отслеживании благонадежности граждан в режиме онлайн; лояльностью оказываются обусловлены получение ссуд и займов, повышение по работе, обеспечение жильем и многое другое.

Аналогичное внешнеполитическое поведение «большого брата» в отношении вассалов проявляется в практике мегапроекта «Один пояс, один путь» вкупе с реализацией стратегии «Сделано в Китае-2025» и «военно-гражданским слиянием» в научно-технологической сфере, значительно ускорившимся после соответствующих заявлений Си Цзиньпина в 2015 г.

«Один пояс — один путь» — это инфраструктурный проект с декларированными инвестициями в 1 трлн долл., охватывающий страны Индо-Тихоокеанского региона с выходом на Западную и Восточную Европу. Жесткие условия китайских вложений обусловливаются неанонсируемыми политическими «ковенантами». Уже к 2019 г. из 68 стран-реципиентов 23 находились в зоне высокого кредитного риска, а восемь (Пакистан, Монголия, Лаос, Джибути, Мальдивы, Таджикистан, Киргизия и Черногория) были фактически не в состоянии обслуживать свои долговые обязательства. В подобном положении Шри-Ланка в 2017 г. была вынуждена передать Китаю свой морской порт в безвозмездную аренду на 99 лет.


Председатель КНР Си Цзиньпин на одном из кораблей ВМФ НОАК. Фото — chinamil.com.cn

И если одни эксперты в канун пандемии сохраняли надежды на возможность возвращения Вашингтона к политике «вовлечение плюс сдерживание», чтобы «сделать Китай ответственным участником», «поощрять использование Пекином своего влияния в регионе и за его пределами, если это способствует укреплению международной системы», приветствовать его участие в борьбе с глобальным потеплением, распространением ядерного оружия, отмыванием денег и терроризмом[9], то другие, кажется, полагали, что выхода из упомянутой «ловушки Фукидида» уже нет.

Российские эксперты (как, впрочем, и ряд зарубежных), анализируя складывающийся миропорядок, нередко считают возможным говорить не только о противостоянии двух его полюсов, но и о треугольнике США-Китай-Россия. Что привнесла и привнесет пандемия в российско-китайские отношения?


«Один пояс – один путь» – масштабный трансконтинентальный проект, запущенный осенью 2013 года председателем КНР Си Цзиньпином в качестве амбициозной кампании экономического сотрудничества в XXI веке. 

На высшем уровне руководителей двух стран — несомненно, самое тесное взаимопонимание, стратегический союз, каскадируемый на нижестоящие уровни власти (хотя между элитами по-прежнему сохраняется довольно высокий уровень недоверия). О военном союзе пока говорить рано. «Перед собой такой задачи сейчас не ставим… но в принципе и исключать этого не собираемся», — определил свою позицию по этому вопросу российский президент на заседании Валдайского клуба 22 октября 2020 г. Так или иначе, были проведены крупнейшие в истории России совместные военные учения с Народно-освободительной армией Китая, а Москва оказала помощь КНР в создании системы предупреждения о ракетном нападении. Товарооборот между Российской Федерацией и КНР в 2019 г. превысил 110 млрд долл. Почти втрое ниже, чем с Европейским союзом (278 млрд долл.), но в два раза выше, чем еще три года назад. Это 17% внешней торговли России, и в перспективе показатель будет расти.

Пандемия и резкое падение цен на нефть заставляют Россию искать новых связей с внешними партнерами и укреплять существующие. Российская экономика является экспортоориентированной. По внутреннему спросу нанесен болезненный удар. Сжатие ВВП в 2020 г. составит, по разным оценкам, от 4 до 5%, реальные располагаемые доходы во втором квартале 2020 г. рухнули на 8,4%, а в третьем — на 5%. Китай выглядит как ключевой рынок для российских производителей в условиях продолжающихся санкций со стороны Евросоюза и США. Китайская экономика хотя и пострадала, но начинает восстанавливаться. Потребность в нефти и газе будет расти.

Россия сильно зависит от внешнего мира в плане приобретения новых технологий. В условиях санкций Китай заменяет ей западных партнеров, хотя и с технологиями второго-третьего передела и с качеством, которое порой вызывает нарекания.


Встреча Председателя КНР Си Цзиньпина и Президента РФ Владимира Путина на Восточном экономическом форуме во Владивостоке в сентябре 2018 года. Фото АР.

Так или иначе, сколько бы ни говорили в политических верхах о равном партнерстве, Россия в ее нынешнем состоянии может претендовать лишь на положение «младшего брата». Такой статус не устраивает российские элиты, руководителей экономического, военно-силового и дипломатического блоков. Но пока придется жить с этим, отыскивая пути балансировки геостратегической позиции.

Каким же будет мироустройство после окончания пандемии? Вариантов не так много, как кажется на первый взгляд.

Первый — возникновение новой двуполярности. Лидирующие позиции среди стран Большого Запада вновь возвращают себе Соединенные Штаты. Во главе оформляющейся группы государств, ориентированных на авторитарную альтернативу, закрепляется КНР. Глобальное развитие продолжается в соревновании двух систем, что вполне соответствует гегелевскому закону о единстве и борьбе противоположностей.

Второй вариант: столкнувшееся с обострением всех накопленных противоречий мировое сообщество находит в себе силы и средства начать капитальный ремонт имеющегося строения глобального управления с соответствующими реформами международных институтов. Возможным перспективам и способам такого ремонта в значительной степени посвящена и данная книга.


Один из немногих сценариев будущего – новая биполярность: во главе «демократов» — США, «авторитаристов» представит КНР. Фото Reuters

Третий вариант может быть реализован со вступлением в опасный период отсутствия или провала базовых международных договоров и соглашений: по факту разваливается система объединенных наций, продолжается игра суверенитетов и локальных союзов. И Соединенные Штаты, и Китай выйдут из пандемии крайне ослабленными, полагают те, кто ожидает подобного развития событий, а потому «продолжится медленный, но неуклонный дрейф в сторону международной анархии по всем направлениям»[10]. В итоге стоит ждать, опять-таки, гегелевского «отрицания отрицания» и выстраивания (уже практически с нуля) нового, более разумного мира после катастрофы.

Впрочем, цитированное выше выступление французского президента указывает, что есть в мире силы, претендующие на реализацию четвертого варианта, с «трехполярным» миром Евросоюз-США-Китай. Можно рассматривать этот сценарий как подвариант первого.

Собственно, у каждого из этих сценариев есть подварианты, и каждый день ковидной и постковидной глобальной реальности — день бифуркации, когда люди будут принимать плохие или хорошие решения, а история — поворачивать в соответствующем направлении. При этом надо ясно осознавать, что черновики будущего уже много раз писались в нашем далеком и недалеком прошлом.


[1] На начало ноября 2020 г., по данным Университета Джонса Хопкинса, в США было 9,2 млн заразившихся и более 230 тыс. летальных исходов (почти 20% от общемирового показателя). В антирейтинге абсолютной смертности за Соединенными Штатами следовали Бразилия (160 тыс. скончавшихся), Индия (122 тыс.), Мексика (92 тыс.), Великобритания (47 тыс.), Италия (39 тыс.),

[2] Именно несоответствием немецкого федерального бюджета этому целевому показателю мотивировал Трамп в июле 2020 г. вывод почти трети (более 10 тыс. человек) американского военного контингента из Германии.

[3] См.: Discours du Président Emmanuel Macron sur la stratégie de défense et de dissuasion devant les stagiaires de la 27ème promotion de l’école de guerre; https://www.elysee.fr/en/emmanuel-macron/2020/02/07/discours-du-president-emmanuel-macron-sur-la-strategie-de-defense-et-de-dissuasion-devant-les-stagiaires-de-la-27eme-promotion-de-lecole-de-guerre.fr

[4] См.: Т. де Монбриаль. Общий дом — и никак иначе // «Россия в глобальной политике», 11 июня 2020 г., https://globalaffairs.ru/articles/obshhij-dom-i-nikak-inache/

[5] Henry A. Kissinger. The Coronavirus Pandemic Will Forever Alter the World Order. — «The Wall Street Journal», April 2, 2020, https://www.wsj.com/articles/the-coronavirus-pandemic-will-forever-alter-the-world-order-11585953005

[6] William J. Burns. A Make-or-Break Test for American Diplomacy. — «The Atlantic», April 6, 2020, https://www.theatlantic.com/ideas/archive/2020/04/a-make-or-break-test-for-american-diplomacy/609514/

[7] «2019 Herman Kahn Award Remarks: US Secretary of State Mike Pompeo on the China Challenge», р. 6, https://s3.amazonaws.com/media.hudson.org/Transcript_Secretary%20Mike%20Pompeo%20Hudson%20Award%20Remarks.pdf

[8]   Laura Silver, Kat Devlin and Christine Huang. Unfavorable Views of China Reach Historic Highs in Many Countries. — Pew Research Center, October 6, 2020, https://www.pewresearch.org/global/2020/10/06/unfavorable-views-of-china-reach-historic-highs-in-many-countries/

[9] Fareed Zakaria. The New China Scare. — «Foreign Affairs», January/February 2020, https://www.foreignaffairs.com/articles/china/2019-12-06/new-china-scare

[10] Kevin Rudd. The Coming Post-COVID Anarchy. — «Foreign Affairs», May 6, 2020, https://www.foreignaffairs.com/articles/united-states/2020-05-06/coming-post-covid-anarchy


Подписаться на RSS рассылку

Метки:

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Политика Украины последних лет

пшик на международной арене

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

КАК МЫ ПРОЩАЕМ ВСЕХ

Может - зря?

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Террариум «Согласия»

Или согласие с террариумом

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Какие милые зверушки

Политическая жизнь полна тщательно скрываемых драм

КУБА, НЕ УХОДИ

Да. Зато теперь вода есть. Мы живем в 3-х этажном доме. Первые 2 этажа занимаем мы с мужем и кошкой, 3-й этаж занимает дочка с другом и двумя котами. У всех есть вода. Правда, горо

ПОРОХ НАДО ДЕРЖАТЬ СУХИМ

"Поводов для беспокойства нет",а беспокойство есть)))))Любок буржуазное государство в кризисные времена принимает меры не для улучшения положения народа, а меры по усилению полицей

Политика Украины последних лет

Все гораздо хуже, все превратилось в трагифарс! И что здесь больше трагичного или смешного уже не разобрать. С одной стороны аналогия со "Свадьбой в Малиновке" с другой с "Интерве

Как латвийские красноармейцы сражались с гитлеровскими захватчиками

В вермахт не призывали граждан оккупированных стран. Немцы считали латышей унтерменшами, подлежащими частичному уничтожению, а оставшиеся - германизации. Глорификация - это не англ

Чем современные дети отличаются от школьников 1980-х

Ну, если три поколения поддерживают, может не такая уж наша администрация и колониальная?Недостатков много, кто спорит. Но где их нет?

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.