Политэкономика

21.08.2018

Юрий Шевцов
Беларусь

Юрий Шевцов

Директор Центра по проблемам европейской интеграции

Мир должен привыкнуть к сильной России

А что ждёт Латвию?

Мир должен привыкнуть к сильной России
  • Участники дискуссии:

    23
    63
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Юрий Шевцов. Политолог, ученый, публицист. Окончил Белорусский государственный университет, где в настоящее время преподает на факультете востоковедения. Имеет свыше 30 публикаций в различных научных изданиях Литвы, Беларуси, России, Польши, Украины. С 1999 года — директор Центра по проблемам европейской интеграции Европейского гуманитарного университета. Лауреат премии Института общественного проектирования за книгу «Новая идеология: голодомор». В 2015 году объявлен МИДом Франции «Человеком будущего».
 


Презентация книги Юрия Шевцова «Война на Украине: трансформация Европы» состоялась в Москве, в РГГУ, 28 июня.




 
На днях Юрий Вячеславович гостил в Риге и в общении с газетой «Сегодня» изложил основные тезисы книги, получившей в Российском государственном гуманитарном университете статус научного издания за «эвристичность».


Украина потеряет 10—15 миллионов

Я думаю, то, что происходит сегодня на Украине, мы видим во всей Восточной Европе. Все страны, развернувшиеся на Европейский союз по стандартной модели, почти все развиваются однотипно. То есть: отказ от крупной промышленности, приводящий к необходимости сбросить лишнее население. Крупная промышленность позволяла (и позволяет, как в случае Беларуси и Чехии) поддерживать большую численность населения, чем экономика, основанная на сфере услуг.
 

Экстраполируя на Украину масштабы потери населения в Болгарии, Румынии, Молдове, Литве, Латвии, я полагаю, что от 42 миллионов, которые они декларировали на 2014 год, в течение 10 лет они лишатся 10—15 миллионов.
 

Дальше я начинаю считать — что будет с Европой, куда уйдут эти люди? Первый уровень выводов: Украина может быть устойчивым государством в этом гаснущем виде.

Следующее: основной страной, принимающей украинцев, определилась Польша. У нее есть установка, которую они не скрывают — к 2030 году страна должна принять от 5 до 8 миллионов трудовых мигрантов. Они ориентируются в основном на украинцев как на источник, и сегодня их в Польше около 2 миллионов. В Польше 38 миллионов населения, у них демографическая яма и тоже исход населения в более развитые страны.

Это замещающая миграция, сбрасывающая социальную сферу. Трудовой мигрант — не свой гражданин, на него надо тратить меньше. Приход украинцев — фактор, способствующий удешевлению труда на рынка Польши. Огромного скачка польской экономики я не предвижу, но определенный — будет.

Одновременно это означает, что в Польше опять появится крупная этническая община. От Советского Союза Польша впервые в своей истории получила моноэтнический характер населения. Все, это уже исчезло — и мы видим сложности в украинско-польских отношениях, и они будут нарастать. Это инокультурное население.

Похожая проблема уже имеется в Литве — туда поехала, по литовским меркам, масса украинцев: где-то 20 тысяч человек в год.
 

В Литве уже принято ограничительное законодательство, чтобы не допустить появления крупной украинской общины.
 

Похожие проявления намечаются в Чехии, Словакии.


Потерянное поколение Восточной Европы

Кризис Украины произошел, когда начался переход к «Европе двух скоростей». Собственно, и в Латвии широко обсуждалось, что сократятся дотации для стран Восточной Европы.

Скрытое лишение дотаций — это и ухудшение доступа к рынку труда западных стран, например, в ходе брекзита Великобритания усложняет его для латышей и литовцев. Будут уменьшаться и прямые дотации — скажем, для Литвы в течение следующей 7-летней финансовой перспективы это минус 24%; возрастет доля софинансирования.

В 2020-х годах все постсоветские страны вступят в период демографической ямы. В 90-е люди откладывали рождение детей, а в 20-е годы как раз эти молодые люди должны вступать в самостоятельную жизнь, и их будет мало.

Восточная Европа станет регионом, нуждающимся в большой политической поддержке, чтобы не впасть в серьезный кризис. И тут в этот регион придет та нестабильность, которая долгие годы будет исходить из Украины...


Пятилетка возвышения Москвы

В прогнозах по России я отталкиваюсь от программы перевооружения армии — документа, который почему-то игнорируют политологи. А ведь это очень дорогостоящая и важная программа, принятая давным-давно и не скрывавшаяся российским руководством.

Официальная установка: с 2015 до 2020 года доля современного вооружения должна вырасти с 30 процентов до 70.
 

Перед нами пятилетка, когда Россия превращается из страны, ослабевшей за время перестройки, в страну очень сильную.
 

Это значит, что вооруженные силы и все, что связано с их применением, будут становиться все более важным инструментом внешней политики России. Надо принять как факт, что если сирийская операция началась в 2014 году — насколько же чаще Россия будет входить в подобные ситуации.

Когда же началась «утробная» фаза, подготовившая ВПК к этой пятилетке возвышения России? Это началось в середине нулевых годов. Очень болезненные реформы вооруженных сил были на поверхности, и это никак не связано с Украиной.

Я рассматриваю в книге, зачем это надо и на какие вызовы отвечает эта программа перевооружения. Выводы вообще-то простые — никаких Америк мы не открываем.
 


Первая угроза: это изменение паритета в стратегических ядерных силах с Соединенными Штатами. Америка развивала свою стратегическую составляющую, и россияне восприняли некоторые ее компоненты — например, гиперзвуковые и ПРО по всему миру — как очень серьезную угрозу исчезновения у России статуса военной сверхдержавы. Россия своей программой отвечает на угрозу этого глобального диспаритета. Россияне сумели ликвидировать ее и сохранили свою страну как единственную в мире, способную уничтожить Соединенные Штаты.

Второе, на что отвечала программа перевооружения: это вызовы с юга. Уже в начале нулевых было ясно, что Штаты и другие силы вгоняют Ближний Восток в то, что они называют каменным веком. Уже был разрушен Ирак в 2003 году, уже в Афганистане была явная беспросветность. А потом началась череда арабских революций, вогнавших Ливию и Сирию в то, что мы видим... Поэтому программа перевооружения должна дать России конвенциональную армию, способную ее защитить и без применения ядерного оружия от всей этой нестабильности.

Третья угроза — из Восточной Европы, от радикально правых националистических движений, как правило, носящих антироссийский характер.
 



Системное возвышение страны

Я смотрю и далее — а что, кроме самозащиты, осуществляет ныне Россия? Есть три глобальных научно-технологических проекта, вырастающих в тени, под защитой этого огромного военного механизма.

Россия — единственная страна на планете, обладающая промышленным реактором на быстрых нейтронах БН-600, запущенным в 2015 году. В 20-е годы выйдет реактор БН-1200, который даст энергию более дешевую, чем у традиционных АЭС. Что это означает?

Обычные атомные электростанции используют изотопы урана, которых мало на планете, всего 1—1,5% от всего урана. А новый реактор позволяет использовать топливо из отходов АЭС, можно создать безотходную атомную энергетическую индустрию. Это грандиозный переворот, и сейчас Китай и ряд других стран стараются этот реактор к себе заполучить.

Затем, в России готовится большое количество малых реакторов. На огромных пространствах неиспользуемых территорий это даст особый эффект. Реактор на корабле, пригнанный на Чукотку, обеспечит сырьевые и другие проекты.

Вообразите, как изменит множество таких реакторов экономическую карту России, а также — Африки, Синьцзяна и других регионов планеты.

 


Далее, в России вырастают технологические последствия глобального потепления. Собственно, мы видели его сейчас — очень жаркое лето! Для России это ведет к освобождению ото льда огромных пространств Арктики, возможности освоения природных ресурсов как на шельфе, так и в открытых морях. Северный Ледовитый океан освобождается от льда настолько, что танкеры ледокольного класса могут осуществлять свои маршруты без проводки ледоколами.

Но и это не все — оттаивает тундра, а ведь это мамонтовая степь. Там огромный плодородный слой, толще, чем причерноморские степи. В тундре начинает возрождаться жизнь. Есть технологии Сергея Афанасьевича Зимова, человека с самым большим в России индивидуальным индексом Хирша (цитирование в научных публикациях), — в ближайшее время продуктивность одного гектара тундры вырастет в 4—20 раз. Это значит, что возникает перспектива отказа от северного продуктового завоза и самообеспечения Севера продовольствием. Там можно развести огромную массу животных.
 

Таким образом, в России сегодня происходит не воинственный «путинский задор», а системное возвышение страны, покоящееся на вполне рациональном стратегическом процессе.
 


Африка поможет христианам сплотиться

Я ищу точки соприкосновения между ЕС, прежде всего «Старой Европой», и Россией. В чем они?

Ближний Восток уже пробудил миграционный кризис, но это только начало. В Европу пришло только несколько миллионов беженцев, хотя имеется угроза расползания этих войн. Есть Йемен, есть Иран и так далее. А в глубине Африки, за Сахарой, происходит еще более драматическое для Европы явление — демографический взрыв на фоне глобального потепления. Пустыня Сахара расширяется, а численность населения Черной Африки растет. Сегодня там 800-900 миллионов, а, по расчетам ООН, к 2050 года будет не менее 1,5 миллиарда, а возможно, и 2,5 миллиарда.

И если с Ближнего Востока приходят мусульмане, люди книги, с которыми Европа в общем-то всегда жила рядом, — то оттуда, из-за Сахары, будут приходить иные люди... Вот тут и будут возникать точки соприкосновения Европы и России, которые важнее разногласий.


Шёлковый путь и белорусский клин

Потом я беру фактор Китая и его место в региональной геополитике. В Китае было принято решение перенести центр развития экономики на центральные и западные регионы, что стало основой Нового Шелкового пути — связи с Европой.

После начала войны на Украине единственным сухопутным мостом, соединяющим Европу и Китай, стала Беларусь.
 

Мы также стали клином, не позволяющим объединиться антироссийским силам между Балтийским и Черным морем. Это позволяет сохранять Европу не расколотой. Так бывает в истории, когда на краткий период на одной стороне «свет клином сошелся». В Беларуси это осознают.
 

Это привело к созданию новой внешнеполитической доктрины, позиционирующей республику как донора международной безопасности. Главное — не дать возникнуть критической массе, которая расколет Европу на много десятилетий вперед на реально противостоящие пространства.

Эту свою роль Беларусь старается конвертировать в экономический рост.

После начала войны на Украине у нас принято огромное количество шагов в этой сфере: в 2019 году вступает в действие первый блок Белорусской АЭС; большая модернизация промышленности, в частности, что касается Латвии — Новополоцкого нефтеперерабатывающего завода, которому могут понадобиться выходы на мировые рынки (это один из пунктов повестки предстоящего визита Лукашенко в Латвию); это все, что касается транзита на Китай.

Весь 2017 год Беларусь, Германия, Польша, Россия, Казахстан, Китай предметно обсуждали проект скоростной грузопассажирской железной дороги ФРГ — КНР через Беларусь. Это огромный проект с более 100 миллиардами инвестиций.

В Беларуси начат грандиозный проект совместного с Китаем индустриального парка. Он должен выйти на 50 миллиардов долларов экспорта, что превышает сегодняшний объем всего белорусского экспорта.
 
 

 
 

Все эти проекты реализовывались бы и без войны, но так как Украина выпала из транзитной коммуникации Европа — Китай, то, что раньше досталось бы Украине — достается Беларуси.
 

Украина надолго — депрессивная, сложная страна, источник нестабильности для соседей. При этом я не думаю, что она рухнет. С другой стороны, миру надо привыкнуть к сильной России. Вслед за сегодняшней волной зрелищной модернизации в 20-е годы мы увидим череду созидательных проектов.

Ничего страшного в сильной России нет. Китай был слабым 150 лет со времен Опиумных войн, и мы уже забыли об этом. А Россия — всего 10—15 лет. И возможно позитивное взаимодействие!


Николай Кабанов, vesti.lv

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Усовский
Беларусь

Александр Усовский

Историк, писатель, публицист

Калининград как морские ворота

Новополоцкого НПЗ

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Транзит — всё

Путин лишит Прибалтику грузов из Беларуси

Николай Маратович Межевич
Россия

Николай Маратович Межевич

Доктор экономических наук, профессор

Треугольник «Россия — Беларусь — Прибалтика»

И китайский фактор развития

Андрей Татарчук
Латвия

Андрей Татарчук

Специальный корреспондент гибридной войны

Транзит: ничего личного — или?..

Почему Литва отдает 95% грузов

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.