Клуб путешественников

24.01.2016

Александр Попов
Беларусь

Александр Попов

Врач

Мы вернулись

Проект «Выживание в Беларуси»

Мы вернулись
  • Участники дискуссии:

    13
    26
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
Беларусь. Налибокская пуща, 70 км от Минска. Туда еще предстоит добраться. А пока — 10.00, суббота, 13 июня 2015 года.


У выхода со станции метро «Каменная горка» нас ожидают №84 Сергей Гращенко и №88 Ольга Мусиенко — организаторы проекта Survive in BELARUS. Личные номера, как и номер нашей группы, присвоены мной в произвольной форме и отражают годы рождения участников.

Итак, группа №«88-77». Нас восемь, в пропорции 5:3. Очень органичное распределение мужчин и женщин. В этом мы еще убедимся.

Черный микроавтобус WV стартует, увозя нас туда, откуда предстоит вернуться буквально через сутки. Но эти сутки сознание будет бережно хранить в особом тайнике души, как неприкосновенный запас.






Молодая республика в географическом центре Европы после распада Советского Союза сумела сохранить многое. Природа, обильная лесами и источниками пресной воды: реками, озерами и болотами, — достойное наследие синеокой.

Ценность такого привычного наследия очевидна: жизнь в лесной глуши в один прекрасный день для многих может стать неизбежной реальностью. Партизанское движение, развернувшееся здесь во время Великой Отечественной, один из ярчайших тому примеров.

Больше 70 лет прошло с того времени. Многое изменилось. Разрослись города Беларуси и доля населения, живущего в них, уже достигла 75%. Цивилизация пришла в жизнь каждого. Однако вместе с удобствами цивилизации пришли и её отрицательные стороны. Наша жизнь стала рафинированной: зависимость личности от общества и распределения благ в нем все более ощутима.

Но это лишь верхушка айсберга. И всю грандиозность проблемы начинаешь осознавать позже, на лоне первозданной природы.

Мы выдвигаемся в Налибокскую пущу.






Во время движения начинается вводный инструктаж.

Что такое экстремальное выживание и чем отличается от автономного? Как сформировать носимый аварийный запас (НАЗ) и для чего он понадобится? С чем мы встретимся в смешанном лесу: вероятные препятствия и опасности на пути возвращения к цивилизации?

О чем-то из этого вы можете прочесть на сайте surv.by. Но мы приехали не за теорией.

Сергей обращает наше внимание, что в какую бы ситуацию мы не попали, инстинкты всегда помогут найти выход. Существует лишь одно но… Имя ему — ПАНИКА. Как только ей поддался, она выключит инстинкт самосохранения. Чем дольше продолжается паника, тем меньше шансов на выживание.

Вот зачем нужна практика — бесценный опыт — я знаю, я это уже делал, у меня получилось.

Мы высаживаемся рядом с лесом. Жарища за тридцать. Но не так душно, как на Полесье. Полесье отдельный разговор: в жаркие дни возникает четкое ощущение парничка на протяжении всего светового дня. В лесах под Минском намного свежее.

Все снимаем брюки. Инструктор лично обрабатывает их специальным акарицидным средством, ибо самый страшный зверь белорусского леса — клещ — уже радостно ожидает свою добычу. Размеры добычи его вовсе не смущают. Вероятность встречи с ним приближается к 100%, а получить в качестве бонуса Лайм-боррелиоз или западно-европейский энцефалит не особенно хочется.

Брюки высохли и заправлены в носки. Дополнительная обработка аэрозолем «Кирдык» ниже колена. Распределение сухпайков, питьевой воды — и вперед, в лес.






Пять моментов, которым нам предстоит научиться: ориентирование на местности, добыча огня, пищи и воды, построение укрытия и подача сигналов SOS.

Начинаем с ориентирования. Для того, чтобы нам выйти из леса, необходимо выйти на дорогу. Проселочную, грунтовку, шоссе — не суть важно — главное, чтобы была в активном пользовании. Определились, в какую сторону путь держать: строго на юг. Вот и пошли в ход первые предметы из НАЗ: компас и игла.

Рассказы о мхах и муравейниках оставляем за скобками, ибо далеко не всегда работают. А нам нужно надежное средство ориентации. Компас и игла тоже могут подвести, но происходит такое крайне редко. Хотя Сергей рассказывает историю о том, как их группа спецназначения, при выполнении задания, однажды попала в болото с залежами руды. Компас «помог» нарезать пару кругов по пояс в воде и, когда уже начало одолевать отчаяние, все-таки выбрались.

«Ощущения такие, что хочется землю родную целовать», — рассказывает он. Так что светила небесные тоже стоит брать в расчет. Здесь хорошую службу сослужат обыкновенные механические часы.

Итак, держим южное направление, периодически сверяясь с компасом. Первые пару километров вполне себе бодрячком. Рюкзаки легкие: провиант на день и личный спальный мешок.

Дошли до болота. Ломаем шесты. Другой берег леса всего-то через пару сотен метров. Но перейти не замочившись, даже при наличии множества поваленных трухлеющих деревьев и периодически встречающихся кочек, не представляется возможным.

До разбития «дневки» еще ой как далеко. Идти потом мокрым по колено, с чавкающей жижей в кроссовках не особенно хочется. Может, обойдем? Оказалось — не можем. Ну, как… Оно, конечно, можно, но впереди еще как минимум парочка подобных мест. Все обходить — не только с курса собьешься — до ночи не дойдешь.

Завязываем шнурки покрепче. Почавкали. Группа подобралась активная: минут пятнадцать — и двести метров «болота» позади.

«Ну, как первые впечатления?» — спрашивает инструктор, — «Это просто заболоченные русла стариков, а не настоящие топи. Приятного мало, но, стоит только начать… Завтра будем целиком купаться в настоящей трясине».






Грязь снаружи высыхает быстро. Мы ускоряемся. Вперемешку с ельником и соснами открываются поляны черники и брусники. Ягода цветет. От кустов дикой малины и ежевики посчастливиться отведать уже другим путникам.

Еще один заболоченный участок, напоминающий по фильмам скорее ландшафт, характерный для Юрского периода. На радость нам никто навстречу не выполз и не выпрыгнул. Хотя по лицу Сергея видно огромное желание, чтобы вылезла какая-нибудь гадина. Он уже и рогатулину приготовил: змей тут хватает.

Опять лес, и снова болото. Это уже без деревьев — одни кочки. Ищи шестом, где по тверже, да ступай по аккуратнее. Еще пара километров — и привал.

Наш специалист показывает принципы сооружения разных укрытий. Рассказывает, как лучше выбрать место для стоянки. Еще парочка личных вопросов — и дальше в путь.

Проходя мимо старой березы, Сергей обращает наше внимание на чагу, поразившую её ствол. Отковыривает ножом несколько кусков. Знатный «кофе» вечером пить будем у костра.

Мы узнаем о растениях, побеги и корни которых съедобны и полезны — никто не проходит мимо — все пробуют. В тенистом месте попалась лягушка. Далеко не царевна. Небольшая, теоретически вполне съедобная. Посмотрели на нее и решили оставить в покое. Как ни странно, есть практически не хочется: активно работает глюконеогенез.

В теле бодрость, хотя никакой подготовки не было. Не ожидал подобной выносливости от собственного тела. Думал, что кабинетная работа сделает свое черное дело. Ошибался.

Наконец добрались до места, пригодного для ночлега. Рядом ручей, есть из чего соорудить укрытие и развести костер. К всеобщей радости грянула гроза. Развести костер с помощью огнива в дождь оказалось не так уж трудно.





Сергей демонстрирует еще несколько способов добычи огня. Огонь — один из приоритетов для выживания в нашей местности. Но не единственный. Набрали в ручье воду — обеззаразили с помощью ирландских таблеток (почему наша фармация не выпускает?). Полчаса спустя можно пить. На вкус — обычная хлорированная водопроводная вода.

Дождь кончился, немного обсохли у костра и начали строить укрытие. Группой получилось достаточно быстро. Укрытие односкатное: жерди, еловые ветви и мох. Четверо размещаются без проблем. Договорились дежурить у костра посменно через два часа. Мокрая обувь и носки на просушке создают свой неповторимый колорит. В жестяной кружке заваривается чага.

Параллельно готовим «маргеловку». Ну как без нее, родимой! Кружка с «лесным кофе» и банка сгущенки с незатейливым содержимым пошли по кругу.

Ночь оказалась долгой. Душевные разговоры сопровождались фоновым сопением и не только. Лес ожил. Звери в наших лесах в основном ведут ночной образ жизни. Человеку бродить по ночному лесу противопоказано — не зверя встретишь, так ветку в глаз получишь. А троп звериных вокруг видимо-невидимо: место водопойное пользуется спросом у лесных жителей.

Периодически с разных сторон трещат ветки. Но страха уснуть нет. «Костровые» бодро ждут своей смены.


Раннее утро озарил назойливый крик птицы. Что за лесной петух? После такого уснуть уже невозможно. Оказалось — дикий гусь. Быстрый завтрак — и на поиск дороги.

Нашли. Инструктор рассказывает о различных признаках, по которым можно сориентироваться, в каком направлении по дороге двигаться дальше. Через час вышли на грунтовку. Дальше в ближайшую деревню, откуда нас забирает уже знакомый микроавтобус.

Сельский магазин, в который решили завернуть по дороге, после леса кажется гипермаркетом. В нем есть все не только для жизни, но даже что-то для удовольствия. Часть удовольствия взяли с собой.

«Ну что? Держим путь к трясине!» — бодро произносит Сергей.

Приезжаем в деревушку. Нас встречает небольшое стадо коз и пара лебедей со своими отпрысками. Метров пятьсот мы обходим местную заводь и добираемся до топи.

Инструктор рассказывает о том, что утонуть в трясине, владея нехитрыми навыками, достаточно проблематично и сходу это демонстрирует.

Шаг вперед… и нога полностью уходит в вонючую серую жижу.

Не паникуем, ложимся на живот и вот, уже три точки опоры имеется. Освобождаем застрявшую ногу и пытаемся ползти. Получается у Сергея вполне себе для киносъемки. Следом за ним пошли остальные: 88-й год демонстрирует чудеса первичного опыта, несмотря на рост, вес и пол.

На этом берегу остается только «съемочная группа». Лебедь-шипун, сопровождающий нас со своей семьей, понял, что мы вторглись в его владения, и решил нас устрашить. Бедная птица: стометровка по трясине даже для нее очень энергозатратна. Поэтому на полпути, получив от нас повод к отступлению, лебедь принимает верное решение вернуться к своим.

«Ну что? Поползли там, где пожиже!» — подбадривает группу инструктор.

С каждым движением трясина выпускает малоприятные газы, как бы освобождая для человека свою колыбель. «Не сегодня», — чувствуется ответ в каждой мышце.

Еще десять метров, еще десять. Выползли все без дополнительной помощи. Люди превозмогли собственные страхи, собственные заблуждения, навязанные через многочисленные фильмы и шоу о том, что попав в трясину, найдешь верную смерть.

Вышли, как заново рожденные!


Делаем небольшой крюк по лесу к ближайшему водопаду. Моемся. Разводим костер, готовим шашлыки. Изначально они не были запланированы, но ведь выжили же! Приятный бонус после суток в дикой природе.

Я бы не сказал, что мы сильно узнали друг друга, но на интуитивном уровне что-то произошло, мы стали ближе. И как бы в подтверждение этому от Сергея поступило предложение исключительно для нашей группы, которое, хочется верить, станет реальностью следующим летом.

А в плановом порядке — пригласил нас на зимние курсы, где кроме прочего будет осваиваться навык выхода при проваливании под лед. После того, что я видел в трясине, верю, что инструктор научит и этому.

Мы садимся в черный VW, который уносит нас обратно к цивилизации. К её прелестям и страхам, комфорту и обману.

Мы прощаемся у станции метро «Каменная горка». Расстаемся, чтобы встретиться снова. Мы, группа №«88-77», уходили в лес, чтобы столкнуться с реальностью лицом к лицу.

24 часа на то, чтобы выжить. И продолжать жить.




 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Василь Владимирович Герасимчик
Беларусь

Василь Владимирович Герасимчик

Учитель

Место встречи цивилизаций

Почему каждому нужно побывать в самом западном городе Беларуси

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Церковь Емельяна Пугачёва и призрак князя Паскевича

В этом городе вам скучно не будет

Вячеслав Бондаренко
Беларусь

Вячеслав Бондаренко

Писатель, ведущий 2-го национального телеканала ОНТ

Борис Цитович. Хранитель вечности

100 имен Беларуси — 8

Валентин Гайдай
Украина

Валентин Гайдай

Кандидат исторических наук, политэксперт

Как белорусы строят европейскую страну

Без интеграции в ЕС

Черемош

Типичное хвастовство самодовольного провинциала: "я смотрел спектакль, а вы нет. Невежда?"И что значит "недавно, если вещь шла более двух лет назад!?

Ученые - о миролюбии белорусской историографии и о величайшем событии нашей истории ХХ века

"Анатолий Великий: Наши зарубежные коллеги в одной из своих монографий в конце 1990-х годов отметили, что белорусской историографии присуща самая примирительная, самая мягкая

С двумя годовщинами!

Что - вы сразу всем сдаваться собираетесь? А как же предки партизаны, их память?

Прелюдия единения

Спасибо за ссылку, думаю, что родственник, т.к. его предки из района граничещего с Латгалией. У моего дедушки было пять братьев и вообще у нашей фамилии рождаются только мальчики.(

Права ребенка vs права учителя: где искать идеальную формулу образования?

Поддерживаю полностью

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.