Лечебник истории

12.07.2020

Андрей Татарчук
Латвия

Андрей Татарчук

Специальный корреспондент гибридной войны

«Мы, дети, голодали». Нацистская оккупация Латвии глазами выжившего узника «Саласпилса»

«Мы, дети, голодали». Нацистская оккупация Латвии глазами выжившего узника «Саласпилса»
  • Участники дискуссии:

    12
    45
  • Последняя реплика:

    13 дней назад


Семья Сырцовых – коренные латгальцы, и этот гражданин сегодня довольно неудобный свидетель для редакторов и ревизионистов латвийской истории. Ребенком вместе со своим маленьким двоюродным братом он был помещен в детский барак Lager Kurtenhof – так назывался Саласпилсский концлагерь на востоке недалеко от Риги. Воспоминания Ивана Сырцова, одного из последних оставшихся в живых малолетних узников Латвии, являются более достоверными доказательствами преступлений нацистов и коллаборационистов, чем новейшая идеологическая концепция ЛР, в которой преступления периода существования рейхскомиссариата Отсланд на оккупированной территории Латвийской ССР массово стираются из истории.


Саласпилсский концлагерь, 1941 год

Станция Зилупе на костях людей

«17 июля в Латвии был траур по воду советских войск в 1940 году. Речи политиков, черные ленты на флагах. Но 8 июля 1941 года вся территория Латвии оказалась под немецкой оккупацией, это было 79 лет назад. Правительство молчит в этот день всегда», – сказал Иван Сырцов на митинге Социалистической партии Латвии, посвященном началу освобождения нашей страны и традиционной ежегодной поездки на курган Дружбы – в место, где стыкуются государственные границы Латвии, Себежского района Псковской области России и белорусского Освейского района. По пути на курган мы остановились на железнодорожной станции Зилупе у памятника малолетним узникам концентрационных лагерей Третьего рейха.

Личная биография семьи Сырцовых писалась кровью как раз в этом месте – на пограничной с Россией станцией, где по рельсам все же двигаются цистерны и вагоны с российской трафарированной маркировкой. Сейчас это очень спокойное, тихое место, здесь начинается зона усиленного пограничного контроля и железнодорожные пути до самой границы ограждает забор. Так было также в конце июня 1941 года, как вспомнил выступающий.


Иван Сырцов

«22 июня началась война, и сюда, на станцию, прибыли два поезда с пассажирами, а также состав с армейскими грузами. Эвакуация была хаотичной, поезда с людьми стояли на станции, и 27 июня на Зилупе провели бомбардировку немецкие «Юнкерсы». Одна из авиабомб попала в вагон с боеприпасами, которые сдетонировали, и взрыв был такой мощности, что все разнесло в щепки. Не выжил из эвакуирующихся никто. Местные жители разбежались, ожидая, что будут снова бомбить, а стояла сильная жара, и части трупов начали разлагаться. Чтобы не затягивать время, было принято решение похоронить всех в воронках от бомб», – вспоминает он, волнуясь.

По словам Ивана Сырцова, до сих пор вся станция Зилупе является сплошной братской могилой. Воронки от бомб с фрагментами тел засыпали, никто не думал об эксгумации. Никто не озабочен перезахоронением останков и установлением имен, только к 27 июня этого года активисты установили на стене станционного здания памятную табличку. Она повешена прямо под каменной плитой с сообщением на латышском языке о том, что отсюда же, со станции Зилупе, в 1941 и 1947 годах проводились депортации латвийского населения в Сибирь.


Две таблички в Зилупе: о депортациях в Сибирь и захоронениях в результате немецких авианалетов.

Сравнения не очень корректные: при нацистах в оккупированной Латвии убито около 800 тысяч человек. Это подтвержденные многими источниками данные, при этом количество жертв Саласпилса, например, минимизируется современными историками Латвии, как мэтр Улдис Нейбургс.

Это концептуальная и даже альтернативная история связана с тем, что в охране лагеря Саласпилс участвовали будущие легионеры Waffen SS Lettlatd. Начальник вспомогательной группы полиции Виктор Арайс, начавший карьеру с сожжения в Риге Большой хоральной синагоги на улице Гоголя в ночь с 3 на 4 июля 1941 года, – всего спустя трое суток после того, как из Риги ушли части РККА, – в чине штумбанфюрера командовал батальоном 15-й дивизии СС латышского легиона. Охранник роты охраны периметра Саласпилса Конрад Калейс – также полицейский из «группы Арайса».

Адское волшебство

«4 июля – день памяти геноцида еврейского народа, – говорит Иван Сырцов. – В Зилупе до войны проживало много евреев, по переписи населения – 471 человек. И 241 из них был расстрелян местными полицейскими до 22 августа 1941 года в районе кладбища деревни Заболоцки. Людей гнали под конвоем пешком на расстояние четыре километра до места расстрела, люди плакали, кричали, а их стреляли прямо на дороге и заставляли тащить трупы родных и друзей до самой могилы. Да, и у нас в Зилупе были те, кто встречал немецкие танки с цветами, – как группенфюрер СС с 1943 года Рудольф Бангерскис, отсидевшийся на хуторе при советской власти Кирхенштейнса. Оккупанты построили в Латвии 70 комендатур, 4 гетто и 17 тюрем и концлагерей, и Зилупе стал одним из пунктов латвийской трагедии».

Речь уже не о евреях – «окончательное решение» еврейского вопроса по плану «Ост» в оккупированной Латвии наступило до конца 1942 года, карта республики была разрисована гробами с пометкой «Свободно от евреев»; заодно было уничтожено около пяти тысяч латвийских цыган. В марте 1943 года в лагерь «Куртенхоф» начали помещать крестьян, женщин и детей, вывезенных из сел Белоруссии, Псковской и Ленинградской областей во время карательных антипартизанских операций с участием латвийских, литовских и эстонских полицейских батальонов, включая часть палачей «группы Арайса».


Саласпилсский концлагерь, 1941 год

Так, в феврале-апреле 1943 года во время операции «Зимнее волшебство» лишь из Освейского района белорусской Витебской области были вывезены 14 175 жителей: взрослые – на работу в Германию, дети – в Саласпилс. Иван Сырцов вместе с двоюродным братом были загружены в товарный вагон в Зилупе, куда приводили пешком пленных крестьян из Себежского района и Освеи. Они подозревались в сотрудничестве с партизанскими бригадами, включая бригаду Героя Советского Союза Вилиса Самсонса. В марте 1943 года в ходе санкционированной руководителем СС и СД в рейхскомиссариате Остланд группенфюрером Фридрихом Еккельном операции «Зимнее волшебство» на стыке Латвии, Литвы и Белоруссии была выжжена от населения 30-километровая полоса.

По материалам «Акта об истреблении немецко-фашистскими захватчиками на территории Латвийской ССР» от 5 мая 1945 года, в Латвии при оккупации уничтожено 35 тысяч детей. В ноябре 1944 года бывший заключенный концлагеря Саласпилс Лаугалаитис показал, что «в марте 1943 года сразу пригнали 20 тысяч советских граждан вместе с детьми. Эсэсовцы сразу же отбирали детей у родителей. Происходили ужасные сцены. Матери детей не отдавали, немцы и латышские полицаи буквально вырывали детей из их рук… Грудных младенцев и детей до пяти лет помещали в отдельный барак, где они умирали в массовом порядке. Только за один год, таким образом, погибло более трех тысяч детей».


Братские могилы в Зилупе

Кинопропаганда концентрата детского счастья

Ивану Сырцову удалось выжить. Он никогда не рассказывал этот эпизод:

«Нас с двоюродным братом поместили в детский барак в концлагере Саласпилс. Как работала пропаганда Гитлера: комендант лагеря Курт Краузе снял фильм о том, как сыто и счастливо живут дети в бараке. Приехала группа киношников в форме СС, стали ставить прожекторы и натягивать провода. Потом всех вывели из барака, отобрав шесть девочек и шесть мальчиков. На стол постелили белую простыню и усадили нас обедать для фильма. Миска супа, второе, стакан молока и на нем кусок хлеба, намазанный повидлом. Нас инструктировали не набрасываться на еду, есть аккуратно – а после хлеба с опилками была только одна мысль, мечта: не отобрали бы еду, дали покушать до конца. Краузе делал из черного белое: мужчин для кинофильма водили в халатах в баню, выдав мыло, хотя на самом деле гоняли босиком по камням под струи из шланга. И норма еды в концлагере была 200 граммов хлеба с опилками для взрослого, и детей кормили этим».
 
Доктор истории и ведущий эксперт Музея оккупации Улдис Нейбургс утверждает, что история Саласпилсского лагеря никогда не была по-настоящему изучена, называет лагерь «трудовым» и говорит о двух или чуть больше тысячах людей, уничтоженных там.
Милый, милый Августин, немцы были такие «добрые» – так, по логике историка, семья которого была репрессирована при Сталине. Если это личная месть, то зачем заниматься историей?

Ранее член комиссии историков при президенте Карлис Кангерис также заявил, что в лагере «не было систематического и массового уничтожения людей», а советские данные о числе жертв – 53 тысячи взрослых заключенных, 7 тысяч детей в возрасте от одного года – завышены в несколько раз. В Саласпилсе вывешены знаки на латышском, немецком и английском языках, что там умерло «около тысячи евреев – строителей лагеря, пара тысяч заключенных и некоторое количество советских военнопленных». О детях историки предпочитают не говорить, дети, ставшие жертвами самого чудовищного режима ХХ века, говорят за себя, и это звучит намного правдивее мифов в стиле Геббельса и Розенберга.
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Доклад «Пособники нацистских преступлений. 96 ветеранов Латышского легиона СС, которые еще живы». Полный текст

Владимир  Симиндей
Россия

Владимир Симиндей

Историк

Командир пьет, а нам водки не достается. После первой русской атаки в наших окопах — никого: из дневника латышского эсэсовца 16 июля

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

В СССР вину латышей в убийствах евреев замалчивали: историк из США о деле команды Арайса

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

ТРИ ВОЙНЫ ПАРТИЗАНА КОНОНОВА

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.